0 всемирном форуме



страница16/16
Дата21.05.2016
Размер2.79 Mb.
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16

Иван Александрович ратует за философию совести и доброты, за живое тождество добродетели и ума, чтобы помочь людям преодолеть извращенный вкус к порочности и возродить способности быть счастливыми в доброте и быть добрыми в несчастии. Необходима философия религиозности, чтобы вновь открылось замкнутое око человека, по-старому приемля Бога и по-новому приемля мир. Нужно понять гибельность противорелигиозной науки и немощь противонаучной религии.

Иван Ильин пишет: «Каждый человек независимо от своего образования и личной

одаренности становится участником национального философского и метафизического дела, поскольку он в жизни своей ищет истинного знания, радуется художественной красоте, вынашивает душевную доброту, совершает подвиг мужества, бескорыстия или самоотвержения, молится Богу добра, растит в себе или в других правосознание и политический смысл или даже просто борется со своими унижающими дух слабостями. Такой человек по сознанию своему, может быть, еще не является философом, но по духовному опыту своему -он уже философ ». Так рождается совокупный духовный и философский опыт, и распорядиться им во благо своего народа есть величайшая задача и призвание философии, «ибо философия больше, чем жизнь: она есть завершение жизни; а жизнь первее философии: она есть ее источник и предмет» [Там же].

В «философском кредо» Ильина явственно просматривается он сам как человек, наделенный целым рядом дарований: необычайной силой ума, настоящим литературным талантом, позволяющим ему облекать свои мысли в блестящие художественные формы. Ему свойственны сильный характер, воля и целеустремленность, тонкое эстетическое чувство, потрясающая работоспособность. Перед нами честный, добросовестный, порядочный, искренний человек с чутким сердцем, болеющим от несправедливости и радующимся добру. Он устремлен к высшим целям и побуждает к этому других. Иван Александрович буквально взывает: не прожгите дарованную вам Богом жизнь, не разменяйте ее на шелуху суеты, низость козней, не обессильте себя и не истощите душу свою в погоне за материальным. Остановитесь. Одумайтесь. Загляните в себя, познайте собственную душу и перестаньте ее истязать. Мир катится в пропасть. Катастрофа разворачивается в каждом, поддавшемся безумию современного мира. Однако тупика нет. Мир можно, изменить, изменив себя. В жизни ко всему следует относиться ответственно. Особен-''

174 Высшее образование в России № 1, 2006

но к себе, к собственному выбору жизненного вектора и ценностей, которыми должна жить душа. А она, по глубокому убеждению Ильина, должна быть освящена высшими целями, за которые следует бороться и за которые не страшно умереть.

Со временем философские произведения Ильина все больше стали «дышать » не страстью трибуна, а умиротворением глубоко верующего человека. Иван Александрович тяготеет к религиозной философии, понимая ее не как богословскую догматику, но как размышление над религиозными проблемами.

Поворот к Православию был характерен не для одного Ильина. Революция разбила прежние либерально-демократические идеалы интеллигенции, и ее представители искали духовной опоры со свечами в руках у икон православных храмов. Церкви за рубежом были заполнены интеллигентной публикой. Академики и профессора участвовали в крестных ходах, выступали с докладами на религиозные темы, выдвигали оригинальные концепции религиозного смысла революций в России и т. д. Однако Ильин, по свидетельству Г.А. Леман-Абри-косова, стоял «совершенно одиноко и в том смысле, что не примыкал ни к единому «кружку», течению, равно как, насколько мне известно, не принадлежал и к тем, кого можно назвать «церковниками» [7, с. 80]. Он был «вне церковной ограды», но жил верой в Бога. Его «формула» жизни- «стоять, держась левой рукой (от сердца идущей) за Господа Христа, за его неделимый хитон, а правой рукой бороться до конца за Православие и Россию православную. И прежде всего зорко видеть те круги, которые "варят антихриста" »[8, с. 395].

Замысел книги «Аксиомы религиозного опыта» возник у Ильина еще в 1920 г., когда он впервые по заданию историко-философского отделения Московского университета готовил курс «Введение в историю религий». Ильин читал лекции не только студентам университета, но и выступал с докладами на публичных заседаниях Мос-

ковского психологического общества. С тех пор и почти до конца своих дней Ильин работал над одним из главных трудов в своей жизни. Работу над книгой он закончил лишь в апреле 1951 г. Причем «писал книгу с какой-то глухо-слепой мыслью, что она его надорвет и уведет» [8, с. 401]. Иван Александрович подчеркивал, что «Аксиомы религиозного опыта » — не книга по богословию, а «исследование по истории религий». При работе над ней у Ильина одной из главных забот было «не родить ересь». Свои наблюдения, выводы, положения мыслитель проверял и спокойно их произносил «только тогда, когда находил таковое у кого-либо из Отцов Церкви: Василий Великий, Григорий Богослов, Иоанн Златоуст, Палама, Дамаскин »[8, с. 403]. Ильин признавался, что опыт этой книги он «носил всю жизнь, от первой детской исповеди ».

Отдельные главы книги Ильин читал митрополиту Анастасию, епископу Леонтию Женевскому, а всю книгу переписывал отец Давид Чубов (Цюрихский). Ильин писал архимандриту Константину, что книга посвящена «исследованию строения подлинного религиозного акта (от Конфуция до Киркегарда и Ясперса) и доказательству того, что настоящий религиозный акт имеется именно в Православии (от Кирилла Иерусалимского до Феофана Затворника) ». Иван Александрович особо подчеркивал, что никаких «новоучений» в книге нет [8, с. 396].

Ильин не сочинял и не выдумывал, а исследовал, «искал приближения к древне-исконному, а не новых выдумок».

Иван Александрович с «пристрастием допрашивал » отца Давида Чубова, переписывавшего «Аксиомы религиозного опыта »: есть ли в книге отклонения от церковности? Чубов отвечал, что книга написана в православном ключе. Об этом же говорил владыка Леонтий, назвав произведение Ильина «настояще-православным ».

Тем не менее многочисленные оппоненты Ильина критиковали его за то, что он вторгается в дела церкви и навязывает ей

Остается людям

175


личную трактовку православных канонов. В частности, Г.А. Леман-Абрикосов увидел в произведении Ильина стремление навязать церкви «то, что ему лично казалось разумным и нужным. Это несколько напоминало потуги Толстого свое личное, слишком личное, объектировать в общеистинное и общеобязательное» [7, с. 81].

Трудно решался вопрос с публикацией «Аксиом религиозного опыта ». Книга увидела свет лишь в 1953 г. в Париже за год до смерти автора.

В «Аксиомах религиозного опыта » место «философского акта » и «философского опыта», игравших определяющую роль в работах 1910—1930-х гг., занимают понятия «религиозного акта» и «религиозного опыта ». При этом Ильин считает, что форма религиозного акта существенно независима от его содержания. Существующий разрыв между формой и содержанием ведет, предупреждает Ильин, к опасности, что человек может принять субъективную форму акта за подлинное его выражение; за то время как истинное содержание в данной форме будет отсутствовать, и человек будет не приближаться к Богу, а уходить от него. Поэтому Иван Александрович убежден, что религиозность должна быть направлена на верное духовное содержание, на высшее совершенство.

В структуре религиозного акта Ильин выдвигает на первый план личностно-твор-ческий аспект, делая акцент на неповторимость индивидуальности. Иван Александрович пишет: «Все люли своеобразны и единственны в своем роде и в своей субъективности. .. И потому каждый из нас, несмотря на постоянное, повседневное - сознательное и бессознательное общение - совершает свою жизнь и осуществляет свой земной путь от рождения до смерти в глубоком и неизбывном одиночестве. Об этом одиночестве отрадно забывать; но его необходимо помнить» [9, с. 43]. Для правильной структуры религиозного акта необходима духовная свобода:«Религия есть свободное цветение личного духа »[9, с. 90].

Религиозность человека, рождающаяся в глубоком религиозном акте, «есть жизнь, сама жизнь, подлинная жизнь; она есть Главное в жизни, такое Главное, которое господствует в ней и ведет ее» [9, с. 179]. В душе должно открыться «око», которое поможет увидеть подлинную ценность каждого момента жизни, разглядеть в потоке событий и явлений их глубокий духовный смысл. Религия «родится из любви, она решается любовью и без любви невозможна » [9, с. 103]. Религия должна составить центр жизни человека; не имея подобного центра, он существует, но не имеет «бытия». Он «только «медиум » внешних влияний и внутренних страстей» [9, с. 305].

В своей итоговой работе Ильин четко сформулировал основную идею своей философии жизни: человек обретает подлинный смысл существования только в том случае, когда глубоко переживает свое бытие, осязает его каждое мгновение во всей неповторимости и постоянно восходит к духовному совершенству.

А. Билимович, один из ярких философов и историков русского зарубежья, писал об «Аксиомах религиозного опыта»: «Это книга глубокой вдумчивости и совершенно подавляющей эрудиции, проявленных в обширных литературных добавлениях к каждому тому. Это вовсе не история религий и не догматическое и каноническое богословие, это даже не религиозная психология в обычном смысле, а очень глубокий анализ основ (аксиом) личного духовного состояния верующего, т. е. основных переживаний, созерцаний, устремлений и заданий верующей души и сердца, воспринимающей божественное. Вместе с тем это книга об извращениях религиозности, о трагических проблемах последней и злоупотреблениях ею, о приобщении к божественному свету и отпадении от него »[10].

Более прохладно отзывался о книге Ильина архимандрит Константин: «... бесспорно ценный труд, но в целом личный домысел автора, а не воспроизведение церковного опыта» [11].

176 Высшее образование в России № 1, 2006

Могила И.А. Ильина на кладбище Донского монастыря в Москве

Ильина критиковали за то, что в «Аксиомах религиозного опыта » он пытался охарактеризовать религиозность вообще, безотносительно к религии, а имя Христа упоминается в книге не многим чаще, чем имена других религиозных деятелей — Будды, Конфуция, Сократа. Вызывало неприятие и утверждение Ильина, что основанием веры является личный религиозный опыт человека. В этом видели принижение значения Евангелия и отсутствие доверия к Церкви. Богословы полагали, что акцент Ильина на индивидуальность противоречит идее соборности христиан. Вне субъективного религиозного опыта Ильина оказалось, на их взгляд, и учение Святых Отцов о св. Троице. Христос для Ильина - Истина, Совершенство, Радость, но не Спаситель.

Видимо, одна из главных в христианстве идей - идея Спасения была для Ивана Александровича не столь важной. По Ильину, в

Церкви человек заимствует духовный опыт, но спасается сам, в своем личном отношении к Богу. Такое отношение к Церкви, с точки зрения православных иерархов, было явно недостаточным. Иван Александрович много говорил о вере в Бога и почти никогда - о церковности.

О правоте идей Ильина каждый волен судить по-своему. Однако следует принять во внимание искренность, глубину и подвижнические труды Ивана Александровича в поисках истины. Не зря Ильин подчеркивал, что «философия есть мудрость, рожденная в страданиях». Страданий на его долю выпало с избытком...

Литература

1. Ильин И. А. Из переписки И. А. сП.Н. Вран-

гелем // И.А. Ильин. PRO ET CONTRA. -СПб., 2004. - С. 50.



2. Ильин И.А. Наши задачи // Собр. соч. -

М., 1993.-Т. 2.Кн. 2.

3. Ильин И.А. Религиозный смысл филосо-

фии. Философия как духовное делание// Собр. соч. - М., 1999. - Т. 3.

4. Ильин И.А. Религиозный смысл филосо-

фии. Философия и жизнь // Собр. соч.-М, 1999.-Т. 3.

5. Ильин И.А. Религиозный смысл филосо-

фии. О возрождении философского опыта // Собр. соч.- М., 1999. - Т.- 3.

6. Ильин И.А. Путь к очевидности // Собр.

соч.-М., 1999.-Т. 3.

7. Аеман-Абрикосов Г.А. Воспоминания

(1900-1920-е гг.) // И.А. Ильин. PRO ET CONTRA...

8. Ильин И.А. Письма к различным лицам//

И.А. Ильин. PRO ET CONTRA...

9. Ильин И.А. Аксиомы религиозного опы-

та.-М., 1993.



10. Билимович А. Проф. И.А. Ильин (памяти умершего друга) // Крестовый поход во имя правды. - Лос-Анджелес, 1955. -№ 21.

11. Архимандрит Константин. Памяти Ивана Александровича Ильина // Православная Русь. - Нью-Йорк, январь 1955 г.- № 114.


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница