1. Концепция финансового капитализма и финансового капитала



Скачать 36.15 Kb.
Дата15.02.2019
Размер36.15 Kb.

1. Концепция финансового капитализма и финансового капитала.

В конце 1970-х гг. мировая финансовая система окончательно вступила в свою новейшую фазу – финансового капитализма. По замечанию Р. Шиллера финансовый капитализм – это система, в которой на передний план выходят финансы, из «служанки» промышленности они превращаются в движущую силу развития капитализма.

В конце 1990-х гг. вместо теории финансового капитала Дж. Сорос предложил модель «центр- периферия». Согласно этой концепции, «центр» предоставляет финансовый капитал, а «периферия» его использует по таким правилам, которые являются выгодными для «центра» (финансовая либерализация). В условиях стабильного экономического развития «центр» перекачивает в «периферию» капитал. Однако при возникновении в странах «периферии» кризисных ситуаций капитал быстро покидает «периферию» и возвращается в «центр», провоцируя перенакопление капиталов в «центре», невозвращение кредитов «периферией», падение объемов международной торговли. По мнению Дж. Сороса, центр расположен в Нью-Йорке и Лондоне.

Основные бенефициары функционирования модели «центр-периферия» - США и Великобритания, а главной резервной валютой является доллар, также он является важнейшей валютой цены во внешнеторговых и международных кредитных контрактах и основной валютой расчётов в международной торговле. В долларе деноминировано более половины мирового рынка долговых ценных бумаг, международных кредитов и депозитов.

Лондон считается самым ликвидным спотовым рынком золота и мировым клиринговым центром торговли золотом и серебром. Именно в Лондоне ежедневно рассчитывается ставка предложения по межбанковским депозитам – ЛИБОР (London Interbank Offered Rate). Основная площадка по реструктуризации суверенного внешнего долга перед частными банками носит название Лондонского клуба кредиторов.

Своему центральному положению в мировой финансовой системе англо-американский альянс обязан установлению послевоенной гегемонии доллара. Этот процесс проходил в два последовательных этапа: золотодолларового стандарта (1944–1971 гг.) и «нефтедолларового стандарта» (1975 г. – по сегодняшний день).

Основы англо-американского контроля над современной МФС были заложены в 1944 г. на Бреттон-Вудской конференции, именно там был установлен послевоенный мировой валютный порядок. В 1975 г. в следствии заключения ряд секретных соглашений США с Саудовской Аравией и Объединенными Арабскими Эмиратами министры ОПЕК приняли решение «не принимать к оплате за поставки нефти ничего, кроме доллара США». Американская администрация создала новые нефтяные биржы в Лондоне и Нью-Йорке для того, чтобы окончательно закрепить нефтедолларовый стандарт. С тех пор не только нефть, но и другие сырьевые товары котируются на биржах в долларах США.
2. Парадигма финансовой глобализации.

Стратегические соглашения США и ОПЕК привели к повышению спроса на доллары для международных расчетов. Этого оказалось недостаточно, и США начали привлекать дешевые финансовые ресурсы из других стран для финансирования дефицита своего платежного баланса. В частности, богатые нефтью страны Ближнего Востока, в обмен на американские гарантии международной безопасности стали размещать всю свою валютную выручку от продажи нефти в американских банках, а также на евродолларовом рынке Лондона.

Нефтедоллары проходили рециклирование в развивающихся странах, которые получали их в кредит от англо- американских банков для потребления продукции западных ТНК (в первую очередь североамериканских). Для борьбы с инфляцией в 1980-х гг. ФРС и Банк Англии резко подняли процентные ставки. Это привело к моментальному росту стоимости обслуживания кредитов, когда ставки на лондонском евродолларовом рынке повысились со средних 7% в начале 1978 г. до почти 20% в начале 1980 г. Развивающиеся страны оказались на грани объявления дефолта.

Для преодоления долгового кризиса развивающихся стран снова были задействованы механизмы МВФ. Тем самым Фонд, целесообразность дальнейшего существования которого после краха Бреттон-Вудской системы была поставлена под сомнение, фактически обрел свое второе дыхание, но уже в качестве гаранта по выплатам задолженности развивающихся стран западным (в первую очередь американским) банкам.

Политика МВФ привела не только к снижению реальных доходов в развивающихся странах, но и упрочила их хроническую зависимость от экспорта сырья. Реструктуризация мирового рынка нефти и других энергоносителей в 1970-80х гг. способствовала долговому закабалению развивающихся стран и укреплению позиций доллара в мировой финансовой архитектуре. Вследствие реформ финансового сектора («тэтчеризм», «рейганомика») произошла смена экономической парадигмы. Основным следствием финансовой либерализации (глобализации) стало ускорение оттока капитала из «производительной периферии» (которая на современном этапе помимо нефтедобывающих стран Ближнего Востока, охватывает также ряд других, в том числе индустриально развитых экономик, ориентированных на экспорт), в «потребляющий центр» глобальной капиталистической экономики, прежде всего, в США и Великобританию.
3. Глобальная деятельность транснациональных корпораций (ТНК).

Сегодня на ТНК приходится 80% глобальной цепочки создания стоимости (globalvaluechain), включающей в себя разработку товара, его производство, маркетинг, реализацию на рынке и послепродажное обслуживание. В 2014 г. общая стоимость активов ТНК возросла до 102 трлн. долл., что на 25 трлн. долл. больше размера мирового ВВП. В 2014 среди 100 крупнейших экономик мира только 57 были присущи суверенным государствам, остальные 43 – ТНК.

Олигопольные позиции ТНК в глобальной экономике выступают основной причиной мировых дисбалансов и диспропорции доходов между развитыми странами и странами с формирующимися рынками (развивающимися странами).

В рэнкинге Financial Times 500 крупнейших ТНК мира по размеру капитализации в 2003 г. присутствовали лишь 12 компаний из стран БРИКС (среди которых ни одной из Китая), а в 2011 г. их стало уже 63, среди которых 27 компаний было китайского происхождения.

Вместе с тем в последние годы активность стран группы БРИКС на глобальном рынке наталкивается на растущее сопротивление внутри США, Великобритании и стран ЕС. После 2011 г. количество компаний из стран БРИКС в рэнкинге Financial Times стало последовательно снижаться. Положение российского Газпрома в рэнкинге понизилось с 4-го в 2008 г. на 83-е место в 2014 г., Роснефти – с 65-го на 122-е место, Лукойла – с 89-го на 211-е место. Примечательно, что при этом позиция крупнейшего американского нефтегазового концерна Exxon Mobil в рэнкингепрактически не изменилась, а другого американского концерна Chevron даже улучшилась.

Подобные необоснованные изменения капитализации российских компаний свидетельствуют о существовании манипуляционных механизмов перераспределения финансовых ресурсов через фондовые рынки, которые являются неподконтрольными российскому капиталу.


4. Глобальный дисбаланс.

Дисбаланс сбережений и потребления связан с формированием в современной мировой финансовой архитектуре такой ситуации, когда в одной группе стран сальдо счета текущих операций платежного баланса продолжительное время характеризуется значительным и устойчивым дефицитом, а в другой, напротив, - устойчивым профицитом.

В современной МФА за период 1995-2015 гг. сформировалось два полюса: 1) полюс сбережений, то есть группа стран, у которых национальные сбережения превышают национальные инвестиции, и сальдо текущего счета профицитно; 2) полюс потребления, или группа стран с обратной ситуацией.

В группу стран с устойчивым дефицитом торгового баланса, помимо США, входят Великобритания, Франция, а также Индия, Бразилия, Мексика и Южная Африка. Ко второй группе относятся Германия, Китай, Россия, Нидерланды, Корея, а также страны-экспортеры нефти, такие как Саудовская Аравия, ОАЭ и Иран.

Одним из факторов, поддерживающих глобальные дисбалансы, считается режим фиксированного валютного курса в Китае и других странах с профицитом торгового баланса. Глобальный дисбаланс сбережений и потребления (инвестирования) в мировой финансовой архитектуре создает системный риск: в любой момент инвесторы могут прекратить финансировать дефицит США и других развитых стран и трансграничные потоки капитала изменят направление своего движения. Это «запустит» процесс беспорядочных корректировок платежных дисбалансов. Поэтому главным назначением современной МФС является создание эффективного механизма регулирования торговых дисбалансов.

Создание условий для выравнивания платежных дисбалансов входит в компетенции Международного валютного фонда (МВФ). Для решения современной проблемы глобального дисбаланса сбережений и потребления рядом ведущих западных экономистов предлагается триединый подход к реформированию МФА: 1) достаточное увеличение расходов в странах, имеющих торговый профицит; 2) достаточное сокращение расходов в странах, имеющих торговый дефицит; 3) коррекция реальных обменных курсов и относительных цен ради перераспределения расходов.

Современными институтами мирового финансового рынка (МВФ, ЕЦБ, БМР и др.) в качестве «защитных клапанов» для преодоления кризисов платежных балансов были разработаны системы инструментов и методов регулирования основного структурного дисбаланса (сбережений и потребления) МФА. К методам коррекции следует отнести накопление и использование международных резервов, а также резервов суверенных инвестиционных фондов, привлечение официальной помощи развитию и технической помощи, использование финансовых ресурсов мирового финансового рынка, а также кредитов международных финансовых организаций и реструктуризации внешней задолженности.

Другой вид современных дисбалансов МФА связан с формированием необоснованно масштабной внешней задолженности. Все страны мира разделены на два полюса – страны нетто-должники и страны нетто-кредиторы. Процесс формирования второго глобального дисбаланса МФА напрямую вытекает из первого глобального дисбаланса.

Основным проявлением глобального дисбаланса внешней задолженности являются перманентные долговые кризисы, поражающие как отдельные страны, так и группы стран, а также интеграционные валютно-финансовые объединения (например, страны зоны евро). Конечным проявлением долгового кризиса является суверенный дефолт. Дефолт по внешнему долгу – это дефолт по выплатам кредиторам займа, взятого в соответствии с юрисдикцией другой страны, обычно (но не всегда) деноминированного в иностранной валюте, держателями которого обычно являются иностранные кредиторы. Внутренний дефолт – это прекращение обслуживания долговых обязательств, деноминированных во внутренней валюте, кредиторами которых являются резиденты. Существует понятие «серийный» дефолт, которое включает в себя множественные дефолты по внешним и внутренним государственным долгам.

Первая волна кризисов внешних долгов относится к 1980м гг., когда долговые кризисы, так или иначе, затронули все развивающиеся страны. Вторая волна кризисов внешних долгов пришлась на 1990е гг., затронув страны Латинской Америки, Юго-Восточной Азии и Россию. С 2008г. в перманентную ситуацию кризисов внешних долгов попали развитые страны зоны евро. С 1970г. в МФС было зафиксировано 62 долговых кризиса, средняя продолжительность которых составила 5,5 лет.

По данным американских экономистов К. Рейнхарта и К. Рогоффа, в период 1800-2009 гг. в мире было зафиксировано 250 случаев суверенного дефолта по внешнему долгу.

В отличие от других форм финансовых кризисов (валютных, банковских, фондовых и пр.) долговые кризисы более продолжительны, и поэтому оказывают воздействие не только на национальный, но и на мировой финансовый рынок.

Цепочка кризисов внешних долгов европейских стран с развитыми экономиками (серийные дефолты) стала современным проявлением глобального дисбаланса внешних долгов.

Фактором долгового кризиса может стать политика фиксированных валютных курсов, как это произошло в странах Азии в 1990-х гг. В то время валюты ряда азиатских стран (Таиланд, Индонезия, Корея) были привязаны к доллару для обеспечения безопасности иностранных инвестиций, а их торговый баланс сводился с дефицитом. После значительной ревальвации иены и снижения темпов роста в США капитал японских и американских ТНК хлынул на азиатские рынки в поисках новых источников прибыли, основанных на низкой стоимости рабочей силы в данном регионе. Это привело к буму на фондовом и ипотечном сегменте финансового рынка, а также к резкому росту спроса на иностранный кредит, в том числе для оплаты дефицита торгового баланса стран АТР. Вследствие притока иностранного капитала валюты азиатских стран оказались переоцененными.

Основы режима фиксированного курса были подорваны спекулянтами. Центральные банки даже посредством масштабного использования валютных резервов не смогли удержать фиксированный курс. Инвесторы утратили доверие к монетарным властям и вывели свои капиталы c рынков этих стран. Курсы большинства азиатских валют девальвировались более чем на 30% (индонезийская рупия на 80%).
5. Реструктуризация внешних долгов. Различают следующие разновидности реструктуризации долга:


  • реструктуризация долга как продление сроков погашения старых долгов, возможно, с уплатой более низких процентных ставок. Облегчение долговой нагрузки.

  • сокращение размера задолженности, снижение номинальной стоимости старых инструментов.

  • выкуп, обмен долговых инструментов на наличные деньги, часто со скидкой.

Дефолт и реструктуризация долга – это связанные, но не идентичные понятия. Дефолт – это отказ правительства от своевременной выплаты основной сумы долга или процентов. Дефолт может быть частичным, когда страна не обслуживает только часть своего долга.

Реструктуризация, в большинстве случаев, происходит после дефолта. Большинство процессов реструктуризации долга вызваны именно дефолтом. В последние годы также наблюдается ряд упреждающих реструктуризаций долга, представляющих собой обмен долговых инструментов до приостановления правительством платежей по задолженности.

Институциональным механизмом по реструктуризации долга может выступать Парижский клуб (двусторонние переговоры между правительствами), Лондонский клуб (урегулирование долга перед коммерческими банками) и обмен долга (урегулирование долга перед рассеянным числом держателей облигаций).

Парижский клуб является основным институтом по организации реструктурирзации внешнего двустороннего суверенного долга. Своим происхождением Парижский клуб обязан переговорам по предотвращению дефолта между правительством Аргентины и суверенными кредиторами, которые проходили в Париже в 1956 г. После долгового кризиса в развивающихся странах в 1980-х гг. Парижский клуб стал одним из ключевых международных механизмов по разрешению долговых кризисов. Парижский клуб не имеет ни правового статуса, ни уставных правил процедуры. Тем не менее, он располагает небольшим секретариатом в Париже, и его члены следует набору установленных правил ведения переговоров.

Процесс пересмотра условий долга между правительствами и коммерческими банками известен как реструктуризация в рамках Лондонского клуба кредиторов. Лондонский клуб не имеет юридической регистрации в Лондоне. Термин просто описывает процесс реструктуризации долга между основными западными банками и правительствами развивающихся стран, разработанный в конце 1970-х – начале 1980-х гг. Главным элементом процесса Лондонского клуба является Банковский консультативный комитет (BankAdvisoryCommittee) или Комитет кредиторов.

Ключевое различие между реструктуризацией суверенных облигаций и реструктуризацией банковских кредитов связано со структурой кредиторов, которая имеет тенденцию быть намного более рассеянной, особенно если облигации были проданы розничным инвесторам. Одной из ключевых задач при разработке предложения об обмене облигаций является достижение высокой степени участия в нем держателей старых облигаций. С учетом чрезвычайно рассеянной структуры кредиторов выявление и общение с держателями облигаций может быть затруднено, особенно если они являются розничными инвесторами. Главная проблема при этом заключается в том, что торговля облигациями проходит на внебиржевом рынке, где нет обязательной централизованной регистрации каждой сделки по купле- продаже облигаций.

Юридическое регулирование суверенных займов или облигаций может происходить в соответствии с различными системами права. Как правило, международные облигации выпускаются в соответствии с законодательством таких финансовых центров, как Нью-Йорк, Лондон или Токио. Наиболее популярным законодательством, регулирующим выпуск международных облигаций, являются американское (законодательство Нью-Йорка) и английское общее право. Выбор юрисдикции является критически важным в том случае, если правомочные кредиторы выскажут пожелание подать иск на правительство-заемщика в коммерческий суд.

Мировой опыт суверенных дефолтов. Согласно данным, приводимым К.Рейнхарт и К.Рогофф, в истории наблюдалось пять основных периодов, когда страны активно объявляли суверенные дефолты. Первая волна долговых кризисов прокатилась в период наполеоновских войн. Второй период длился с 20х до 40х гг. XIX в. Третий период начался в 70-е гг. XIX в. и длился 20 лет. Четвертый пик пришелся на 30-е – 50-е гг. XX в. Последний цикл дефолтов ознаменовал долговые кризисы в развивающихся странах в 80-е – 90-е гг. XXв. Не исключено, что долговой кризис ЕС может завершиться шестым циклом дефолтов.

Между 1500 и 1800 годами Франция отказывалась платить по своим долговым обязательствам восемь раз. В XIX веке семь раз объявляла дефолт Испания. В XX веке сегодняшние страны-члены Евросоюза объявляли дефолт неоднократно, в том числе дважды Германия и трижды Польша.

И даже такая «недефолтная» страна как Англия вплоть до революции 1688 г. имела статус страны, объявляющей серийные дефолты. Следует также помнить о том, что Британия объявила «дефолт» в 1931 году, отказавшись конвертировать фунты в золото и спровоцировав мировой кризис, завершившийся второй мировой войной. В.И. Ленин объявил дефолт по внешним обязательствам царской России в 1918 г., в результате чего Россия преодолела зависимость от иностранного капитала, что открыло путь к становлению второй крупнейшей экономики мира. Оздоровительную роль для восстановления регионального развития сыграла серия дефолтов в странах Латинской Америки в 1980-х гг., и даже дефолт 1998 г. в России.



Объявление дефолтов может привести к сбою и иметь непредсказуемые последствия для функционирования модели «центр-периферия». Именно для недопущения суверенных дефолтов глобальной финансовой капиталократией были созданы Лондонский и Парижский клуб кредиторов, задачей которых стала реструктуризация внешней задолженности стран «периферии».





Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница