А. Б. Леонова Психодиагностика функциональных состояний человека



страница2/17
Дата21.05.2016
Размер3.39 Mb.
ТипКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17


Многочисленные в истории исследований утомления неудач­ные попытки поиска «универсального» средства оценки этого состояния [235] являются непосредственным подтверждением важности положения о необходимости соответствия подбирае­мых диагностических методик характеру трудовой деятель­ности. На примере цикла исследований, выполненных под ру­ководством Е. А. Деревянко [65], можно продемонстрировать процесс постепенного обеднения методических приемов, вклю­чаемых в искомый универсальный комплекс методик. Своей задачей авторы ставили выявление среди множества частных приемов тестирования таких средств, которые были бы чувст­вительны к развитию утомления независимо от профессиональ­ной принадлежности обследуемых контингентов лиц. По мере проведения исследований на различных профессиональных группах из первоначально отобранного достаточно обширного круга информативных методик была исключена большая часть тестов. Дальнейшее расширение круга обследуемых профессий, по всей вероятности, привело бы к практически полному сокра­щению объема «универсального» комплекса.

Кроме того, существует целый ряд экспериментальных до­казательств того, что тесты, выбранные на основании анализа трудовой деятельности, обладают большей информативностью по сравнению с неспецифичными («универсальными») методи­ками [68]. Это связано в первую очередь с тем, что особенности конкретных видов труда накладывают неизгладимый отпечаток на характер формируемой ответной реакции — состояния чело­века. Следствием этого является качественная неоднородность проявлений даже внутри одного класса функциональных со-

12

стояний, характерных для разных форм профессиональной деятельности. Так, можно говорить о существовании целого множества состояний утомления, являющихся конкретными формами воплощения определенного типа адаптивной реакции [128; 181]. Общим для них является падение эффективности деятельности вследствие истощения психофизиологических ре­сурсов под влиянием интенсивной и/или продолжительной ра­боты.



Говоря об эффективности деятельности как основном крите­рии оценки изменения состояния, необходимо точнее определить содержание понятия «эффективность». Последнее не ограничи­вается внешними проявлениями — результативностью работы, выражающейся в показателях производительности труда, ка­чества и скорости работы, числа ошибок, сбоев и др. Более того, очень часто при внешне стабильном уровне результативности эффективность деятельности может существенно меняться. В широком смысле эффективность характеризует «приспособ­ленность системы к достижению поставленной перед ней зада­чи» [18, с. 23]. Степень приспособленности определяется нали­чием и использованием оптимальных средств для реализации деятельности. В отношении человека можно говорить об опти­мальности используемых внутренних средств деятельности [81], обеспечивающих полноценное решение задачи при минималь­ных затратах. Важное значение при этом имеет «гибкость» функциональных систем, включенных в деятельность, позволяю­щая быстро адаптироваться и действовать в соответствии с ме­няющимися условиями окружения. Степень адекватности ответа требованиям, определяемым содержанием деятельности и усло­вием ее осуществления, является одним из показателей эффек­тивности. Она характеризуется на основании:

количественного и качественного соответствия реализуемого

ответа содержанию решаемой задачи;

оптимальности способа функционирования каждой из

включенной в деятельность систем и их согласованности

друг с другом;

минимального расхода психофизиологических ресурсов на

основании использования оптимальных способов регуляции.

О снижении эффективности деятельности свидетельствуют различные отклонения от оптимального режима функциониро­вания. Так, при повышении «цены деятельности» —• возраста­нии психофизиологических затрат — результативная сторона работы в течение долгого времени может не ухудшаться. Од­нако это происходит за счет истощения внутренних ресурсов, увеличения периодов восстановления работоспособности до нормального уровня, потенциальной опасности нанесения ущер­ба здоровью человека. Возможность возникновения таких не­приемлемых последствий также определяет содержание крите­рия эффективности деятельности.

13

1.2. ВИДЫ ФУНКЦИОНАЛЬНЫХ СОСТОЯНИЙ ЧЕЛОВЕКА



Специфика состояния зависит от множества различ­ных причин. В силу этого актуальное состояние человека, воз­никающее в каждой конкретной ситуации, всегда уникально. Однако среди многообразия частных случаев достаточно отчет­ливо выделяются некоторые общие классы состояний. Это про­является, например, в том, что каждый из нас на субъективном уровне легко отличает состояние утомления от эмоционального возбуждения, «хорошее» рабочее состояние от апатии, вялости, сонливости. При решении прикладных задач проблема класси­фикации и содержательного описания различных видов функ­циональных состояний имеет принципиальную важность.

Использование понятий надежности [26; 81; 120] и цены деятельности i[26; 91] служит основанием для создания наибо­лее общей прагматической классификации функциональных состояний. С помощью критериев надежности функциональное состояние характеризуется с точки зрения способности человека выполнять деятельность на заданном уровне точности, своевре­менности, безотказности. По показателям цены деятельности дается оценка функционального состояния со стороны степени истощения сил организма и в конечном итоге влияния его на здоровье человека. На основании указанных критериев все множество функциональных состояний делится на два основных класса — допустимых и недопустимых или, как их еще назы­вают, разрешенных и запрещенных. Естественно, что вопрос об отнесении того или иного функционального состояния к опре­деленному классу специально рассматривается в каждом от­дельном случае. Так, ошибочно было бы заведомо считать со­стояние утомления недопустимым, хотя оно приводит к сниже­нию эффективности деятельности и является очевидным следст­вием истощения психофизиологических ресурсов. Недопустимы­ми являются такие степени утомления, при которых эффектив­ность деятельности переходит нижние границы заданной нормы (оценка по критерию надежности) или появляются симптомы накопления утомления, приводящие к переутомлению (оценка по критерию цены деятельности).

Чрезмерное напряжение физиологических и психологических ресурсов человека является потенциальным источником возник­новения разных заболеваний. На этом основании выделяются нормальные и патологические состояния. Очевидно, что послед­ний класс является предметом медицинских исследований. Од­нако существует обширная группа пограничных состояний, воз­никновение которых может привести к болезни. Так, типичными следствиями длительного переживания стресса являются болез­ни сердечно-сосудистой системы, пищеварительного тракта, неврозы [331; 341]. Хроническое утомление является погранич­ным состоянием по отношению к переутомлению — патологи­ческому состоянию невротического типа [128; 149]. С точки

14

зрения приведенной выше классификации все пограничные со­стояния относятся к категории недопустимых. Они требуют введения соответствующих профилактических мер, в разработке которых непосредственное участие должны принимать и пси­хологи.



Другая максимально общая классификация функциональных состояний строится на основании критерия адекватности ответ­ной реакции человека требованиям выполняемой деятельности. Согласно этой концепции, все состояния человека можно разде­лить на две группы — состояния адекватной мобилизации и состояния динамического рассогласования [128; 129]. Состоя­ния адекватной мобилизации характеризуются полным соответ­ствием степени напряжения функциональных возможностей че­ловека требованиям, предъявляемым конкретными условиями. Оно может нарушаться под влиянием самых разных причин: продолжительности деятельности, повышенной интенсивности нагрузки, накопления утомления и т. д. Тогда возникают со­стояния динамического рассогласования — реакция в этом случае неадекватна нагрузке или требуемые психофизиологиче­ские затраты превышают актуальные возможности человека. Внутри этой классификации могут быть охарактеризованы прак­тически все состояния работающего человека. Она оказывается весьма продуктивной, так как на основании критерия адекват­ности характеристика состояния, его оценка (например, по шкале «допустимое — недопустимое») и прогноз даются с точ­ки зрения общих закономерностей формирования системной реакции.

Наполнение описанных общих классификационных схем кон­кретным содержанием предполагает обращение к анализу спе­цифических видов функциональных состояний. Исходным пред­ставлением для большинства современных исследователей яв­ляется идея о существовании некоторого упорядоченного мно­жества, или континуума, состояний [43; 179; 226]. С этих по­зиций изменение состояния человека может быть представлено в виде подвижной точки внутри гипотетического континуума. Однако возникает необходимость обозначить содержание последнего. Для этого используются различные понятия, отра­жающие специфичность воздействия тех или иных групп факто­ров на эффективность деятельности.

Анализ состояний человека в процессе длительно выполняе­мой работы обычно ведется с помощью изучения фаз динамики работоспособности, внутри которых специально рассматривают­ся формирование и характерные особенности утомления [64; 165]. Характеристика деятельности с точки зрения величины затрачиваемых на работу усилий предполагает выделение различных уровней напряженности деятельности [26; 202]. Классификация состояний может осуществляться с помощью характеристики условий протекания и содержания трудового процесса (например, исследуются различные виды и динамика

15

состояний монотонии [8; 164]). На этом же основании выде­ляется спектр состояний, вызываемых различной интенсив­ностью информационного потока: состояния «сенсорного голо­да» в ситуациях сенсорной депривации [305] или состояния, связанные с различными степенями информационной нагрузки [9]. Анализ влияния мотивационно-личностных факторов не­редко ведется в русле исследований психологического стресса [106; 242]. Однако крайняя неоднозначность этого термина не удовлетворяет многих исследователей, предпочитающих рабо­тать с помощью понятий психической напряженности [136], эмоциональной напряженности [126], различных видов реакции тревоги [129]. Оценка эффективности поведения человека с точки зрения энергетических затрат организма основывается на использовании традиционных понятий активации и уровней бодрствования [21; 201].



Трудно дать четкие определения всем перечисленным поня­тиям, так как их содержание чаще всего раскрывается в кон­тексте конкретных исследований и далеко не всегда совпадает у различных авторов. Ниже мы попытаемся кратко обозначить основное содержание некоторых из них, чаще всего используе­мых в прикладных исследованиях.

Состояния активации и уровни бодрствования

Психофизиологические представления об упорядочен­ном множестве состояний организма интенсивно разрабаты­ваются в рамках теории активации. Гипотетическая шкала уровней бодрствования «сон — сверхвозбуждение» [119; 201] охватывает широкий диапазон поведенческих реакций, которым ставятся в соответствие разные уровни активированности фи­зиологических систем. В этом смысле под активацией обычно понимается «уровень нервного и соматического функционирова­ния» [21] или «степень энергетической мобилизации» [253], необходимой для реализации того или иного поведенческого акта. Степень мобилизации определяется актуальными воз­можностями организма и стоящей перед субъектом зада­чей [280].

Предполагается, что зависимость между уровнями актива­ции и бодрствования прямая: возрастание активации влечет за собой переход на более высокую ступень по шкале бодрствова­ния. Однако последовательное увеличение активации не приво­дит к линейному возрастанию эффективности поведения. Эта зависимость, известная в психологии под названием закона Иеркса — Додсона, имеет вид перевернутой U-образной кривой и свидетельствует о существовании оптимума активации для выполнения задач определенной степени сложности [197]. Хотя существование этой зависимости в последнее время неред­ко подвергается экспериментальной критике [308], основное положение о необходимости соответствия уровня мобилизации

16

внутренних ресурсов сложности решаемой задачи остается в силе.



Традиционно содержание шкалы уровней бодрствования представлялось в виде одномерной зависимости с весьма гру­бым нанесением делений — весь диапазон поведенческих реак­ций разбивался на девять градаций (кома, глубокий сон, по­верхностный сон, дремота, пробуждение, пассивное бодрствова­ние, активное бодрствование, эмоциональное возбуждение, сверхвозбуждение [119]). При попытке подойти к анализу со­стояний, возникающих в процессе человеческой деятельности, этого явно недостаточно. Непосредственный интерес для пси­хологов представляет установление более тонких градаций на таких значительных отрезках шкалы, как активное бодрствова­ние, пассивное бодрствование, эмоциональное возбуждение. Как показывают многочисленные исследования [201; 280; 296], подобная детализация должна учитывать качественную неодно­родность поведенческих задач. Упорядочение этих состояний в рамках одномерной шкалы практически невозможно. Оно пред­полагает построение развернутой иерархии функциональных состояний, которой соответствует многомерное пространство различных состояний активации [179; 266].

Своим успехом понятие активации обязано прежде всего активационной теории Д. Линдсли [119] и исследованиям не­специфических отделов нервной системы — ретикулярной фор­мации мозга [21; 127; 200]. Однако говорить об исключительно неспецифическом характере активации можно только условно. Как отмечал П. К. Анохин, «единого активирующего действия ретикулярной формации на кору головного мозга не сущест­вует. Скорее всего, каждая активация имеет специфический ха­рактер, привносимый в нее основной биологической реакцией, развивающейся в данный момент (оборонительная, половая, пищевая и т. д.). Во всяком случае, активация не является диф­фузной, а каждый раз точно «пригнана» к биологическому ка­честву целостной реакции и к структурным взаимосвязям в коре головного мозга, обеспечивающим развитие данной реакции» [5, с 8].

Возможность реализации такой «специфической неспеци­фичности» заложена в поуровневом строении неспецифичных нервных образований и увеличении селективности их работы от нижних отделов мозга к медиобазальным участкам коры [201]. Различные звенья активирующей системы являются структур­ными элементами формирующейся функциональной системы, обеспечивающей реализацию конкретного поведенческого акта. При этом они участвуют в выполнении сложного комплекса функций: приведения системы в готовность, установления суб­ординационных связей, согласования работы всех элементов системы, мобилизации исполнительных механизмов. В общем виде, безотносительно к конкретным морфологическим образо­ваниям и типам поведенческих задач, взаимосвязь процессов

17

активации с внутренними ресурсами индивида и требованиями выполняемой деятельности можно представить в виде модели, разработанной Д. Канеманом (рис. 1).



Рис. 1. Влияние активации на решение поведенческих задач (по Д. Ка-

неману, 1973)

Существует целый ряд «признанных» показателей актива­ции: изменения биоэлектрической активности мозга (частотно-амплитудные характеристики ЭЭГ, показатели пространствен­ной синхронизации, периодичности колебаний, асимметрии волн ЭЭГ и др.), вегетативные сдвиги (изменения величины

18

кожного сопротивления, частота пульса, дыхания, величина диаметра зрачка, гормональные сдвиги), позотонические реак­ции и изменения электрической активности мышц [21; 132; 200]. Однако установить прямую связь между динамикой частного показателя и изменением уровня бодрствования удается далеко не всегда, а если и удается, то только в самом общем виде. Так, переходу от одного состояния к другому в пределах максималь­но крупных градаций шкалы уровней бодрствования «сон — пассивное бодрствование — активное бодрствование» ставится в соответствии известное всем изменение спектра частотных составляющих электроэнцефалограммы. При детализации этой картины на более ограниченных участках континуума подобная идеализированная схема теряет свою четкость [21].

Выход из создавшегося положения исследователи видят в поисках устойчивых конфигураций различных физиологических ответов для разных поведенческих ситуаций — нахождения специфических «паттернов активации» [192; 288; 296]. Перво­начально в несколько наивной форме делались попытки одно­значно идентифицировать сдвиги по нескольким регистрируе­мым параметрам с особенностями воздействующей стимуляции [148]. Дальнейшие исследования были направлены на выявле­ние закономерных отношений между отдельными составляющи­ми физиологического ответа в зависимости от биологической направленности ситуации [288] и психологического содержания решаемых задач [200]. На этой базе основывается выделение интегральных психофизиологических показателей для оценки функционального состояния [132]. Однако, как заметил Грей Уолтер: «Было бы грубой ошибкой полагать a priori, что регистрируемые нами кривые электрической активности мозга (паттерны этой активности) непосредственно отражают состоя­ние психики... Паттерны есть сырой материал порядка» [192, с. 75]. Чтобы пойти дальше простой констатации наличия кор­реляционных связей, необходима интерпретация физиологиче­ских данных в контексте содержательного психологического анализа состояния, позволяющего осмыслить его функциональ­ное значение и характерные особенности проявлений.

Динамика работоспособности и состояния утомления

Традиционной областью изучения функциональных состояний в психологии является исследование динамики работоспособности и утомления. Однако, несмотря на богатый экспериментальный материал и разнообразие теоретических концепций, разработанных в ходе столетней истории изучения этой проблемы, до сих пор не удалось создать общепринятую теорию утомления [165; 235].

Термину «утомление» трудно дать однозначное определение. Так, в одной из классических монографий >[226] перечисляется около ста определений этого понятия. Естественно, что внутри

19

этого множества выделяется несколько основных подходов. В прикладном аспекте наиболее важным из них является ана­лиз специфических изменений работоспособности человека, к которым приводит развитие этого состояния. Поэтому наиболее часто и в целом оправдано встречается понимание утомления как временного снижения работоспособности под влиянием дли­тельного воздействия нагрузки. При этом специфика утомления существенно зависит от вида нагрузки, времени, необходимого для восстановления исходного уровня работоспособности и уровня локализации утомления. Такие факторы кладутся в ос­нову детализации классификационных схем: выделяют физи­ческое и умственное утомление, острое и хроническое, рассмат­ривают специфические виды утомления — мышечное, сенсорное, умственное и т. д. [149; 165].



В приведенном определении главным является снижение работоспособности. Однако кроме существенных трудностей, которые возникают при определении и этого понятия [65; 149], перед исследователями встает задача дифференциации разных состояний, аналогичным образом связанных с изменением работоспособности.

Так выделяются три близких, но не тождественных состоя­ния, приводящих к падению работоспособности в процессе вы­полнения деятельности, — утомление, монотония и психическое пресыщение [8; 89; 135]. Если утомление можно охарактеризо­вать как естественную реакцию, связанную с нарастанием на­пряжения при продолжительной работе, то два других состоя­ния являются следствием однообразия деятельности, выпол­няемой в специфических условиях (бедность внешней среды, ограниченное поле работы, несложные стереотипные действия и т. д.) [8]. Одинаковая направленность изменения работо­способности при этих состояниях еще не служит доказательст­вом их идентичности. Различия проявляются и в поведенческом плане, и в их субъективной представленности. Для монотонии характерны погружение человека в дремотное состояние, «вы­ключение» человека из процесса деятельности. Состояния пси­хического пресыщения связаны с развитием аффективного эмо­ционального комплекса и попытками внести разнообразие в привычный стереотип выполняемых действий [135]. Нарастание утомления сопровождается увеличением специфических ошибок «невнимательности», снижением точности и скорости действий, симптоматикой истощения резервов организма. Таким образом, различия между этими состояниями становятся вполне отчет­ливыми при анализе их проявлений на поведенческом, физио­логическом и психологическом уровнях. Для состояния моното­нии основной тип изменений характеризуется общим снижением активности обеспечивающих деятельность процессов. Состоя­ниям утомления, напротив, свойственна диссоциация этих про­цессов по мере нарастания напряжения, что проявляется в рос­те рассогласования между отдельными показателями [8].

20

С физиологической стороны развитие утомления свидетель­ствует об истощении внутренних резервов организма и перехо­де на менее выгодные способы функционирования систем: под­держание минутного объема кровотока осуществляется за счет увеличения частоты сердечных сокращений вместо увеличения ударного объема, двигательные реакции реализуются большим числом функциональных мышечных единиц при ослаблении силы сокращений отдельных мышечных волокон и др. Это на­ходит выражение в нарушениях устойчивости вегетативных функций, снижении силы и скорости мышечного сокращения, дискоординации в работе регуляторных образований, затрудне­ниях выработки и торможения условных рефлексов. Вследствие этого замедляется темп работы, нарушаются точность, ритмич­ность и координация движений.



По мере роста утомления наблюдаются значительные изме­нения в протекании различных психических процессов. Для этого состояния характерны заметное снижение показателей сенсорной чувствительности в различных модальностях вместе с ростом инерционности этих процессов. Это проявляется в уве­личении абсолютных и дифференциальных порогов чувстви­тельности, снижении критической частоты слияния мельканий, возрастании яркости и длительности последовательных образов. Нередко при утомлении уменьшается скорость реагирования — увеличивается время простой сенсомоторной реакции и реакции выбора. Однако может наблюдаться и парадоксальное (на пер­вый взгляд) увеличение скорости ответов, сопровождаемое рос­том числа ошибок. Утомление приводит к распаду выполнения сложных двигательных навыков по типу некоординированной реализации отдельных моторных стереотипов. Наиболее выра­женными и существенными признаками утомления являются нарушения внимания — сужается объем внимания, страдают функции переключения и распределения внимания. Эти симпто­мы можно интерпретировать в терминах нарушения процессов сознательного контроля за выполнением деятельности. Со сто­роны процессов, обеспечивающих запоминание и сохранение ин­формации, утомление прежде всего приводит к затруднениям извлечения информации, хранящейся в долговременной памяти. Снижение показателей кратковременной памяти связано с ухуд­шением удержания информации в системе кратковременного хранения и операций семантического кодирования. Эффектив­ность процесса мышления существенно снижается за счет пре­обладания стереотипных способов решения задач в ситуациях, требующих принятия новых решений, или своеобразных фено­менов нарушения целенаправленности интеллектуальных актов. По мере развития утомления происходит трансформация моти­вов деятельности. Если на ранних стадиях сохраняется адек­ватная «деловая» мотивация, то потом преобладающими стано­вятся мотивы прекращения деятельности или ухода от нее. При продолжении работы это приводит к формированию отри-

21

дательных эмоциональных реакций. Описанный симптомокомп-лекс утомления представлен разнообразными субъективными ощущениями, знакомыми каждому как комплекс переживаний усталости.



Таким образом, на психологическом уровне утомление мож­но охарактеризовать как личностно-когнитивный синдром [226]. В его развитии выделяют несколько различных стадий, содер­жание и приспособительное значение которых раскрыва­ются при анализе общих зако­номерностей динамики работо­способности в процессе дли­тельно выполняемой деятель­ности. Традиционным способом выделения стадий (или раз­ных состояний) работоспособ­ности является анализ так на­зываемой кривой работоспо­собности3— зависимости меж­ду эффективностью деятельно­сти и временем ее выполяения. В противовес первоначальным попыткам охарактеризовать динамику работоспособности только «а основании внешних показателей результативности труда [3; 235] в современных исследованиях она описывает­ся с точки зрения адаптаци­онных возможностей организ­ма и личностно-мотивацион-ных факторов [97; 168].


Каталог: book -> psychodiagnostic systems
psychodiagnostic systems -> История развития психолого-педагогических методов диагностики в специальной психологии
psychodiagnostic systems -> Сборник психологических тестов часть I пособие Минск 2005 (075. 8)
psychodiagnostic systems -> Тесты. Спб.: Изд-во «Дидактика Плюс»
psychodiagnostic systems -> Елена Евгеньевна Туник Психодиагностика супружеских отношений
psychodiagnostic systems -> Л. И. Переслени. Психодиагностический комплекс методик для определения уровня развития познавательной деятельности младших школьников. М
psychodiagnostic systems -> Т. В. Белых дифференциальная психология теоретические и прикладные аспекты исследования интегральной индивидуальности Учебное пособие
psychodiagnostic systems -> 1. Методика «Дорисовывание фигур» О. М. Дьяченко
psychodiagnostic systems -> Психологическая диагностика Под редакцией М. К. Акимовой
psychodiagnostic systems -> Методы диагностики познавательных процессов дошкольников


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница