А. Б. Леонова Психодиагностика функциональных состояний человека



страница3/17
Дата21.05.2016
Размер3.39 Mb.
ТипКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

При всем разнообразии предлагаемых описаний этой зависимости [64; 97; 168] лег­ко выделяются общие, наиболее типичные стадии: в начале ра­боты «аблюдается период врабатывания, затем следуют стадии оптимальной работоспособности, утомления и «конечного по­рыва» (рис. 2). Однако их продолжительность, чередование и степень выраженности определяются воздействием множества факторов и могут варьировать вплоть до полного выпадения некоторых из них [128; 162].

Если же за основу выделения стадий работоспособности принять характер изменений в функционировании основных включенных в деятельность психофизиологических систем, то можно проследить ее более тонкую динамику. Так, в периоде

3 Кривая работоспособности была впервые проанализирована Э. Крепе-лином, использовавшим термин «кривая работы». Он выделил комплекс влияющих на ее особенности факторов [103].

Время работы

Рис. 2. Стадии динамики работоспо­собности (по Е. А. Деревянко, 1959)

I — уровень максимальных возможностей;

II — уровень продуктивности деятельности;

III — уровень эмоционального напряжения;

IV — уровень утомления. 1 — период врабатываемости; 2 — период оптимальной работоспособности; 3 — пери­од полной компенсации; 4 — период неус­тойчивой компенсации, 5 — конечный по­рыв; 6 —■ прогрессирующее снижение про­дуктивности.

22

вырабатывания выделяются фазы мобилизации, первичной реакции и гиперкомпенсации; периоду оптимального выполне­ния соответствует фаза компенсации; фазы субкомпенсации, декомпенсации и срыва составляют содержание периода утом­ления [111; 128].

Появление симптомов утомления свидетельствует о недоста­точности привлекаемых компенсаторных средств для поддер­жания эффективности деятельности на заданном уровне (по количественным и качественным показателям). Восстановление оптимального уровня работоспособности предполагает прекра­щение выполнения вызвавшей утомление деятельности на опре­деленный период времени, который с необходимостью должен включать элементы как пассивного, так и активного отдыха [165; 168]. В тех случаях, когда продолжительность или полно­ценность периодов отдыха недостаточны, происходит накопле­ние, или кумуляция, утомления [235].

Для решения целого ряда прикладных задач весьма ак­туальны исследования различных форм и степеней хрониче­ского утомления [128; 149]. Их важность понятна в связи с необходимостью анализа исходного уровня, на фоне которого происходит формирование актуального состояния, и предотвра­щения развития патологического состояния переутомления [128].

Первыми симптомами хронического утомления служат раз­нообразные субъективные ощущения — чувства постоянной усталости, повышенной утомляемости, сонливости, вялости и т. д. [149]. Объективные признаки на начальных стадиях его развития выражены мало. Поскольку же задача диагности­ки хронического утомления особенно важна на ранних этапах, то следует искать надежные индикаторы его возникновения. Наряду с анализом субъективной симптоматики информатив­ным оказывается анализ соотношений в продолжительности отдельных стадий работоспособности, главным образом стадий врабатывания и оптимальной работоспособности [128].

Если развитие утомления следует считать естественной реакцией организма, имеющей приспособительный характер и выполняющей целый ряд полезных функций [33; 165], то его чрезмерное развитие в любой форме — явление нежелательное. В соответствии с этим при решении прикладных задач должны учитываться разные цели. С одной стороны, необходимо мак­симально продлить время оптимальной работоспособности и отодвинуть появление первых признаков утомления, хотя само состояние утомления вполне допустимо в последние часы ра­боты. С другой стороны, для предотвращения эффектов на­копления утомления желательно обеспечивать полное восста­новление сил к началу следующего рабочего дня.

Напряженность

Наряду с представлениями о стадиях динамики работоспособности для исследования широкого спектра состоя-

23

ний работающего человека широко используется термин «на­пряженность». Однако его значение в контексте разных работ далеко не однозначно. Он используется как для характеристики самого процесса трудовой деятельности, так и для обозначения специфических состояний, возникающих в ходе ее выполнения.



Степень напряженности деятельности может непосредствен­но определяться структурой процесса труда, в частности содер­жанием рабочей нагрузки, ее интенсивностью, насыщенностью деятельности и т. д. [111; 281; 312]. В этом смысле напряжен­ность интерпретируется с точки зрения требований, предъявляе­мых конкретным видом труда к человеку.

С другой стороны, напряженность деятельности может ха­рактеризоваться психофизиологическими затратами (ценой дея­тельности), необходимыми для достижения трудовой цели. В этом случае под напряженностью понимается величина уси­лий, прилагаемых человеком для решения поставленной задачи. Внутри этого общего понятия выделяются два основных класса состояний напряженности: специфической, определяющей дина­мику и интенсивность психофизиологических процессов, лежа­щих в основе выполнения конкретных трудовых навыков, и не­специфическую, характеризующую общие психофизиологические ресурсы человека и в целом обеспечивающую уровень выполне­ния деятельности [26; 74].

С содержанием понятия неспецифической напряженности согласуется традиционное для психофизиологии (и очень близ­кое описанной выше теории активации) понимание напряжен­ности как спектра деятельностных состояний организма, харак­теризующегося повышенным уровнем функционирования систем по сравнению с состоянием покоя. В данном контексте разра­батывается понятие напряженности как ведущего функциональ­ного состояния, сопровождающего любую целенаправленную деятельность. Важно подчеркнуть, что такой подход позволяет подойти к решению малоразработанной прикладной пробле­мы — описанию оптимального рабочего состояния человека [90]. При анализе функциональных состояний внимание ак­центируется, как правило, на изучении состояний сниженной работоспособности. При использовании критерия оптимальнос­ти соответствия затрачиваемых человеком усилий требованиям деятельности выделяются продуктивная и непродуктивная на­пряженность [202]. Существуют успешные попытки с помощью ряда психофизиологических показателей описать симптомо-комплекс состояний функционального комфорта [208].

В более узком смысле термином напряженность обозначает­ся ряд состояний человека-оператора, определяемых факторами интенсивности и информационной структуры нагрузки [128; 244]. В других случаях с его помощью характеризуется одна из фаз развития утомления, связанная с поддержанием высоко­го уровня работоспособности в результате волевого усилия [65]. Нередко им обозначается круг состояний человека, возникаю-

24

щих в усложненных условиях деятельности [76; 126; 136]. Среди разнообразных вариантов последнего понимания напря­женности наиболее разработано понятие «психической напря­женности», характеризующей особенности поведения в стрессо-генных ситуациях [136]. По типу влияния на эффективность деятельности внутри этой группы состояний выделяются опера­ционная и эмоциональная напряженность. Для первой из них свойственно преобладание процессуальных мотивов деятельнос­ти, что оказывает мобилизующее влияние на индивида и способ­ствует сохранению высокого уровня эффективности. Развитие эмоциональной напряженности, наблюдаемое при ломке адек­ватной мотивационной структуры "в усложненных условиях, приводит к дезорганизации деятельности [136].



Если внимательнее рассмотреть приведенный перечень ис­пользуемых понятий напряженности, то можно обнаружить многочисленные точки пересечения между содержанием отдель­ных из них. Это позволяет надеяться на преодоление термино­логической неоднозначности и упорядочение разных представ­лений в рамках единой концепции.

Стресс


Обсуждение вопроса о классификации и содержатель­ной характеристике разных видов функциональных состояний невозможно без обращения к проблематике изучения стресса [144; 207; 331]. Однако чрезвычайная расплывчатость этого термина [136; 242], взятого из контекста физиологических ис­следований и распространенного на объяснение поведения чело­века в самых разнообразных жизненных ситуациях [264; 341], не позволяет сколь-нибудь последовательно соотнести содержа­ния понятий «стресс» и «функциональное состояние». В то же время в экспериментальных и прикладных исследованиях на­коплен огромный и интереснейший материал относительно специфики состояний человека, возникающих в условиях воз­действия экстремальных факторов. Основанием для объедине­ния этих состояний в единую группу служит существование не­которых общих закономерностей формирования и проявлений ответных реакций подобного типа.

Понятие стресса первоначально возникло в физиологии для обозначения неспецифической генерализованной реакции орга­низма — «общего адаптационного синдрома» (Г. Селье, 1936 г.) — в ответ на любое неблагоприятное воздействие. Со­держание этой реакции описывалось прежде всего со стороны типичных нейрогуморальных сдвигов, обеспечивающих защит­ную энергетическую мобилизацию организма [174; 331]. Позд­нее понятие стресса было расширено и стало использоваться для характеристики особенностей состояний индивида в экстре­мальных условиях на физиологическом, психологическом и по­веденческом уровнях [106; 321].

25

Для понимания природы этих состояний особое значение имеет характеристика стресса со стороны вызывающих его экстремальных факторов, или стрессоров. При этом экстре­мальными считаются не только явно вредные воздействия, но и «предельные, крайние значения тех элементов ситуации, кото­рые в средних своих значениях служат оптимальным рабочим фоном или, по крайней мере, не ощущаются как источники дискомфорта» [138, с. 349]. Перечень стрессоров весьма разно­образен: от простых физико-химических стимулов (температура, шум, газовый состав атмосферы, токсические вещества и др.) [318] до сложных психологических и социально-психологиче­ских факторов (риск, опасность, дефицит времени, новизна и неожиданность ситуации, повышенная значимость деятельности и др.) [136; 331]. В настоящее время существуют развернутые классификации производственных факторов, обусловливающих развитие профессионального стресса [240; 281]. В зависимости от вида стрессора и механизма его воздействия выделяются различные типы стресса. Наиболее общая классификация предложена Р. Лазарусом [106], выделившим физиологический и психологический стрессы.



Физиологический стресс представляет собой непосредствен­ную реакцию организма на воздействие однозначно определен­ного стимула, как правило, физико-химической природы. Соот­ветствующие этому типу состояния характеризуются главным образом выраженными физиологическими сдвигами (признака­ми Еегетативной и нейрогуморальной активации) и сопутствую­щими им субъективными ощущениями физического дискомфор­та. Для практических исследований трудовой деятельности, особенно осуществляемой в затрудненных или необычных усло­виях среды обитания, большое значение имеют знания о кон­кретных формах проявления частных видов физиологического стресса — шумового [260], температурного [289], вибрацион­ного [228] и др.

Психологический стресс характеризуется включением сложной иерархии психических процессов, опосредующих влия­ния стрессора или стрессогенной ситуации на организм челове­ка 4. Физиологические проявления при этом сходны с описан­ными выше, тогда как спектр психологических И поведенческих проявлений значительно разнообразнее. Наиболее типичными из них являются изменения в протекании различных психиче­ских процессов (восприятия, внимания, памяти, мышления), в эмоциональных реакциях, изменении мотивационной структу­ры деятельности, нарушениях двигательного и речевого пове­дения вплоть до его полной дезорганизации [107; 126; 143; 274]. Исследователи чаще обращают внимание на случаи отрицатель­ного влияния психологического стресса на деятельность. При

4 Как отмечалось выше, при анализе этого класса состояний многие ав­торы предпочитают пользоваться другой терминологией.

26

этом выделяются разные по качеству (например, импульсивная, тормозная, генерализованная [126]) и/или степени выраженно­сти (например, реакции тревоги разной степени [111; 129]) ви­ды ответной реакции.



Одним из наиболее интересных аспектов изучения стресса является анализ процесса реагирования на экстремальное воз­действие. Его принципиальный механизм отражен в описанной Г. Селье последовательности основных этапов развития общего адаптационного синдрома [31]. Им выделены начальная ста­дия «тревоги», следующая непосредственно за экстремальным воздействием и выражающаяся в резком падении сопротивляе­мости организма; стадия «сопротивления», характеризующаяся актуализацией адаптационных возможностей; стадия «истоще­ния», которой соответствует стойкое снижение резервов орга­низма. При анализе достаточно сложных жизненных ситуаций физиологическая интерпретация этих стадий с необходимостью обогащается психологическим содержанием [242; 274]. Раз­вернутый процесс преодоления возникших трудностей может быть представлен спектром качественно неоднородных по когнитивным и эмоциональным проявлениям состояний «ответа на стресс» [274], в случае неадекватности каждого из которых возникают специфические отрицательные последствия (рис. 3).

Устойчивость человека к возникновению различных форм стрессовых реакций определяется прежде всего индивидуально-психологическими особенностями и мотивационной ориента­цией личности [59; 76; 144]. Следует отметить, что экстремаль­ное воздействие далеко не всегда оказывает отрицательное влияние на эффективность выполняемой деятельности [100; 111; 174]. В противном случае вообще было бы невозможно успешное преодоление трудностей, возникающих при усложне­нии условий. Однако работа в стрессогенной ситуации обяза­тельно приводит к дополнительной мобилизации внутренних ресурсов, что может иметь неблагоприятные отсроченные по­следствия. Типичные болезни «стрессовой этиологии» — сер­дечно-сосудистые патологии, язва желудка, психосоматические расстройства, неврозы, депрессивные состояния [301; 320] — весьма характерны для различных современных видов произ­водства и управленческой деятельности. В этой связи важны прикладные исследования индивидуальной устойчивости чело­века к стрессу и, как следствие этого, развития патологических состояний. В серии исследований М. Фридмана и Р. Розенмана [258] проведен анализ поведения обширного контингента лиц умственного труда (научные работники, инженеры, администра­торы), занятых управленческой деятельностью. Ими выделены два основных типа: А — подверженных стрессу, В — устойчи­вых к стрессу лиц. Представители типа А характеризуются ярко очерченным поведенческим синдромом, определяющим стиль их жизни. У них чаще наблюдается «выраженная склон­ность к конкуренции, стремление к достижению цели, агрессив-

27

Рис. 3. Стадии развития стресса и сопутствующие им патологические состояния в ответ на экстремальную жиз­ненную ситуацию (по М. Дж. Хоровитцу, 1979)



ность, нетерпеливость, беспокойство, гиперактивность, экспрес­сивная речь, постоянное напряжение лицевой мускулатуры, чувство постоянной нехватки времени и повышенной актив­ности» [279, с. 307]. Платой за это является потеря здоровья, часто уже в молодом возрасте.

Не только обозначенные медицинские, но и различные отрицательные социально-экономические последствия стресса — неудовлетворенность работой, снижение производительности труда, аварии, прогулы, текучесть кадров — акцентируют вни­мание на необходимости изучения состояний психологического стресса, ставших одной из характерных особенностей современ­ной жизни. Оптимизация любого вида труда предполагает ис­пользование комплекса профилактических мер, направленных на исключение или максимальное ограничение причин возник­новения стресса.

1.3. СПЕЦИФИКА ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ДИАГНОСТИКИ В ИССЛЕДОВАНИЯХ ФУНКЦИОНАЛЬНЫХ СОСТОЯНИЙ

Акцент на задачах оценки и прогнозирования функ­циональных состояний непосредственно смыкает эту область исследований с проблемами психологической диагностики. Не затрагивая в полном объеме интенсивно проводящуюся в тече­ние последних десятилетий и плодотворную дискуссию о теоре­тических основах, содержании и методах психодиагностиче­ской работы [18; 46; 62; 157], мы остановимся только на не­которых вопросах, связанных с ее особенностями применитель­но к интересующей нас сфере исследований.

Самый общий перечень психодиагностических задач отра­жает их направленность «на определение уровней развития психофизиологических функций, процессов, состояний и свойств личности, на установление структурных особенностей каждого из них и их констелляций, образующих сложные синдромы по­ведения, на распознавание состояний человека при действии различных стимуляторов, стрессоров, фрустраторов и сложных ситуаций, наконец, на определение потенциалов человеческого развития (работоспособности, трудоспособности, одаренности, специальных способностей и т. д.)» i[3, с. 27]. Однако в тради­ционном понимании предмет психологической диагностики по большей части ограничен дифференциально-психологической проблематикой. Типичные области применения тестирования — определение профпригодности, профотбор, оценка эффектив­ности обучения, клиническая практика [4] — основываются на анализе индивидуальных различий между людьми или возраст­ных изменений одного и того же человека на значительных от­резках временной шкалы. В связи с этим предлагаются такие определения психологической диагностики, как «учение о мето­дах классификации и ранжировании людей по психологическим и психофизиологическим признакам» [60, с. 15], «попытки

29

оценить личностные характеристики путем наблюдения за внешними особенностями...» [252, с. 230] и др. В немногочис­ленных диагностических исследованиях, рассматривающих в качестве основной переменной изменение функционального со­стояния, последнее выступает как фактор, маскирующий или, напротив, способствующий проявлению комплекса индивидуаль­ных черт [164; 171] 5.



Дифференциально-психологическая направленность ставит задачу нахождения стабильных свойств, позволяющих четко дифференцировать диагностируемый синдром. Как отмечает К. М. Гуревич, «в некоторых видах диагностических исследова­ний вопрос о стабильности измеряемых признаков имеет ре­шающее значение — это исследования, на основании которых строится длительный прогноз. Естественно, что психолог, вы­сказывающий суждения о каком-то признаке, который может на долгие годы предопределить судьбу испытуемых, должен быть вполне уверен в том, что признак этот характеризуется высо­кой стабильностью» [61, с. 210]. В соответствии с этим требо­ванием строится подбор и конструирование методических про­цедур. С их помощью стремятся четко фиксировать уровень проявлений анализируемого свойства, получаемых при срав­нении данных разных испытуемых и/или ряда последователь­ных испытаний, проведенных на одном человеке.

Несколько иначе обстоит дело при распространении диагнос­тического подхода на класс ситуаций, основной особенностью которых является динамичность 6. Термин «диагностика» в этом случае должен пониматься в своем первоначальном смысле — как «способный распознавать» (от греч. diagnostikos). Именно так обычно и формулируются задачи оценки и прогнозирования состояний человека. Подчеркнем, что процесс распознавания включает не только идентификацию одного или нескольких объектов на основе сравнения с системой прототипов, но и раз­вернутую квалификацию различий между ними. В этой связи важны два обстоятельства. Во-первых, само состояние человека является динамичным образованием, не поддающимся описа­нию с помощью набора фиксированных параметров. «Очевидно, нельзя представить дело таким образом, будто та или иная причина непосредственно порождает из себя решительно все проявления, с которыми мы сталкиваемся и которые мы кон­статируем в качестве симптомов. Отношение симптома к произ-

5 Это в меньшей мере относится к исследованиям таких свойств, как тревожность, эмоциональная возбудимость, неуравновешенность и др. В них состояние выступает как форма индивидуальной предрасположенности к оп­ределенному типу реагирования.

6 О своеобразии проблем, приводящих к необходимости формирования самостоятельной научной дисциплины — «диагностики развития», писал Л. С. Выготский применительно к клинико-психологическим исследованиям аномальных и трудновоспитуемых детей [36]. Не меньшей специфичностью обладают и задачи, возникающие при изучении динамики состояний инди­вида [73].

30

родящей причине неизмеримо сложнее... Симптомы не могут быть выведены непосредственно из дефекта, подобно монетам, вынутым из содержащего их кошелька. Все симптомы не вы­страиваются в один ряд, каждый член которого находится в совершенно тождественном отношении к причине, породившей весь ряд. Утверждать это — значило бы игнорировать процесс развития...» [36, с. 275]. Принадлежность состояния к опреде­ленному классу определяется типом адаптивной реакции в широком смысле этого слова 7. Во-вторых, диагностические за­дачи обычно не ограничиваются требованием простой констата­ции наличия того или иного состояния. Чаще бывает необходи­мо установить переход от одного состояния к другому, т. е. оценить уже осуществившуюся, актуальную или отнесенную в будущее динамику. Если продолжить логику предшествующих рассуждений, это предполагает описание смены типов адаптив­ных реакций или, другими словами, трансформацию принци­пиального механизма реагирования.



В соответствии с этим строятся требования к методическим средствам диагностики состояний. С их помощью нужно за постулируемой внешней нестабильностью увидеть закономерный характер работы обеспечивающих деятельность систем, уловить момент перестройки (ломки) сложившегося взаимодействия или перехода к другому способу функционирования, т. е. слу­жить адекватным средством для работы внутри «динамической типологии» [36]. Для таких целей малопригодны традиционные методики психологической диагностики: тесты общих и спе­циальных способностей, личностные опросники, психофизиологи­ческие методики оценки индивидуальных различий и др. Это объясняется не столько содержательным и методическим не­совершенством некоторых из них [157], что в принципе устра­нимо в плане разработки оптимальных стратегий конструиро­вания тестов и модификации уже существующих методик, сколько отсутствием изначальной ориентации на анализ по­стоянных изменений предмета испытаний, возникающих в тече­ние определенного периода времени. Сказанное, однако, не от­вергает безусловную полезность применения традиционных психодиагностических методик для получения информации об опосредующих факторах, влияющих на формирование состоя­ния [111], или об отсроченных проявлениях их длительного переживания [3Q1].

Постановка и решение диагностических задач конкретизи­руются в практике тестирования. Считается, что «эксперимент в этих случаях носит испытательный... и измерительный харак­тер, т. е. направлен на выяснение не только наличия, но и уров­ня той или другой психологической способности» [18, с. 53]. При разработке тестов, выступающих в роли «измерительных

7 Предварительную классификацию типов адаптивных реакций можно найти в одной из работ В. И. Медведева [130].

31

инструментов» [4; 62; 157], должны учитываться указанные особенности. Они находят отражение на всех этапах подготовки диагностического приема —■ при концептуально-теоретическом обосновании содержания методики и выборе оценочных показа­телей, стандартизации теста и организации процедуры испыта­ний. К сожалению, разработка тестологических проблем приме­нительно к процессу создания методик оценки функциональных состояний практически еще не начата. Обычно разработчики диагностических приемов догадываются об их существовании на интуитивном уровне. Простое заимствование некоторых по­ложений традиционной тестологии не восполняет отсутствия единой системы научно обоснованных принципов конструиро­вания тестов для анализируемой области диагностичной прак­тики.



С содержательной стороны основой для разработки тестов для оценки функциональных состояний являются положения системно-структурного подхода. Как уже было показано, цент­ральное место в психологической диагностике, строящейся на таком фундаменте, занимает не оценка отдельных симптомов или укрупненных симптомокомплексов, соответствующих внеш­ним проявлениям состояния, а характеристика источников, осо­бенностей формирования и способов осуществления определен­ной системной реакции. Диагностические методики должны позволять с помощью непосредственно регистрируемых и производных показателей понять механизм ее возникновения и реализации. Об этом много говорится в психодиагностической литературе и по отношению к оценке индивидуальных и воз­растных различий [31; 46; 157]. Нет оснований считать разви­тие такого подхода делом отдаленного будущего. В современ­ной общей и экспериментальной психологии существуют реаль­ные возможности для аргументированного построения теорети­ческой платформы исследований и постановки рабочих гипотез. Нам кажется, что вполне уместно говорить об ассимиляции на­копленного материала, что совсем не тождественно некритиче­скому «утилитарному заимствованию методических средств и фактических данных» [176, с. 19]. Следует согласиться с мне­нием ряда авторов, что наиболее плодотворным путем достиже­ния этой цели является «парадигма взаимодействия» [46], по­стулирующая необходимость «содержательно-нерасторжимой, двусторонней связи исследования и диагностики» [175, с. 169].


Каталог: book -> psychodiagnostic systems
psychodiagnostic systems -> История развития психолого-педагогических методов диагностики в специальной психологии
psychodiagnostic systems -> Сборник психологических тестов часть I пособие Минск 2005 (075. 8)
psychodiagnostic systems -> Тесты. Спб.: Изд-во «Дидактика Плюс»
psychodiagnostic systems -> Елена Евгеньевна Туник Психодиагностика супружеских отношений
psychodiagnostic systems -> Л. И. Переслени. Психодиагностический комплекс методик для определения уровня развития познавательной деятельности младших школьников. М
psychodiagnostic systems -> Т. В. Белых дифференциальная психология теоретические и прикладные аспекты исследования интегральной индивидуальности Учебное пособие
psychodiagnostic systems -> 1. Методика «Дорисовывание фигур» О. М. Дьяченко
psychodiagnostic systems -> Психологическая диагностика Под редакцией М. К. Акимовой
psychodiagnostic systems -> Методы диагностики познавательных процессов дошкольников


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница