\n\nЭмоциональное и социальное развитие детей



страница22/29
Дата21.05.2016
Размер4.73 Mb.
ТипКнига
1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   ...   29

283

Эмоциональное и социальное развитие детей

ставить их обратно. Они достаточно долго играли мир­но, не замечая, что их цели противоположны, пока на­конец не возникло затруднение, и игра прекратилась.

Это способствует переходу на следующую стадию, где дети становятся партнерами: они спрашивают, при­глашают, используют друг друга для достижения игро­вых целей, как это происходит во всех детских садах. Целью может быть, например, постройка гаража для машины, тогда один мальчик может подойти к другим детям и сказать: «Кто поможет мне построить гараж для этой машины?», и они Могут играть полчаса или час и построить что-то красивое; или они могут делать что-то, используя песок, воду, поезда, тоннели и т. д. и пре­красно сотрудничать — не на основе личной дружбы, а на основе общей цели. Это чрезвычайно важная стадия в детской жизни. Когда цель достигнута, группа распа­дается, дети снова идут каждый своим путем.

Так формируется четвертая стадия, когда другой ребенок становится ценным не только как товарищ по игре, но и как личность со своим правом любить, нена­видеть, восхищаться, соперничать, выбирать друзей. Я не знаю, каковы ваши собственные наблюдения, но мы у себя наблюдали за несколькими такими парами, иног­да мальчика и девочки, иногда двух мальчиков или двух девочек с настоящими личностными чувствами и сим­патией друг к другу. Мы видели неподдельное горе, если их разлучали.

Интересен тот факт, что нельзя заставить ребен­ка, находящегося на второй стадии, когда другие вос­принимаются как игрушки, вести себя так, как свой­ственно детям третьей или четвертой стадии, или наоборот. Эти процессы роста и адаптации достигаются постепенно, точно так же как родители не могут убе­речь детей от установления множества отношений, ко­торые возникают, только когда ребенок уже достиг фазы постоянства своих отношений в привязанности к лю­дям. Мне кажется, что понимание этих фаз эмоциональ­ного и социального роста дает нам основание, чтобы раз­бить детей на группы, как это происходит при делении школьной популяции на классы на основании психоло­гических тестов по их интеллектуальной градации.

284

ЭМОЦИОНАЛЬНОЕ И ИНСТИНКТИВНОЕ РАЗВИТИЕ

К сожалению, не существует стандартизированных методов определения норм эмоционального и инстинктивного развития детей всех возрастов. Имеющи­еся тесты психического развития (Гезелл) включают оценку поведенческих норм в разные периоды младен­ческого возраста, хотя это делается скорее с целью диф­ференциации интеллектуальной нормы и психической ртсталости у детей, чем для изучения собственно раз­вития поведения. В некоторых тестах (Роршах) иссле­дуется развитие аффективных состояний и их наруше­ния. В других тестах, например, тестах для оценки Эмоционального развития, используются продукты фан­тазии ребенка. Но эти попытки остаются единичными, большая же часть не дает ничего, кроме описания отдельных случаев и освещения второстепенных аспектов эмоциональной жизни детей. На нынешнем уровне знания, как мне кажется, неполного и интуитивного, они не облегчают задачу исследователя, призванного изучать личность комплексно, стремящегося вынести на­дежное суждение об этой стороне детской природы.

В основе процессов формирования детского характеpa и последующего социального развития лежат два инстинкта: секс и агрессия. Их проявления и вызываемые ими эмоции были предметом психоаналитической психологии на протяжении последних 50 лет.

Детство и секс. До начала нынешнего столетия считалось, что детство свободно от сексуальности. Предпо-

285

Эмоциональное и инстинктивное развитие

лагалось также, что сексуальный инстинкт начинает про­являться в период полового созревания с первыми при­знаками влечения к противоположному полу. Асексуаль­ность рассматривалась как одна из главных характеристик детства, которая подкрепляла веру в так называемое «сча­стье» и «безмятежность» первых лет жизни. Где бы ни обнаруживались проявления детской сексуальности, та­кие, как сексуальное любопытство или сексуальные дей­ствия (мастурбация, сексуальные игры с другими деть­ми), они воспринимались как признаки отклонения от нормы, сексуальной распущенности или дегенерации.

В отличие от этих убеждений психоаналитические исследования, посвященные изучению и лечению невро­зов, продемонстрировали существование детской сексуаль­ности. Сексуальность детей отличается от сексуальности взрослых, поскольку имеет другие цели и формы выраже­ния. Сексуальное поведение детей предваряет их действия в зрелом возрасте и реализует детские ожидания и удов­летворение тем же по сути образом, что и у взрослых. Сек­суальная жизнь в детстве, естественно, не направлена на воспроизводство, хотя она формирует основу генитальной сексуальности взрослых. Понятие сексуальности, которое раньше включало только генитальную функцию, было тем самым расширено и стало включать прегенитальную и эк-страгенитальную функции. Энергию, питающую сексуаль­ные влечения детей и взрослых, стали называть либидо.

Ранние стадии развития либидо. Приятные ощуще­ния, которые у взрослых вызываются стимуляцией гени­талий, в детстве дают другие части тела. Первым участ­ком тела, играющим такую роль в детской жизни, является оральная зона. С начала кормления грудью младенец ис­пытывает удовольствие от стимуляции поверхности рото­вой полости, вызванной током молока. Он учится полу­чать это удовольствие независимо от процесса кормления, сося большой палец. (Многие младенцы сосут другие паль­цы, кулак или части тела в пределах досягаемости, а так­же уголок одеяла или подушки.) На более поздних стади­ях развития дети тянут в рот почти все возможные предметы, и таким образом предметы изучаются и стано­вятся знакомыми, принося приятные ощущения. Эти ощущения создают первый опыт удовольствия сексуаль-

286

Эмоциональное и инстинктивное развитие

ного характера. Взрослые смотрели на них с подозрением и старались предупредить задолго до того, как была от­крыта их сексуальная природа. Попытки отучить сосать палец наталкивались на упрямое сопротивление ребенка, точнее, сопротивление той силы, которая обеспечивает ин­стинкт либидо, стоящий за этим действием. Оральная зона обладает способностью приносить удовольствие в период сосания'груди, а у многих детей намного дольше.

Примерно с полуторагодовалого возраста роль рото­вой полости в выработке возбуждения сексуального ха­рактера (эрогенная зона) переходит к участку тела вокруг анального отверстия; по-видимому, это происходит в ре­зультате постоянного внимания, обращенного к этому уча­стку в течение длительного периода обучения туалету. Од­новременно с преобладанием этих ощущений в так называемой анальной фазе ребенок проявляет повышен­ный интерес к процессу дефекации в целом. У него возни­кает желание трогать и размазывать свои экскременты, он также предпочитает играть с теми веществами, кото­рые напоминают экскременты по цвету, консистенции или запаху. В анальной фазе развития ребенок также настой­чиво ищет «грязных» игр, подобно тому, как в оральной фазе он стремится сосать палец.

Приблизительно в возрасте 3-4 лет интересы ребен­ка начинают концентрироваться на гениталиях. Орган, который в это время доставляет ребенку наибольшее удо­вольствие, — пенис у мальчиков и, соответственно, кли­тор у девочек. В данной фаллической фазе гордость за пенис и то, что он может делать (эрекция, игры при моче­испускании), имеют большое значение для мальчика; де­вочки испытывают зависть к пенису. В этой фазе сексу­альное любопытство, например, интерес к половым различиям, интимным отношениям родителей и тайне рождения, достигает своего пика, который длится при­мерно от 3-4 до 5-6 лет. Основная активность фалличес­кой фазы для обоих полов — генитальная мастурбация.

Эти тенденции детского развития представляют со­бой компоненты сексуального инстинкта, о чем говорят следующие факты: во-первых, прегенитальные действия в сексуальности взрослых продолжают играть постоянную, хотя и подчиненную роль, выступая либо как прелюдия,



287

Эмоциональное и инстинктивное развитие

либо сопровождение полового акта; во-вторых, существу­ют определенные формы сексуальной патологии, так на­зываемые перверсии, где любое из инфантильных сексу­альных действий может заменить желание сексуальной близости и стать главной формой выражения сексуально­сти в зрелом возрасте (фелляция, куннилингус, копрофи-лия, скопофилия, эксгибиционизм и т. д.).

С точки зрения генитальности взрослых, сексуаль­ная жизнь ребенка это извращение (что объясняет, поче-му наблюдатели так неохотно говорят об этом); с точки зрения развития, инстинктивные компоненты детской сексуальности являются нормой.

Развитие агрессивного инстинкта. Многие авторы считают, что детская агрессивность это не внутреннее инстинктивное побуждение, а реакция на фрустрацию и запреты, с которыми сталкивается ребенок. Недавно по­лучила подтверждение точка зрения, согласно которой агрессивный инстинкт является истинной и ведущей си­лой в жизни ребенка с момента его рождения.

Проявления агрессивного инстинкта тесно связаны с проявлениями сексуальности. В оральной фазе они про­являются в оральном садизме и выражаются в стремле­нии повредить привлекательный объект, съев его (ораль ная инкорпорация); здесь зубы используются как орудие агрессии. В анальной фазе агрессия проявляется в аналь­ном садизме. Дети этого возраста агрессивны, деструктив­ны, своевольны, властны и одержимы; часто пребывая в состоянии раздражения и гнева, они обычно толкаются, пинаются, царапаются и плюются. В этой фазе особенно трудно разграничить начало проявления сексуальности и собственно агрессивность, поскольку ребенок обычно от­носится к любимым людям и предметам нечутко, жесто­ко, часто мучает их. В фаллической фазе агрессивность проявляется в таких благородных формах, как мужествен­ность, защита, безрассудство перед лицом угрозы и со-ревновательность. Если с возрастом не происходит есте­ственного слияния агрессивных желаний с сексуальными инстинктами, они начинают выступать как сугубо дест­руктивная сила.

Когда агрессивные силы направлены на окружающих, они способствуют самосохранению; когда внутрь себя — они

288

Эмоциональное и инстинктивное развитие

угрожают физическому иди психическому здоровью ребен­ка.

Аутоэротизм и объектная любовь. С помощью тела ребенок удовлетворяет лишь малую толику своих сексу­альных и агрессивных побуждений — он сосет палец, предается анальным удовольствиям, мастурбации или другим действиям (кусает ногти, ковыряет в носу, затал­кивает предметы в уши). Часто дети в раннем возрасте катаются по полу и бьются головой, — это явление того же порядка, когда ребенок удовлетворяет примитивное желание ритмических движений тела, к которому добав­ляется направленная на себя агрессия.

Эти аутоэротические действия формируют так на­зываемые «дурные привычки» детства, с которыми взрос­лые ведут непрекращающуюся войну. Они сталкиваются со всей мощью инстинктивных влечений, которым эти действия дают выход. Аутоэротические действия сами по себе нормальные и обычные явления. Однако благодаря воспитательным усилиям взрослых, которые им противо­стоят, аутоэротические действия помимо удовлетворения делают ребенка самодостаточным и тем самым менее под­верженным внешним влияниям.

В норме большая часть сексуальных и агрессивных желаний в поисках удовлетворения обращена на других людей. Люди из ближайшего окружения, на которых на­правлены эти усилия, — объекты любви — играют ог­ромную роль в сохранении баланса всей эмоциональной и инстинктивной жизни ребенка. Если с детьми равнодуш­но обращаются те, к кому обращены их чувства (детдо­мовские дети), или же детям пришлось в раннем возрасте часто менять свое окружение (дети военных, брошенные, сироты, бездомные дети), то в дальнейшем они оказыва­ются неспособны создавать прочные, долговременные и теплые отношения с другими людьми. В результате их сексуальные усилия обращаются на себя, аутоэротичес­кие действия усиливаются как плата за разрыв отноше­ний с внешним миром. Такие дети становятся замкнуты­ми, зацикленными на себе и трудноуправляемыми.

Ярко выраженные аутоэротические привычки не поддаются коррекции или устранению с помощью угроз или наказания. На них косвенно влияют колебания отно-



289

Эмоциональное и инстинктивное развитие

шений детей с объектами любви. Там, где создаются ус­ловия для развития нормальных отношений любви с ро­дителями или их заместителями, аутоэротизм в будущем автоматически утрачивает свое значение и играет лишь второстепенную роль.



Развитие объектной любви. Как было описано в предыдущей главе, первая привязанность у младенцев формируется к матери или тому, кто его кормит. Эта пер­вая «любовь» младенца собственническая и корыстная. Его жизнью управляют ощущения, сигнализирующие о возникновении потребности и ее удовлетворении, ощуще­ния удовольствия и дискомфорта. Мать лишь постольку является значимым объектом в его жизни, поскольку дает удовольствие и устраняет дискомфорт. Когда потребности младенца удовлетворены, то есть когда ему тепло, сухо и из желудка поступают приятные ощущения, его интерес к миру объектов исчезает, и он засыпает. Когда ему го­лодно, холодно и сыро или беспокоит кишечник, он взы­вает о помощи к внешнему миру. В этот период потреб­ность в объекте неразрывно связана с сильной потребностью организма.

С 5-6 месяцев младенец начинает обращать внима­ние на мать не только тогда, когда он находится под влия­нием острых телесных желаний. Он радуется обществу матери, любит, когда с ним ласковы, играют и не любит оставаться один. Он реагирует на присутствие матери и даже на ее настроение разными способами. Желание полу­чить ее любовь становится потребностью, сравнимой по интенсивности с телесными потребностями.

На втором году жизни связь с матерью усиливается и становится более интимной. Многие малыши с трудом пе­реносят даже краткую разлуку с матерью; на каждый ее уход они реагируют так отчаянно и гневно, как будто мать уходит навсегда. Они не могут играть сами и беспомощно плачут, если мать покидает комнату или дом. По этой же причине часто становится трудно уложить ребенка вече­ром спать. Обычно за такое поведение винят мать: если ребенок не переносит разлуки с матерью, то это означает, что она «испортила» ребенка. Вернее было бы сказать, что мать сама беспомощна перед этими приступами отчаяния, которых она не понимает и которые привязывают ее к дому

290

Эмоциональное и инстинктивное развитие

и ребенку. Длительная разлука (госпитализация, болезнь или роды матери) часто действует на ребенка как травма­тический шок и иногда выражается в полном отчуждении от матери. Хотя ребенок может изводить мать и обращать­ся с ней требовательно-пренебрежительно (из-за анально-садистического характера его желаний), отношения между ним и матерью постепенно становятся все более взаимны­ми. Ребенок уже не только требует удовлетворения своих потребностей, но и начинает проявлять свою любовь и не­жность, приносить ради матери маленькие жертвы, делить­ся пищей и дарить ей подарки.

С развитием интеллекта и сознания, а также в ре­зультате происходящих с ним событий ребенок рано или поздно научается жить в эмоциональном согласии с мате­рью и со всей семьей. В семьях, где есть старшие братья и сестры, ребенок адаптируется к существованию других претендентов на материнскую любовь. На основе их об­щих отношений к родителям ребенок учится распреде­лять внимание и делиться материальными приобретения­ми с братьями и сестрами, тем самым делая первый важный шаг на пути развития духа коллективности. Рев­ность и зависть к старшим братьям и сестрам может быть очень сильной. Чувство, что он меньше и слабее, может вести к осознанию своего бессилия и беспомощности по сравнению с ними. Но в целом он понимает их более взрос­лые требования, и удовольствие быть принятым ими и разделять их дружбу компенсирует ребенку прекращение особой заботы матери и внимания, которое он получал, будучи младенцем.

Ситуация выглядит совершенно иначе, когда в се­мье есть младшие дети. Появление следующего ребенка, который занимает его место на руках матери, вызывает горькую обиду. Старший ребенок чувствует, что его пре­дали, отвергли и покинули. Он испытывает сильную рев­ность и даже ненависть к новорожденному, который ли­шил его собственности, он желает, чтобы тот умер или исчез. Ребенок соперничает с новорожденным во всем, даже в праве на то, чтобы снова быть мокрым и гряз­ным. Он выражает желание снова сосать грудь или бу­тылочку, спать в коляске. Его любовь к матери превра­щается в ненависть, когда она не разрешает ему делать

291

Эмоциональное и инстинктивное развитие

этого. Сейчас уже все понимают, что эти негативные переживания могут стать причиной разнообразных рас­стройств, таких, как трудности засыпания и приема пищи, ночное недержание, нерегулируемая дефекация, вспышки ярости и ряда других поведенческих проблем.

Отношение к отцу еще более сложное. В отличие от братьев и сестер, он сам является объектом любви и в нормальной семье обладает неограниченной властью над ребенком. Ребенок восхищается и боится его, а также любит. Но отец в то же время — другой претендент на любовь матери, и в этой роли он ненавистен. Двойствен­ное отношение к отцу, которое отчетливо проявляется уже ко 2-3-му году жизни, приобретает большую значимость ближе к четвертому году, когда ребенок вступает в фал­лическую фазу.

Таким образом, эмоциональное развитие мальчиков и девочек до 4 лет протекает сходным образом; с этого возраста они начинают развиваться в двух разных направ­лениях. Мальчик все больше и больше начинает иденти­фицировать себя с отцом и во всем подражать ему. В то же самое время изменяется его отношение к матери; он перестает быть зависимым малышом и превращается в маленького мужчину, который ведет себя по отношению к матери как защитник и даже несколько снисходитель­но, старается вызвать ее восхищение, чтобы удивить ее, идет на разные подвиги и хочет обладать ею вместо отца. Его сексуальное любопытство направлено на интимную жизнь матери, в которой он желает быть на месте отца. Девочка, с другой стороны, вырастает с чувством привя­занности к матери. Она начинает подражать ей, играя в дочки-матери с куклами или младшими детьми. В отли­чие от мальчика, девочка направляет свою любовь на отца и желает, чтобы он признал ее и принял на место матери.

Так оба пола получают свой первый опыт влюблен­ности, полный смятения чувств, надежд и желаний, разо­чарований и обид, радости и горя, гнева, ревности, отчая­ния, которые это состояние приносит с собой. Их любовь к родителю противоположного пола создает или, как в случае мальчика, усиливает уже существующее соперни­чество с родителем своего пола. Мальчик любит мать, на­правляет свои инстинктивные желания на нее и желает

292

Эмоциональное и инстинктивное развитие

смерти отца, который стоит на его пути; девочка любит отца и в своем желании быть рядом с ним в фантазиях устраняет мать. Это тип семейных отношений, для обо­значения которого по аналогии с древнегреческим мифом был введен термин эдипов комплекс.

(Хотя в целом эта модель эмоциональной жизни ре­бенка всегда имеет место, отклонения от нормы встречают­ся часто. Много неполных семей, где мать овдовела и/или одна воспитывает ребенка; здесь ей приходится брать на себя роль отца в дополнение к своей собственной. Многие отцы слабы, бездеятельны и не отвечают тому идеалу му­жественности, который ищет мальчик. Благодаря бисексу­альной природе, в норме присущей человеку, мальчики обладают женскими чертами так же, как и мужскими. Многие мальчики, вместо того чтобы принять за эталон образ отца, идентифицируют себя с матерью и подражают ее поведению, принимая женскую установку по отноше­нию к отцу. Так называемый «извращенный» эдипов ком­плекс встречается и у девочек; в целом для обоих полов изменение установки ведет к различным нарушениям пси­хологического развития.)

Ошибочно полагать, что чувства ребенка менее ин­тенсивны, чем соответствующие эмоции взрослых. Неверно также думать, что ребенок слишком мал для того, чтобы серьезно относиться к таким вещам и к роли сексуально­го партнера, которым он себя видит. Каждый ребенок в определенный момент делает открытие, что родители не­доступны как объект его желаний, по крайней мере, в той степени, в какой он хотел бы ими обладать. Много непри­ятностей происходит из-за того, что ребенок оказывается слишком маленьким, слабым и зависимым по сравнению с родителем-соперником. Его желание стать «большим», жениться на любимом человеке и рожать детей является центром детских фантазий в этом возрасте, но рушится при столкновении с реальностью и встреченным отпором, который зачастую сопровождается насмешками со сторо­ны самих родителей. Когда дети в конце концов осознают тщетность своих эдиповых желаний, они очень остро пе­реживают разочарование. Каким бы способом ни преодо­левалась фрустрация их первой объектной любви, следы этих переживаний остаются навсегда. При этом форми-

293

Эмоциональное и инстинктивное развитие

руется модель поведения, которая будет воспроизводиться вновь и вновь в дальнейшей жизни и которая служит объяснением многочисленных и загадочных идиосинк­разии, странностей и трудностей любви и сексуальной жизни у взрослых.



Трансформация инстинктов. Маленький ребенок целиком находится под влиянием своих инстинктив­ных желаний; он представляет собой нецивилизован­ное и примитивное существо. Он неопрятный и аг­рессивный, эгоистичный и нечуткий, нескромный и любопытный, жадный и деструктивный. У него отсут­ствует самоконтроль и опыт подчинения своих действий требованиям внешнего мира. Единственная сила, на­правляющая его, — стремление получать удовольствие и избегать боли. Вылепить из этого сырого материала будущего члена цивилизованного общества — перво­степенная задача родителей. В прошлом воспитатели и педагоги не отвечали за детей до пяти лет, то есть до того времени, когда основная масса инстинктов уже претерпевала изменения, С тех пор как детские дош­кольные учреждения были официально признаны пер­вой ступенью образования, ситуация изменилась, и об­разование теперь охватывает период расцвета детской сексуальности и агрессивности. Это создает для учите­лей такие проблемы, которые раньше существовали только в семейном кругу. В семье инстинктивная жизнь ребенка строится по этическим нормам взрослого сооб­щества. С этой точки зрения оральные действия ребен­ка оцениваются как жадность, анальные как занудство, а эксгибиционизм как бесстыдство. Степень осуждения различных проявлений либидозного или агрессивного характера варьирует в зависимости от норм того клас­са, к которому принадлежат родители ребенка. В неко­торых слоях общества оральные удовольствия допус­каются, тогда как анальные желания и агрессия строго караются (нижний средний класс). В других агрессив­ность и деструктивность оказываются наиболее нака­зуемыми, тогда как сексуальное любопытство воспри­нимается более снисходительно (верхний средний класс). Для детей всех классов любые моральные нор­мы этого рода абсолютно чужды. Сами дети считаются

294

. Эмоциональное и инстинктивное развитие

только с растущим напряжением в организме, если ин­стинктивные потребности остаются неудовлетворенны­ми. Они переживают это напряжение как болезненное и, чтобы облегчить или предотвратить его, пытаются удовлетворять каждое желание как можно быстрее. Цели детей и родителей по отношению к инстинктив­ным побуждениям противоположны. Родители озабо­чены будущей адаптацией ребенка к стандартам взрос­лых, а ребенок — только снятием напряжения в данный момент. Ребенок стремится к полному и незамедлитель­ному удовлетворению желания; родители же стремят­ся подавлять или, по крайней мере, строго ограничи­вать желания ребенка. В этой борьбе, которая составляет ядро раннего воспитания, ребенок оказывается слабее родителей. Поскольку от них зависит удовлетворение его материальных и эмоциональных потребностей, он не может рисковать, излишне провоцируя их недоволь­ство. Хотя он боится неудовлетворения, этот страх пере­крывают два куда более серьезных страха: страх нака­зания и страх лишиться родительской любви. Благодаря тревоге, которая скрыто присутствует у всех детей, страх наказания может приобретать фантастические формы. Там, где родители слишком суровы, ребенок может чув­ствовать угрозу отвержения: например, ему начинает казаться, что его хотят отослать из дома, для того что­бы с ним что-то случилось. Или бояться, что могут от­резать большой палец, чтобы он его больше не сосал;

отрезать пенис за то, что он играет с ним (страх кас­трации); может парализовать руки за то, что он дотра­гивается до гениталий, и т. д. Считается, что страх лишения родительской любви также давит на сознание ребенка. Хотя эта угроза повсеместно используется ро­дителями, которые стремятся избежать более суровых мер (как телесные наказания), тем не менее она вос­принимается детьми реально и действует как эффек­тивное средство против исполнения желаний, равное и для многих детей превосходящее по силе страх наказа­ния. Независимо от того, одобряют родители ту или иную меру, обычный ребенок не способен противосто­ять им. Он будет в различной степени послушным, то есть подчиняться их запретам и ограничениям.

295

Эмоииональное и инстинктивное развитие



Удовлетворение желаний в детстве было бы лишь частичным, если бы не гибкость сексуального и агрес­сивного инстинктов, которая выручает ребенка и кото­рой недостает базовым органическим потребностям, та­ким, как голод и сон.

Маленький ребенок в ожидании пищи страдает от растущего напряжения мук голода. Можно на время отвлечь его внимание от неприятных ощущений, пред­лагая взамен другие удовольствия (игрушки, игры, пе­ние и т. д.), но через какое-то время чувство голода сно­ва даст о себе знать. Такое оральное удовольствие, как сосание пальца, также может на короткое время прине­сти облегчение; тот же результат можно получить, дав ребенку попить воды или чая, чтобы возникло ощуще­ние наполненности желудка. Однако действие всех этих замещающих мер ограничено и в долговременной перс­пективе иллюзорно. После каждой попытки отвлечь чувство голода оно будет заявлять о себе с новой силой и в конце уже ничем, кроме пищи, нельзя будет облег­чить страдания ребенка.

К счастью для воспитателей, разные элементы дет­ской сексуальности обладают разной степенью устойчи­вости. Они могут регулироваться самим ребенком, ког­да либо слишком трудно, либо слишком опасно выставлять их напоказ, при явном неодобрении взрос­лых. Например, маленький ребенок не может сохранить свои привычки быть грязным или жестоким, если они встречают резкое осуждение матери. После многократ­ного повторения ситуации, когда мать либо наказывает, либо «больше не любит» его из-за проступков, ребенок меняет свои установки по отношению к самим желани­ям, начинает терять привязанность к ним, все больше и больше отходит от них и в конце концов «забывает», что раньше они доставляли ему удовольствие. Психи­ческий процесс, сопровождающий этот способ обраще­ния с инстинктивными импульсами, называется подав­ление. Суть его в том, чтобы не допускать в сознание образы, которые выражают это конкретное стремление. Тем самым стремление исключается из сознания и пе­ремещается в бессознательное, создавая иллюзию, что само стремление перестало существовать. Теперь оно


Каталог: book -> psychoanalis
psychoanalis -> Йен Стюарт, Вэнн Джойнс как мы пишем историю своей жизни
psychoanalis -> Карл Густав Юнг Психологические типы
psychoanalis -> Юнг К. Г. Божественный ребенок
psychoanalis -> Валерий Всеволодович Зеленский Толковый словарь по аналитической психологии
psychoanalis -> Генри ф. Элленбергер открытие бессознательного: история и эволюция динамической психиатрии
psychoanalis -> Зигмунд Фрейд Введение в психоанализ Лекции 1-35
psychoanalis -> Издательство: Издательство Московского университета, 1983 г
psychoanalis -> Библиография


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   ...   29


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница