Центр релігієзнавчих досліджень та міжнародних духовних стосунків традиційна ведична культура в сучасному світі



страница8/11
Дата21.05.2016
Размер2 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Литература

  1. World Scientists' Warning to Humanity (1992). [Электронный ресурс]. – Режимдоступа: http://www.ucsusa.org/about/1992-world-scientists.html.

  2. Suhotra Swami. Dimensions of Good and Evil. The Moral Universe and Vaishnava Philosophy. – Mayapur: Bhaktivedanta Academy, 2008. – 370 с.

  3. А.Ч. Бхактиведанта Свами Прабхупада. Бхагавад-гита как она есть. – М.: ББТ, 2007. – 816 с.

  4. А.Ч. Бхактиведанта Свами Прабхупада. Шри Ишо­панишад. – М.: ББТ, 2008. – 174 с.

  5. А.Ч. Бгактіведанта Свамі Прабгупада. Шри Чайтан’а-Чарітамріта.– К.: ББТ, 1999. – 1439 с.

  6. Докинз Р. Бог как иллюзия. – М.: Издательство КоЛибри, 2008. — 560 с.

  7. Коммунизм, фашизм и поколение конца 60-х го­дов хх века. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.nauka-istina.ru/aciklama.php?oku=114&name=%.

  8. Кремо М. Деволюция человека: Ведическая аль­тернатива теории Дарвина. – М.: Философская книга, 2008. – 796с.

  9. Измайлов И. Несимметричная диалектика: путь к совершенному разуму. – М.: Философская книга, 2006. – 80 с.

  10. Порус В. Рациональность. Наука. Культура. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.filosofa.net/book-148-page-29.html.



Тимощук А.С.

Владимир, Россия

МЕДИА КАК ИНДИКАТОР ГЛОБАЛЬНОГО ХАРАКТЕРА БХАГАВАД-ГИТЫ

(на примере томского суда)

Судебный процесс вызвал большой резонанс в прес­се и интернете. С. Микитик в статье «Экстремизм вокруг нас. В Томске идет суд над книгой "Бхагават-Гита. Как она есть"», по которой учатся студенты» [1] указала на заинте­ресованность судебным заседанием со стороны мусульман. Возможно, это обусловлено тем, что их книги регулярно пополняют федеральный список экстремистской литерату­ры. Иногда за одно заседание вносится целый перечень книг на арабском языке. Так, Городищенский суд Пензенской об­ласти запретил к распространению как экстремистский труд «Завещание» знаменитого аятоллы Хомейни, возглавившего исламскую революцию в Иране. Один из ключевых для жи­телей исламской республики текстов также теперь числится в списке экстремистских материалов Минюста. Тогда реше­ние Городищенского суда подвергли критике многие вид­ные исламские ученые [2].

Информационно-аналитический центр «Сова» пола­гает, что иск томской прокуратуры «вписывается в череду абсурдных преследований приверженцев различных рели­гий за "утверждение превосходства" их веры над иными». В карикатурной форме это высмеяно как «Закон об овечьем экстремизме».

О. Иовлева своей публикацией «Суд над индийской книгой опозорил Томск на весь мир Экспертное заключение томских учёных оказалось плагиатом с религиозных сай­тов?» первой поставила вопрос о международном воспри­ятии России. Журналист указывает имя серого кардинала томской епархии Максима Степаненко, затеявшего войну с иноверцами и публикует факты, относительно первого по­явления подсудной книги: «Первое издание «Бхагавад-гита как она есть» было опубликовано на английском языке в 1968 году издательством Macmillan Publishers. В 1972 году впервые вышло полное издание книги с подлинными сан­скритскими текстами. В настоящее время, публикацию «Бхагавад-гиты как она есть» на более чем 60 языках осу­ществляет издательство «Бхактиведанта Бук Траст». Первое издание «Бхагавад-гита как она есть» на русском языке вышло в 1984 году в Индии. С 1972 по 2000 гг. «Бхагавад-гита как она есть» была издана в твёрдом переплёте тира­жом более чем 10 млн. экземпляров. Считается, что этот пе­ревод Бхагавад-гиты является самым распространённым за пределами Индии. Книга также издаётся и распространяется огромными тиражами во всем мире» [3].

Российский религиовед Б. Фаликов назвал историю с судом Гиты трагикомедией, а главную проблему он видит не столько в имитации правосудия и бескультурье сило­виков, сколько в малограмотности экспертов, не знающих, что произведение является визитной карточной индуизма и наиболее почитаемым священным писанием в современной Индии. Высказываясь по вопросу изложения Гиты, религио­вед пишет: «Перевод Прабхупады не блещет литературны­ми достоинствами. К тому же он двойной: автор перевел Гиту на английский, а его безымянные помощники на рус­ский. Недостатки двойного перевода всегда очевидны. И первый отечественный перевод Гиты тоже был сделан с английского и напечатан в типографии Николая Новикова в 1788 году. Я бы не рекомендовал знакомиться по нему с Гитой. Совсем другое дело блестящий перевод Всеволода Семенцова, которому удалось не только передать религиоз­ные глубины, но и переложить санскритские шлоки звуч­ным русским стихом. Однако перевод Прабхупады и не претендует на литературные достоинства. Автор преследует совершенно иную цель – перевести, а главное, откомменти­ровать священный текст в духе бенгальского вишнуизма. Конечно, он имеет в виду современную аудиторию, но не столько подстраивается под нее, сколько врачует нравы. И местами его обличения звучат грубовато. Такой стиль ха­рактерен сегодня для многих харизматических проповед­ников традиционалистского толка. Какой-нибудь право­славный старец запросто даст Прабхупаде сто очков вперед. Логика таких проповедников понятна, они хотят встряхнуть грешников, погрязших в неверии. Чтобы у тех отверзлись уши, а заодно и души.

В комментариях Прабхупады на этот обличительный пафос накладываются еще отсылки к индийской архаике. Нам они могут показаться малоцивилизованными. Однако, сравнивая неверующих людей с собаками, свиньями и вер­блюдами, Прабхупада следует букве самих священных текстов. Такие же сравнения можно найти и в иных тради­циях. Просто современные христиане (в отличие от мусуль­ман) стараются их избегать, а Прабхупада нет.

И, наконец, главное. Для правильного понимания священных текстов необходимо знать контекст, в котором звучит то или иное речение. Так ведь и из Нового Завета можно легко надергать человеконенавистнические цитаты. Например, вычитать в Евангелии от Матфея: «Ибо я пришел разделить человека с отцом его, и дочь с матерью ее, и невестку со свекровью ее. И враги человека домашние его». И сделать вывод, что Иисус призывает к разрушению семьи» [4].

28 ноября 2011 года в редакции газеты «Московский комсомолец» прошел «круглый стол», посвященный проб­лемам применения антиэкстремистского законодательства в отношении религиозных текстов, а также судебному про­цессу в Томске и его возможным последствиям для россий­ского общества и российско-индийских отношений.

«В круглом столе приняли участие свыше 30 чело­век: юристы, общественные деятели, представители Об­щественной палаты РФ, СМИ, научных кругов, эксперты, представители индийской общины Москвы. Было подчерк­нуто, что ситуация в связи с несовершенством закона "О противодействии экстремистской деятельности" достигла критического уровня и требует серьезного вмешательства государства, так как речь идет о начале тотального террора против любых граждан, против любой священной книги, против любого взгляда, даже если это касается законнопос-лушных граждан или законопослушных религиозных орга-низаций… Один из индийских участников круглого стола в МК даже высказал идею свозить прокурора Томска в Ин-дию, чтобы тот увидел, что нет никакой существенной раз-ницы между традицией поклонения Богу в Индии и в рели-гиозной организации "Общество сознания Кришны" в Рос-сии, равно как и то, что нет разницы между изначальной Бхагавад-гитой и книгой "Бхагавад-гита как она есть" Бхак-тиведанты Свами» [5].

Некоторые участники симпозиума: религиовед, док­тор философских наук С.И. Иваненко, научный руководи­тель и координатор проектов «Религиоведение. Энциклопе­дический словарь» и «Энциклопедия религий», профессор кафедры социологии и управления социальными процесса­ми Академии труда и социальных отношений, доктор фило­софских наук Е.С. Элбакян, начальник Отдела по защите свободы совести Аппарата Уполномоченного по правам че­ловека в РФ, доктор исторических наук М.И. Одинцов, экс­перт по вопросам государственно-конфессиональных отно­шений, кандидат философских наук А.Е. Себенцов, обозре­ватель МК, доктор исторических наук С.С. Бычков, член Общественной палаты РФ, доктор юридических наук Е.А. Лукьянова и др. В ходе круглого стола были обсуждены требования к квалификации экспертов-религиоведов, психо­логов и лингвистов, а также выдвинут принцип, в соответ­ствии с которым священные книги мировых религий, а так­же комментарии к священным писаниям авторитетных ду­ховных учителей зарегистрированных религиозных органи­заций в принципе не могут и не должны быть предметом ис­ков и судебных разбирательств по обвинению в экстре­мизме.

«Федеральный закон "О противодействии экстре­мистской деятельности" несовершенен, так как он даёт че­ресчур "широкое" определение экстремизма. В большинстве зарубежных стран под экстремизмом понимают возбужде-ние вражды и ненависти в сочетании с насилием или при-зывами к насилию. По мнению участников в первоначаль-ной, ныне уже не действующей редакции Федерального за-кона "О противодействии экстремисткой деятельности" со-держалось более точное определение экстремизма: к экстре-мистской деятельности относилось "возбуждение расовой, национальной или религиозной розни, а также социальной розни, связанной с насилием или призывами к насилию". По оценке юристов возврат к этой исходной формулировке избавил бы законопослушные религиозные организации от обвинений в экстремизме.

Ученые и юристы выразили обеспокоенность по по-воду того, что в ряде случаев под предлогом борьбы с экстремизмом предпринимаются попытки ограничить за-конные права религиозных меньшинств» [6].

Тема судебного процесса поднималась на круглых столах томского сообщества «Межрелигиозный диалог», в работе которого принимают участие представители различ­ных конфессий, некоммерческих организаций и научной общественности Томска. В частности, в своем выступлении на круглом столе 6 октября руководитель отделения между­народных отношений исторического факультета ТГУ С.В. Вольфсон отметил необходимость при рассмотрении такого серьезного вопроса как экстремизм священных текс­тов «обратиться к настоящим специалистам по индуизму, которых в Томске просто нет» [7].

М. Аскетов сравнивает процесс против кришнаитов со «скандальным и беспрецедентным по своему идиотизму судебным решением о признании экстремистским лозунга «Православие или смерть». Против подобного расширен­ного толкования понятия «экстремизм» высказался даже центр «Сова», специализирующийся на борьбе с различным радикализмом. Теперь пришла очередь кришнаитов и их священных текстов» [8]. Он также связывает судебный про­цесс с активностью «руководителя миссионерского отдела томской епархии РПЦ Максима Степаненко, который под­нял тревогу по поводу того, что в окрестностях Томска, в деревне Кандинка, собирались строить поселок из 57 домов-общежитий члены Общества сознания Кришны… местные власти, чутко среагировав на сигнал РПЦ, признали строи­тельство незаконным».

Народная энциклопедия Wikipedia также посчитала необходимым сделать рубрику о томском судебном про­цессе против Гиты. Вся информация здесь рассортирована и удобно расположена, добавлены интересные фотографии и ссылки на видео репортажи [9].

Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации В.П. Лукин поручил своему представителю вы­ступить в суде на стороне защиты книги. Выступление Уполномоченного по правам человека в Томской области Н. Кречетовой было широко растиражировано российскими СМИ. В своем обращении томский омбудсмен призвала инициаторов процесса одуматься и прекратить суд над кни­гой: «Во-первых, считаю абсурдной саму постановку вопро­са. Эту книгу считают священной почти миллиард человек по всему миру. В России «Бхагавад-гита как она есть» сво­бодно распространяется 20 лет. При этом она издается бо­лее чем на 60 языках мира. И те объяснения, что экстре­мистским является не весь текст, а только комментарии – несостоятельны, поскольку комментарии являются неотъем­лемой частью книги… Возможный запрет книги, а, стало быть, и запрет религиозной деятельности ее почитателей, нарушит конституционные права граждан на свободу совес­ти, свободу вероисповедания и свободу слова. Общество со­знания Кришны – официально зарегистрированная органи­зация… Нет каких-либо установленных случаев проявления экстремизма в связи с распространением в течение более 20 лет книги на территории России… Особенно неприятно, что томская общественность выступает «пионером» в таких сомнительных начинаниях. Ведь диагноз, что книга «Бхага­вад-гита как она есть» экстремистская, был поставлен том­ским экспертным сообществом, а именно преподавателями философского и филологического факультетов Томского государственного университета… Томская область уже «от­личилась», когда было принято варварское решение о сносе уже построенных кришнаитами домов в деревне Кандинка» [10].

В программе «БибиСева» индолог В. Леонтьева так­же связала процесс в Томске с имущественными притязани-ями томской администрации и епархии к земельным участ-кам кришнаитов и отметила, что инициаторы суда никак не могли предвидеть осложнение российско-индийских отно-шений [11].

Опасения омбудсмена о «прославлении» Томска по всему миру сбылись, т.к. новость суда над священным писа­нием не осталась без внимания, как в Индии, так и в Север­ной Атлантике. Российские и международные СМИ фикси­руют рост возмущения среди мировой общественности.

«В письме от 1 ноября на имя главного секретаря премьер-министра Пулока Чаттерджи представитель Руко­водящего совета ИСККОН в Дели Гопал Кришна Госвами процитировал утверждения из заявления прокуратуры о том, что Господь Кришна является «злом, не соответству­ющим христианским религиозным воззрениям…

Индийцы, обосновавшиеся в Москве, численность которых достигает 15 тыс. чел., и последователи религиоз­ного движения ИСККОН обратились к Манмохану Сингху и его правительству с просьбой вмешаться на дипломати-ческом уровне, чтобы эта ситуация разрешилась благопри-ятным образом для Писания, которое является важной частью индийского эпоса Махабхарата, написанного мудре­цом Ведавьясой» [12].

Неприглядный суд вызвал небывалый резонанс по всему миру. Количество неравнодушных, отдавших свой го­лос в поддержку «Бхагавад-гиты как она есть» превысило 50 тыс. человек [13].

«Священная для кришнаитов книга "Бхагават-гита как она есть" стала бестселлером в Индии благодаря судеб­ному процессу в российском городе Томске. Продажи кни­ги, в которой наши эксперты нашли экстремизм, многократ-но возросли, а судьба этих религиозных писаний стала цент-ральной темой обсуждения в индийском парламенте» [13].

Известие о судебном процессе вызвало шквал недо­вольства в индийском парламенте, который был парализо­ван этим событием на несколько часов, а в Калькутте и Мумбае (Бомбей) перед российским консульством прошли демонстрации, протестующие против включения «Бхагавад-гиты как она есть» в один список с книгой Гитлера «Майн Кампф» [15]. Высший суд Мумбаи выступил с предложе­нием послать в Россию представителя от центрального пра­вительства с целью представлять позицию Индии по вопро-су защиты «Бхагавад-гиты как она есть» [16]. К кампании по защите Гиты присоединились даже учёные-мусульмане [17].

«Я хочу узнать от нашего правительства, что проис­ходит. Религиозные права индусов в России должны быть защищены. Правительство должно повлиять на российских политиков посредством дипломатических каналов», – ска­зал руководитель партии Биджу Джаната Бхартрухари Махтаб.

Громко воскликнув слова: «Боло Кришна Бхагаван ки’джай» («Вся слава Господу Кришне!»), Лалу Прасад из Раштрия Джаната Дал произнес: «Любое оскорбление в ад­рес Бхагавад-гиты расценивается как оскорбление самого Господа Кришны. Это решение (русского суда) вызовет гнев миллионов преданных Кришны по всему миру. Парла­мент должен принять решение и послать ноту протеста Рос­сийскому правительству за совершенное оскорбление!

Обсуждение в парламенте перешло в цитирование Гиты. Каждый стремился подтвердить то, что эта книга учит квинтэссенции жизни.

Парламентарий от партии Бхаратия Джаната (BJP) Хукумдео Нараян Ядав сказал, что Индия должна иници­ировать протест российскому правительству в связи с су­дебным процессом в Сибири, что является «оскорблением против всего человечества, т.к. Гита не является сугубо ре­лигиозной книгой, но предназначена для всех людей».

Министр по вопросам парламента П.К.Бансал успо­коил возбужденных парламентариев, заверив их, что ми­нистр иностранных дел С.М.Кришна выступит во вторник перед собранием и после изучения всех подробностей по данному вопросу. Свою речь оратор закончил словами: «Мы все объединились вокруг решения этой проблемы, и я уважаю чувства каждого присутствующего» [18].

По мнению представителя МИД России, суд идёт только над комментариями Бхактиведанты, но не над самой Гитой [19]. Вместе с тем, в Индии не разделяют коммента­рии учителей и сам текст. В речи министра иностранных дел Индии С.М.Кришны, обращенной к Парламенту страны ИСККОН как ответчик в суде упоминался вполне осоз­нанно, и в бесчисленных публикациях индийских СМИ на эту тему выражается поддержка и солидарность именно представителям Международного общества сознания Криш­ны как «российским индуистам» [20].

«Несмотря на то, что требование запретить книгу – это чистый абсурд, мы серьезно относимся к этой пробле­ме", – заявил Министр иностранных дел Индии Соманахал­ли Маллайя Кришна, добавив, что индийские власти уже обратились с жалобой к высокопоставленным представите­лям российского правительства» [21].

А. Кадакин, посол России в Индии, держал ответ пе-ред Министром иностранных дел С. Кришной по поводу си-туации в Томске и искренне недоумевал: «Странно, что та-кое происходит в красивом университетском городе в Си­бири, поскольку Томск славится своей светской и религиоз­ной терпимостью» [22]. Он также добавил: «Похоже, что даже в таком прекрасном городе как Томск есть свои город­ские сумасшедшие. Это действительно печально, – заявил российский посол. – Я считаю, что категорически недопус­тимо нести любое священное писание в суд. Для всех веру­ющих эти тексты сакральны» [23].

Такова же позиция обозревателя С. Кулкарни, кото­рый осуждает любые формы фундаментализма, приводящие к запрету других священных писаний, будь то Гита в право­славной России или Коран в индуистских регионах Индии, или не-исламские священные тексты в Саудовской Аравии [24].

Отвечая на вопросы ведущих передачи «Профилак­тика» на телеканале «Россия» о реакции на томский суд на родине Гиты, глава Ассоциации индийцев в России Санд­жит Кумар Джха, указывает на малообразованность экспер­тов как главную причину возникшей проблемы суда инду­истского священного писания.

«С.К. Джха: Ужасный резонанс в Индии. Парламент остановился на 2 дня. Это скорбь для нас, когда священная книга на суд выносится. Между религиозными людьми дол­жно быть согласие, что нельзя их выносить в суд, неважно какие, Библия, Коран или Гита. Миллионы людей читали и ничего не нашли до сих пор. Недавно британский премьер сказал, что это его настольная книга… Я не сомневаюсь, что российское правосудие примет здравое ре­шение» [25].

Одно из крупнейших новостных агентств NEWSru публикует обращение лидера российских вайшнавов (криш­наитов) Бхакти Вигьяны Госвами, который ранее просил не поддаваться на провокации и сохранять спокойствие: «"Мы уверены, что судьи, которым поручено разбирать это дело, объективно рассмотрят этот вопрос, и либо прекратят слу­шание по нему на основании того, что основные Священ­ные Писания мира не подсудны, либо вынесут взвешенное решение, основанное не на мнении несведущих в индуизме экспертов-лингвистов, а на серьезном контекстуальном ре­лигиоведческом исследовании.

Мы надеемся, что частная инициатива прокуроров г.Томска останется досадным недоразумением, которое не повлияет на традиционно дружественные отношения между народами России и Индии. Мы уверены в том, что мнение этих людей, задевающее чувства верующих, не разделяют миллионы россиян, на полках которых стоит "Бхагавад-гита как она есть". Эта книга – послание любви и мира, и каж­дый может убедиться в этом, начав ее читать» [26].

В преддверии суда поисковые системы выдавали по 500 репортажей на данную тему. Крупнейшая телевизион­ная сеть Индии – New Delhi Television, постоянно держала зрителей в курсе событий вокруг Гиты, способствовала ком­муникации общественности и видных практикующих юрис­тов Индии [27].

19 декабря 2011 в г. Томске состоялось продолжение рассмотрения дела по признанию книги экстремистским ма­териалом. Срок выполнения экспертизы был назначен до 1 декабря. Однако экспертиза к указанному сроку оказалась не готова. Заключение поступило в суд только 15 декабря.

На данном заседании были рассмотрены два заявле­ния, поступившие в период, когда дело было приостанов­лено на период новой экспертизы. Это были заявления от уполномоченного по правам человека Российской Федера-ции Лукина В.П. и от уполномоченного по правам человека в Томской области Кречетовой Н.С.

Лукин В.П. ходатайствовал о разрешении участия в суде своего представителя. К нему поступило заявление президента Центра обществ сознания Кришны в России Зу­ева С.В. с просьбой принять участие в томском процессе «в целях более объективного рассмотрения дела и более глубо­кого изучения и анализа проблем соблюдения конституци­онных и международных обязательств государства по обес­печению прав человека в сфере свободы совести, свободы вероисповедания и свободы слова».

Это ходатайство поддержали и прокуратура, и заин­тересованная сторона защиты. На основании ст. 27 и 29 ФЗ «Об уполномоченном по правам человека РФ» суд данное ходатайство удовлетворил. Уполномоченный по правам че­ловека является по указанному закону государственным ор-ганом с особым статусом, специализированным правовым институтом, чья деятельность способствует восстановлению нарушенных прав.

Обращение в суд Кречетовой Н.С. содержало оценку проходящего процесса. В документе указано несколько пунктов. Абсурдна сама постановка вопроса, поскольку книга давно существует в России, но нет ни одного случая проявления экстремизма. Запрет книги, который приведет к запрету религиозной деятельности ее последователей, нару­шит конституционные права граждан на свободу совести, свободу вероисповедания и свободу слова. Дело может иметь международный резонанс и вызвать ухудшение отно­шений как минимум между Россией и Индией. Также в сво­ем заявлении Кречетова отметила, что в 2004 и 2005 гг. Генеральная прокуратура уже проверяла книгу на предмет экстремизма, но не усмотрела в ней ничего противозакон­ного. При возражении прокуратуры о приобщении данного документа к делу, суд ходатайство удовлетворил.

После рассмотрения данных ходатайств судом был назначен перерыв до 28 декабря в связи с включением в судебный процесс нового заинтересованного лица – пред­ставителя уполномоченного по правам человека в Россий­ской Федерации – и необходимостью ознакомиться с мате­риалами дела.

28 декабря состоялось последнее заседание в Ленин­ском суде г. Томска. За ходом суда следили многие феде-ральные и региональные СМИ. Решения суда с нетерпением ожидали как в России, так и за рубежом, в частности в Ин­дии. Посол Индии, беспокоясь за исход дела, в этот день встречался в Москве с уполномоченным по правам человека Лукиным В.П.

Тем не менее, представитель Уполномоченного по правам человека в России не явился на судебное заседание. Как позднее отметил аппарат уполномоченного, уведомле­ние из суда поступило слишком поздно, и представитель не успел прибыть из Москвы. Однако Лукин пояснил, что если дело будет иметь продолжение, то его представитель обяза­тельно будет присутствовать.

Ключевым моментом судебного заседания должно было стать рассмотрение судебной психолого-лингвисти­ческой религиоведческой экспертизы, выполненной в Кеме­ровском государственном университете. Заключение под номером 50/11 было выполнено 14 декабря и поступило в суд 15 декабря.

Экспертное заключение, изложенное на 40 страни­цах, и по сравнению с первоначальной томской экспертизой по формальным признакам оформленное более серьезно, со-держит описание состава комиссии (религиоведа, лингвиста и психолога), условий производства экспертизы, и затем для каждого эксперта в отдельной части – описание методов выполнения экспертизы, сам проводимый анализ и полу-ченные выводы. Также экспертиза содержит раздел анализа вопросов, сформулированных прокуратурой и поставлен-ных судом перед экспертной комиссией. В этой оценке эксперты указали невозможность ответить на ряд вопросов, ввиду неконкретности формулировок или невозможности проведения исследования по данной теме. В том числе эксперты указали на крайнюю неоднозначность выражения «манипуляция сознанием», фигурировавшего в вопросах суда.

В части выводов экспертизы мнения специалистов разделились. Религиовед Горбатов указал в экспертизе, что «книга, представленная на исследование, не содержит вы­сказываний побудительного характера, призывающим к враждебным или насильственным действиям в отношении лиц определенной конфессиональной, национальной, этни­ческой принадлежности, а также высказываний, оправды­вающих совершение таких действий». Кроме того, он отме­тил в выводах, что поступившая на экспертизу книга явля­ется «сочинением религиозно-просветительского характера, в котором присутствуют комментарии к Бхагавад-гите, яв­ляющейся частью эпической индуистской поэмы Маха­бхарата». Таким образом, данной формулировкой эксперт в очередной раз подчеркивает, что судом разбирается не просто комментарий автора, а книга целиком, содержащая, в том числе, комментарий.

Исследования лингвиста и психолога очень сильно совпадают, что выражается как в использовании в их тексте одинаковых лексических формулировок, так и в цитирова­нии и анализе одних и тех же фрагментов книги. Среди вы­водов лингвиста и психолога, например, отмечено, что в книге содержатся высказывания, оскорбительные «для не-определенной группы лиц», обосновывается необходимость «ограничения свободы женщин», а также отмечается, что «книга способна оказать воздействии на систему социаль-ных представлений».

После оглашения экспертизы прокурор в своей пояс­нительной речи к экспертизе заявил, что результаты кеме­ровской экспертизы соответствуют томской экспертизе (хо­тя, как уже было отмечено, на самом деле мнения экспертов разошлись).

Представитель заинтересованной стороны А. Шахов заявил ходатайство о приобщении к материалам дела ре­цензии на заключение судебной экспертной комиссии, вы­полненной кандидатом филологических наук доцентом Томского государственного педагогического университета Орловой О.В. Также Шахов ходатайствовал об опросе этого специалиста в судебном заседании. Орлова занимается лин-гвистическими экспертизами и обладает гораздо большим стажем, чем специалист Осадчий. Ее рецензия ставит под сомнение заключение кемеровской экспертизы. Например, отмечается, что выводы специалиста-эксперта не являются обоснованными и объективными вследствие несоответствия методике исследования, методологии современного лин-гвистического анализа текста. В опросе Орловой было отка-зано, но ее рецензия была приобщена к делу.

Далее Шахов ходатайствовал о вызове в суд кемеров­ских экспертов, выполнявших судебную экспертизу, по­скольку есть сомнения в обоснованности выводов экспер­тизы (об этом же говорила Орлова в своей рецензии), по­рядке выполнения экспертизы (под вопросом находится са­мостоятельное выполнение экспертного анализа специалис­тами Осадчим и Дранишниковым, чьи разделы дублируют друг друга), ознакомлении экспертов об уголовной ответ­ственности, а также ввиду расхождения мнения экспертов и отсутствия общего вывода требуется пояснения насколько такую экспертизу можно считать комплексной. Суд поста­новил заявленному ходатайству отказать.

Также Шахов ходатайствовал о назначении повтор­ной судебной психолого-лингвистической религиоведчес­кой экспертизы в связи с сомнениями в правильности и обоснованности предыдущей экспертизы, выполненной в КемГУ. В обоснование своего ходатайства Шахов ссылался на несколько рецензий на кемеровскую экспертизу (помимо упомянутой выше рецензии Орловой):

1) доктора филологических наук, профессора Добро­вольского Д.О. (ведущий научный сотрудник Института русского языка им. В. Виноградова РАН),

2) доктора психологических наук, доцента кафедры общих закономерностей развития психики РГГУ Спиридо­нова В.Ф.;

3) доктора философских наук, кандидата психологи-ческих наук профессора кафедры социологии и социальной антропологии Московского государственного университета А. Наговицына;

4) заключение автономной некоммерческой орга-низации «Лингвистический экспертно-консультационный центр» г. Барнаула (исследование проводили доктор фило­софских наук, профессор Иванов А.В.; кандидат психоло­гических наук, доцент Каширский Д.В.; кандидат филологи­ческих наук Матвеева О.Н., руководитель психологической службы Алтайской краевой клинической психиатрической больницы Соколов Я.В.)

Последнее экспертное заключение составило 120 листов (для сравнения: кемеровская экспертиза – 40 лис­тов). Выводы данного заключения совпадают с мнением ке­меровского религиоведа Горбатова и противоположны мне­нию Осадчего и Дранишникова. Экспертиза барнаульского центра была приобщена к делу.

В качестве организации для проведения повторной судебной психолого-лингвистической экспертизы были предложены альтернативные варианты:

1) вышеуказанный «Лингвистический экспертно-кон­сультационный центр» в г.Барнауле;

2) Уральский региональный центр судебной экспер­тизы Министерства юстиции России в части лингвистичес­кого и психологического исследования и Пивоваров Д.В. (доктор философских наук, профессор, заведующий кафед­рой религиоведения УрГУ) в части религиоведческого ис­следования;

3) Научно-исследовательский экспертный центр Санкт-Петербургского государственного университета по изучению проблем экстремизма и коррупции (руководитель центра – профессор С. Кузнецов) – организация выразила готовность провести исследование в течение 1-1,5 месяца.

После изучения ходатайства о проведении повторной судебной психолого-лингвистической экспертизы при от­сутствии возражений со стороны представителя Минюста и возражении представителя прокуратуры судом было отка­зано в проведении повторной экспертизы.

Далее в ходе судебного заседания А. Шахов пред­ложил отказать в удовлетворении изначального заявлении прокурора о признании книги «Бхагавад-гита как она есть» экстремистским материалом. В своем выступлении он со-слался на слова специалистов, участвовавших в составлении томской и кемеровской экспертиз (Аванесова, Свистунова, Горбатова), которые указали, что признаков экстремизма в книге нет. Также по заключению КемГУ, где указано на «призыв» лишить женщин свободы, Шахов указал, что в определении экстремистской деятельности, которое дается в законе, нет указаний на возбуждение розни по признаку пола. Тем более неясно в юридическом ли смысле в исход­ном тексте книги употребляется слово «свобода» или под «ограничением свободы» понимается защита человека.

Как отмечено в постановлении Пленума Верховного суда от 2011 г. касательно преступлений экстремистской направленности критика других убеждений не признается экстремистской деятельностью. Многие специалисты, чьи заключения звучали в суде, отмечают, что в книге Бхакти­веданты Свами содержится критика образа жизни, который считается греховным, а не религий.

На указанное психологом и лингвистом «сравнение» людей с «ворами» в комментарии к стиху БГ 3.12 [28] (видимо, по причине особо оскорбительного значения, как это показалось экспертам), Шахов отметил очевидный пере­носный смысл слова «вор»: здесь автор не стремится оскор­бить кого-то другого, а обобщенно говорит «мы – воры», тем самым явно употребляя слово абстрактно.

В заключении выступления Шахов отметил, что сре­ди всех мнений ученых, рассматриваемых в суде, 11 сооб­щили, что экстремизма в Бхагавад-гите нет, и всего 2 (из ко­торых у одного нет достаточной квалификации) говорят, что признаки есть.

Кроме того, в соответствие с законом для признания материала экстремистским в нем должен присутствовать призыв к экстремисткой деятельности или ее оправдание. Но даже в кемеровской экспертизе Горбатов и Осадчий ука­зывают, что призыва к насильственным действиям в книге нет.

Событие в Томске является также симптоматичным для нового глобализиронного порядка современного мира. Сегодня, как никогда, тесно переплетаются и находятся во взаимовлиянии медиа, наука, религия, политика, экономика, что ставит на повестку дня новые теоретические вопросы: 1) методология познания и неклассического общества, 2) язык описания неклассической рациональности и социаль-ности, 3) взаимосвязь научного и юридического сообщест-ва, 4) научных и практические критерии экспертизы, 5) воз-действие постнеклассическая социологии на правовое регу-лирование, 6) модели развития традиционализма и глоба-лизма. Видимо не случайно сегодня актуализировалась гло-балистика как новое научное направление, объединяющее все эти вопросы, стремящаяся перейти на уровень прогно-зирования социокультурной динамики. Теоретическое и практическое разрешение поставленных вопросов требует междисциплинарной консолидации, большой эрудиции и знаний, а также открытости к миру, проведения феномено-логической редукции по отношению к естественным уста-новкам обыденного сознания.


Каталог: 2014
2014 -> «высшая школа экономики»
2014 -> «Исследование интернет агрессии студентов техникума»
2014 -> Справочник практического психолога «И. Г. Малкина -пых Техники гештальта и когнитивной терапии»
2014 -> Физическая культура
2014 -> Физическая культура
2014 -> Учебное пособие для студентов высших учебных заведений
2014 -> «Гендерное и социально-классовое маркирование стиля жизни в массовой культуре
2014 -> Г. У. Психология межэтнической напряженности. М.: Смысл, 1998, 389 с. Фундаментальная монография
2014 -> Программа «Консультативная психология. Персонология»


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница