Человеческий фактор системной модернизации современной россии



Скачать 210.85 Kb.
Дата13.05.2016
Размер210.85 Kb.
Милецкий В.П.

д.полит.н., действительный член Российской академии социальных наук, профессор СПбГУ



ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ФАКТОР СИСТЕМНОЙ МОДЕРНИЗАЦИИ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

За последние сто лет российское общество неоднократно и весьма кардинально менялось под влиянием человеческого фактора в политике. Начиная с решения Николая II о вступлении в Первую мировую войну, вся дальнейшая политическая история страны проходила под сильнейшим воздействием самых разных неординарных личностей и их стратегических проектов (Ленин, Сталин, Хрущёв, Горбачёв, Ельцин и др.). Не является здесь исключением и ситуация в постсоветской России. Отсюда вытекает актуальность рассмотрения человеческого фактора системной модернизации российского общества, которая объясняется тем, что большая часть современных проблем и противоречий экономики, социальной сферы, этнонациональных отношений или социокультурной сферы обусловлена преимущественно негативным влиянием этого самого фактора и, прежде всего, его политической составляющей. В самом деле, в основном вышеназванным обстоятельством предопределяется то, что нелегальный вывод из страны валюты достиг 191 млрд. долл., а по рейтингу благоприятности условий ведения бизнеса Россия занимает 92 место в мире, из-за чего за 11 месяцев 2013 года «схлопнулось» свыше 70000 малых и средних предприятий. По этим же причинам по уровню коррупции Россия занимает 127 место в мире, а по развитости гражданских институтов - 133 место из 144. Вместе с тем по такому критерию, как разрыв между бедными и богатыми страна занимает одно из первых мест в мире. Во всех этих «достижениях» очевидна роль человеческого фактора, рассмотрению которого посвящена настоящая работа.

В методологическом отношении при рассмотрении заявленной проблематики правомерно руководствоваться принципом восхождения от абстрактного к конкретному знанию, начиная с уяснения специфики человеческого фактора, его роли в политике вообще и реформаторской деятельности, включая системную модернизацию общества, в частности.

В широком смысле слова человеческий фактор – это социальные, психологические и другие характеристики человека, его возможности и ограничения, проявляющиеся при определенных условиях в практических результатах его деятельности. Сюда же относятся настроения и чувства людей, их привычки, социальные установки, ценностные ориентации, стереотипы индивидуального и группового поведения, способности, склонности и мотивы, субъективное отношение личности к окружающей действительности, обусловливающие межличностные отношения, психологический климат в обществе, психологические барьеры и многие другие по большей части психологические явления, возникающие в процессе жизнедеятельности людей и их общения друг с другом. Человеческий фактор выражается также в совокупности основных свойств и характеристик человека: темпераменте (сангвиник, холерик, флегматик, меланхолик и др.), характере (экстраверт, интроверт, невротик, доброжелательный, вредный, мелкомстительный, конфликтный, толерантный и др.), демографических и ментальных характеристиках (возраст, внешние данные, пол, социальные установки, морально-ценностные ориентации, стереотипы индивидуального и группового поведения, организаторские, лидерские способности, харизма и т.д.), склонностях, наклонностях, комплексы и мотивационные моменты, религиозно-идеологические позиции, субъективное отношение к окружающим людям, труду (трудоголик, лентяй и т.д.) и действительности и др. Большое значение в раскрытии потенциала человеческого фактора имеет референтное окружение лидеров (близкий круг и др.), социально-профессиональные параметры (доходы и собственность, уровень образования, специальность, вид и род трудовой деятельности) и социальная среда для проявления и реализации потенциала человеческого фактора. Здесь особую роль играет тип общественно-экономической формации, характер политической системы и режима государственной власти, уровень развития гражданского общества и др. Следует также упомянуть такие предпосылки для реализации человеческого фактора, как интеллектуальные ресурсы личности, коммуникабельность, исполнительность и ответственность, статус и благоприятная ситуация, выражающаяся в обыкновенном везении. Показ роли человеческого фактора в политике связан с уяснением того, насколько политическая должность лидера обусловливает властное поведение личности, а также старается ли личность отвечать высоким требованиям своего статуса или наоборот подгоняет под себя параметры должности, персонифицируя свою должность и институт/учреждение, им возглавляемые.

В отношении роли человеческого фактора в социуме вообще и по вопросам системной модернизации российского общества в частности правомерно различать его социально-профессиональное и политическое измерение. Первое главным образом выражается в таком аспекте человеческого фактора общественного прогресса, как уровень общеобразовательной и профессиональной подготовленности производительных сил, в особенности наёмного персонала предприятий и учреждений всех форм собственности. Несмотря на энергосырьевую ориентированность реального сектора в современной России, можно говорить о том, что страна располагает достаточно подготовленными человеческими производительными силами для осуществления системной модернизации российского общества.

В отношении политического измерения человеческого фактора уместно напомнить, что к нему относятся персональные характеристики лидеров (вождей, полевых командиров и др.), оказавших значительное влияние на общество и политику, их идеологическая позиция, темперамент, характер, демографические параметры, ментальные характеристики (особенности воспитания в семье и приобретенные привычки, социальные установки, морально-ценностные ориентации, стереотипы индивидуального и группового поведения, способности, включая организаторские, лидерские, харизма и т.д., склонности, наклонности, комплексы и мотивационные моменты, религиозно-идеологические позиции, субъективное отношение к окружающим людям, труду и действительности и др.), референтное окружение (близкий круг и др.), наконец, социально-профессиональные параметры (доходы и собственность, уровень образования, специальность, вид и род трудовой деятельности). Иначе говоря, речь здесь идет о том, какое влияние оказывают личностные характеристики известных и влиятельных лидеров не только на выбор ими своих проектов и стратегий общественного развития, но и осуществление последних в реальных и конкретных исторических условиях. При этом социальные последствия влияния человеческого фактора на политику и общество воплощаются на макро, мезо и микроуровнях по следующим основным направлениям (векторам).

1. На макроуровне это влияние выражается в системно-формационных трансформациях характера общественного строя, наступающих в результате реформаторской деятельности лидеров, реализации ими стратегии модернизации. Либо ровно наоборот. Например, знаменитый «новый курс» президента США Т.Рузвельта позволил не только вывести страну из «великой депрессии» 1930-х годов, но и обеспечить в перспективе постиндустриальный прорыв.

2. На мезоуровне влияние влияния человеческого фактора воплощается в изменениях политико-правовой системы и режима власти, духовно-идеологических и социокультурных последствиях, ведущих либо к реальной демократизации и раскрепощению общества или же к авторитарному откату и другим негативным подвижкам как в центре, так и в регионах. Например, известные «Косыгинские реформы», проведенные во второй половине 1960-х годов, заметно улучшили социально-экономическую ситуацию в СССР. И, с другой стороны, известны пагубные последствия прихода к власти генерала Д.М.Дудаева в Чеченской республике в 1992 году. Вслед за ним свои региональные автократии в «лихие 90-е годы» отстроили некоторые другие уже бывшие руководители российских автономий. Речь идет, например, о режиме «Муртазайтинга», существовавшем при президенте Муртазе Рахимове в Башкирии или режиме «Кирсаната», функционировавшем в Калмыкии при президенте Кирсане Илюмжинове.

3. На микроуровне влияние человеческого фактора воплощается в изменениях социально-экономической ситуации и общественных настроений в муниципальных образованиях. На муниципальном уровне в России особую роль играет личность главы местного самоуправления как в городских мэриях, так и в районных администрациях.

В свете вышеизложенного уместно обратиться к вопросу о том, что такое «человеческий фактор» системной модернизации российского общества и в чём выразилось его влияние в историческом измерении? И от этого вопроса перейти к уяснению природы «системной модернизации российского общества на принципах Конституции и ценностях демократии», инициированной Д.А.Медведевым в сентябре 2009 года.

При ответе на поставленные вопросы потребуется выделить критерии оценки процессов развёртывания модернизации и акцентировать внимание на проблемах, решение которых на уровне государственной политики и государственного управления невозможно без активного вмешательства человеческого фактора в политике.

Как известно, модернизация представляет собой масштабный процесс глубокой и тотальной трансформации традиционного домодернистского общества в современную социальную организацию, которая в настоящее время характерна для продвинутых, экономически процветающих и в политическом плане относительно стабильных демократических стран постиндустриального мира. Такая модернизация сопровождается коренным изменением характера общественного строя, снятием классово-антагонистического характера общественной системы и утверждением, в конечном итоге, неантагонистической социальной формации.

К середине 1980-х годов в СССР, фактически, потерпели неудачу все попытки успешно совершить социалистическую модернизацию и осуществить переход к советской модели постиндустриального общества, не меняя сущность советского нерыночного и авторитарного социализма. Причины такого поражение известны: это и неконкурентоспособность модели нерыночного социализма, по сравнению с которой западная модель демонстрировала огромные преимущества; и исчерпанность экстенсивных ресурсов развития, включая невозможность перехода к интенсивным факторам роста без легализации частной собственности и полноценного рынка; и автократический характер однопартийной политической системы номенклатурного типа, невосприимчивой к демократии и др. Поэтому закономерным результатом загнивания этой модели социума стало объявление новым лидером страны М.С.Горбачёвым в марте 1985 г. известной перестройки, чему в том числе способствовал и так называемый «демографический фактор». Речь идет о старении представителей брежневской политической группировки, в рамках которой власть передавалась от одного немощного «старца» к другому. В этот период в Советском Союзе сформировался известный «негативный консенсус» в общественном мнении, выразившийся в убежденности народного большинства в том, что «так больше жить нельзя» и необходимости радикальных перемен.

Названными обстоятельствами было обусловлено начало горбачевской перестройки. Перестройка явилась промежуточным звеном, связавшим социалистическую и постсоветскую фазы российской модернизации. Она, заняв временной отрезок с марта 1985 по 25 декабря 1991 года, была неизбежным результатом всего предшествующего развития страны и всего мира. Для нее имелись не только внутренние, но и внешнеполитические, которые были связаны с политикой “рейганомики” в США и неоконсервативным курсом кабинета М.Тэтчер в Великобритании, позволившими западным странам преодолеть затяжной кризис 70-х годов и поставить на службу обществу информационно-технологическую революцию. Свою роль в подрыве потенциала СССР сыграла также изнурительная десятилетняя война в Афганистане. Поэтому с внешнеполитической точки зрения перестройка явилась следствием предшествующего длительного соперничества двух мировых общественных систем: либерального капитализма во главе с США и реального социализма во главе с СССР. Превосходство, продемонстрированное западной цивилизацией по основным показателям, и неспособность СССР обеспечить поступательное развитие на прежней основе предопределили обращение советского руководства во главе с Горбачевым в середине 80-х годов к экономическим и социально-политическим реформам.

К сказанному выше о внутренних детерминантах перестройки стоит также отнести экономические, социально-политические и социально-психологические обстоятельства. Среди них помимо уже вышеупомянутого “негативного консенсуса” особую роль сыграл достигший в середине 1980-х годов кульминационной точки системный кризис советского социализма. В этот момент советская система подошла к тому рубежу, за которым заканчивался ресурс ее жизнедеятельности и исчерпывались ограниченные внутренние источники саморазвития. К началу перестройки советский социализм представлял собой отчужденный социум, в котором наслоились друг на друга несколько уровней отчуждения. Буквально на глазах происходило разложение базисных экономических структур и устоев общества, распад целостности социума, резкое ускорение центробежных тенденций, прогрессирующая неуправляемость, а также паралич центральных институтов административно-политического регулирования социально-экономическими процессами. Признанием этого положения стало заявление М.С.Горбачева на ХХVII съезде КПСС в феврале 1986 г. о предкризисном состоянии социально-экономической системы. Именно кризисное состояние советского социализма явилось главной объективной предпосылкой, обусловившей неизбежность горбачевских реформ.

Социологический анализ показывает, что перестройка была неизбежным финалом относительного мирного исхода советского социализма, который был подготовлен к этому углублявшимся кризисом его базисных основ. Посредством перестройки социалистическая модернизация завершилась без обращения к насилию в крупных масштабах. Она вывела насилие власти над обществом за рамки привычных методов и апеллировала преимущественно к эволюционным методам. Само содержание перестройки исключало обращение к массированному государственному насилию, ибо оно заключалось в демократизации всех сторон общественной жизнедеятельности. Последняя осуществлялась поэтапно. На первом отрезке с марта 1985 по декабрь 1986 гг., который официально именовался «этапом ускорения социально-экономического развития», осуществлялось накопление предпосылок для второго этапа - реальной политической перестройки. Этот этап реально начался только в 1987 г. и закончился 21 августа 1991 г. Наконец, с 22 августа по 25 декабря 1991 г. открылся третий – деструктивный - этап перестройки, в ходе которого произошли окончательное обрушение советского социализма и демонтаж союзного государства.

На первом этапе основное содержание реформ заключалось в осуществлении попытки ускорения социально-экономического развития страны на основе политического ресурса правящей КПСС и советского государства. Ускорение не предусматривало изменения сущности советского социализма и окончательно исчерпало политико-административный ресурс и экстенсивные факторы развития советской системы. Правящая политическая элита пришла к выводу о нежизнеспособности советской системы и необходимости её мирной, эволюционной и под контролем власти трансформации в более современную рыночную систему с демократической политической системой. Открылся второй этап перестройки. Кульминационными событиями этого этапа были XIX партийная конференция КПСС (июль 1988 г.), выборы депутатов съезда народных депутатов СССР (март 1989 г.), открытие в мае 1989 г. работы съезда и начатые им политические реформы. В связи с этим перестройку стали называть революционным обновлением советского социализма, благодаря которому за короткий срок с мая 1989 по август 1991 гг. кардинально изменился весь политический ландшафт Советского Союза и мировой системы социализма как в позитивном, так и в негативном плане. Положительным событием второго этапа стала попытка М.Горбачева осуществить относительно мирную передачу полномочия государственной власти от правящей КПСС парламенту и институту Президента СССР. Наряду с превращением Съезда народных депутатов СССР в настоящий парламент (место для дискуссий), происходила институциализация официальной политической оппозиции в составе Съезда народных депутатов в лице Межрегиональной депутатской группы (МДГ), было отменена в марте 1990 года 6 статья Конституции СССР о монопольной политической роли КПСС и легализована многопартийность. Наконец, в марте 1990 г. состоялось избрание на должность Президента Союза ССР на альтернативной основе Михаила Горбачёва. Также значительным событием стало в марте 1990 года избрание в РСФСР Съезда народных депутатов, в состав которого попал и опальный Борис Ельцин. В мае того же года он был избран председателем Верховного Совета России, в роли которого он инициировал принятие 12 июня 1990 года «Декларации о суверенитете», ускорившей центробежные тенденции в распадавшемся Союзе ССР.

Однако если вынуть сердцевинный стержень (КПСС) из системы политической власти М.С.Горбачев успел, то наполнить реальным властным содержанием институты парламентской и президентской власти уже не смог. Возникший паралич государственной власти обусловил масштабные неподконтрольные ему негативные последствия, среди которых помимо ускорения центробежных тенденции в советской федерации и возникновения «горячих точек» в большинстве республик СССР (Карабах, Сумгаит, Фергана и др.), следует также назвать начавшиеся осенью 1989 г. «бархатные» революции в странах Восточной Европы, приведшие к распаду мировой системы социализма.

Самым насыщенным политическими событиями стал 1991 год, который начался в январе с карательных акций спецслужб СССР в Вильнюсе и Риге. В ответ на «сепаратистские» действия прибалтийских лидеров М.С.Горбачев организовал и провел 17 марта первый в истории страны референдум по вопросу о сохранении обновленного Союза. В России с ним был совмещен референдум об учреждении института Президента. Через три месяца были проведены первые всенародные выборы на альтернативной основе, на которых в первом туре Президентом России был избран Б.Ельцин. М.С.Горбачев в этот период активизировал знаменитый «Новоогаревский процесс» подготовки и заключения нового федеративного договора об обновленном Союзе. Все эти события обусловили в конце июня первую открытую попытку нейтрализации Горбачева путем «парламентского переворота». Эта попытка консервативных сил была сорвана самим Горбачевым. Наверное, это обстоятельство сыграло свою роль в подготовке августовского путча 1991 года, в ходе которого была сделана попытка «остановить развал социализма» силовыми методами. Как известно, формальным руководителем ГКЧП стал вице-президент Г.Янаев, а реальным лидером был А.Лукьянов. Непопулярность этих политиков, умноженная на нежелание советских людей возвращаться в «светлое» прошлое и появление нового неформального лидера «демократов» в лице Б.Н.Ельцина, обусловили провал путчистов.

Все политические дивиденды после поражения ГКЧП-истов достались Б.Ельцину, что обусловило переход к заключительному третьему этапу перестройки. Политический процесс здесь характеризовался колапсированием советского социализма, ускорением центробежных социально-политических тенденций и разрушением союзного федеративного государства. Этому процессу способствовала также раскольническая сепаратистская политика руководителей практически всех советских республик, примером для которых стала деятельность Б.Ельцина, в политической практике которого в этот период в полной мере реализовался человеческий фактор.

В течение трех месяцев после путча о своей независимости заявили Прибалтийские (август 1991 г.), закавказские и среднеазиатские республики. 1 декабря по инициативе Л.Кравчука на Украине был проведен референдум о государственном суверенитете. После него Советский Союз фактически перестал существовать. М.Горбачев остался без реальной власти, а Б.Ельцин приобрел ореол «харизматического спасителя России». Приближалась политическая развязка, получившая свое логическое завершение в декабре 1991 года. 8 декабря в Беловежской Пуще руководители России, Украины и Белоруссии приняли решение о денонсации договора о Советском Союзе и создании СНГ, к которому 21 декабря на саммите в Алма-Ате присоединились и некоторые другие бывшие советские республики. Заключительным аккордом стала 25 декабря 1991 года отставка Президента М.С.Горбачева, признание юридической кончины союзного государства и завершение истории советской социалистической модернизации.

Таким образом, если кончина незадавшейся социалистической модернизации и демонтаж советского социализма были неизбежны, то разрушение советского государства не было обусловлено никаким объективным ходом политического процесса. В большей мере логике перестройки соответствовала трансформация унитарного советского государства в полноценную договорную федерацию с обширными полномочиями ее субъектов, что к тому же, как показал референдум 17 марта 1991 г., отвечало коренным интересам большинства граждан бывших советских республик. Однако такого рода перспектива вошла в противоречие с эгоистическими целями вошедших во вкус власти Б.Ельцина, Л.Кравчука, Н.Назарбаева, И.Каримова, С.Ниязова, А.Муталибова и других лидеров второго эшелона власти. С другой стороны, появление обновленного Союза противоречило интересам консервативной части партийно-государственной элиты, окружавшей М.Горбачева. И те, и другие, в отличие от Президента СССР, обладали большим влиянием. Их политические амбиции или всё тот же человеческий фактор сделали неизбежным трагический финал советского федеративного государства.

Таким образом, в цепи событий социалистической модернизации, начатая по воле молодого лидера и обусловленная человеческим фактором горбачевская перестройка и, главным образом, процесс демократизации общества в направлении передачи власти от КПСС выборным институтам парламентской и президентской власти, сыграли роль катализатора процессов распада и полного демонтажа советского социализма, предопределившего окончательный развал всей социалистической системы. Хотя перестройка задумывалась вначале как способ совершенствования общественного строя, а в финале рассматривалась как стратегия перехода к демократической модели рыночного социализма «с человеческим лицом», в итоге всё же она стала заключительным этапом социалистической модернизации страны, фактором неизбежной кончины нежизнеспособной модели советского социализма, преждевременного разрушения федеративного государства, а также прогрессирующего распада всей мировой социалистической системы. Перестроечная демократизация советского социализма изнутри разложила его базисные устои и обусловила неизбежный переход к новой постсоветской фазе российской модернизации в начале 1990-х годов.

Россия, как известно, с точки зрения системного, социально-экономического и политико-правового содержания происходивших в стране изменений с 1992 года пережила два относительно самостоятельных периода, внутри которых выделилось несколько качественно определенных этапов. С января 1992 г. открылся и по декабрь 1999 г. продолжался «ельцинский» период, на смену которому 31 декабря пришел «путинский» отрезок, продолжающийся до сих пор. Оба эти периода находилось под сильнейшим влиянием человеческого фактора и главным образом руководителей государства и правительства. Первый период начался 2 января с «Гайдарошокотерапии», продолжавшейся по декабрь 1992 г. и целиком обусловливавшейся человеческим фактором так называемых «младореформаторов» во главе с Егором Гайдаром. С 1993 г. на смену «Гайдарошокотерапии» пришел Черномырдинской этап умеренно-жесткой политики реформ, завершившийся 24 марта 1998 г. его отставкой. Затем начался краткосрочный этап Кириенковского правления (апрель - август 1998 г.), который закончился дефолтом 17 августа и отставкой правительства. С сентября 1998 г. открылся Примаковский этап стабилизации положения в стране, завершившийся в мае 1999 г. отставкой всего кабинета, вслед за которым с 9 августа 1999 г. сразу после краткосрочного и бесцветного правления премьера С.В.Степашина главой правительства был назначен В.В.Путин, ставший преемником Б.Н.Ельцина 31 декабря этого же года. Внутри «путинского» периода принято в качестве относительно самостоятельного отрезка выделять этап президентства Д.А.Медведева (май 2008 – май 2012 гг.), на который пришлись и военный конфликт с Грузией в августе 2008 г., и глобальный финансово-экономический кризис 2008-2009 гг., и другие события. У этого этапа, несмотря на бытующее у некоторых экспертов мнение о нем, как о неформальном «третьем сроке В.В.Путина», все же было собственное содержание, окрашенное человеческим фактором личности молодого президента-реформатора.

Возвращаясь к содержанию постсоветской фазы, стоит заметить, что суть начавшейся в 1992 г. модернизации должна была состоять, опираясь на подготовленную советским социализмом платформу, в поэтапном движении России к собственному варианту общества постиндустриального типа с современными характеристиками качества жизни народа и среды обитания на основе формирования нового информационно-технологического способа производства и многоукладной, социально ориентированной рыночной экономики при значительной регулирующей роли государства. Составной частью такой модернизации должно было стать целенаправленное формирование цивилизованного гражданского общества, социально-правового государства и реальной демократии, которые, как показывает весь мировой опыт, являются политическими факторами становления собственно национальной модели постиндустриального общества. Поэтому постсоветская модернизации России была призвана коренным образом трансформировать весь общественный строй, его экономику, социальную и политико-правовую надстройку, привести к радикальной смене общественно-экономической формации и достижению более высокой ступени формационного прогресса - современной постиндустриальной системы.

Однако история распорядилась иначе. Под влиянием такого человеческого фактора, как личность всенародно избранного президента, в условиях первого – ельцинского периода постсоветской модернизации в результате реализации «Гайдарошокотерапии» и других одиозных преобразований страна была отброшена далеко назад на более низкую ступень «формационной лестницы», а именно к выращенной младореформаторами криминально-олигархической модели периферийного капитализма, оказавшейся по многим параметрам хуже «застойного социализма». В этом состоял главный системно-формационный результат ельцинской модернизации России.

На втором – путинском отрезке с 2000 по 2008 гг. произошли существенные социальные трансформации, но совершенно не изменилась классовая сущность выращенного младореформаторами общественного строя. В течение первого срока президентства В.В. Путин «нарезал» семь федеральных округов, во главе которых назначил лояльных ему полпредов, «равноудалил» олигархов от власти, попутно показательно наказав тюремным сроком самого несговорчивого из них - М.Б. Ходорковского, амнистированного им в декабре 2013 г. Одновременно он отменил всенародные прямые выборы членов Совета Федерации России и глав субъектов федерации (2004 г.), «усовершенствовал» электоральное законодательство о референдуме и выборах в законодательные и представительные органы власти, осуществив переход к пропорциональной системе избрания депутатов (по партийным спискам), наконец, укрепил режим президентского самовластия, повысил до 7% проходной барьер на выборах в Государственную думу и др. Совокупным результатом стало не столько утверждение «стабильной стабильности», сколько выстраивание «вертикали исполнительной власти» и авторитарный откат страны, которые привели к существенному укоренению криминально-бюрократического характера периферийного капитализма в постсоветской России.

В этих условиях в марте 2008 г. Президентом России был избран Д.А.Медведев, деятельность которого в рамках «правящего тандема» вплоть до мая 2012 года осуществлялась под руководством В.В.Путина. При этом, правда, молодой «преемник» сумел не только заявить о том, что «свобода лучше несвободы», но также инициировал издание и введение в действие закона о противодействии коррупции, реформировал милицию в полицию, начал гуманизацию уголовного законодательства и др. Более того, в своей статье «Россия, вперед!», вышедшей в свет в сентябре 2009 года, новый президент выдвинул идею «системной модернизации российского общества на принципах Конституции и ценностях демократии». По его мнению, настоящая модернизация страны должна быть направлена на расширение социального пространства свободы, «чтобы отдельная жизнь была под охраной государства, чтобы основные права и свободы были защищены этим государством».1 Эти идеи он озвучил в своем последнем послании к Федеральному собранию в декабре 2011 г., в котором подчеркивал, что важнейшим приоритетом политической стратегии уходящего президента было и останется на новой должности главы правительства доведение до логического завершения модернизации страны.

Особенно нужно отметить начавшуюся в условиях президентства Д.А.Медведева «политическую разморозку» страны, породившую многочисленные надежды и некоторые ожидания в сознании определенных кругов российского общества. Оживилось и начало самоорганизовываться до этого как бы парализованное авторитарным откатом гражданское общество страны. Модернизация также породила многочисленные надежды на скорое избавление российского общества от «нажитков» и социальных язв криминально-бюрократического и кланово-бюрократического капитализма.

Вместе с тем инициированная новым руководителем трансформация социума за короткое время обусловила также и неоднозначные процессы и проблемы в правящем политическом классе, бизнес-сообществе и других сегментах общества. Он в известной мере «разворошил муравейник криминально-бюрократической системы», ущемив и даже дезорганизовав их привычный режим жизни. Началась вполне определенная фрагментация правящего политического класса и бизнес-элиты, замаячила вполне явственная перспектива их раскола и появления новой контрэлиты во главе с набиравшим популярность молодым президентом-реформатором. Не следует также забывать и того, что начавшиеся 5 декабря 2011 года в Москве и других крупных городах масштабные протестные акции против нечестных выборов и подсчета их итогов в массовом общественном сознание получили весьма противоречивое отражение. Народное большинство не только в провинции, но и во многих крупных городах испытало испуг перед активистами «Болотной площади» и неизвестной протестной стихией, обеспокоилось судьбами хрупкой «путинской» стабильности, которая в любой момент могла быть утрачена, а также неопределенностью обозримого будущего. К лету 2012 года в общественном мнении созрел запрос на обуздание «болотной стихии» и восстановление стабильности и предсказуемости, ответом на который стал объявленный В.В.Путиным курс на «закручивание гаек». Как уже бывало в истории, в пылу новой кампании «под раздачу» попала и медведевская модернизация, которую, прежде всего, представители консервативно-охранительного крыла правящего политического класса искренне считали первопричиной всех проблем. Под лозунгом прекращения раскачивания лодки начал набирать силу противоположный модернизации стратегический тренд. В результате дело так и не дошло до полноценного воплощения реформаторских планов «преемника» и настоящей системной модернизации страны, предусматривающей преобразование существующей модели российского периферийного капитализма в современное цивилизованное общество. По этой причине пока преждевременно делать выводы о том, что с президентством Д.А.Медведева был связан новый и самостоятельный этап в реальной модернизации современного российского общества. Хотя все-таки можно отметить имевшую место в условиях его президентства вышеупомянутую «политическую разморозку» страны, породившую многочисленные надежды и некоторые ожидания в сознании креативных кругов российского общества.

В результате «закручивания гаек» в настоящее время в России усугубляется троякий кризис: кризис завертикаленного режима персонализированной власти, кризис криминально-олигархической модели кланово-бюрократического капитализма, при которой основу доходов составляет природная рента от экспортно-сырьевой модели квазирыночной экономики, а также кризис патерналистской модели лояльного поведения граждан, подорванной «болотными» беспорядками. В этих условиях возникает вопрос о перспективах продолжения «системной модернизации российского общества на принципах конституции и ценностях демократии». Ведь необходимость в ней не отпала. Никуда не исчез криминально-бюрократический капитализм периферийного типа. Всё также страну терзает запредельная коррупция и другие социальные язвы. Иначе говоря, шаг назад от незадавшейся медведевской системной модернизации совсем не снимает с повестки дня необходимость ее продолжения. Ведь без нее невозможно не только решить вышеназванные проблемы, но и достичь предписанных Конституций России рубежей высокоразвитого постиндустриального общества, о продвижении к которому В.П.Путин говорил в своей статье «Россия на рубеже тысячелетия», опубликованной ещё 31 декабря 1999 года. Также без модернизации не возникнет само по себе ни социальное рыночное хозяйство, ни демократическое социальное правовое государства, ни развитое гражданское общество, с помощью которых страна только и способна в будущем «держать удары» любого нового внутреннего или глобального кризиса.

В связи с вышеизложенным стоит сказать, что продолжение модернизации неизбежно. Ведь возвращение в Кремль В.В.Путина позволяет не только удерживать ситуацию в стране под контролем, но и продолжить в более плавном режиме начатые перемены. Он сам в рамках своей предвыборной президентской кампании говорил о том, что «необходимо по-другому выстраивать общество, укреплять политическую систему, расширять базу демократических институтов, модернизировать все стороны нашей жизни – и политическую, и экономику, и социальную сферу». Вселяет известный оптимизм и то, что в своем втором после переизбрания Послании к Федеральному Собранию России В.В.Путин отмечал необходимость проводить «системную работу по улучшению делового климата в России».1



1 Российская газета. – М., 2011. - 25 декабря.

1 Путин В.П. Послание Президента Владимира Путина Федеральному Собранию Российской Федерации // Российская газета. – М., 2013. -13 декабря.




Каталог: wp-content -> uploads -> 2014
2014 -> Справочник практического психолога «И. Г. Малкина -пых Техники гештальта и когнитивной терапии»
2014 -> Г. У. Психология межэтнической напряженности. М.: Смысл, 1998, 389 с. Фундаментальная монография
2014 -> Г. А. Ананьева. Семья: химическая зависимость и созависимость. Работа с созависимостью
2014 -> Фундаментальных понятий, описывающих часть объективной реальности, на которую начелены методы исследования данной науки
2014 -> Толерантность. Профилактика ксенофобии и экстремизма Список новых публикаций
2014 -> Тамбовское областное государственное бюджетное
2014 -> Легкая атлетика и материнство: тренировка, беременность и рождение ребенка Бег на средние и длинные дистанции и его влияние на женские гормоны и плотность костей Кармен Леон
2014 -> Православная религиозная организация-учреждение высшего профессионального религиозного образования казанская духовная семинария г. Казани республики татарстан казанской епархии русской православной церкви


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница