Д. А. Брылев представления о чести русского дворянина и рыцаря: сравнительный анализ



Скачать 59.11 Kb.
Дата22.05.2016
Размер59.11 Kb.
III Чтения, посвященные памяти Р. Л. Яворского (1925 – 1995): Материалы Международной научной конференции. – Новокузнецк: РИО КузГПА, 2007. – 314 с.
36

Д.А. Брылев
ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О ЧЕСТИ РУССКОГО

ДВОРЯНИНА И РЫЦАРЯ: СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ
Тема дворянства: его правовое, социальное, имущественное положение была достаточно хорошо разработана как в отечественной, так и в зарубежной литературе, однако этот анализ традиционно замыкался рамками той или иной страны или региона, т.е. достаточно изолировано. Источниками, характеризующими представления о чести русского дворянина, являются, законодательные акты – Судебник 1550 г., Соборное Уложение 1649 г. В данных источниках представлены многочисленные виды наказаний за посягательства на честь дворянина, и, что немаловажно нарушения чести государя. Источниками в отношении служебно-родового местничества, в рамках которого происходила эволюция представлений о чести дворянина, могут послужить сочинение подьячего Посольского приказа Г.К. Котошихина и описание путешествия немецкого ученого, посла Голштинии, Адама Олеария.

Широкий спектр кодексов чести западноевропейского рыцарства представлен в работах М. Блока «Феодальное общество», где автор предпринял анализ не только социального положения рыцарства, но и его ментальности; Ф. Кардини «Истоки средневекового рыцарства», где историк скептически относится к какой-либо однозначной трактовке истории европейского рыцарства «как в том, что касается его происхождения, так и в отношении представлений о чести»1. В работе Г. Дельбрюка «История военного искусства» рассматриваются особенности экипировки рыцаря и социальные отношения внутри рыцарского сословия. Анализ германского героического эпоса, в частности, «Песнь о Нибелунгах», исландских саг о Кухулине даёт картину представлений о чести рыцаря, а также некоторые

37

сходные черты местнической традиции Европы и Руси (распределение на воинские и гражданские должности).



К сожалению, мало работ, в которых предпринимался бы сравнительный анализ социального статуса и ментальности русского и европейского служилого сословий. Большой интерес представляют собой статьи: П.С. Стефановича «К спору Ю.М. Лотмана и А.А. Зимина о «чести» и «славе» в Древней Руси», В.Д. Назарова «Нереализованная возможность: существовало ли рыцарство на Руси в III–XV вв.», К.В. Асмолова «Воинские сословия конфуцианского культурного региона», С.М. Лучицкой «Рыцарство––уникальный феномен западно-европейского средневековья».

Прежде чем переходить к сравнительному анализу понятия чести русского дворянина и рыцаря, необходимо оговорится о некоторой условности данного сравнения, т.к. рыцарства в той форме, в которой оно существовало в Западной Европе, в России не было. Но некоторые сходные черты присутствовали в организационной структуре, экипировке и социальных отношениях. Особенно ярко это проявлялось в XIII-XV вв. до централизации Русских земель, и некоторые исследователи говорят о нереализованной возможности появления рыцарства на Руси в этот период.

Итак, чтобы подвести некоторое основание, прежде чем сравнивать понятие чести западноевропейского рыцарства и русского дворянства, можно рассмотреть некоторые параллели этих двух социальных слоёв.

Рыцарь - профессиональный воин особого типа: в полных металлических защитных доспехах, с мощным ударным и рубящим оружием, на боевом коне, с седлом с высокой лукой, низко опущенными стременами2. Такое вооружение стоило очень дорого и поэтому рыцарь получал пожалованные земли, доход с которых шел на поддержание его боеготовности и материальное обеспечение.

Рыцарь, с соответствующим оружием и снаряжением, со своим оруженосцем и слугами, составляет вкупе организационную ячейку средневекового войска. В структурной сетке тогдашних элит статусную позицию рыцаря определяли, прежде всего, вертикально ориентированные связи в рамках вассальных отношений. При этом внутригрупповые (горизонтальные) связи несомненны, они значимы с точки зрения защиты законных прав и привилегий рыцаря от возможных их нарушений со стороны сеньора3. Человек, в идеале с высоким понятием о личной чести, верности слову и воинскому долгу, безупречной военной службы, рыцарь обладает правом свободного выбора (и смены) сеньора, оформляя служебные отношения с ним договором, что во многом свидетельствует о значительной независимости рыцарства от власти сеньора.

Что из названного можно обнаружить в российской действительности? Во-первых, наличие слоя конных воинов, близких по атрибутам экипировки к рыцарям5, об этом свидетельствуют вещественные источники,


38

иконография (архангелов и святых воинов). О том же говорят краткие летописные свидетельства о сражении на Куликовом поле (1380). Главное здесь– столкновение конных отрядов с ударным оружием во встречном бою. Была ли договорная система взаимоотношений князей с боярами?

Не сохранились (или не существовали) в письменном виде договоры князей с боярами. Однако договорный тип их взаимоотношений несомненен, полагают некоторый исследователи, анализируя тексты «Слова о житии великого князя Дмитрия Ивановича». Он фиксируется, правда косвенным образом, жалованными грамотами, предоставлявшими боярам судебно-административный иммунитет (в том числе подвластное население их вотчин), право на приобретение земель, городских дворов, другой недвижимости; актами кормления, закрепившими соучастие бояр в деле управления какими-то административными частями княжения; рядом иных документов, так или иначе определявших боярский статус лица, характер его связей с сувереном. Традиционная (устная) форма договорных отношений вовсе не отменяла факта их существования6.

Что же касается непосредственно представлений о чести рыцаря, то величайшая заслуга в изучении этой категории культуры принадлежит французскому историку Л. Готье, который восстановил все главные рыцарские обряды, этапы и образ жизни рыцаря. Ученый пытался сформулировать в виде некоторого свода правил тот неписанный кодекс рыцарской чести, на который часто ссылались, говоря о рыцарстве. Этот свод правил получил у Готье название «десять заповедей рыцаря». Он включил в него такие черты, как послушание и защита церкви, великодушное отношение к слабым, любовь к родине, обязательство не отступать перед лицом врага и вести священную войну против врагов христианства, выполнять свои вассальные обязательства, если они не противоречат закону Божьему, быть верным и не лгать, проявлять щедрость, и в общем — защищать право и добро от несправедливости и зла7.

По утверждению М. Блока, в начале своего существования (ХII-ХIII вв.) рыцарский идеал не был лишен жизненности, он возник из положения двух норм морали, стихийно возникших в общественном сознании: морали вассалов, главной чертой которой была верность своему сеньору8. Что касается верности своему сеньору, то здесь можно провести параллель с аналогичным понятием чести русского дворянина. Из Соборного Уложения 1649 г. явствует что «всяких чинов люди» рассматривались как делающие «дело государево», как взявшие на себя частицу его власти9. Поэтому их ответственность за исполнение порученного дела считалась ответственностью перед царём за сохранение его чести. Из этого следует, что честь дворянина была неразрывно связана со служением государю и его честью. Поведение и образ действий рыцаря были продиктованы стремлением не запятнать репутацию рода. Истинный рыцарь должен постоянно заботить-

39

ся о своей чести и умножении славы своего рода, достоинства, чувства гордости. Честь была понятием родовым. Эта добродетель, как клановая, передается по наследству. Приумножать ее надо славными деяниями и подвигами10. В рамках местнической традиции русское дворянство скрупулезно относилось к понятию «честь рода», т.к. именно род, его знатность и древность, были определяющими факторами в местничестве - в отношении распределения дворянина на воинские и гражданские должности.



В заключении, необходимо сказать, что западноевропейское рыцарство это особая социокультурная среда, в которой развивалась куртуазная культура, выразившаяся в многочисленных эпосах и сагах. Русское дворянство, в свою очередь, было во многом огосударствленно, неотрывно связано со служением царю, и поэтому не могло самостоятельно сформировать правовые, эстетические представления и ценности, не говоря уже о специфической культуре.
Примечания:

1 Кардини Ф. Истоки средневекового рыцарства. – М., 1987.– С. 39.

2 Асмолов К.В. Воинские сословия конфуцианского культурного региона. //Одиссей. – М., 2004. - С. 128.

3 Назаров В.Д. Нереализованная возможность: существовало ли рыцарство на Руси в III–XV веках? //

Одиссей. – М., 2004. – С. 121.

Там же. С. 123, 124.

5 Жуков К. Рыцари Запада и Востока. // Родина - 2003. - № 5–6. - С. 135–138.

6 Стефанович П.С. К спору Ю.М. Лотмана и А.А. Зимина о «чести» и «славе» в Древней Руси. //

Одиссей. - М., 2004. – С. 117.



7 Лучицкая С.М. Рыцарство– уникальный феномен Западноевропейского средневековья. // Одиссей. – М.,

2004. – С. 18.



8 Блок М. Феодальное общество. – М., 2003. – С.311.

9 Соборное Уложение 1649 года. // Российское законодательство XI-XX вв.– В 10–и т. – М., 1987. - Т. 5.

10 Хейзинга Й. Осень средневековья. – М., 2002. – С. 83.
Каталог: images -> NAUKA
NAUKA -> Организация педагогического взаимодействия преподавателя и студентов в процессе изучения иностранного языка
NAUKA -> «патриотические мотивы в мемуарном и поэтическом творчестве белгородских писателей»
NAUKA -> Педагогическая поддержка профессионально-творческого саморазвития студентов в педагогическом вузе
NAUKA -> Личностное самоопределение подростков открытой сменной общеобразовательной школы
NAUKA -> Реализация системы воспитательной внеаудиторной работы в профессиональной подготовке
NAUKA -> Формирование профессионально-педагогической мобильности у студентов педагогического вуза
NAUKA -> Педагогическая поддержка эмоционально-экспрессивного развития детей в дошкольном образовательном учреждении
NAUKA -> Педагогическая модель формирования технической компетентности курсантов высшего военного учебного заведения
NAUKA -> Прокрастинация (англ ргосrastination, от лат ргосrastinatus, рго – вместо, впереди и сrastinus – завтрашний) – понятие, обозначающее склонность человека к постоянному откладыванию
NAUKA -> Направление 540600 педагогика степень (квалификация) — бакалавр педагогики


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница