Демографическая проблема



Скачать 131.16 Kb.
Дата21.05.2016
Размер131.16 Kb.
Введение

Демографическая проблема - это одна из острых и актуальных проблем современного общества. Всё чаще с экрана телевизора и на страницах газет эта проблема так или иначе освещается. В настоящее время имеются веские основания говорить о демографическом кризисе. Хотя демографическая ситуация в целом в мире обстоит по-разному и в некоторых странах (Азия, Африка, Латинская Америка) наблюдается увеличение числа населения, тем не менее, в большинстве стран происходит резкое снижение уровня рождаемости [1]. Ситуация в России является катастрофической: рождаемость год за годом сокращается при возрастании смертности, при этом, вряд ли можно рассчитывать на ее увеличение в ближайшее время [1 - 7].

Демографическую ситуацию в России уже смело можно называть катастрофической. Рождаемость за последние 10 лет сократилась с 13,4 до 8,3 (на 1000 человек), смертность возросла с 11,2 до 14,7 (на 1000 человек). Средняя продолжительность жизни мужчин составила 60,5 года, женщин - 72,7 года, что является одним из самых низких показателей среди развитых стран. Если сохранятся наметившиеся тенденции, то к 2050 г. человечество вырастет в полтора раза: с 6,14 млрд. чел. в середине 2001 г. до 9,04 млрд. в 2050-м. Но это произойдет за счет Азии, Африки, Латинской Америки. В Европе, наоборот, падение с 727 до 662 миллионов, в России - со 144 до 128. В США рост с 285 до 414 млн., но почти целиком за счет выходцев из Латинской Америки, афроамериканцев и азиатов. Сами "белые американцы", составлявшие всего полвека назад до 80% населения США, постепенно становятся "нацменьшинством" и по удельному весу как бы меняются местами с афроамериканцами XIX века.

В особенно тяжелом положении оказалась Россия. Точнее, так называемая евразийская субцивилизация (Россия, Украина, Беларусь и ряд примыкающих к ним маргинальных стран). Говорят, что в ней сошлось все лучшее, что есть в Европе и Азии. Но, вместе с тем, и все худшее. По данным последних демографических прогнозов, население Мексики с 2001 по 2050 г. возрастет, как и все человечество, на 50%, Индии - на 58%, Пакистана - на 138% (практически втрое). С другой стороны, население Греции, напротив, сократится на 11%. России - на 12%, Германии - на 14%, Италии - на 20%, Японии - на 21%, Испании - на 23%, Болгарии - на 35% (на целую треть). У Франции и Англии процент менее прискорбен, но, как и в США, почти целиком за счет выходцев из Азии и Африки.

Как видно, Россия занимает в этом ряду далеко не первое место. Но положение страны настолько тяжелое, что процесс депопуляции (вымирания) проходит особенно болезненно. Население России тает со скоростью до 1 млн. человек в год. И это несмотря на то, что его подкрепляют два потока мигрантов мощностью несколько сот тысяч человек каждый год. Один - "русскоязычные" беженцы из ближнего зарубежья. Но этот поток тоже уменьшается год от года: имеющие возможность уже приехали, остальные по разным причинам вряд ли покинут обжитые места. Второй поток - приезжие с Кавказа и Закавказья, а также начинающие приезжать из Средней и Юго-Восточной Азии. Там рождаемость повсюду также начинает сокращаться, но все еще сравнительно высока, безработица простирается от 1/3 до 2/3 трудоспособных, и люди едут на заработки. Этот поток год от года нарастает [8].

Развитие демографического кризиса в России на современном этапе ее развития связан, прежде всего, с изменением политической и экономической ситуации в стране в постсоветский период [1, 4]. В качестве основных его проявлений выделяют более низкую, по сравнению с другими промышленно развитыми странами, среднюю продолжительность жизни людей преобладающей этнонациональной формации, которая у мужчин уже не достигает нижней границы трудоспособного возраста. Одновременно с этим указывается на то, что коэффициент фертильности, являющийся усредненным показателем числа детей, рождаемых одной женщиной, в последнее десятилетие в большинстве субъектов федерации был в пределах от 1.4 до 1.0 [5, 7, 9].Необходимой же для простого воспроизводства населения является его величина не менее 2.2. Косвенным показателем неблагополучной демографической ситуации стало снижение в два раза числа детей, поступавших в 2000 г. в первые классы общеобразовательных школ России по сравнению с 1995 г. В связи с этим следует ожидать , что в ближайшие 15 лет будет происходить пропорциональное уменьшение числа женщин 20-24 лет, которых относят к возрастной группе с максимальной репродуктивной активностью [2].



В 90-е гг. XX столетия продолжало увеличиваться число бездетных браков и неполных семей [10 - 11]. Культуре современных семейных отношений стало свойственно увеличение числа юридически нерегистрируемых браков, лимитирующих наследственные права детей и репродуктивную активность женщин [12]. В ментальности современного общества отмечалось агрессивное отношение малодетного большинства к многодетному. Ориентация преобладающей этнонациональной формации на создание одно- или двудетных семей произошла как в связи с недостаточной материальной обеспеченностью, так и вследствие актуализации мотива профессиональной самореализации у женщин, вовлечённых в общественные производственные отношения. Ежегодно среднее число абортов у российских женщин почти в два раза превышает число родов, что многократно больше отношения аналогичных показателей репродуктивного поведения населения Западной Европы и США. При современных формах полоролевого воспитания, реализуемого в стране, число искусственных прерываний беременности у подростков женского пола по разным данным в последние годы составляло от 3 до 15% от общего числа абортов, учитываемых для женщин всех возрастных групп. В структуре смертности от онкозаболеваний болезни половой сферы у российских женщин вышли в число основных. В ежегодных государственных докладах министерства здравоохранения РФ приводится статистика, отражающая ухудшение репродуктивного здоровья женщин и состояния новорожденных детей. По данным научного центра акушерства, гинекологии и перинаталогии РАМН гинекологические заболевания выявляются у 10 – 12 % девочек и девушек подросткового возраста, у 40 – 60 % женщин детородного периода (15 – 49 лет) и у 50 % респонденток старше 50 лет. При обследовании беременных женщин на базе женских консультаций РФ здоровые респондентки составили 24,5 %, испытуемые с соматической и акушерской патологией – 53,4 %. За 5 лет (1996 - 2000) выросли показатели заболеваемости на 100 тысяч женского населения: эндометриозом – на 46 %; воспалительными заболеваниями – на 30,5 %; женским бесплодием – на 3,2 %; количество осложнений беременности, родов и послеродового периода – на 21,6 %. Среди осложнений беременности отмечается рост анемий, болезней системы кровообращения, мочеполовой системы, поздних токсикозов. В целом, по Российской Федерации количество нормальных родов снизилось с 45,3 % в 1992 году до 31,1 % в 2000 году. Увеличилось число аномалий родовой деятельности с 1992 года – 102,9 до 132,6 в 2000 году на 1000 случаев. Практически не снижается число родов с кровотечением в связи с отслойкой и предлежанием плаценты (10,7 %). Удельный вес преждевременных родов в 1992 году составил 3,7 %, в 2000 году – 4,4 %. По России в 1997 году зарегистрировано 2,5 миллиона абортов (65 на 1000 женщин фертильного возраста), из которых 2,5 тысячи сделано подростками до 15 лет, 255,7 тысяч – лицами в возрасте от 15 до 19 лет. Первобеременными произведено 96,2 тысячи абортов с осложнениями, практически, в 50 % случаев. Каждый второй аборт совершен женщинами в возрасте до 20 лет. В общем количестве абортов увеличивается удельный вес искусственных способов прерывания беременности, производимых в учреждениях Минздрава России по медицинским показаниям. В 1992 году женщинами до 20 лет сделано 11 тысяч абортов, в 1997 году - на 26 % больше (13,9 тысяч), причем у подростков до 15 лет они составили одну треть [13]. Число нормальных родов снизилось с 1995 года до 36 %. Показатель материнской смертности по данным Госкомстата РФ 1995 года составил 53.3 на 100 000 родившихся живыми. Большое количество женщин (23.3 % в 1995 г.) погибло от осложнений аборта. Согласно исследованиям, проводившимся в Томске, среди женщин в возрасте от 17 до 27 лет только 18 % были полностью здоровыми до наступления беременности, у 12 % беременность протекала физиологически, и лишь у 3.5 % роды прошли без осложнений.

Основными факторами, определяющими относительно высокий уровень материнской смертности, являются низкий уровень сексуальной культуры населения, недостаточно осознанное и ответственное отношение людей к своему репродуктивному поведению, значительная стоимость средств контрацепции для населения.

Таким образом, вследствие нарушения межпоколенных трансмиссий социально-нормативных форм семейно-брачных отношений, отсутствия помощи государства в решении жилищных и других материальных проблем молодых семей, доступности высококвалифицированного медицинского обслуживания, психологического консультирования и поддержки, а так же резерва для миграционных притоков становится неизбежной геометрическая прогрессия снижения численности населения России. Продолжение её развития при сохранении существующих политических и социально-экономических условий, системы ценностных ориентаций, образа жизни, уровня здоровья и ограниченных материальных возможностей большинства людей приводит к самодеструктивному репродуктивному поведению этноса, которое рассматривается как некое коллективное бессознательное, угрожающее безопасности государства. Решение проблемы подобного масштаба может быть достигнуто не только путем улучшения социально-экономических условий и качества медицинского обслуживания. Большое значение имеет индивидуальная психологическая подготовка к беременности и родам, сохранение оптимальной социальной и профессиональной самореализации женщины в течение всего периода беременности и после рождения ребенка. Анализ роли социально обусловленных факторов, состояния репродуктивного здоровья и индивидуально-психологических особенностей, определяющих поведение личности на разных этапах жизненного цикла, выступает как необходимое условие применения адекватных методов психологического консультирования и психокоррекционных воздействий не только на беременную женщину, но и на ее ближайшее социальное окружение [14].

Обеспечение России здоровыми поколениями полноценных людей невозможно без конкретной индивидуальной работы с каждой беременной женщиной, проводимой в рамках специальных государственных программ, в основу которых можно заложить знания о психологической уникальности процесса беременности и о мерах, способствующих рождению здоровых детей [15].

В связи с этим актуальными являются исследования, направленные на выявление роли условий социализации современных молодых женщин в формировании их личностной, психической сферы и "коридора социальных возможностей" в реализации жизненного сценария как потенциальных матерей. Это предполагает изучение психологических факторов и закономерностей, определяющих развитие личностной сферы женщин как субъектов сексуального и репродуктивного поведения в современной системе их социальных ролей, в том числе семейно-брачных, профессионально-статусных и других формах межличностных отношений [14].

Таким образом, в качестве объекта нашего исследования выступило репродуктивное поведение современных женщин, а предметом послужило взаимовлияние социально-психологических факторов и женских репродуктивных установок.

Выдвигаемая гипотеза состояла в идее о том, что конкретная репродуктивная установка связана с определенными условиями социализации женщины и сопровождается специфическими личностными особенностями и состоянием психической сферы. Известно, что даже физиологически протекающая беременность, оказывает определенное влияние на психику женщины [16, 17], а некоторые авторы рассматривают ее даже как кризисную ситуацию [18], так как в данный жизненный период наблюдаются резкие изменения в эмоциональной сфере, нарушения психофизиологического характера, невротические расстройства [19, 20].

Целью настоящей работы являлось изучение психологических закономерностей формирования женского репродуктивного поведения в современных условиях.

Для достижения поставленной цели были поставлены следующие задачи:



  1. Исследовать особенности социального портрета современных женщин и изучить роль социально значимых факторов в формировании определенной репродуктивной установки.

  2. Выявить влияние возрастного фактора на специфику формирования репродуктивного поведения.

  3. Проследить взаимосвязь между личностными особенностями и репродуктивной установкой современных женщин.

  4. Изучить взаимовлияние состояния психической сферы и определенной репродуктивной установки.

Для решения поставленных задач были использованы следующие методы:

  1. Интервьюирование и анкетный опрос, направленные на изучение:

  • показателей демографической и социально-психологической структуры обследуемого контингента;

  • причин репродуктивных установок;

  • состояния репродуктивного здоровья;

  • материальной обеспеченности;

  • мировоззренческих интересов;

  • нравственных ориентиров;

  • социального (в том числе семейного) и профессионального статуса;

  • опыта сексуального общения.

  1. Тест Спилбергера – Ханина для определения уровня реактивной и личностной тревожности.

  2. Опросник Леонгарда – Шмишека с целью выявления акцентуированных черт.

  3. Метод цветовых выборов Люшера для диагностики эмоционального состояния.

  4. Цветовой тест отношений Эткинда, изучающий эмоциональное содержание значимых социальных контактов.

  5. Методика «Ценностные ориентации» М. Рокича.

  6. MMPI (форма СМОЛ).

  7. 20тибалльная шкала оценки восприятия собственной телесности и состояния здоровья.

  8. FPI (фрайбургский многофакторный личностный опросник).

Контингент: в исследовании, проводившемся в 2000 – 2003 годах на базе женских консультаций г. Томска, приняло участие 200 беременных женщин, 100 из которых планировали рождение ребенка, а остальные 100 – с установкой на искусственное прерывание беременности. Группу сравнения составили небеременные женщины оптимального репродуктивного возраста в количестве 100 человек. Таким образом, методом вертикального среза было охвачено 300 респонденток.

Научная новизна проведенного исследования заключается в том, что впервые предпринимается попытка выявить собственно психологические закономерности формирования репродуктивных стратегий современных женщин. Детально освещенная социологами, демографическая проблема еще не нашла глубокого отражения в психологической науке. Теории, посвященные женщинам и материнству, принадлежат, в основном, за редким исключением (например, работа психолога – гештальтиста Г. Саватье [21]) представителям психоаналитического направления [22]: З.Фрейду [23], Э. Эриксону [24], Д. Пайнз [25], К. Хорни [26]. В последние годы возрос интерес отечественных психологов к данной проблеме. Появились работы А.Б. Смулевича и В.Я. Гнедыкина, посвященные эмоциональному взаимодействию будущей матери и плода; И.А. Захаров исследовал особенности появления инстинкта материнства [27 - 30]; В.И. Брутман и М.С. Радионова изучили феномен нежелательной беременности [31 - 32]; Г.Г. Филиппова описала этапы становления и основные типы материнства [33 - 35]. Но в целом, не существует исследований, которые бы детально и комплексно рассматривали проблему репродуктивного поведения и в частности социально-психологические особенности женщин с различными репродуктивными установками.

Практическая значимость полученных данных очевидна и состоит в возможности их применения для оптимизации и индивидуализации процесса психологической подготовки беременных женщин к роли матери, составления программ по профилактике абортов и реабилитации женщин с установкой на искусственное прерывание беременности. Исследование позволяет оценить необходимость и направленность психокоррекции потребностно-мотивационной, личностной и эмоциональной сфер женщин оптимального репродуктивного возраста и дать практические рекомендации по оптимизации методов психологического консультирования в лечебно-профилактических учреждениях системы здравоохранения и консультационных центров в целом. Американские ученые обнаружили, что терапевтам не хватает подготовки и информации о женской психологии и они не располагают данными исследований в этой области, особенно, что касается сексуальности, беременности и менопаузы [36]. И, конечно же, данная информация важна и полезна не только для психологов и медицинских работников, но также для педагогов, социологов и родителей.

Литература


  1. Ермаков С.П. Тенденции и особенности структуры смертности населения России в современных условиях // Социс, 1997.№ 6. с. 66 – 81.

  2. Катульский Е.Д., Меликьян Г.Г., Злоказов И.А. Демографическая ситуация в России накануне XXI века // Социс, 1997.№ 6. с. 37 – 46.

  3. Захарова О.Д., Рыбаковский Л.Л. Геополитические аспекты депопуляции в России // Социс, 1997.№ 6. с. 46 – 55.

  4. Захарова О.Д. Демографические процессы в Российской Федерации и странах нового зарубежья // Социс, 1997.№ 7. с. 60 – 70.

  5. Елизаров В.В. Демографическая ситуация и проблемы семейной политики // Социс, 1998.№ 2. с. 55 – 61.

  6. Романюк А.И. Демографическое будущее развитых государств: между детерминизмом и свободой выбора // Социс, 1999.№ 3. с. 70 – 80.

  7. Антонов А.И. Демографическое будущее России: депопуляция навсегда? // Социс, 1999.№ 3. с. 80 – 87.

  8. Бестужев – Лада И.В. Будущее семьи и семья будущего в проблематике социального прогнозирования//Детность семьи: вчера, сегодня, завтра. – М., 1986. 193 с.

  9. Силласте Г.Г. Гендерная социология как частная социологическая теория // Социс, 2000.№ 11. с. 5 – 15.

  10. Башаркова А.С. Генезис неполных семей республики Саха (Якутия) // Социс, 1998.№ 12. с. 72 – 82.

  11. Медкова М.В. Семьи «звезд» шоу – бизнеса (контент – анализ материалов прессы) // Социс, 2002.№ 1. с. 131 – 135.

  12. Захаров С.В., Иванова Е.И. Рождаемость и брачность в России // Социс, 1997.№ 7. с. 70 – 81.

  13. Кинжибалова Ж.В. К характеристике современного контингента беременных женщин г. Томска и Томской области и некоторых аспектах их здоровья // Вопросы экономики и права муниципального здравоохранения. Материалы VI семинара – совещания руководителей здравоохранения администраций городов Сибири, Дальнего Востока и Урала. – Томск, 2000. с. 132 – 134.

  14. Уразаев А.М., Попова Ю.Н., Мамышева Н.Л., Мануйлова О..А. Формирование социального и психологического портрета современных молодых женщин в период репродуктивной активности //Вестник Томского Государственного Педагогического Университета. Вып. 3 (31). 2002. с. 25 – 32.

  15. Боровикова Н.В. Акмеологический потенциал беременной женщины. Канд. дисс. психол. н. – М., 1998.

  16. Caplan G. Psychological Aspect of Maternity Care // Fv. J. publ. health. – 1957. – Vol. 47. – P. 25 – 31.

  17. Caplan G. Consept of Mental and Consultation // Washington? DC. – 1959. – Vol. 2. – P. 68.

  18. Кочнева М.А., Сумовская А.Е. Психологические реакции у женщин при физиологическом течении беременности // Акушерство и гинекология, 1990. № 3. с. 13 – 16.

  19. Афиногенова Н.Т. К вопросу о преневротических проявлениях у беременных. – Сб. научн. тр. / Ленинградский НИИ психоневрологии, 1986. с. 114 – 117.

  20. Агарков А.П., Мамышева Н.Л., Миневич В.Б., Неронова Л.И. Психологическая служба для беременных (методические рекомендации). – Томск, 1995.

  21. Саватье С. Гештальт – это младенец. – М., 1982.

  22. Психология и психоанализ семьи

  23. Фрейд З. Очерки по психологии сексуальности. – Минск, 2001.

  24. Эриксон Э. Детство и общество. - СПб, 1996.

  25. Пайнз Д. Бессознательное использование женщиной своего тела. – М., 1997.

  26. Хорни К. Психология женщины. – М., 2003.

  27. Захаров А.И. Предупреждение отклонений в поведении ребенка. – СПб, 1997.

  28. Захаров А.И. Что нужно знать родителям до рождения ребенка. – СПб, 1994..

  29. Захаров И.И. Ребенок до рождения и психотерапия наследственных травм. – СПб, 1998.

  30. Захаров А.И. Влияние эмоционального стресса матери на течение беременности и родов / сб. материалов конф. «Перинатальная психология и родовспоможение». – СПб, 1997. с. 54.

  31. Брутман В.И. Психологические феномены, воз­никающие в связи с нежеланной беременностью // Психология сегодня. Ежегодник Рос. психол. об-ва. Т. 2. Вып. 4. М., 1996. С. 150-151.

  32. Радионова М.С. Динамика переживания женщи­ной кризиса отказа от ребенка. /Дисc. канд. психол. наук. - М.,1997.

  33. Филиппова Г.Г. Развитие материнского поведения в онтогенезе // Психология сегодня. Ежегодник Рос. психол. об-ва, Т. 2. Вып. 3. М., 1996. С. 133.

  34. Филиппова Г.Г. Материнство: сравнительно – психологический подход // Психол. журнал, 1999. № 5. с. 81 – 89.

  35. Филиппова Г.Г. Материнство: основные аспекты его исследования в психологии // Вопросы психологии, 2001. № 2.

  36. Sherman J. Sex – related cognitive differences. Springfield, IL: Thomas. 1978.



Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница