Причины и формы стимулирования коррупционных проявлений у сотрудников и служащих ОВД со стороны различных категорий граждан



страница80/97
Дата24.11.2018
Размер1.46 Mb.
ТипКурс лекций
1   ...   76   77   78   79   80   81   82   83   ...   97
1.Причины и формы стимулирования коррупционных проявлений у сотрудников и служащих ОВД со стороны различных категорий граждан
В своем выступлении в Государственной Думе Российской Федерации 20 мая 2009 года Министр юстиции Российской Федерации А. Коновалов заявил, что «Социологические опросы показывают, что до 25 % опрошенных респондентов заинтересованы в сохранении положения дел, в частности, в сохранении коррупции, коррупционных схем и механизмов». «По моему субъективному представлению эта цифра занижена, реально в России гораздо большее количество людей заинтересованы либо в том, чтобы уклоняться от несения наказания за совершенное нарушение закона путем взятки, либо приобретении незаконных преференций через коррупционные схемы, либо смирились и довольствуются вымогательством взяток за совершенно законные и адекватные действия со стороны чиновников», – сказал он. По мнению главы министерства, такие цифры являются следствием правового нигилизма населения и масштабной и беспрецедентной политики государства по противодействию коррупции. Все это, по словам А. Коновалова, «требует большой просветительской работы», которая «обеспечит ненависть населения к коррупции во всех ее проявлениях, в том числе с собственным участием»1.

Можно выделить несколько основных групп, заинтересованных в коррупционных проявлениях со стороны сотрудников и служащих ОВД.

Коррупция помогает преодолевать несовершенство законов, а также игнорировать те законы, которые просто очень неудобны гражданам2. Огромное количество законов в различных сферах человеческой жизни и деятельности совершенно неудобны или неприемлемы как для простых граждан, так и для бизнеса. Поэтому граждане платят взятки за то, чтобы их избавили от соблюдения неприемлемых и неудобных для них законов. Именно такие законы заставляют бизнес и граждан поддерживать коррупцию и быть прямо заинтересованными в ее существовании. Даже если эти законы, на первый взгляд, выглядят совершенно правильными и разумными. Если закон неудобен или неприемлем большинству граждан, то они его будут обходить с помощью коррупции.

Возьмём российские Правила дорожного движения. Даже на автостраде максимальная скорость ограничена 110 км/ч, хотя современные автомобили позволяют развивать гораздо более высокую скорость. Или ограничение скорости в населённом пункте до 60 км/ч, хотя в городах практически все ездят в среднем со скоростью 70-80 км/ч (за исключением пробок, разумеется). А ограничение скорости в пределах населённого пункта на трассе? Когда на трассе через несколько километров стоят полузаброшенные деревни, в которых осталось по несколько жителей. Только водитель разогнался – надо опять снижать скорость. Все знают, что эти ограничения мало кто соблюдает, их нарушают, но все равно их никто отменять или корректировать не собирается. И таких ограничений в ПДД, которые никто не соблюдал, не соблюдает и соблюдать не будет, несмотря даже на ужесточение наказания, очень много. То есть водители платят взятки инспекторам ГИБДД не только за то, чтобы избежать наказания, но и за то, чтобы иметь возможность обойти неприемлемые для них ограничения и ездить так, как удобно. Иными словами, они платят за свой комфорт на дороге. Поэтому сами водители заинтересованы в коррупции не меньше, чем сотрудники ГИБДД.

Другой пример – закон о запрете распития пива в общественных местах, который в России все откровенно игнорируют и продолжают пить пиво на улице. Еще до принятия этого закона всем было ясно, в том числе его авторам и голосовавшим за него депутатам, что это будет мертвый закон. И такие законы только способствуют развитию правового нигилизма. Если же исключить неприемлемые и неудобные для бизнеса и граждан законы, то и коррупция в этой части у нас существенно уменьшится.

Вторая группа – средний и крупный бизнес.

Для обеспечения функционирования государственных учреждений имеется необходимость в поставке товаров. Поставка, как правило, осуществляется посредством заключения контрактов. В контрактах (договорах) участвуют две стороны – покупатель и поставщик. В связи с поставками для государственных нужд возможны различного рода злоупотребления, в том числе и коррупционного характера1.

Во избежание злоупотреблений в Российской Федерации существует правовая база, которая нормативно закрепляет препятствия для таких злоупотреблений, однако она не может в полной мере предотвратить проникновение коррупции в процессе поставки продукции для государственных нужд, в частности, для Министерства внутренних дел РФ.

Возможные виды таких злоупотреблений:

1.  Прежде чем контракты будет подписаны и оплачены, покупатель (в лице должностного лица – представителя органов внутренних дел, злоупотребляя своим служебным положением) может:

–  предоставить спецификации на поставку определенному продавцу;

–  ограничить информацию о поставках остальным продавцам;

–  предоставить право на поставку единственному продавцу, аргументируя это срочностью поставки;

–  нарушить конфедициальность предложений поставщиков, для единственного продавца;

–  не допустить на предпоставочный конкурс продавцов, по придуманным квалификационным требованиям;

–  получить взятки.

2.  В то же самое время поставщики для обеспечения заключения контрактов для государственных нужд могут:

–  тайно договориться, чтобы согласовать и определить тендерные цены;

–  продвигать пристрастные технические стандарты к продукции или услугам;

–  создавать неправильный подсчет цены поставки;

–  предлагать взятки.

Способы достижения возможностей для злоупотребления:

1.  Наиболее благоприятный способ заключения контракта для продавца – через прямые переговоры без какой бы то ни было конкуренции. Поставки для государственных нужд базируются на конкурентоспособных процедурах, однако есть обычные исключения (о прямых переговорах) – в экстремальных случаях: стихийные бедствия, соблюдение интересов национальной безопасности. При этом существует риск получения возможности для злоупотреблений, возникающих там, где уже есть заключенный контракт, или когда есть только единственно возможный поставщик.

Но не все контракты с двумя договаривающимися сторонами заключаются со злоупотреблениями. В некоторых случаях такие прямые контракты могут хорошо соответствовать целям поставки. И тем не менее существует много причин для возникновения коррупции при их заключении. Например, если есть конкуренция, реально существование наиболее предпочтительного поставщика. При существовании утечки информации знание ценовых возможностей покупателя за счет разницы предлагаемой цены приводит к уменьшению конкуренции.

2.  Чтобы избежать конкуренции для конкретного поставщика, покупатель может устанавливать произвольные требования к квалификации поставщиков, варьируя их таким образом, чтобы они совпадали с квалификацией уже предопределенного поставщика. Кроме того, такая процедура является гарантом того, что предназначенный поставщик выполнит все контрактные требования. И если эти стандарты и критерии для квалификации произвольные или неправильные, они могут стать механизмом для исключения компетентных, но нежелательных поставщиков. Устойчивые, но нежелательные поставщики, о которых удалось получить информацию об их предыдущей деятельности, могут быть эффективно устранены путем приспособления спецификации.

3.  Использование имени, марки и номера модели оборудования от предпочтительного поставщика – факты слишком очевидные, но те же результаты можно достигнуть путем включения специфических требований, которые может выполнить только определенный поставщик.

Конкурентоспособное предложение цены для контрактов может работать, только если информация о предложениях остается конфиденциальной до определения результатов конкурса. Наиболее удобное предрешение результата для покупателя – нарушить конфиденциальность предложений и назвать цену предпочтительному поставщику, чтобы он подал нижнюю цифру. Механизм этой процедуры прост, особенно если поставщикам не разрешается присутствовать на открытии предложений.

Конечная возможность в искажении результатов конкурентоспособного предложения цены – в тендерной оценке на этапе сравнения.

4.  Если все делается правильно, тогда происходит объективный анализ каждых тендерных ответов на требования тендерной документации и определение наилучшего предложения. При наличии корыстных намерений по заранее решенному поставщику оценочный процесс предполагает почти неограниченные возможности, и если нет нормативно определенной процедуры, конкурсная комиссия может изобрести новые критерии для решения, что «соответствует наилучшим образом», и затем субъективно приложить их, чтобы получить необходимые результаты.

5.  Продавцы могут провести любое из описанных выше действий. Кроме того, они могут тайно договориться с другими поставщиками, чтобы решить, какой поставщик выиграет контракт, и фиксировать цены. И это происходит, несмотря на наличие ответственности.

6.  Наиболее серьезным и дорогостоящим может быть этап после подписания контракта, в течение процедуры исполнения контракта. Покупатель товаров или услуг может:

–  отказываться осуществлять стандарты качества, количества или другие стандарты исполнения контракта;

–  отвлекать поставленные товары для перепродажи или для частного использования;

–  требовать частные преимущества (поездки, плата за обучение, подарки).

Неразборчивый контрагент или поставщик могут:

–  поставлять продукты худшего качества, чем было первоначально предложенное;

фальсифицировать качество или сертификаты стандартов;

предлагать взятки, чтобы сократить обязательства по контракту.

Если продавцы уплатили взятку или предложили недостоверно низкие тендерные цены для того, чтобы выигрывать контракт, у них имеются шансы восполнить свои издержки во время исполнения контракта. Инициатива может исходить от любой из сторон контракта, но чтобы получить частную материальную выгоду, требуется активное сотрудничество и соучастие или халатность в исполнении обязанностей другой стороной.

Неразборчивые поставщики могут заменить товар на продукт более низкого качества, чем первоначально требовалось. Они могут фальсифицировать количество товаров или качество поставленных услуг, когда они подают требования о платеже и платят взятки, чтобы сократить контроль над поставками. Дополнительно к получению взяток и отказу от осуществления исполнения договора покупатели могут отвлечь поставленные товары и услуги для частного использования или для перепродажи.

В обществе возрастает проблема с чиновниками, которые покинули государственную службу и работают в каких-либо корпорациях, оставляя за собой право по прежним связям проводить работу с действующими государственными и муниципальными служащими1.

Несомненно, важность соблюдения общественных интересов не должна служить запретом для покидающих службу в органах внутренних дел сотрудников заниматься коммерческой деятельностью. Однако существует опасность злоупотреблений на основе старых связей. Так, нередко формирование коррупционных связей идет не только за счет взяток, но и за счет обещания последующего трудоустройства после ухода в отставку. Такие обещания являются большим искушением для сотрудника, имеющего перспективу получить достаточно низкую пенсию и сохраняющего богатый опыт для дальнейшей работы с прежними партнерами. Вместе с тем, для общества в целом полезно, чтобы ценный опыт государственного служащего, особенно высшего ранга, не потерялся и был применен и в других общественных или рыночных мероприятиях. Опасность такого перехода заключается в неурегулированности использования знаний, и в связи с этим возможности злоупотреблений путем манипуляции этими знаниями. Например, сотрудник, который вышел в отставку, может подробно описать требования к предстоящему контракту, стратегию выбора и содержание конфиденциальных дискуссий. Однако формальных ограничений, за исключением ответственности за разглашение сведений, составляющих государственную тайну или носящих конфиденциальный характер, в российском законодательстве не имеется.

Коррупция и организованная преступность являются наибольшим социальным злом в обществе, эти явления дестабилизируют общественное устройство. Корыстные моменты в осуществлении как организованной преступности, так и коррупции являются схожими по мотивам совершения эти деяний. Организованная преступность формирует коррупционные связи в целях обеспечения безопасности со стороны государственных и муниципальных органов1, и в первую очередь правоохранительных структур.

Однако имеется внутренне расхождение в целях и задачах, которые ставят перед собой коррупционер со стороны правоохранительных органов и коррупционер со стороны организованной преступности. У одного мотивом совершения преступления является прямое личное обогащение, у второго же обеспечение своей преступной деятельности, которая приносит личное обогащение. В связи с этим затраты на подкуп сотрудников правоохранительных органов уменьшают общий преступный результат, так называемый «общак», который создается преступной группировкой, в том числе и для подкупа должностных лиц.

В историческом развитии России установление взаимоотношений между коррупционерами и организованной преступностью проходило различные состояния: связь коррупционеров с «цеховиками», изменение отношения преступных группировок к сотрудничеству с властью от полного отрицания до возможности и даже необходимости сотрудничества, расколы в среде преступных группировок, образование новых видов преступных сообществ с более тесной связью с органами государственной власти и управления.

Однако во всех этих взаимоотношениях имеются и внутренние противоречия в отношениях между коррупционером и организованной преступной группировкой. Часть организованной преступной среды соблюдает «неписаные воровские правила», по которым членам преступных группировок запрещается сотрудничать с представителями власти, если это не приносит выгоды. Коррупционер же, не соблюдая эти правила в части запрета работы в обществе, как выпадает из гражданского общества, так и не попадает в круг криминалитета в связи с несоблюдением основных его правил, оставаясь один на один с организованной преступностью. В связи с этим в отношении коррупционера не действуют ни законы государства по соблюдению его безопасности, ни правила криминального мира по соблюдению порядка разрешения спорных ситуаций, так как он находится вне этих социальных образований.





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   76   77   78   79   80   81   82   83   ...   97


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница