Диагностика природных психофизиологических особенностей человека



Скачать 265.2 Kb.
Дата21.05.2016
Размер265.2 Kb.
ДИАГНОСТИКА ПРИРОДНЫХ ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКИХ

ОСОБЕННОСТЕЙ ЧЕЛОВЕКА
§ 1. Понятие о природных особенностях человека

В нашей стране в начале 50-х годов сложилось и успешно развивается оригинальное направление диаг­ностических исследований психофизиологических осо­бенностей человека. Оно получило название «диффе­ренциальная психофизиология» и тесно связано с име­нами выдающихся психологов — Б. М. Теплова и В. Д. Небылицына. Работа школы Б. М. Теплова — В. Д. Небылицына представляет собой дальнейшее творческое развитие идей И. П. Павлова о свойствах нервной системы и типах высшей нервной деятельности животных и человека. Как известно, эти идеи И. П. Павлова были обоснованы опытами над живот­ными и наблюдениями в нервной клинике. Задача же работ Б. М. Теплова — В. Д. Небылицына и их сотруд­ников состояла в изучении этой проблемы примени­тельно к человеку.

В дифференциальной психофизиологии принято раз­личать две стороны психики: содержательную и фор­мально-динамическую. Так, Б. М. Теплов (1985) писал, что к числу индивидуальных различий, которые прежде всего бросаются в глаза, можно отнести такие важные черты, как убеждения, интересы, знания, умения, на­выки, то есть все то, что индивид приобретает в ре­зультате взаимодействия с окружающей средой и что составляет содержание его психики. Но в то же время нельзя не заметить, что люди отличаются друг от друга тем, как формируются у них умения и привычки, как усваивают они знания. Иными словами, кроме разли­чий, относящихся к содержательной стороне психиче­ской жизни, люди различаются по некоторым динамическим, формальным особенностям своего психического склада и поведения (быстроте, темпу, работоспособно­сти, чувствительности). Если содержание человеческой психики по своему происхождению социально и пере­дается от поколения к поколению только в порядке со­циальной преемственности, то иначе обстоит дело с формально-динамическими характеристиками психиче­ских процессов. Индивидуальная выраженность этих параметров -определяется некоторыми природными фак­торами, в первую очередь, основными свойствами нер­вной системы. Давая определение свойствам нервной системы (сокращенно СНС), Б. М. Теплов (1985) от­мечал, что это природные, врожденные особенности нервной системы, влияющие на формирование индиви­дуальных форм поведения и некоторых индивидуальных различий способностей и характера. Говоря о том, что эти свойства врожденные, имелось в виду, что они фор­мируются у. человека в период внутриутробного раз­вития и в первые месяцы жизни. Связаны ли они с ге­нотипом, оказываются ли они наследуемыми, этот во­прос оставался открытым.

Одним из крупных достижений последних лет в дифференциальной психофизиологии был ответ на -во­прос, каково происхождение, генезис СНС. Данные, полученные коллективом лаборатории, возглавляемым И.В. Равич-Щербо (Психологический институт), сви­детельствуют о том, что свойства нервной системы можно рассматривать как признаки, обусловленные ге­нотипом. А это означает, что данные признаки являют­ся наиболее устойчивыми, практически не изменяющи­мися в течение жизни человека. Кроме того, можно го­ворить о наследственной передаче особенностей.

В свое время И. П. Павлов считал, что имеется три основных свойства нервной системы: сила, подвижность и уравновешенность нервных процессов. Сочетания крайних полюсов этих свойств образуют четыре комби­нации, четыре типа высшей нервной деятельности, кото­рые отождествлялись с четырьмя известными типами темперамента: сангвиник, холерик, меланхолик, флег­матик. Б. М. Теплов, проанализировав развитие пав­ловских идей, пришел к выводу, что для выделения четырех типов нет достаточных оснований. Лишь сис­тематическое изучение позволит установить, сколько в действительности имеется основных свойств нервной системы (три или больше) и в каких сочетаниях они встречаются. В дальнейшем, по мере развития иссле­дований СНС были открыты другие, не известные в школе Павлова типологические свойства (лабильность, динамичность, активированность).

На сегодняшний день известны следующие основ­ные свойства нервной системы:


  1. Сила нервной системы (противоположный полюс — слабость нервной системы) выражается в сте­пени выносливости, работоспособности" нервной системы, ее устойчивость к разного рода помехам.

  2. Подвижность нервной системы (противополож­ный полюс — инертность) характеризуется скоростью смены нервных процессов, а также скоростью их дви­жения.

  3. Лабильность нервной системы (противополож­ный полюс — малая лабильность, или, как и во вто­ром случае инертность) выражается в скорости возник­новения и исчезновения нервных процессов.

  4. Динамичность (противоположный полюс — ма­лая динамичность) сказывается на быстроте образова­ния временных нервных связей.

  5. Активированность — это уравновешенность про­цессов возбуждения и торможения: говорит об общем тонусе нервной системы: высокая активированность —
    преобладания возбуждения, низкая — преобладание торможения.

Существенное значение для диагностики основных СНС имеют два момента:

  1. Каждое свойство нервной системы, как генотипический признак, имеет не одно проявление, а широкий спектр их. Благодаря этому широкому спектру, могут быть достигнуты в каждом отдельном случае наилуч­шие результаты во взаимоотношении индивида со сре­дой.

  2. По отношению к СНС неприменим «оценочный подход». Нельзя делить свойства на хорошие и плохие, полезные и вредные. Свойства нервной системы харак­теризуют разные способы взаимодействия организма со средой, а не разные степени совершенства нервной си­стемы (Б. М. Теплов, 1985).

Вследствие того, что СНС имеют генотипическую природу и в этом смысле понимаются как практически неизменные, стабильные характеристики человека, нельзя не считаться с ними, не обращать на них вни­мания, ибо их влияние ощутимо в деятельности, в по­ведении, во взаимоотношениях с окружающими.

Следует коротко остановиться на некоторых наибо­лее важных сторонах человеческой жизнедеятельности, где учет природных особенностей имеет определенное значение.

Это прежде всего учебная деятельность. Для учите­ля различия учеников по их формально-динамическим особенностям должны представлять интерес, поскольку они говорят о таких индивидуальных особенностях, как работоспособность, легкость переключения, темп, быстрота усвоения нового материала. Считаясь с индиви­дуальными психофизиологическими особенностями уча­щихся, учитель легче найдет надлежащий подход к каждому из них, подскажет, как им лучше организо­вать свою работу в классе и дома (М. К. Акимова, В. Т. Козлова, 1992).

Сам учащийся также должен иметь правильное представление о своих природных особенностях. Очень часто у школьников, не умеющих их использовать пра­вильно, т. е. понять свои достоинства и компенсиро­вать свои недостатки, возникают дефекты познаватель­ной деятельности, что прямо оказывается на успевае­мости.

В системе профессиональной ориентации и профес­сиональной консультации, в управлении формировани­ем профпригодности, в профессиональном отборе так­же очень важно знание индивидуальных природных особенностей людей. Так, если из анализа содержания и характера труда вытекает, что некоторые СНС явля­ются предпосылками формирования профессионально важных качеств, то важно обратить внимание челове­ка на наличие в выбранной им профессии таких спе­цифических требований. В том случае, когда эти тре­бования характеризуют профессию в целом и жестко регламентируются, то человека следует проинформиро­вать, с какими трудностями он может столкнуться и есть ли у него возможность, с учетом его природных способностей, эти трудности преодолеть. Если же такие требования в выбранной профессии характерны только для некоторых «рабочих постов», то следует рекомен­довать человеку ориентироваться на другие «рабочие посты», где регламентация трудового поведения не жесткая.

Как считает К. М. Гуревич, успех в профессио­нальной деятельности и удовлетворенность трудом час­то определяется тем, насколько удается соблюсти пра­вило «естественного соответствия», т. е. насколько круг профессиональных задач, стоящих перед человеком, близок его психофизиологическим особенностям и их привычным проявлениям. Известно, что для относи­тельно инертной нервной системы трудны задачи, тре­бующие быстрого реагирования на все новое в окру­жающей обстановке, и задачи, требующие быстрого пе­рехода от одного вида деятельности к другому. Прави­ло «естественного соответствия» будет нарушено, если человек с инертной системой будет овладевать профес­сией, где довольно часто возникают ситуации, требую­щие быстрого реагирования или переключения.

Точно такое же правило нарушается и в том слу­чае, если человеку с подвижной нервной системой пред­лагаются такие профессиональные ситуации, в кото­рых требуются неторопливость, шаблонность, стереотип­ность действий. Подвижных такая работа будет угне­тать, они будут переживать ее как тоскливую и неинте­ресную. Конечно, в обоих случаях в результате наси­лия над собой, напряженной произвольной регуляции деятельности можно, если не на длительный, то на ко­роткий срок замаскировать несоответствие. Но человек в такой ситуации не испытывает удовлетворения от своего труда, и, кроме того, когда правило «естествен­ного соответствия» грубо нарушается, то увеличивает­ся вероятность возникновения ошибок в работе, теря­ется ее эффективность.

Итак, можно сделать следующий общий вывод: каждый раз, когда на практике приходится сталкивать­ся с такими условиями и требованиями, при которых именно природные формально-динамические особенно­сти (темп, выносливость, работоспособность, помехоус­тойчивость, чувствительность и т. д.) являются важ­ным фактором при достижении профессиональной ус­пешности, продвижении на более высокую ступень ус­воения знаний, навыков, умений, необходимо распола­гать такой информацией о человеке, используя специ­альные диагностические методики.



§ 2. Методика диагностики индивидуальных психофизиологических особенностей человека

К настоящему времени дифференциальная психофи­зиология располагает большим арсеналом методиче­ских средств диагностики СНС, прошедших все необхо­димые стадии проверки. Это методики лабораторного характера, требующие специальной аппаратуры и осо­бого помещения, а также бланковые методики. Снача­ла кратко остановимся на истории создания методик в школе Теплова—Небылицына.

На начальном этапе изучения свойств нервной сиетемы у человека исходным в поисках и создании мето­дик было раскрытие с-максимальной достоверностью физиологического содержания каждого из основных свойств нервной системы, принятых в школе И. П. Пав­лова. Б. М. Тепловым были сформулированы четкие и ясные требования к методическим приемам. Наиболее точное знание о содержании СНС можно получить, ис­пользуя методики «непроизвольных» реакций, и особен­но такие, в которых «непроизвольным является не только регистрируемый индикатор, но и реакция, с помо­щью которой он получается» (В.Д. Небылицын, L978, с. 301). Эти показатели чаще всего наиболее ясны по своему физиологическому содержанию и наиболее од­нозначно определяют изучаемые свойства, и, следова­тельно, в контексте поставленной задачи эти методиче­ские средства действительно могут рассматриваться как основные.

Первоначально ведущая роль в изучении СНС у че­ловека принадлежала условнорефлекторным методи­кам. Было установлено, что понятия, выработанные в школе И. П. Павлова на базе условнорефлекторных ме­тодик, применимы и для описания индивидуальных осо­бенностей высшей нервной деятельности человека. На основе некоторой физиологической функции (вегета­тивной, сенсорной, двигательной, биоэлектрической) у человека вырабатывались новые условные рефлексы, и индивидуальные особенности динамики условнорефлекторной деятельности рассматривались как показатели определенных СНС.

Подробное описание методик того периода дано в работах Б. М. Теплова (1985), В. Д. Небылицына (1966) и их сотрудников (см. Типологические особенности высшей нервной деятельности человека, 1956, 1959, 1961, 1963 и др.). Такие методики почти всегда требу­ют .длительной работы с испытуемым и достаточно сложного оборудования, но самый главный их недоста­ток заключается в том, что иногда не удается вырабо­тать условные рефлексы у некоторых испытуемых. Кро­ме того, по мере развития исследований СНС человека в школе Б. М. Теплова — В. Д. Небылицына были от­крыты новые свойства (лабильность, активированность), которые вообще не имели условнорефлекторных пока­зателей. Поэтому в последние годы в дифференциаль­ной психофизиологии наметились тенденции к более широкому использованию безусловнорефлекторных ме­тодик (Э. А. Голубева, 1980). Как показали исследо­вания, проводимые под руководством И.В. Равич-Щербо, чаще генотипическую обусловленность обнаружива­ют именно безусловнорефлекторные характеристики нервной системы.

Большинство диагностических методик представле­но в электроэнцефалографическом варианте. Для это­го используется такой прибор, как электроэнцефало­граф, и требуется специально оборудованное помеще­ние. С помощью электроэнцефалографа записываются биотоки мозга и по рисунку электроэнцефалограммы определяется степень выраженности того или иного свойства нервной системы у человека.

Опишем для примера электроэнцефалографическую методику диагностики лабильность нервной системы. В качестве показателя берется длительность депрессии альфа-ритма после прекращения действия светового раздражителя. Испытуемый находится в затемненной экранированной камере. Он сидит в кресле с открыты­ми глазами. Для записи электроэнцефалограммы ис­пользуется 16-канальный электроэнцефалограф. Элек­троды накладываются на теменно-затылочную область головы. Сначала записывается фоновая электроэнцефа­лограмма. Затем включается световой раздражитель яркостью 20 люкс (у глаз испытуемого). Длительность раздражителя — 10 сек. Источником световых раздра­жителей является фотофоностимулятор. В ответ на раз­дражитель возникает депрессия альфа-ритма. Показа­телем лабильности служит средняя величина длитель­ности депрессии альфа-ритма (в см) при последова­тельном применении 10 световых раздражителей. Вос­становлением альфа-ритма считается появление подряд четырех альфа-колебаний. Большему уровню лабильности нервной системы соответствуют наименьшие чис­ловые значения, полученные по этой методике. То есть, чем лабильнее нервная система, тем быстрее происхо­дит восстановление альфа-ритма после прекращения действия раздражителя. С другой стороны, чем инерт­нее нервная система, тем больше надо времени, чтобы восстановился альфа-ритм после отключения светового раздражителя.

Кроме электроэнцефалографических методик, для диагностики СНС используются двигательные методи­ки. Это различные варианты измерения времени реак­ции человека на внешний раздражитель (свет, звук)..

Так, для диагностики силы нервной системы исполь­зуется предложенная В. Д. Небылицыным методика измерения времени реакции на раздражители разной громкости. Время реакции измеряется с помощью спе­циального прибора — нейрохронометра.

Через наушники испытуемому предъявляются звуко­вые раздражители четырех интенсивностей— 40, 60, 80, 100 децибеллов. Как только испытуемый услышит звук, он должен как можно 'быстрее нажать на специальную кнопку. Интервалы между подачей раздражителей со­ставляют 10—15 сек. Раздражители каждой интенсив­ности предъявляются по 25 раз в случайном, но одина­ковом для всех испытуемых порядке. Звуковому раз­дражителю предшествует с отставанием в 2 сек. пре­дупредительный сигнал — вспышка лампочки. Показа­телем силы нервной системы по этой методике служит коэффициент «в», вычисляемый из уравнения регрес­сии у = а + вх, где у — средняя величина времени реак­ции на раздражитель каждой интенсивности, х — по­рядковые номера интенсивностей. Большим величинам коэффициента «в» соответствует большая сила нервной системы.

Аппаратурные методики являются надежными и точными способами измерения. Они наиболее ясны по своему содержанию, наиболее однозначны и большая часть таких методик считается основными референт­ными приемами определения СНС. В дифференциаль­ной психофизиологии выработано такое правило, что­бы все новые методики диагностики какого-либо из свойств нервной системы сопоставлялись с основными референтными пробами определения этого свойства. Если, используя такой математический, прием, как факторный анализ, удается установить, что новые индика­торы образуют одну группу (один фактор) с референт­ными методиками, то это позволяет трактовать резуль­таты новых методик в терминах теории основных свойств нервной системы, то есть считать, что новые методики измеряют то же свойство нервной системы, что и референтные пробы. Подобная статистическая об­работка дает возможность определить теоретическую валидность вновь разработанных методик.

§ 3. Бланковые методики диагностики лабильности и силы нервной системы в мыслительно-речевой деятельности

Применение аппаратурных методик на производстве или в школе вызывает большие сложности, а иногда их использование вообще не представляется возможным. Поэтому возникла необходимость создать такие диаг­ностические средства, которые, удовлетворяя строгим научным критериям, могли бы быть использованы в нелабораторных условиях и были пригодны для мас­сового обследования. Под руководством К. М. Гуревича были разработаны бланковые методики, диагности­рующие проявления основных свойств нервной системы в мыслительно-речевой деятельности (В. А. Данилов, 1973; В. Т. Козлова, 1981). Но такая работа могла быть начата лишь после того, как работами Б. М. Теплова, В. Д. Небылицына и их сотрудников были выяснены * вопросы, касающиеся физиологического содержания каждого свойства, и разработаны методики, однознач­ные по своей сути, обладающие высокой надежностью, стабильностью и валидностью. Сопоставляя новые ме­тодики с теми, которые в школе Б. М. Теплова— В. Д. Небылицына названы основными, референтными методиками определения основных свойств нервной си­стемы, удалось отобрать наиболее удачные диагности­ческие пробы проявления СНС на уровне мыслительно-речевой деятельности.

Остановимся на рассмотрении этих методик более подробно. Переход к диагностике проявлений СНС в мыслительно-речевой деятельности требует таких мето­дических приемов, которые были бы адекватны постав­ленной задаче, а именно: стимулировали, актуализиро­вали мыслительно-речевые процессы. Этой цели соответствуют методики, в которых испытуемый оперирует вербальным материалом.

Некоторые диагностические приемы, разработан­ные тестологами, после соответствующих модификаций оказалось возможным применить как пробы диагности­ки проявлений свойств нервной системы в мыслитель­но-речевой деятельности.

Для того чтобы из общего результата по тесту можно было выявить такие особенности мыслительно-речевой деятельности, которые обусловлены СНС, не­обходимо уравнять для испытуемых содержательную сторону методики. Этого можно добиться, если, во-пер-. вых, использовать материал, который является доста­точно простым, элементарным, доступным для понима­ния всеми, кто владеет знаниями хотя бы в объеме не­полной средней школы. Во-вторых, если более строго подходить к составу выборки, к тому, чтобы она была бы относительно однородна по уровню образования ис­пытуемых и по их профессиональной деятельности (гу­манитарной, технической и т. п.). Почему важно учи­тывать состав выборки при диагностике проявлений СНС в мыслительно-речевой деятельности? Хотя- вер­бальные методики затрагивают самый минимальный уровень знаний, которым должны обладать все лица 6—7 лет обучения, и в этом смысле они имеют равные возможности для успешного выполнения заданий, не следует забывать, что навык выполнять даже самые простые мыслительные операции не может быть у всех одинаков. Так, различия могут проявляться между те­ми, кто по роду своей деятельности имеют большую тренировку в мыслительно-речевых операциях, и теми, чья трудовая деятельность не предполагает длитель­ного и регулярного оперирования словесным материа­лом. Поэтому нужно стремиться к тому, чтобы выбор­ка включала в себя испытуемых, близких по сфере деятельности и уровню образования. Можно предполо­жить, что люди, имеющие тренировку в выполнении мыслительно-речевых операциях, будут более успешно справляться с вербальными методиками по сравнению с теми, у которых подобная практика отсутствует. При правильно подобранных выборках в каждой из них можно выделить группы испытуемых, резко различающихся по СНС (например, сильные—слабые), хотя формальный количественный критерий, с помощью ко­торого можно судить о степени выраженности диагностируемого свойства, возможно будет в каждой выбор­ке свой.

При соблюдении таких требований можно рассчи­тывать, что количественные показатели выполнения за­даний отразят природные, нейрофизиологические осо­бенности испытуемых. Построенные таким образом ме­тодики уже нельзя отождествлять с традиционными тестами, Они являются способами обнаружения инди­видуальных различий по формально-динамическим ха­рактеристикам мыслительно-речевой деятельности, обус­ловленных СНС.

Были разработаны бланковые методики, диагности­рующие проявления в мыслительно-речевой деятельно­сти таких основных СНС, как лабильность (В. Т. Коз­лова, 1981) и сила (В. А. Данилов, 1973).

1) Методики диагностики проявлений лабильности нервной системы в мыслительно-речевой деятельности.

Под лабильностью нервной системы принято пони­мать скорость возникновения и исчезновения нервных процессов в коре головного мозга в ответ на внешний раздражитель.

Проявления лабильности-инертности нервной систе­мы находят свое выражение в скоростных, темповых показателях выполнения разнообразных видов деятель­ности (например, в динамике речевого выражения мыс­лей, в скорости актуализации имеющихся знаний, в скорости реагирования на внешние раздражители, в продуктивности деятельности в ситуации, связанной с лимитом времени, в легкости приспособления к новым видам деятельности и т. д.).

Разработаны две методики: «Исполнение инструкций» и «Код». Они требуют от испытуемого быстрого включения в деятельность после сообщения ему ин­струкции, т. е. определенной быстроты возникновения мыслительно-речевого процесса: немедленный же переход к выполнению другого задания предполагает пре­кращение предыдущего процесса и возникновение сме­няющего его нового процесса. Следовательно, методи­ки адресуются к той динамической характеристике мыс­лительно-речевой деятельности, которая детерминиру­ется скоростью возникновения и исчезновения нервного


процесса и, таким образом, прямо связывается с лабильностью нервной системы, являясь при прочих рав­ных условиях ее функцией.

По замыслу исследования основным показателем проявления лабильности должна быть быстрота и чет­кость восприятия и выполнения элементарных мысли­тельно-речевых операций, причем темп работы испыту­емых заранее предопределен и для всех лиц одинаков; испытуемые не могут изменить его по своему усмотре­нию. Психодиагностические пробы являются кратковре­менными и не вызывают у испытуемых состояния утом­ления.

Методики рассчитаны на любой возраст, начиная с 14 лет.

Методика «исполнение инструкций»

Методика представляет собой модификацию амери­канского теста, взятого из серии, известной под назва­нием «Альфа» (С. Hull, 1928). Этот тест типа «каран­даш и бумага». Он не актуализирует какого-то опреде­ленного логического вида мыслительных операции. Ус­пешность зависит от быстрого и правильного выполне­ния простых указаний. Специфика исполнения теста за­ключается в быстром и точном их схватывании и по­следующей реализации, предельно простой по смыслу и осуществляющейся несколькими движениями каран­даша на карточке или бланке.

В методике использовался главным образом прин­цип составления заданий теста из серии «Альфа», но процедура проведения опыта была существенно изме­нена. Во-первых, на выполнение каждого задания от­водился более короткий промежуток времени, чем в се­рии «Альфа», во-вторых, интервалы между заданиями были строго фиксированными и минимальными. Как только истекало время, отведенное на исполнение зада­ния, тотчас следовала инструкция для выполнения сле­дующего.

Процедура проведения опыта

Она состоит в следующем: испытуемому (диагности­рование проводится индивидуально) последовательно предъявляют карточки, на которых изображены цифры, буквы, геометрические фигуры и т. п. Могут быть и пустые карточки. Перед началом опыта ему дается об­щая инструкция: «Вам будут говорить, что вы должны на каждой карточке делать. Слушайте очень внима­тельно, т. к. указания повторяться не будут. Как толь­ко вам скажут «начали», вы приступаете к работе. Как только вам скажут «Стоп» — прекращаете работу, от­кладываете данную карточку и берете следующую. На каждое задание отводится мало времени. Если вы в это время не укладываетесь, считается, что задание не выполнено. Будьте внимательны и работайте с макси­мальной быстротой». Далее с испытуемым проводятся пробные упражнения. Как только он подтверждает, что условия эксперимента усвоены, начинается основной опыт. Время на выполнение каждого задания фикси­руется по секундомеру. Оно варьируется в зависимости от характера заданий от 2 до 5 секунд. Испытуемый знает, сколько времени отводится на исполнение зада­ния. Эксперимент проводится в высоком темпе: сразу же после команды «стоп» зачитывается следующее за­дание. Время эксперимента 7 минут. Показателем слу­жит сумма неправильно выполненных заданий и зада­ний, не выполненных вовсе.

Примеры: Карточка 28.

13 2 4 5 7 4 8

«Проведите линию от цифры 1 к цифре 7 так, чтобы она проходила над четными цифрами и под нечетными. Начали!». На выполнение дается 4 секунды.

Карточка 35.

«Над линией поставьте стрелку, направленную вниз, а под линией — стрелку, направленную вправо. Нача­ли!». На работу отводится 2 секунды.

Методика «Код»

Методика представляет модификацию теста, опубли­кованного в книге Л. Терстона (L. Thurstone, 1957). В этом тесте от испытуемого требуется заменить услов­ные обозначения цифрами, т. е. диагностируется умение точно и быстро выполнять операции декодирования.

В разработанном варианте методика состоит в следую­щем: испытуемый получает бланк, на котором написа­ны последовательно цифры от 0 до 9; под каждой циф­рой стоит ее условное обозначение (в виде точек и ти­ре). Затем испытуемому предъявляются карточки, на которых изображены только условные изображения, и предлагается как можно быстрее написать рядом со­ответствующие цифры. Бланк с цифрами и условными, обозначениями лежит перед испытуемым.

Ему дается следующая инструкция: «Перед вами ряд цифр, каждой цифре соответствует свое условное обозначение. Этот бланк будет лежать перед вами в течение всего опыта. Заучивать обозначения вам не на­до. Вы получите карточки, на каждой из которых на­писаны по 4 ряда условных обозначений. Вы должны будете эти условные обозначения как можно быстрее расшифровать, написав рядом соответствующие цифры. Как только вам скажут: «Начали», вы приступаете к работе. Как только вам окажут: «Стоп», вы прекра­щаете работу, откладываете данную карточку и берете следующую. На выполнение задания отводится мало времени. Если вы в это время не укладываетесь, вчита­ется, что задание не сделали. Работайте как можно быстрей и безошибочно».

После проведения пробных упражнений начинает­ся основной опыт. Всего предъявляется 10 карточек, на каждой из которых по четыре ряда условных обозначе­ний (каждый ряд состоит из трех условных обозначе­ний), таким образом, в течение эксперимента испытуе­мый должен расшифровать 40 рядов условных обозна­чений. Время выполнения одинаково для всех карточек и равняется 11 секундам. Испытуемому это время не­известно. Весь эксперимент длится 2 минуты. Показа­телем служит количество ошибок: неправильно рас­шифрованные и пропущенные обозначения.



2) Методики диагностики проявлений силы нервной системы в мыслительной деятельности.

Одной из основных характеристик силы нервной си­стемы является способность нервных клеток больших полушарий выдерживать более или менее длительное и концентрированное возбуждение, не переходя в тор­мозное состояние. Эта способность и была использована в качестве индикатора силы в мыслительно-рече­вой деятельности. Были использованы известные тесты «Исключение», «Образование аналогий», вариант «Ас­социативного эксперимента», модифицированные в со­ответствии с задачей исследования.

Исследователя, изучавшего с помощью тестов про­явление силы нервной системы, интересовал не сам по себе уровень сформированное™ у испытуемых умения совершать подобные мыслительные операции, а дина­мика их работоспособности во время решения этих за­даний. Мыслительные операции выполняли роль интел­лектуальной нагрузки и активизировали второсигналь-ную деятельность. Методики рассчитаны на любой воз­раст, начиная с 14 лет.

Методика «Исключение»

Вариант разработанной методики представляет на­бор заданий, каждое из которых состоит из 5 слов. Испытуемому дается следующая инструкция: «Четыре из пяти слов в каждом задании являются однородными понятиями и могут быть объединены по одному обще­му признаку, а одно слово «лишнее», т. е. выпадает из этой классификации. Вы должны назвать его. После этого вам следует немедленно приступить к решению следующего задания. Время на решение каждого зада­ния ограничено, и, если вы не успеваете отыскать «лиш­нее» слово, вы по команде экспериментатора: «Даль­ше», — должны тут же приступить к решению следую­щего задания, не задерживаясь на нерешенном. Ста­райтесь не терять времени. Читайте слова в заданиях «про себя», а вслух называйте только «лишнее» слово».

Прежде чем приступить к выполнению заданий, ис­пытуемый решал по 10 заданий совместно с экспери­ментатором, который давал при необходимости допол­нительные объяснения. Затем испытуемому предлага­лось эти тренировочные серии выполнить в темпе, со­ответствующем основному эксперименту.

Время, отведенное на решение каждого задания, равно 10 секундам. Все задания напечатаны на 5 по­следовательно предъявляемых бланках, по 35 заданий на каждом. Показателем динамики работоспособности служит отношение времени выполнения заданий на последнем бланке ко времени выполнения заданий на первом бланке.

Примеры:


Лошадь, петух, баран, корова, коза.

Слива, яблоня, клен, крыжовник, смородина.

Методика «Образование аналогий»

Вариант методики представляет набор заданий, каж­дое из которых состоит из трех слов. Слева располага­ются пары слов-образцов, а справа дается одно сло­во, к которому испытуемый самостоятельно должен подобрать пару. Ему дается следующая инструкция: «Вам предлагается три слова. Между словами, стоя­щими в левой половине бланка существует определен­ная связь. Вы должны к слову, стоящему в правой части бланка, подобрать такое, где существовала бы аналогичная, та же самая связь. Вы должны назвать его. После этого вам следует немедленно приступить к решению следующего задания. Время на решение каж­дого задания ограничено, и, если вы не успеваете по­добрать нужное слово, вы по команде эксперимента­тора: «Дальше», — тут же должны приступить к реше­нию следующего задания, не задерживаясь на нерешен­ном. Старайтесь не терять времени. Читайте слова в заданиях «про себя», а вслух называйте только иско­мое слово».

Время, отведенное на решение каждого задания, равно 5 секундам. Все задания напечатаны на 5 после­довательно предъявляемых бланках, по 40 заданий в каждом.

И в этом случае прежде, чем приступить к выполне­нию заданий, испытуемый решал по 10 заданий сов­местно с экспериментатором, получая при необходимос­ти дополнительные объяснения. Затем испытуемый эти задания выполнял в темпе, соответствующем основно­му эксперименту.

Показателем динамики работоспособности служит отношение времени выполнения заданий на последнем бланке ко времени выполнения заданий на первом бланке.

Примеры:


  1. Птица — летать Змея —

  2. Платье — портной Туфли —

Методика «Ассоциативный эксперимент»

В этой методике был использован прием много­кратного повторения через 5—7 «фоновых слов» одного и того же условного раздражителя — «тестового» сло­ва. Эксперимент был построен на том, что слово при его многократном повторении будет, постепенно затор­маживаться как второсигнальный раздражитель. Это скажется на соблюдении данного слова с другими сло­вами. Показателем такого ослабления связей должно быть увеличение латентного времени ассоциаций. Од­нако такое ослабление связей не у всех людей происхо­дит с одинаковой скоростью, что зависит от силы нерв­ных процессов. Увеличение времени ассоциаций с чис­лом предъявлений тест-слова и должно характеризо­вать силу нервных процессов.

Испытуемому дается следующая инструкция: «Вам будут говорить слова. На каждое слово, произнесен­ное экспериментатором, вы должны как можно быстрей отвечать одним словом, первым, которое приходит в голову. Нельзя произносить слова, уже использованные вами при ответе на одно из предыдущих слов экспери­ментатора. Использовать можно только нарицательные существительные (глаголы, прилагательные, имена соб­ственные и т. д. использовать нельзя). Итак, не пов­торяться, говорить только существительные, работать как можно быстрее».

Затем испытуемому зачитывается ряд из 30 слов, не используемых в основном опыте, чтобы проверить, на­сколько им усвоена инструкция. При необходимости даются дополнительные разъяснения.

Предварительно глаза испытуемого закрываются лепкой повязкой: тем самым исключалась возможность использовать предметы окружающей среды в качестве опоры при поиске слов-ответов. Слова эксперимента­тора и ответы испытуемых записываются на магнито­фонную пленку. Очередное слово экспериментатор про­износит сразу же после ответа испытуемого на преды­дущее слово. Фиксируются латентные периоды ответов на первые 8 и последние 8 предъявлений тест-слов.

Показателем динамики работоспособности в течение эксперимента служило отношение усредненной суммы 8 латентных периодов ответов на «тестовое» слово в конце и начале опыта.

Способы проверки методик. Была проведена тщательная проверка разработанных методик на надеж­ность и валидность. Надежность устанавливалась 2-мя способами:

1. Вычислялся коэффициент надежности, отражаю­щий однородность методик.. Для этого был применен способ «расщепления» на четные и нечетные задания. Коэффициенты надежности имеют следующие величины:

«Исполнительная инструкция» —0,86 р≤0,001

«Код» —0,89 »

«Исключение» — 0,88 »

«Образование аналогий» — 0,87 »

«Ассоциативный эксперимент» — 0,61 »

2. Вычислялся коэффициент стабильности исследуе­мых психофизических свойств. Получены следующие результаты:

«Исполнительная инструкция» —0,92 р≤0,001

«Код» —0,70 »

«Исключение» —0,61 р≤0,005

«Образование аналогий» —0,60 »

«Ассоциативный эксперимент» —0,60 »

Приведенные показатели говорят о том, что надеж­ность разработанных методик является удовлетворительной.

Валидизация методик проводилась также по 2-м на­правлениям.


  1. Выявлялась теоретическая валидность методик путем сопоставления новых методик с результатами ре­ферентных индикаторов, имеющих тот же типологиче­ский смысл.

  2. Определялась прагматическая валидность путем сопоставления результатов методик с внешними крите­риями. Исследовался прием, который ближе всего к валидности «по одновременности». В одном случае в ка­честве внешнего критерия был использован субъектив­ный критерий оценки — оценка испытуемым самого се­бя по специально разработанной анкете. В другом слу­чае внешним критерием являлись некоторые индивиду­альные способы и приемы игры в шахматы, зависящие
    от лабильности и силы нервной системы.

Полученные данные позволяют сделать вывод о пра­гматической валидности новых методик.

§ 4. Метод наблюдения

Помимо высокоформализованных методик диагнос­тики проявлений СНС в дифференциальной психофизио­логии не утратил своего значения и другой (малоформализованный) метод — наблюдение за поведением че­ловека %в различных жизненных ситуациях, в которых достаточно отчетливо могут проявляться его индивиду­альные особенности, обусловленные СНС. Однако бы­ло бы ошибкой считать этот способ определения СНС легким, простым и быстрым. Как писал Б. М. Теплов, «он легче только в том смысле, что не требует лабора­тории, специального оборудования и т. п. Но зато он требует от исследователя не меньше, если не больше, чем лабораторный эксперимент, творческой мысли, дли­тельного и кропотливого собирания материала и уме­ния научно обработать этот материал».

При использовании метода наблюдения важно стро­го соблюдать следующие требования:

1. Наблюдение должно быть длительным, система­тическим, а не случайным и эпизодическим. Исследова­тель должен наблюдать за индивидом" в разнообразных ситуациях, уметь подмечать характерные, постоянно встречающиеся черточки в его поведении. Именно по­стоянство индивидуального поведения в определенных ситуациях — признак того, что в основе его лежат не случайные факторы, а природные особенности — свой­ства нервной системы. Например, исследователь заме­тил, что ученик на последнем уроке невнимателен, плохо слушает объяснения учителя, неудачно отвечает на вопросы. Можно ли оценить этого ученика как сла­бого по своим психофизиологическим особенностям? По­ка нет, поскольку единичного наблюдения недостаточ­но. Возможно снижение работоспособности объяснимо плохим самочувствием, а может быть, невнимательность не связана с усталостью и возникла из-за каких-то по­сторонних забот, из-за того, что его мысли далеко, вне школы. Только в том случае, если исследователь из раза в раз сталкивается с такой особенностью учащего­ся, он может предположить, что причиной его утомле­ния является слабая нервная система. Чтобы избежать ошибки в оценке ученика, наблюдателю нужно посмот­реть, как ведет себя этот ученик в других ситуациях, и сопоставить его особенности, обнаруженные в разнооб­разных условиях, друг с другом.

2. Необходимо рассматривать результативную и про­цессуальную стороны проявлений СНС вместе, без от­рыва друг от друга. Так, например, нельзя только по продуктивности в какой-либо деятельности судить о представленности силы-слабости нервной системы. В са­мом деле, если «слабый» хорошо обучен, правильно го­товится к работе, владеет специальными компенсатор­ными способами выполнения, он может по продуктив­ности деятельности не отличаться от «сильного». Но за­то наблюдения за тем, как протекает деятельность, ког­да наступает и как проявляется утомление, какой ре­жим работы для него наиболее благоприятен, дадут гораздо больше для характеристики его нервной систе­мы, чем показатели продуктивности его работы.

Исследователями разработана схема наблюдений за поведением человека в ситуациях, в которых наиболее отчетливо проявляются индивидуальные особенности, обусловленные силой, лабильностью и подвижностью нервной системы (М. К. Акимова, В. Т. Козлова).^ схе­му наблюдений включены в основном ситуации учебной деятельности. Наблюдения за поведением учащихся в предложенных ситуациях могут осуществляться на всем протяжении школьного обучения. Особенно актуально применение этого метода для учащихся начальных клас­сов, т. к. для этого возрастного уровня, кроме исследо­ваний с применением специального лабораторного обо­рудования (эледтроэнцефалографа, нейрохронометра и т. п.), нет других диагностических методик СНС.

Схема наблюдений включает в себя порядка 70 по­казателей. Используя ее, можно выделить как крайние полюса проявлений СНС (сильная—слабая нервная си­стема, подвижная—инертная нервная система и т. д.), так и промежуточные, в средней степени выраженные проявления. Каждый показатель оценивается по пяти­балльной системе. Так, например, для оценки проявле­ний силы нервной системы используется следующая шкала:

5 баллов — проявление силы нервной системы выражено ярко; часто себя обнаруживает; особенности, характер­ные для проявления слабой нервной системы, не встречаются совсем;

4 балла — проявление силы нервной системы выраже­но заметно, но непостоянно; особенности противоположного характера (слабой нервной системы) проявляются очень редко;

3 балла — проявления сильной и слабой нервной систе­мы выражены нерезко; иногда могут встречаться яркие проявления крайних полюсов, но по числу случаев их появления они уравновешивают друг друга;

2 балла — проявления слабой нервной системы выраже­ны заметно, но непостоянно; проявления, характерные для сильной нервной системы, встречаются редко;

1 балл — проявление слабой нервной системы выраже­но ярко; часто себя обнаруживает; особенности проти­воположного характера не встречаются совсем;

0 баллов — нет сведений для оценки данного показателя.

По аналогичной шкале дается оценка проявлений подвижной и лабильной нервных систем.

Чтобы повысить вероятность того, что подмеченные особенности не случайны, можно наблюдения допол­нить другим неэкспериментальным методом — анкетой, предназначенной для оценки проявлений свойств нерв­ной системы в жизненных ситуациях как самим рес­пондентом, так и теми, кто его хорошо знает (родителя­ми, друзьями, учителями и т. п.).

Разработаны две анкеты, в одной из которых ста­вятся вопросы, касающиеся проявлений силы нервной системы (Я. Стреляу), а в другой—лабильности и под­вижности нервной системы (В. Т. Козлова). Отвечаю­щий должен из 5 приведенных ответов выбрать тот, ко­торый, по его мнению, соответствует реальности.

Нужно обратить внимание на такой момент: не сле­дует для диагностики проявлений свойств нервной си­стемы пользоваться только анкетами. Если при исполь­зовании строго формализованных методик или при дли­тельном наблюдении нельзя исключить ошибок в диаг­нозе, то при применении только одних анкет такая ве­роятность возрастает еще больше. Анкеты следует ис­пользовать только в сочетании с другими методами как: дополнительный способ познания индивидуальных психофизиологических особенностей человека.

ЛИТЕРАТУРА



  1. Акимова М.К., Козлова В.Т. Индивидуальность учащегося и индивидуальный подход. — М., 1992.

  2. Гуревич К. М. Профессиональная пригодность и основ­ные свойства нервной системы. — М., 1970.

  3. Небылицын В. Д. Основные свойства нервной систе­мы. — М., 1966.

  4. Психологическая диагностика. Проблемы и исследования.—М., 1981.

  5. Теплов Б. М. Избранные труды.—М., 1985, т. II.

Каталог: 2013
2013 -> 1. Предмет философии и структура философского знани
2013 -> Тесты для диагностики уровня агрессивности у воспитанников, критерии эффективности психолого-педагогической работы; подробно описываются пути и средства достижения положительного результата
2013 -> Внутрибольничное агрессивное поведение психически больных и пути его профилактики. 14. 01. 06 психиатрия
2013 -> Факторы риска патологической агрессии у больных с аффективными расстройствами 14. 01. 06 Психиатрия (мед науки)
2013 -> Пособие по обучению и воспитанию детей-инвалидов с умеренной и выраженной умственной отсталостью в условиях семьи
2013 -> Активность личности, деятельность
2013 -> «ха­рактер» означает «чеканка»,
2013 -> Сведения о цбс


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница