Дипломная работа Механизмы и интерпретации фантазии в психоаналитической арт терапии. Студентка курса Колосова И. А



страница4/5
Дата21.05.2016
Размер1.12 Mb.
ТипДиплом
1   2   3   4   5

Сюзн Айзекс отмечает, что в своих статьях «Анализ младенцев» и «Значение символообразования в развитии Эго». Мелани Кляйн принимает взгляд Ференци, что (первичная) идентификация, являющаяся предшественником символизма, возникает из попытки ребёнка обнаружить в каждом объекте собственные органы и их функции, и мнение Эрнста Джонса, что принцип удовольствия делает возможным уравнять два различных объекта вследствие аффективного интереса. С помощью клинического материала Кляйн показала, как первичная символическая функция внешнего объекта позволяет Эго совершенствовать фантазию, развивает сублимацию в процесса игры и манипуляции, строит мост от внутреннего мира к интересному внешнему миру, познанию физических объектов и событий. В игре ребёнка трёх – четырёх месяцев ясно виден его благожелательный интерес к миру, его эксперименты и открытия в этом направлении. В этой игре он демонстрирует (наряду с другими механизмами) процесс символического образования, связанный с теми фантазиями, которые, как мы позднее обнаруживаем в процессе анализа, активны в это время. Внешний физический мир наделяется значительным количеством либидо благодаря процессу символообразования.


Айзекс пишет, что наблюдения позволили установить, что спонтанные игры создают и усиливают первые формы мышления «как будто». В таких играх ребёнок избирательно воссоздаёт те элементы из прошлых ситуаций, которые могут вобрать эмоциональные или интеллектуальные потребности настоящего момента, адаптируя детали, одну за другой, к текущей игровой ситуации. Способность восстанавливать прошлое в игре кажется Айзекс тесно связанной с развитием способности воссоздавать будущее в конструктивных гипотезах и развивать следствия «если». Игра воображения ребёнка имеет значение не только для адаптивных и творческих интенций, которые, развитые в полной мере, отличают художника, романиста или поэта, но также и для чувства реальности, научного отношения и развития логического мышления.

Эрнст Крис в статье «Психоанализ и изучение творческого воображения» пишет, что «творческое воображение» обозначает свойство психики, которое мы обычно связываем с достижениями в искусстве в самом широком смысле слова. Но учёные и мыслители также полагаются на творческое воображение во время некоторых, возможно решающих, фазах своей работы; и тем или иным образом это свойство психики может проявляться в личной или профессиональной жизни каждого из нас.

Три характеристики этого переживания кажутся основными.


  1. Субъекты осознают ограничение сознательного усилия.

  2. Они осознают наличие определённого чувства. Оно никогда не бывает нейтральным. Всегда существует эмоциональный заряд, иногда очень высокий.

  3. Даже если возбуждение нарастает, разум работает с большой продуктивностью, и проблемы легко решаются.

Если мы возьмём широкое значение понятия «решение проблемы», то мы можем сказать, что определённое «решение проблемы» имеет место всегда, даже в искусстве.

Следующий общий элемент касается не переживаний субъекта, а реакции на него других людей. Где бы ни работало творческое воображение, оно всегда стремится установить некоторое различие между одним и множеством.

Делая попытку охарактеризовать вклад психоанализа в изучение творческого воображения, Крис замечает, что изучение механизмов сновидения предполагает, что подобные механизмы существуют и в работе творческого воображения. Но это сходство особенно важно для явного различия. Язык сновидений, действующий, когда мы спим, становится инструментом создателя. Транс и мечтание, в состоянии которого он возникает, имеет потенциал для самой активной коммуникации. То, что во сне поражает, становится потенциалом для работы по искусству.

В состоянии вдохновения психический аппарат находится в исключительном состоянии. Барьер между Ид и Эго становится временно проницаемым. Импульсы достигают предсознательного легче, чем при других условиях, и их перевод в оформленное выражение происходит безболезненно. Силы, ранее использовавшиеся Эго для вытеснения, теперь используются им для других целей. Вся энергия теперь затрачивается на процесс проведения их в сознательное.


Арт – терапия.

Проблема определения.

На современном этапе своего развития арт – терапия является одним из психотерапевтических направлений, оформившись в то же время в некоторых странах (США, Великобритания) в самостоятельную «парамедицинскую» специальность. Дать исчерпывающее определение арт – терапии довольно трудно, потому что оно в определённой мере зависит от теоретических представлений и области практической деятельности специалиста, от характерных для той или иной страны моделей арт – терапии. Можно привести примеры различного понимания арт – терапии представителями её различных школ и направлений.

Понятие терапии творческим самовыражением было предложено Клаузером в 1960 году. А в немецкоязычных и англоязычных странах утвердилось ещё и понятие терапии искусством, ведущее своё начало от английского названия «art-therapy», возможно применение этого термина как синонимов. Правда, Францке не рекомендовал употреблять термин «терапия искусством», так как с ним у пациента могли бы ассоциироваться чрезмерно высокие эстетические запросы и интерес был бы слишком смещён с процесса формирования художественного образа на конечный результат25. С другой стороны, понятие терапии искусством могло бы чётче разграничить терапию творческим самовыражением и эрготерапию, то есть терапию занятостью (поскольку в ней также большое внимание всегда уделялось цвету и звуку).

Францке объединяет под понятием терапии творческим самовыражением изобразительное искусство, моделирование, музыкотерапию, танцевальную терапию, пантомимы, психогимнастику, кататимное переживание образа и др. Нельзя не признать его правоту в том, что в названных методах имеет место перенос творческих элементов. В последние годы всё больше проявляется специализация и обусловленная ею дифференциация в терминологии. И тогда под терапией искусством и творческим самовыражением подразумевается наглядное и пластичное формирование образа в узком смысле слова.

Одна из родоначальниц американской арт – терапии – Маргарет Наумбург, получившая психологическое образование и прошедшая затем подготовку в области психоанализа. Она подчёркивает, что арт – терапевтическая практика основана на том, что наиболее важные мысли и переживания человека, являющиеся порождением бессознательного, могут находить выражение скорее в виде образов, чем в словах. Наумбург полагала, что, выражая содержание собственного внутреннего мира в визуальной форме, клиент постепенно двигается к их осознанию.

Несколько иного взгляда на арт – терапию и связанные с ней факторы лечебного воздействия придерживалась соотечественница М. Наумбург – Эдит Крамер. Она считала возможным достижение положительных эффектов арт – терапии прежде всего за счёт «исцеляющих» возможностей самого процесса художественного творчества, дающего возможность выразить и заново пережить внутренние конфликты.

Другой пионер арт – терапевтического направления, британец Адриан Хилл, связывал исцеляющие возможности изобразительной деятельности прежде всего с возможностью отвлечения пациента от «болезненных переживаний26».

Однако, несмотря на определённые и порой весьма существенные различия в трактовках понятия арт – терапии представителями различных школ и направлений, существуют некоторые общие признаки, позволяющие говорить о ней как о вполне определённой области психотерапевтической деятельности, а именно: использование изобразительных материалов для выражения клиентом своего внутреннего мира; создание для этого особых условий; присутствие терапевта рядом с клиентом во время его творческой деятельности и использование им тех или иных приёмов, помогающих клиенту выражать свои чувства и мысли в художественной форме и осознавать связь изобразительной продукции с содержанием своего внутреннего мира.

О наметившейся в последние годы тенденции к выработке единой платформы арт – терапевтического образования и практики свидетельствует создание Европейского консорциума арт – терапевтического образования (ECArTE) и деятельность национальных арт – терапевтических ассоциаций. Как указано в справочнике ECArTE (1999), эта организация является «средством развития и сохранения общих стандартов» в области арт – терапевтического образования для всех учебных заведений в рамках Европейского Сообщества, где существуют программы подготовки в области арт – терапии27.

В нашей стране психотерапия долгое время развивалась в рамках медицины. Медицинская модель психотерапии несомненно является самой развитой и во многом питающей своими ресурсами другие, нарождающиеся и становящиеся на ноги модели психотерапии. С учётом этого, вполне естественным кажется то, что наиболее активную роль в развитии арт – терапии в нашей стране играли и играют врачи - психиатры (Бурно М.Е.,1989, 2000; Хайкин Р.Б., 1992; Копытин А.И., 2001, 2002). В то же время, возникает вопрос: насколько ведущая роль врачей психиатров в развитии теории и практики арт – терапии в России продуктивна в плане сохранения и дальнейшего раскрытия уникального потенциала арт – терапии, представляющей собой синтез вербальной психотерапии и художественной практики.

Российская арт – терапевтическая ассоциация создана в 1997 г. и в этом же году начал выходить журнал «Исцеляющее искусство». Арт – терапевтическая ассоциация экспонирует работы самодеятельных художников аутсайдеров, издаёт методическую литературу, участвует в международных конференциях, например, в Европейском конгрессе Всемирной психиатрической ассоциации (Мадрид, 2001), установлены тесные связи с международными организациями, например, SIPE (Международное общество психопатологии экспрессии и арт - терапии). В апреле 2002 г. начала действовать первая в Российской Федерации пролонгированная программа последипломной переподготовки по арт – терапии на базе СпбГУПМ. В мае 2003 г. на базе философского факультета МГУ проходил 3-й международный симпозиум «Экспрессия незавершённости». Коллективными участниками симпозиума были: Кафедра психиатрии, психотерапии и клинической психологии ЯГМА; Факультет психологии ЯрГУ им. П. Демидова; Кафедры культурологии и французского языка ЯГПУ им. К. Ушинского; Международная Академия Психологических Наук; SFPE (СФПЭ) – Французское общество психопатологии экспрессии; Дом дружбы «Ярославль - Пуатье»; Музеи творчества аутсайдеров и наивного искусства – Москва; РОО «Арт – терапевтическая ассоциация» - С. Петербург и др.


Терапевтические факторы арт – терапии.

Всё многообразие действующих в арт – терапии психотерапевтических факторов можно свести к трём наиболее важным, а именно:

1. фактору художественной экспрессии

2. фактору психотерапевтических отношений

3. фактору интерпретации и вербальной обратной связи

Все они действуют не разрозненно, но взаимодополняя и усиливая друг друга, что и приводит к достижению психотерапевтического эффекта.

В книге «Cистемная арт - терапия» ведущий российский арт – терапевт А.И. Копытин описывает факторы психотерапевтического воздействия следующим образом:

1) Художественная экспрессия является не одномоментным актом, но развёрнутым во времени процессом, включающим несколько основных этапов. Говоря о художественной экспресcии в контексте арт – терапевтической работы имеют в виду прежде всего общий процесс изменений в экспрессивном поведении клиента, охватывающий весь цикл арт – терапевтической работы. Данный процесс изменений в экспрессивном поведении клиента включает следующие основные этапы:

а) этап подготовки и соответствующей «настройки» на изобразительную деятельность;

б) этап непосредственного и наиболее примитивного отреагирования чувств и потребностей в экспрессивном поведении с минимальным осознаванием клиентом психологического содержания изобразительной продукции (этап выплёскивания чувств);

в) этап постепенной трансформации хаотичной и малосодержательной художественной экспрессии в более сложную изобразительную продукцию (в частности, так называемые символические образы) с постепенным осознаванием клиентом её психологического содержания.

2) В настоящее время фактор психотерапевтических отношений рассматривается в качестве одного из наиболее значимых факторов психотерапевтического воздействия, независимо от конкретной модели и формы психотерапии. Применительно к арт– терапевтической работе фактор психотерапевтических отношений связан прежде всего со следующими функциями психотерапевта:

а) созданием атмосферы высокой терпимости и безопасности, необходимой для свободного самовыражения клиента;

б) структурированием и организацией деятельности клиента, достигаемых за счёт формирования системы правил его поведения, фокусировки его внимания на изобразительной работе;

в) установление с клиентом эмоционального резонанса, необходимого для «диалога» с клиентом;

г) использованием психотерапевтом различных интервенций, призванных оказать клиенту эмоциональную поддержку, помочь ему в осознании содержания изобразительной продукции и её связи с особенностями его личности.

Многие современные арт – терапевты опираются в своей работе на представления психодинамического подхода для обоснования психотерапевтического воздействия их отношений с клиентом, пользуясь понятиями переноса и контрпереноса. Особенностью переноса и контрпереноса в арт – терапевтической работе является то, что перенос проявляется не только в эмоциональных реакциях, фантазиях, особенностях поведения клиента, но и в его изобразительной деятельности и характеристиках создаваемых им образов. Контрперенос, в свою очередь, вызывается как особенностями поведения и высказываний клиента, так и стилем и особенностями его изобразительной деятельности и характером создаваемых им образов.

3. Интерпретация и вербальная обратная связь являются третьим основным фактором психотерапевтического воздействия в арт – терапии, роль которого постепенно повышается. Интерпретация и вербальная обратная связь тесно связаны с наблюдением клиента за своим поведением и его рефлексией собственных потребностей и переживаний. Интерпретация и вербальная обратная связь неотделимы от психотерапевтических отношений и реализуются главным образом посредством «диалога» клиента и психотерапевта. Пытаясь обосновать целесообразность вербальной обратной связи в арт – терапевтическом процессе, Р. Гудман указывает на то, что арт – терапия даёт клиенту возможность одновременно выступать в качестве «свидетеля» и «непосредственного участника» изобразительного процесса и проводить рефлексию своего травматического опыта, «переводя» информацию о нём с эмоционального на когнитивный уровень28.


Интерпретации в арт – терапии.

Обзор литературы позволяет констатировать существование двух крайних позиций в отношении интерпретации – релятивистской и консервативной. Релятивистская позиция связана с признанием того факта, что содержание работы целиком зависит от её интерпретации, а также с тем, что интерпретация является актом творчества, ведущим к созданию потенциально неограниченного числа смыслов. Консервативная же позиция, напротив, связана с признанием автономности произведения искусства и существования определённой системы связанных с ним наиболее устойчивых значений. Признание независимости существования произведения предполагает нахождение наиболее корректного или валидного его содержания.

В тех случаях, когда существуют разные мнения относительно того, что является объектом анализа, цели и процедуры интерпретации могут существенно различаться. Всё это предполагает разные представления о человеке и окружающем мире. Консерваторы, однако, утверждают, что существование разных точек зрения не препятствует нахождению истины, поскольку одни точки зрения более корректны, а другие – менее, и всегда можно определить, какой способ интерпретации позволяет наиболее глубоко и исчерпывающе понять смысл работы. Но это отнюдь не решает проблемы нахождения истины, поскольку разные методы интерпретации связаны со своим собственным представлением о том, что значит наиболее глубоко и исчерпывающе понять произведение искусства.

Эбби Келиш в статье «В поисках смысла визуальных образов» стремилась осветить различные аспекты анализа изобразительной продукции клиента и влияющих на интерпретацию факторов. В результате этого процесса получилась таблица:



Клиент Психотерапевт.

_____________________________________________________________

-Культурный опыт -репертуар интерпретативных стратегий

- Диагноз

- Особенности психического развития - теоретическая ориентация.

(объектные отношения, аффективные, - культурный опыт

когнитивные процессы). – личные проекции..

- Психодинамика (защитные механизмы). –ассоциации (клинические, культурные

- Вербальные ассоциации. . личные).

-Сенсорная ориентация (вербальная, визуальная, - Уровень и характер профессиональ

кинестетическая). ной подготовки.

- Сильные и слабые стороны личности. – отношение к клиенту.

- История жизни.

- Отношение к психотерапевту.



______________________________________________________________________________

Процесс Продукт

_____________________________________________________________

- материалы (выбор, использование, интерес, - Культурные влияния

моторный контроль). – Форма (особенности элементов

- Мотивация (проявление инициативы, побуждение и композиции в целом).

со стороны психотерапевта). – Содержание (явное и скрытое).

- Создание и разрушение образа. – Реакция на изобразительный

- Регресс и интеграция. продукт (интерес, избегание).

- Вербальные ассоциации. – Сублимация, замещение.

- Первичные, вторичные, третичные процессы. – Неконгруэнтность.

- Регресс в интересах эго. – Архитепические проявления.

- Проявление сильных и слабых сторон личности - Органичность.

- Принадлежность к символам или

знакам.


____________________________________________________________
Представители глубинной психологии в течение многих лет занимаются изучением бессознательного. Работа Юнга «Символы трансформации» является одним из примеров того, как содержание символических образов может быть раскрыто посредством амплификации. Юнг не разделял убеждения Фрейда, что символы отражают подавленные желания и считал, что они связаны с проявлением архитепов и их интеграцией. По мнению Хардинг, символы отражают тенденцию психики к достижению баланса путём актуализации тех психических качеств, которые имеют комплексный характер. Проявление этих качеств посредством активного воображения позволяет трансформировать архетипические энергии в образы.

Представители теории объектных отношений (Bacal and Newman, 1990; Hamilton, 1989) и эго – психологии (Hartmann, 1964; Kris, 1952) используют традиционные методы. Основываясь на психоаналитической теории, они пытаются понять особенности психического развития и роль эго в творческой деятельности. Учёт внутренних и внешних отношений на разных стадиях психического развития с пониманием роли Эго в удовлетворении потребностей позволяет разобраться в тех процессах, которые характеризуют создание художественной продукции в арт – терапии.

В настоящее время в арт – терапии используют самые разные интерпретативные стратегии. Коротко охарактеризуем их.

Формализм связан с фокусировкой на самом художественном объекте и его формальном контексте. Формалисты подвергают психоанализ критике за попытку увидеть скрытый смысл художественного образа и биографический подход, пытающийся объяснить, каким образом рождаются новые произведения искусства, идущие вразрез со стилистическими конвенциями своего времени.

В то время как формалисты фокусируются на самом художественном объекте, другие стратегии интерпретации предполагают рассмотрение наблюдателя в качестве составной части критического дискурса. Основой феноменологии является исследование субъективного опыта. Это означает, что в процессе восприятия объекта зрителем (субъектом) последний творит объект путём придания ему определённого смысла.

Форма и содержание могут рассматриваться в их единстве с тем, чтобы сформировать то, что Келин (Kaelin, 1973) называет «тотальной экспрессивность работы29».

Феминистская критика является формой политической активности, направленной на изменение общественного сознания и системы социальных отношений. Согласно Синди Джейн Каплан, основными особенностями феминистской критики являются: 1) изучение восприятия женской аудиторией литературных и художественных произведений, авторами которых являются женщины; 2) полемика с любыми направлениями критической мысли, претендующими на объективность; 3) исследование женских проблем; 4) утверждение женской литературной и художественной традиции.

Некоторые элементы марксистского подхода могут проявляться в арт – терапевтическом контексте. Идя на поводу у рекламы и маркетингового манипулирования и переживая опустошённость и взаимное отчуждение, люди становятся пассивными потребителями образов, вместо того, чтобы создавать свои собственные. Многие дети, когда им предлагают что – нибудь нарисовать, изображают знак MTV, Барта Симсона или Гарфилда. Очевидно, что влияние средств массовой информации на художественную продуктивность детей в арт – терапии становится всё более значимым.

Деррида утверждает, что текст характеризуется тремя основными признаками: (а): он может быть воспроизведён как в отсутствии того субъекта, который его написал, так и того, для кого он первоначально был предназначен; (б): он может быть прочитан в разных контекстах, что ведёт к обнаружению в нём тех смыслов, которые в него не вкладывал сам автор; (в): текст может быть подвергнут «разряжению», то есть составляющие его элементы могут быть отделены друг от друга и сам текст может быть отделён от своих референтов.

Определение любого явления предполагает его воспроизведение, что связано с редефиницией его содержания. Поскольку в историческом плане арт – терапия связана с использованием разных лого- центрических идеологий, высока вероятность того, что они будут влиять на корректность психотерапевтических формулировок. Предостережения Дерриды особенно уместны в тех случаях, когда художественные образы истолковываются с психоаналитических или юнгианских позиций.

Деконструктивистская критика убеждает в том, что те модели, которые мы применяем для обозначения смысла художественной продукции или «клинической истины», мягко говоря, сомнительны. По существу, ни один метод анализа не может иметь своим результатом проникновение в «подлинный смысл» явления (художественного образа). Единственно верной позицией в его анализе является позиция смирения.
Арт – терапевтический процесс.

В современной арт – терапевтической литературе понятие арт – терапевтического процесса обозначает разнообразные изменения в поведении, состоянии и отношениях клиента и психотерапевта в ходе их совместной работы, приводящие в конечном счёте к достижению определённых психотерапевтических результатов. Особенности арт – терапевтического процесса связаны с тем, что отношения клиента и психотерапевта опосредуются изобразительной деятельностью клиента и отражают процесс художественной экспрессии.

На основе наблюдений за реальным арт – терапевтическим процессом можно говорить о его следующих основных этапах (по А.И. Копытину):

- подготовительном этапе;

- этапе формирования отношений и начала изобразительной деятельности клиента;

- этапе укрепления и развития психотерапевтических отношений и наиболее продуктивной изобразительной деятельности клиента;

- завершающем этапе (терминации).

Подготовительный этап арт – терапевтического процесса начинается с первой встречи с клиентом, получения от него первичных данных и определение показаний для арт – терапии. Принято считать, что в качестве самостоятельного лечебно – коррекционного метода арт – терапия подходит прежде всего клиентам с негрубой психической патологией в форме неврозов или личностных расстройств. Однако даже с более серьёзными психическими нарушениями арт – терапия может быть использована в качестве одного из элементов лечебной или реабилитационной программы, дополняя иные формы психотерапии. Приведём пример из статьи Ганса – Отто Томашофф «Психическая структура и отношение в креативной терапии». Он пишет, что в Швейцарии Бенедетти, например, в своей практической арт-терапевтической деятельности исходит из принципов, имплицитно содержащих вышеуказанные положения:

     Он предлагает психотическому пациенту нарисовать свой бред. Затем он копирует его в присутствии пациента, входит таким способом символически в мир психоза и сигнализирует этим пациенту, что он принимает пациента всерьёз, понимает его и, кроме того, не уничтожен царящим в мире психоза страхом.

      Если пациент в состоянии, откликаясь на предложение терапевта, перевести психотическое переживание и свой страх в общий опыт, совершающийся в отношениях с терапевтом, то Бенедетти постепенно начинает ставить бред под вопрос, посредством чего проводит границу между пациентом и собой. Пациент узнаёт, что эта граница не означает ни его уничтожения, ни конца отношений. Вследствие этого происходит попутное усиление психотического страха, который Бенедетти принимает на себя и в дальнейшем может наблюдать, как страх начинает исчезать, так как явно исчезает необходимость в нём. В сходных сотерия-проектах (Soteria-Projekten) при лечении психозов, было достигнуто сильное уменьшение роли психофармакологии в лечении (с соответствующим уменьшением побочных влияний), при тех же расходах удалось добиться столь же эффективной долгосрочной стабилизации, однако при значительно более высоком субъективном ощущении качества жизни

Принципиально важным моментом подготовительного этапа является разъяснение клиенту содержания и особенностей арт – терапевтической работы, основных правил его поведения. За этим следует заключение психотерапевтического контракта. К подготовительному этапу также относится создание «безопасного» пространства. Это имеет непосредственное отношение к оформлению арт – терапевтического кабинета и его оснащению соответствующими материалами. Немаловажное значение имеет недерективная и мягкая позиция самого терапевта.

2.Этот этап арт – терапевтического процесса связан с формированием психотерапевтического альянса и переходом клиента к изобразительной деятельности, в ходе которой происходит отреагирование им своих чувств, а также тех переживаний, которые отражают его отношение к психотерапевту. Основные задачи психотерапевта на данном этапе будут заключаться в следующем: в поддержании атмосферы терпимости, защищённости и безопасности, что достигается за счёт высокой эмпатии и недерективной позиции психотерапевта; в облегчении эмоциональной экспрессии клиента путём «присоединения» к нему в ходе работы; в установлении и усилении эмоционального резонанса с клиентом. Кроме того, на данном этапе психотерапевт строит диагностические гипотезы, позволяющие объяснить поведение клиента, а также причины и механизмы имеющихся у него эмоциональных и поведенческих расстройств.

3.Данный этап арт – терапевтического процесса связан с укреплением психотерапевтических отношений, постепенным переходом клиента от хаотического поведения к изобразительной деятельности и созданию более сложной изобразительной продукции, с осознаванием её психологического содержания и связи со своим опытом и системой отношений. Клиент получает удовлетворение от работы и созданных им образов. Используя новые формы поведения, художественной практики и отношений с терапевтом, клиент получает новый опыт. Происходящие в клиенте на данном этапе изменения можно в целом охарактеризовать как движение от бессмысленности – к смыслу, от слабости – к силе, от зависимости – к самодостаточности. Основные же задачи арт – терапевта будут заключаться в поддержании атмосферы терпимости и защищённости, в активизации диалога с клиентом посредством интерпретаций и вербальной образной связи, в предоставлении клиенту новой информации об опыте клиента, в фокусировке его внимания на различных аспектах его системы отношений, включая его отношение к самому себе.

4.Завершающий этап арт – терапии можно рассматривать как период подведения итогов и оценки результатов психотерапии. Психотерапевт и клиент должны стремиться к тому, чтобы момент терминации был ими согласован и чтобы арт – терапевтический процесс не прекращался в одностороннем порядке. Терминация может сопровождаться оживлением сильных чувств, включая чувства утраты, горя, страха, гнева, нередко отражающих пережитый клиентом опыт «расставаний», что требует их специальной «проработки». Необходимо также учесть, что сопровождающие терминацию сильные переживания характерны не только для клиента, но и для психотерапевта, что диктует необходимость в адекватном выражении и анализе им своих переживаний.

Позиция арт - терапевта.

До описания конкретных случаев в моей практике мне бы хотелось осветить те принципы и возможности психоаналитической арт – терапии, которые использует в своей работе Ганс – Отто Томашофф.

Психотерапевт стремится к тому, чтобы освобождать пациента от недугов посредством коренных изменений психической структуры, способствовать возврату полноценной и самостоятельной жизни. Мы явным образом должны быть в состоянии помочь ему приобрести новый, отклоняющийся от уже интериоризованных образцов, опыт отношений. Для чего мы нуждаемся в первую очередь в представлении о преобладающей у него психической структуре. Нам необходима гипотетическая модель преобладающих в его переживании, а тем самым - в структуре его мозга, базовых образцов, так как они определяют каждую мельчайшую деталь его психического мира, как при терапии, так и за её пределами.   

В то время, как творческий потенциал, по большей части, обусловлен биологически, и потому очень мало зависит от обучения, он также в малой степени поддаётся влиянию терапии, формальные и содержательные части искусства предоставляют как в отношении диагностики, так и в отношении терапии практически удобный доступ к психическим структурам художника, который обладает, на мой взгляд, тем же значением, каким обладает сон в психоаналитической работе Фрейда. Ядро терапевтической работы, таким образом, представляют собой преобладающие, в конкретной ситуации всегда выступающие в образе, образцы отношений, которые по большей части бессознательно инсценируются пациентом и в существенном восходят к интериоризованным в его субъективном прошлом формам отношений. В чём же действенность психотерапевтической работы, чем она отличается от других форм межчеловеческой коммуникации, - задаётся вопросом автор и отвечает, - по сути можно говорить о трёх тесно взаимосвязанных сферах, на которых базируется действенность терапии. Их можно обозначить с помощью общих понятий: понимание, познание и опыт.

1.Понимание: Опыт пациента, при его потребностях в терапевтическом смысле, и, в первую очередь, при его эмоциональной потребности быть понятым и принятым терапевтом, иметь возможность оставаться полностью самим собой со всеми гранями своего существа в живых отношениях, и тем самым получить для своего индивидуального существа пространство эмоционально открытых, благожелательных отношений, является существенной частью терапии. В то время как этот аспект в восходящих к Роджерсу (Rogers) видах вербальной терапии имеет значение определяющего всю терапевтическую работу основания, в некоторых аналитических школах он скорее отрицается. По-моему мнению, эти отношения - и возникающая из них, как на вербальном, так и невербальном уровне, коммуникация - представляют собой существенную предпосылку для создания рабочего взаимодействия, т.е. являются предпосылкой дальнейшего продвижения терапии, каковое взаимодействие должно постоянно в ходе терапии подвергаться проверке и постоянно вновь подтверждаться. Кроме того, они являются существенной базой аффективной наполненности, а тем самым и эмоциональной и структурной действенности последующих стадий терапии.

 2. Познание: Если бы дело ограничивалось одним лишь только понимающим принятием пациента, то его интериоризованные образцы отношений только лишь оживлялись бы в терапевтических отношениях, без того, чтобы быть постигнутыми и тем самым переработанными. Таким образом, была бы достигнута в конечном итоге лишь бесконечная цепочка ни к чему не ведущих реинсценировок, в которых терапевт был бы бессознательно инструментализирован внутри прежних схем. Задачей терапевта, поэтому является не просто живое участие в отношениях, получающих образ в терапевтическом процессе, но постижение отношений в присущей им бессознательной динамике с позиции нейтрального наблюдателя. Терапевт должен также делиться своим пониманием с пациентом, так чтобы последний постепенно смог научиться отделять себя от бессознательно и невольно осуществляющихся форм переживания. Эта сторона терапевтической работы является центральной в когнитивно- ориентированных видах терапии.

3.Переживание: Описанная вначале связка бессознательно интериоризованного образца отношений и сопровождающего аффекта обуславливает необходимость нового аффективного переживания для достижения устойчивого и длительного изменения внутренних структур. Прежние образцы опыта должны быть пережиты вновь и иначе. Прежний, эмоциональный опыт, который бессознательно ожидается всё вновь и вновь, должен быть заменён новым корректирующим опытом взаимоотношений с терапевтом. Это требует преобразования конструирующихся из субъекта, объекта и сопровождающего аффекта компонентов структуры. Познание и эмоция должны быть объединены в устойчиво корректирующем отношении, на что и нацелен постмодернистский психоанализ.

Терапевт действует при лечении двояким образом. С одной стороны, он принимает участие в оформляемых пациентом отношениях, а с другой стороны, он постоянно внутренне отделяет себя от них, наблюдает и пытается понять, что же происходит в этих отношениях. При этом постоянно производимое терапевтом как наблюдателем анамнестическое повышение актуализированного в терапии структурного уровня представляет собой существенную основу для конкретной терапевтической работы. Это проявляется на вербальном, а также невербальном уровне в пережитом терапевтом оформлении пациентом отношений, каковое даёт о себе знать как при помощи слов, так и другими путями, но также очень важным образом выступает в контрпереносе терапевта, т.е. в совокупности чувств, которые у терапевта вызывает актуализированное отношение. При этом нужно иметь в виду, что контрперенос имеет тем большее значение для диагностического исследования, чем глубже расположен или, иначе говоря, чем к более раннему периоду развития относится уровень расстройства. Здесь достаточно сказать, что терапевтическая работа в своих разнообразных деталях зависит от господствующего уровня структуры, и что постижение и конечная истолковывающая переработка соответствующего господствующего защитного механизма и лежащего в его основе конфликта стоят в центре терапевтической работы. Самым же важным является истолкование искажённо или расщеплёно негативных переносов на терапевта, в которых пациент переживает чувства соответствующие его прежним интериоризованным образцам, а не действительным отношениям терапии.

В отношении арт-терапевтической работы это означает, что, как и в работе по истолкованию сновидений в психоанализе, в произведении искусства, созданном в терапевтических целях, важна не только содержательная сторона, то, что в нём представлено, не менее существенным значением обладают формальные аспекты его возникновения (в какой момент занятия или недели или терапии оно возникло, сопутствующие аффекты, функции в отношении терапевта и т.д.). И на эти аспекты, и даже в особенности на них, должно обращать внимание при терапевтической работе

     В то время, как при работе с невротическим уровнем основной задачей терапевтической работы является ликвидация вытеснений, а при работе с бордер-лайн-пациентами - преодоление расщеплений и реинтеграция расколотых частно-объективных отношений11 , то при работе с психотизмом на первый план выходит восстановление границ Я, т.к. посредством этого фрагментация, защитой от которой служит бред, постепенно ликвидируется и заменяется диадами объектных отношений.Кроме того, произведение искусства в ходе терапии может исполнять и дополнительные функции, например функции символического переходного объекта в ходе оформления прежней или вновь созданной диады объектных отношений или также функции пространства, в котором осуществлялся бы катарсический доступ к диадам отношений господствующего аффекта.

Практическая часть. Личные наблюдения.

Пример психоаналитического консультирования.

Клиентка М, студентка одного из престижных ВУЗов Москвы, 23 года. Высокий уровень интеллекта. Способность креативно строить свою жизнь без финансовой и эмоциональной поддержки со стороны родственников, которые не проживают в России. Перенесла операцию, регулярно консультируется с лучащим врачом. По словам клиентки, мать воспринимает как младшую сестру; место отца занимает дедушка. В сфере профессиональных интересов мечтает о карьере руководителя. Обратилась за краткосрочной (проблема финансов) терапией. Свой запрос сформулировала в двух тезисах: 1) не получается познакомиться с мужчиной; 2) не чувствую уверенности в себе (проблемы с родственниками, личной жизнью, не получается выстраивать отношения.

На вторую сессию М. принесла результаты своего тестирования и всю сессию продуктивно размышляла о своих психологических проблемах, не уклоняясь от поставленных на первой сессии задач. Она подкрепляла свою речь о себе цитатами известных психологов, философов и рассказала и рассказала несколько анекдотов, иллюстрируя собственную рефлексию и юмор. А в конце, наслаждаясь собственной эрудицией и страдая от неспособности что – либо предпринять практически, заключила: «Это горе от ума».

Я предложила следующие 2 сессии провести подряд с целью арт – терапевтической работы. Сочетание краткосрочности работы и высокого уровня потребности в рациональной саморефлексии клиентки позволило мне предположить, что наибольшей эффективности можно достичь в технике арт – терапии. М. Наумбух, например, подчёркивает, что «арт – терапевтический процесс основан на том, что наиболее важные мысли и переживания человека, являющиеся порождением его бессознательного, могут находить выражение скорее в виде образов, чем слов… Приёмы арт – терапии связаны с идеей о том, что в любом человеке, как подготовленном, так и не подготовленном, заложена способность к проецированию своих внутренних конфликтов в визуальной форме. По мере того, как пациенты передают свой внутренний опыт в изобразительном творчестве, они очень часто становятся способными описывать его в словах » (Naumburg M, 1958, p.511).

Клиентке было предложено изобразить себя в виде цветка (см. рис.3). Она работала 30 минут. В первые пять минут она застыла над листом в напряжённой позе. Затем, полностью отключившись от внешнего мира, рисовала. Закончив работу, протянула её мне с удовольствием.

Посмотрим на рисунок. Ничего, казалось бы, нет необычного. Позитивные, насыщенные тона, уверенные линии; распустившийся цветок и готовый через какое – то время распуститься бутон. Два цветка на одном стебле.

Я попросила прокомментировать. М. сказала, что вначале долго не могла решить, откуда будет происходить цветок: из земли, просто, из воды или из горшка. Она перебирала все варианты и сравнивала себя как цветок. Её волновало, не откуда она символически могла бы произрастать, а откуда было бы «правильнее» произрастать. Последнее я произнесла вслух – интерпретировала. М. огорчилась, потому как её огромное Супер – Эго быстро сообщило ей, что «правильнее» было бы не рассуждать о личной выгоде, а выглядеть скромнее в глазах терапевта.

Затем мы перешли к описанию цветка. Клиентка сказала: «Это я, только в разных ракурсах». Я вслух заметила, что это весьма необычное изображение многогранной личности т. к. бутон мог бы символизировать голову человека (она кивнула в знак согласия), а здесь.. Я сделала паузу. На лице М. отразилась тревога.


  • Это что, изображение шизофреника?

Я улыбнулась, отражая её неадекватно развившуюся тревогу. Она успокоилась, и вдруг опять напряжение во всём теле. Я поняла, что её рефлексия и энциклопедический ум пытаются подобрать свою интерпретацию такого нелогичного явления. М. молчала, а потом резко спросила: «А что ты думаешь по этому поводу?».

  • Ты первый раз рисуешь в своей взрослой жизни?

Она рассмеялась и утвердительно кивнула. Успокоилась (чувство вины за то, что она якобы не справилась с заданием, исчезло).

  • Я думаю, что ты сейчас бессознательно продемонстрировала мне и себе твой способ справляться со стрессовой ситуацией в жизни. Если ты согласна, попробуй рассмотреть 2 головы - 2 цветка с этой точки зрения.

М. ответила, что давно замечала за собой, что когда она решает, как ей поступить, ей нужно продумать




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница