Дипломная работа Механизмы и интерпретации фантазии в психоаналитической арт терапии. Студентка курса Колосова И. А



страница5/5
Дата21.05.2016
Размер1.12 Mb.
ТипДиплом
1   2   3   4   5
всё, что с этим будет связано (она имела в виду, что хорошего о ней скажут люди). Но так как это практически невозможно, она мучается тем, что кто – будет страдать от её действий; поэтому даже на цветке она пыталась одновременно расположить и в фас, и в профиль (имеется ввиду, что она пыталась продумать всё). «Теперь мне всё это кажется полным бредом», - заключила она..

Проблему из – за собственного перфекционизма, строгого Супер – Эго в виде интроецированной фигуры дедушки клиентке удалось пережить на уровне инсайта и получить облегчение и дополнительное доверие к терапии и терапевту.

Пример психоаналитической арт – терапии.

Студентка гуманитарного ВУЗа г. Москва. 20 лет. В психоаналитической терапии 2 – 3 раза в неделю в течении 7 месяцев. Обратилась в связи с потерей смыслов жизни и пожеланием наполнить свою жизнь креативным содержанием. На диагностирующем интервью выяснилось, что девочка родилась кесаревым сечением. Первый ребёнок родился мёртвым. Не пережитая, аффективно заряженная фантазия о первосцене и сексуальном совращении отцом в подростковом возрасте. До 12 лет спала с матерью в одной кровати, до середины анализа продолжала спать с матерью в одной комнате. Когда девочке было 8 лет, бабушка скончалась рядом с ней на соседней кровати, дедушка умирал с галлюцинаторными проявлениями, она спала в соседней комнате.

Отсутствующая, нарушающая границы мать, которая удовлетворяет физиологические потребности, но искажает смыслы, возможные в таких ситуациях. Со слов клиентки, вся художественная сторона жизни для её матери не существует. Гомосексуальная идентификация. Перфекционизм. Социоизоляция. Регулярные мастурбации. Находит удовлетворение в фантазировании и символической игре (свадьбе) сама с собой, будучи несколько лет подряд влюблённой в свою учительницу. Резкий контраст между обывательскими интересами семьи и художественным вкусом клиентки.

Сильный эротический перенос с первых сессий. На одной из них призналась, что считает себя дефектной из-за несоразмерностей с её точки зрения вторичных половых признаков. Глубокая безнадёжность.

За время нашей работы мы провели 3 сессии индивидуальной арт – терапии.

Первая сессия проходила приблизительно после 4 – х месячной терапии. Психоаналитическая диагностика на тот момент: шизоидный характер с паранояльным восприятием/симптомами. Терапевт «успешно прошёл» проверку проецируемым на него чувством разрушительно всемогущества, деструктивной фантазией в виде литературных текстов, обвинений в манипуляции. В речи клиентки фигурирует описание двух частей её самости. Пугающую, деструктивную, диффузную часть себя она называет определённым именем.

От сессии к сессии клиентка то наполняется глубокой благодарностью к терапевту, человеку, с которым возможно поддерживать диалог на приносящем удовольствие высоком интеллектуальном уровне, то наполняется подозрением, что терапевт, возможно, имеет собственное намерение её использовать.

Сессия по арт – терапии должна была, с моей точки зрения, показать ей великую деструктивность диссоциации с экономической точки зрения. А также необходимо было проявить её потенциальные возможности для нового безопасного опыта в будущем. Этот опыт будет вести к интеграции и принятию амбивалентностей жизни.

На сессии звучала музыка Чурлениса «Море», недалеко от клиентки располагался триптих «Море» того же композитора\художника. Данная музыкальная композиция и художественные репродукции, на мой взгляд, представляли собой пример интеграции, целостности, вносили в нашу работу эстетический компонент. Переживание прекрасного объединяло нас и создавало безопасную среду, «поле переходного феномена и базу игры» по Винникотту. Я предложила клиентке описать себя не словами, а с помощью линий.

После двух рисунков (один из них представлен, см. рис.4) комментировала самоощущение своей психики метафорой центрифуги, у которой левая сторона чёрная (обозначена на листе чёрной линией), а правая - светлая (обозначена жёлтой линией). Она летает там и видит, что все двери для неё закрыты:

- дверь «дискотека» (символизирует общество сверстников),

- дверь «баю - бай» (утверждает, что никогда не будет иметь детей),

- дверь в виде сердца «они резонируют» (взаимоотношения с терапевтом).

- Дверь дома.

- Дверь «Извините, шеф! Ах, ты сволочь!» (опасность выйти на работу).

- Дверь «жертва - палач».

Пустая дверь.

Картина называется «Нет места».

На второй картине изображена Самость в виде ангела, замкнутого в чёрном яйце и атакуемого чёрными стрелами.

На протяжении всей работы я стараюсь дать клиентке контейнирующую мать, демонстрирую способность поддерживать диалог, наполненный важными для неё смыслами и адекватным этому поведением. После комментария своих работ клиентка обращается ко мне как к матери со словами: «Давай разорвём эти рисунки на мелкие кусочки и развеем по ветру». Я по выражению её лица понимаю это так, что она, частично спроецировав свои страхи на бумагу, в той же мере освободилась от них. Регрессировав на детский уровень всемогущества, она теперь предлагает мне вместе с ней, владея этими страхами, уничтожить их. Таким образом, определённая схематизация и разъединение с деструктивными силами, желание от имени здоровой части Эго ими управлять, определилось в качестве намерения.

Вторая арт – терапевтическая сессия примерно через 6 месяцев терапии. Наметились позитивные изменения. Например, установка «У меня физический недостаток, следовательно ни я, ни меня невозможно любить» была переформулирована «У меня не идеальная фигура, но я и меня можно сексуально заинтересовать». Клиентка изменила причёску и поменяла стиль в одежде. За время нашей работы она постепенно и усердно удовлетворяла свой информационный голод – много читала психологической и философской литературы, посещала Большой театр и другие культурные места столицы. Будучи студенткой дневного отделения, искала подработку, чтобы испытать финансовую независимость от семьи. Похоже, она контролировала свои страхи, а на сессиях демонстрировала обеспокоенность столь сильным переносом ко мне. Сам перенос из эротизированного, в котором я, по её фантазии, должна была бы соблазнять, перерастал в перенос, в котором я по её фантазии становлюсь идеальной матерью, от чего она испытывала не эротическое удовольствие, а удовольствие от безопасности, от ситуации «как бы». Я готовила её к такого рода интерпретициям, после которых, с моей точки зрения, произойдёт распространение (генерализация) на весь внешний мир достигнутой шизоидной пациенткой безопасной интимности с терапевтом. Необходимо было ещё раз диагностировать силы Эго клиентки. Одновременно, такая работа и укрепляет эго. На сесси звучала музыка Стравинского о настроениях. Его музыка прокладывает дорогу новым музыкальным формам. Мой план состоял в том, чтобы помочь клиентке получить опыт «регрессии на службе Эго» (Крис).

Условием данной сессии было рисовать быстро, по возможности не задумываясь, большое количество образов. Все образы будут отсылать к самости. «Любой рисунок – этот ты», - сказала я.

Первые рисунки задействовали привычные для нас образы – архетипы: ты как рыба, ты как космический корабль, ты – цветок, ты добрая волшебница, ты злая волшебница и т. д. Клиентка успешно справлялась с заданием и я предложила рисунки с ярко выраженным абстрактным характером: ты – звук, ты – сила, ты – бессилие, ты – любовь, ты – ненависть, ты – препятствие, ты – страх. Клиентку захватывала сложность данной работы как возможность самовыражения и нового опыта. Я спросила, хочет ли она сама выбрать образ себя. Она нарисовала 2 схематичных рисунка, на обоих изображено по две женские фигуры. На первой терапевт и она соединены верёвкой, которая лишь подходит к терапевту в области сердца, а её саму – обхватывает за шею. На другом же рисунке она изобразила то, каким бы она хотела, чтобы был этот контакт: глаза в глаза идёт солнечный луч (см. рис.5).

Весьма любопытным, содержащим эстетический элемент, является рисунок «Звук» (см. рис.6). Эстетический компонент позволяет говорить о произошедшей творческой регрессии при изображении «Я - звук». В рамочке изображена птица, приколотая к листу чёрной стрелой, в верхнем левом углу – цифра 57, значение которой клиентка объяснить не может, только как инвентарный номер картины с птицей. В каком – то смысле это метафора клиентки о себе «здесь – и сейчас». Я регрессирую эстетизируя, т.е. творя свой мир.

Можно методом аналогии заменить тезис

«Я рисую картину о картине»

Я регрессирую, эстетизируя, свой мир,

т.е. сгущение, т.е. творя т.е. себя

смещение

После анализа рисунков на следующих сессиях, клиентка приняла решение выйти на работу и вступить в сексуальные отношения с молодым человеком (напоминаем, что она идентифицировала себя как лесбиянку). Фокус либидо сместился с сессий на внешнюю жизнь. В одну из сессий клиентка радостно пожаловалась, что фантазии, владевшие ею столько лет, обеднели и мало что стоят в сравнении с тем, что происходит в её теперешней жизни.

Третья сессия арт – терапии происходила приблизительно через месяц после второй. Первый социальный опыт (работа) и первый значимый сексуальный опыт оказались травмирующими. Она устала так много преживать не в грёзах, а на самом деле. Наверное, пришло время учиться мужеству жить, и я подумала, что если она примет себя целостной, ощутит силу своего Эго, она также примет окружающий её мир. Конечно, для этого потребуется ещё много месяцев. И мы начали работу в этом направлении.

Итак, опыт регрессии эго для творчества у клиентки уже был. Мы начали с того, что она повторила наиболее приятный и наиболее неприятный для неё образ с прошлой арт – сессии. Наиболее приятный «Я о такой себе мечтаю», наиболее неприятный «Я - любовь». Далее клиентке было предложено нарисовать свой портрет. Отказ.

- Нарисуй круг.

Рисует.


- Нарисуй себя в виде яблока (яблоко = круг = целое).

Рисует.


- Что для тебя символизирует круг?

- Озеро.


- Представь и нарисуй своё озеро. (см. рис. 7)

Рисует.


- У меня появилось беспокойство.

- Нарисуй себя и своё беспокойство на озере.

- Любопытно, что мы говорили об озере, символизирующем круг, но клиентка на рисунке не рисует круг – озеро. Она рисует озеро, которое представляет собой часть озера, а остальная часть рисунка – берег. Словно специально шизоид не может изобразить целостность, даже после акцентуации на образе круглого (яблоко, озеро).

- А теперь можешь нарисовать свой портрет? (см. рис.8).

- Рисует.

Какие образы окружают твой портрет?

Я не хочу это рисовать рядом, но я знаю, что оно есть.

Что ты испытываешь после этого? (рисует круг, разделённый зигзагами).

Этот мой отвратительный контроль.

Рисуй контроль.

Проводит резкую линию через весь лист.

«Чтоб не портить лист, я так очерчу», - рационализирует, - откладывает лист.

- Нет, это фальшивка. Мне стало тяжело рисовать. Он не хочет, чтоб его рисовали.

Я принимаю отказ, но интерпретирую, что линия, разграничивающая лист на 2 половины – это и есть символ её контроля, и эту линию ей удалось провести, минуя его, пока всё поглощающую, власть.

Мало это или много?!
Катарсический рисунок.

Клиентка, высокообразованная женщина 30 лет. Пережила травмирующий опыт в виде неожиданного нападения. Ей сразу же была оказана эмоциональная поддержка и психотерепевтическая консультация, которые помогли ей справится с шоковым состоянием. Клиентка имеет богатый фантазийный мир, произошедшие события связывает с религиозно – мистическими понятиями, такими как: судьба, душа, свобода и предопределение. Данные рисунки (см. рис.9, 10) выполнены ею через 3 недели после произошедшего. О травме рассказывает спокойно, как будто бы данное событие произошло с другим человеком, а не с ней. На вопрос, какие чувства она испытывает в связи с происшедшим, ответила, что лучше она нарисует. Комментируя свои рисунки, она считает, что это вид текста, который выполнен с идеальной грамотностью, в котором нечего убрать и нечего добавить. И хотя, с её точки зрения, это настоящая «литература», но она не хотела бы её перечитывать заново. Далее клиентка заметила, что глубокие чувства рождают глубокие произведения, и она рада, что её горе, выраженное на листе бумаги, может принести ей хотя бы эстетическое удовольствие.

Заключение.

Подводя итоги исследования, изложим основные положения, сформулированные и разработанные в процессе анализа первоисточников и собственных наблюдений.

Возможность использования разных интерпретационных стратегий (в рамках психоанализа) ведёт к размывке методологии на понятийном уровне и усложнению взаимопонимания между коллегами; с другой стороны, исследуя основные подходы психоаналитических школ на природу фантазии, мы можем отметить стремление интегрировать полученные знания в свою работу.

Психоаналитическая арт – терапия позволяет рассматривать арт – терапевта в качестве посредника в коммуникации между внешним и внутренним планами психического опыта пациента, опирающейся на фантазии и символический язык изобразительного искусства.

Для клиента другим важным следствием творческого фантазирования и выражения его в творческих результатах может быть новый опыт самопознания и новая возможность самоисцеления через художественную экспрессию.

Данное исследование было предпринято для теоретических и практических целей. Исследование рисунков психоаналитической арт – терапии в фокусе поставленных целей и задач высветило немало вопросов. Например, как и нужно ли интерпретировать собственный контрперенос к клиенту? Возможно ли появляющийся эстетический компонент в работах клиентов, не имеющих прежде такого опыта, трактовать как терапевтический эффект? Насколько правомочно заимствовать понятийный аппарат из других направлений терапии? Эти и многие другие вопросы не разработаны и ждут дальнейшего исследования.



Библиография.



  1. Антология современного психоанализа (Под ред. А.В. Россохина). М.: Институт психологии РАН, 2000.

  2. Антропология культуры. Вып.1. М.: ОГИ, 2002.

  3. Арт – терапия в эпоху постмодерна/ Под. ред. А.И. Копытина. СПб.: Речь, 2002.

  4. Арт – терапия/ Сост. и общая редакция А.И. Копытина. СПб.: Питер, 2001.

  5. Ахмедов Т.И., Жидко М.Е. Психотерапия в особых состояниях сознания. М.: Фолио, 2001.

  6. Бержере Ж. Психоаналитическая патопсихология: теория и клиника. М.: МГУ им. М.В. Ломоносова, 2001.

  7. Блюм Дж. Психоаналитические теории личности. М.: Академический проект, 1999.

  8. Бреслав Г.Э. Цветопсихология и цветолечение для всех. СПб.: Б&К, 2003.

  9. Вид В.Д. Психотерапия шизофрении. СПб.: Питер, 2001.

  10. Винникотт Д. Игра и реальность. М.: Институт Общегуманитарных исследований, 2002.

  11. Делёз Ж. Логика смысла. М.: 1995.

  12. Драгунский В.В. Цветовой личностный тест: Практическое пособие. М.: АСТ, 2003.

  13. Жижек С. Возвышенный объект идеологии. М.: Художественный журнал, 1999.

  14. Зарубежный психоанализ/Сост. и общая редакция В.М. Лейбина. СПб.: Питер, 2001.

  15. Кляйн М., Айзекс С. и др. Развитие в психоанализе. М.: Академический проект, 2001.

  16. Копытин А.И. Системная арт – терапия. СПб.: Питер, 2001.

  17. Кохут Х. Восстановление самости. М.: - Когито – Центр, 2002.

  18. Кривцун О.А. Эстетика: Учебник. М.: Аспект Пресс, 2001.

  19. Куттер П. Современный психоанализ. СПб.: Б.С.К., 1997.

  20. Лакан Ж. Образования бессознательного (Семинары: Книга 5 (1957\1958)). М.: Логос, 2002.

  21. Лапланш Ж., Понталис Ж.-Б. Словарь по психоанализу. М.: Высшая школа, 1996.

  22. Лебедева Л.Л. Практика арт-терапии: подходы, диагностика, система занятий. – Спб.: Речь, 2003.

  23. Лейбин В. Фрейд, психоанализ и современная западная философия. М.: Издательство Политической Литературы, 1990.

  24. Лэйнг Р.Д. «Я» и Другие. М.: Класс, 2002.

  25. Мак – Вильямс Н. Психоаналитическая диагностика: понимание структуры личности в клиническом процессе. М.: Класс, 2001.

  26. МакДугалл Д. Тысячеликий эрос. СПб.: Совместное издательство Восточно – Европейского института психоанализа и Б&К, 1999.

  27. Маньковская Н.Б. Эстетика постмодернизма. СПб.: Алетейя, 2000.

  28. Марсон П. 25 ключевых книг по психоанализу. Урал LTD, 1999.

  29. Мэй Р. Мужество творить: Очерк психологии творчества. М.: Институт гуманитарных исследований, 2001.

  30. Овчаренко В.И., Лейбин В.М. Антология российского психоанализа: В 2 т. М.: Флинта, 1999.

  31. Огден Т. Мечты и интерпретации. М.: Класс, 2001.

  32. Павлова О.Н. Техника объектных отношений. М.: Паволга, 2001.

  33. Практикум по арт – терапии / под ред. А. И. Копытина. СПб.: Питер, 2001.

  34. Психоаналитичекие термины и понятия: Словарь/ Под ред. Барнесса Э. Мура и Бернарда Д. Файна. М.: Класс, 2000.

  35. Рикёр П. Конфликт интерпретаций. Очерки о герменевтике. М.: Медиум, 1995.

  36. Романов И.Ю. Психоанализ: культурная практика и терапевтический смысл. М.: Интерпракс, 1994.

  37. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. СПб.: Питер, 2001.

  38. Салецл Р. (Из)вращения любви и ненависти. М.: Художественный журнал, 1999.

  39. Современная теория сновидений. Пред. и общая ред. Фландерс С. М.: Рефл –Бук, 1999.

  40. Старшенбаум Г.В. Динамическая психиатрия и клиническая психотерапия. М.: Изд-во Высшей школы психологии, 2003.

  41. Столороу Р., Брандшафт Б. Клинический психоанализ. Интерсубъективный подход. М.: Когито – Центр, 1999.

  42. Тайсон Р., Тайсон Ф. Психоаналитические теории развития. Екатеринбург: Деловая Книга, 1998.

  43. Ткаченко А.А. Сексуальные извращения – парафилии. М.: Триада – Х, 1999.

  44. Томэ Х., Кэхеле Х. Современный психоанализ. В 2 т. М.: Яхтсмен, 1996.

  45. Топорова Л.В. Творчество Мелани Кляйн. Спб.: Бизнес – пресса, 2001.

  46. Тэхкэ В. Психика и её лечение: психоаналитический подход. М.: Академический Проект, 2001.

  47. Урсано Р., Зонненберг С. Психодинамическая психотерапия. Русская психоаналитическая ассоциация, 1992.

  48. Фрейд А. Эго и механизмы защиты. М.: Эксмо, 2003.

  49. Фрейд З. Основной инстинкт. М.: Олимп, 1997.

  50. Фрейд З. Основные принципы психоанализа. М.: Ваклер, 1998.

  51. Фрейд З. Сон и сновидения. М.: Олимп, 1997.

  52. Фрейд З. Тотем и табу: Сб. М.: Олимп, 1998.

  53. Фрейд З. Художник и фантазирование. М.: Республика, 1995.

  54. Фромм Э. Гуманистический психоанализ. СПб.: Питер, 2002.

  55. Фуко М. Рождение клиники. М.: Смысл, 1998.

  56. Хайгл – Эверс А., Хайгл Ф и др. базисное руководство по психотерапии. СПб.: Речь, 2001.

  57. Холмс П. Внутренний мир снаружи: Теория объектных отношений и психодрама. М.: Класс, 1999.

  58. Шелдон Р. Психотерапия: искусство постигать природу. М.: Когито – Центр, 2002.

  59. Эдвардс Б. Откройте в себе художника. Мн.: Попурри, 2000.

  60. Эдвардс Б. Художник внутри вас. Мн.: Попурри, 2000.

  61. Эйзенштейн С.М. Психологические вопросы искусства. М.: Смысл, 2002.

  62. Энциклопедия глубинной психологии. Т.1. Зигмунд Фрейд: жизнь, работа, наследие. М.: ЗАО МГ Менеджмент, 1998.

  63. Юнг К.Г. Mysterium Coniunctions. М.: Ваклер, 1997.

  64. Юнг К.Г., фон Франц М.-Л. и др. Человек и его символы. М.: Серебряные нити, 2002.



  1. Caper R. Immaterial facts. London, 2000.

  2. Kris E. Psychoanalytic exploration of art. New York, 1952.

  3. Kris E. Selected papers. New York, 1983.

  4. La Perversion. Actes des Journees D’AIX en Province 4 et 5 avril 1987. Editions de Verlaque, 1988.

  5. Levi S. T., Inderbitzin L.B. Fantasy and psychoanalytic discourse. The International review of psychoanalysis. (2001) 82, 795.

  6. Pajaczkowska C. Perversion. Cambridge, Icon Books, 2000.

  7. Perron R. The unconscious and primal phantasies. The International review of psychoanalysis. (2001) 82, 583.

  8. Usuelli A.K. The significance of illusion in the work of Freud and Winnicott: a controversial issue. The International review of psychoanalysis. (1992) 19, 179.

  9. Wright E. Lacan and postfeminism. Cambridge, Icon Books, 2000.

  10. www.art-therapy.narod.ru Tomachoff H.-O. Психическая структура и отношение в креативной терапии.


1Цит. по . Levi S. T., Inderbitzin L.B. Fantasy and psychoanalytic discourse. The International review of psychoanalysis. (2001) 82, 795.


2 Цит. по: Levi S. T., Inderbitzin L.B. Fantasy and psychoanalytic discourse. The International review of psychoanalysis. (2001) 82, 795.


3 Цит. по: Levi S. T., Inderbitzin L.B. Fantasy and psychoanalytic discourse. The International review of psychoanalysis. (2001) 82, 795.


4 Цит. по: Levi S. T., Inderbitzin L.B. Fantasy and psychoanalytic discourse. The International review of psychoanalysis. (2001) 82, 795.


5 Цит. по: Levi S. T., Inderbitzin L.B. Fantasy and psychoanalytic discourse. The International review of psychoanalysis. (2001) 82, 795.


6 Цит. по: Кляйн М., Айзекс С. Развитие в психоанализе.\Пер. с англ. М.: Академический проект, 2001. стр. 140.

7 Цит. по: Caper R. Immaterial facts. London, 2000.

8 Цит. по: Ахмедов Т.И., Жидко М.Е. Психотерапия в особых состояниях сознания. М.: Фолио, 2001. стр. 87.

9 Цит. по: Ахмедов Т.И., Жидко М.Е. Психотерапия в особых состояниях сознания. М.: Фолио, 2001, стр. 89.

10 Цит. по: Ахмедов Т.И., Жидко М.Е. Психотерапия в особых состояниях сознания. М.: Фолио, 2001, стр. 91

11Цит. по: Ахмедов Т.И., Жидко М.Е. Психотерапия в особых состояниях сознания. М.: Фолио, 2001, стр.91.

12 Levi S. T., Inderbitzin L.B. Fantasy and psychoanalytic discourse. The International review of psychoanalysis. (2001) 82, 795.



13 Там же.

14 Цит. по: Perron R. The unconscious and primal phantasies. The International review of psychoanalysis. (2001) 82, 583.

15 Там же.

16 Usuelli A.K. The significance of illusion in the work of Freud and Winnicott: a controversial issue. The International review of psychoanalysis. (1992) 19, 179.


17 З. Фрейд. Художник и фантазирование. – М.: Республика, 1995. стр. 265.

18 Там же, стр. 9.

19 З. Фрейд. Художник и фантазирование. – М.: Республика, 1995стр. 9.

20 Там же, стр. 10.

21 Фрейд З. Художник и фантазирование. – М.: Республика, 1995. стр. 11.

22Фрейд З.. Художник и фантазирование. – М.: Республика, 1995, стр. 100 – 101.

23Фрейд З. Художник и фантазирование. – М.: Республика, 1995, стр. 134.

24 Фрейд З. Основной инстинкт. – М.: Олимп, 1997, стр. 372.

25


 Урсано Р., Зонненберг С. Психодинамическая психотерапия. – М.: Русская психоаналитическая ассоциация, 1992.

26 Копытин А.И. Системная арт – терапия. – СПб.: Питер, 2001. стр.13

27 Копытин А.И. Системная арт – терапия. – СПб.: Питер, 2001 стр. 17.

28 Практикум по арт – терапии.\ Под. ред. А.И. Копытина – СПб.: Питер, 2001. стр. 140

29 Арт – терапия в эпоху постомодерна.\ Под ред. А.И. Копытина. СПб.: Речь, 2002, стр 29.






Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница