Дипломная работа по специальности 030301 «Психология»



страница1/9
Дата13.05.2016
Размер1.5 Mb.
ТипДиплом
  1   2   3   4   5   6   7   8   9


НОУ ВПО Гуманитарный университет

Факультет социальной психологии




Особенности социально-психологической адаптации участников военных действий различных регионов в условиях гражданской жизни.


Дипломная работа

по специальности

030301 «Психология»

студентки 5 курса очного отделения

Ушаковой И.В.

Научный руководитель:

Николаева Е.Ю.

Рецензент: д-р мед. наук

Яворский А.А.

Допущено к защите

Декан факультета

______________________
Дата защиты

«____»___________200__


Екатеринбург

2008

Оглавление
Введение…………………………………………………………………….3

1. Социально-психологическая адаптация военнослужащих…………………………………………………….6

1.1. Понятие социально-психологической адаптации и

адаптационного потенциала..………………………………………6

1.2.Особенности социально-психологической адаптации

участников военных действий...………………………………… 9

1.3. Характеристики и факторы

влияющие на адаптацию военнослужащих……………………...18

2. Посттравматический стресс, как фактор влияния на процесс

социально-психологической адаптации….……………………….31

2.1 Понятие и протекание синдрома

посттравматического стресса (ПТСР)…......……………………... 31

2.2 Психологические симптомы ПТСР……………………………34

2.3 Влияние ПТСР на выбор профессии…………………………37

3. Программа исследования уровня социально- психологической

адаптации военнослужащих к условиям гражданской жизни…..………………………….……………………………..………41

3.1 Цели и задачи исследования……………………………………41

3.2 Методики исследования………………………………………...42

3.3 Анализ и обсуждение результатов……………………………..47

Выводы……………………………………………………………………...65

Заключение………………………………………………………………….67

Список литературы…………………………………………………………69

Приложения…………………………………………………………………73

Введение

Вопрос адаптации военнослужащих уже многие годы является значимым, но в основных программах развития Российской Федерации стал подниматься в 1997-98 годах и включали они в себя подавляющей частью социальную адаптацию военнослужащих, вернувшихся к гражданской жизни. Однако, говорить только о социальной стороне вопроса невозможно, поскольку воинская служба сопровождается значительными психологическими нагрузками, среди которых можно назвать и изменение жизненного стереотипа, связанного с разлукой с домом и семьей, уставным распорядком дня, повышенной ответственностью, также воинская служба характеризуется воздействием на психику человека стресс-факторов повышенной интенсивности. Это предъявляет повышенные требования к состоянию психологического здоровья и оказывает колоссальное влияние на человека. Участие же непосредственно в военных конфликтах или пребывание в их зоне, будучи свидетелями, сопровождается переживанием боевого стресса и проявляется затем в виде синдрома посттравматического стресса, что отмечено многими исследователями, такими как Е.И. Бирюля, Е.Н. Концова, Б. Колодзин, А.Г. Маклаков, Е.Б. Шустов. Также следует обратить внимание на то, что по возвращении к гражданской жизни, бывшим участникам боевых действий приходится заново включаться в процесс мирной жизни: учиться общаться с окружающими вне уставных отношений, преодолевать проявления посттравматического стресса, препятствующие эффективному общению, возобновлять или включаться в новые семейные отношения, устраиваться на работу, что тоже сопряжено с взаимодействием как с отдельными людьми, так и с группами.

Военнослужащим, возвращающимся к гражданской жизни, таким образом, необходима помощь в адаптации и на социально-психологическом уровне. Но в настоящее время в России практическая реализация социально - психологической адаптации бывших военнослужащих только начинает складываться, при осознании государством необходимости принятия всесторонних мер для адаптации этого контингента граждан.

Особенную актуальность вопрос приобретает в последние годы, поскольку идёт активное участие в военных действиях на территории Северо-Кавказского региона России, Афганистане, участие в контртеррористических операциях. За сравнительно короткий срок военнослужащие, прошедшие через боевые действия, сформировали новую многочисленную группу «риска» в структуре населения России. Война продолжает оказывать влияние на её свидетелей и участников и после возвращения к мирной жизни, поскольку обладает большим разрушительным действием. Эти проявления связаны с частичной (иногда полной) потерей чувств безопасности, уверенности в будущем; ощущается некоторое отчуждение от общества. Военнослужащему в условиях гражданской жизни необходимо не только провести переосмысление ценностей, но и влиться в социум, привыкнуть к новым распорядкам жизни, психологической атмосфере общества, семьи и новому взаимодействию с окружением, новым формам общения.

На данный момент, если исключить индивидуальную работу, в целом разрабатываются достаточно однотипные программы реабилитации для всех участников военных действий, практически без учёта такого показателя, как место прохождения военной службы. В данном случае речь идёт не о типе войск, а о географическом регионе. Поскольку каждый подобный регион обладает своей спецификой (климатической, ландшафтной и т.п.), это обуславливает специфику проведения военных операций, что, в свою очередь, может сказаться на картине полученного стресса. Также следует учитывать национальные особенности жителей каждого региона. Этнический и религиозный состав вносит свою специфику в действия и, соответственно, тоже влияет на манеру боя, человека и картину стресса.

Анализ источников информации (книг, публикаций в журналах) подводит к идее о том, что необходимо комплексное освещение социально-психологической адаптации военнослужащих на основе разрозненного материала и исследование вопроса специфики этой адаптации во взаимосвязи с регионами прохождения службы. В данной работе нами были выбраны 2 крупных региона - это Северный Кавказ и Афганистан. Основные акценты предполагается сделать на таких аспектах, как влияние синдрома посттравматического стресса, уровень социально-психологической адаптации и адаптационном потенциале личности.



Цель работы: выявить различия в уровне социально-психологической адаптации к мирной жизни участников военных действий в различных регионах.

Задачи работы:

1. На основании изучения теоретического материала выявить особенности процесса социально-психологической адаптации военнослужащих к гражданской жизни;

2. Проанализировать факторы, препятствующие эффективной адаптации военнослужащих к гражданской жизни;

3. Рассмотреть особенности протекания посттравматического расстройства;

4. Разработать эмпирическую программу исследования результатов процесса социально-психологической адаптации военнослужащих к гражданской жизни.

1...Социально-психологическая адаптация бывших военнослужащих.


    1. Понятие социально-психологической адаптации и адаптационного потенциала.

Прежде чем давать понятие социально-психологической адаптации, необходимо определить термин «адаптация» в общем смысле его использования, применительно к человеку. «Адаптация — целенаправленная системная реакция организма, обеспечивающая возможность жизнедеятельности и всех видов деятельности при воздействии факторов, интенсивность и экстенсивность которых вначале вызывает нарушения гомеостатического баланса» [3, с. 217]. Если проанализировать положения В.В. Ротенберга, В.И. Медведева и Г.М. Зараковского, Ф.Б. Березина, В.Н. Крутько, Е.Ю. Коржовой [4, 10, 38, 16] и обобщить их, то можно сделать комплексные выводы и выразить их в ряде положений:

1.Адаптация является целостным, системным процессом, характеризующим взаимодействие человека с природной и социальной средой. Выделение различных видов и уровней адаптации в достаточной мере искусственно и служит целям научного анализа и описания этого явления;

2. Механизмом, определяющим уровень развития процесса адаптации, является диалектическое противоречие между интересами различных уровней иерархии: индивида и вида, особи и популяции, человека и общества, этноса и человечества, биологическими и социальными потребностями личности;

3.Системообразующим фактором, регулирующим и организующим процесс адаптации, является цель, связанная с ведущей потребностью;

  4.Особенности процесса адаптации определяются психологическими свойствами человека, в том числе уровнем его личностного развития, характеризующегося совершенством механизмов личностной регуляции поведения и деятельности;

  5.Критериями адаптированности можно считать не только выживаемость человека и нахождение места в социально-профессиональной структуре, но и общий уровень здоровья, способность развиваться в соответствии со своим потенциалом жизнедеятельности, субъективное чувство самоуважения;

  6. Процесс адаптации человека в новых условиях существования имеет временную динамику, этапы которой связаны с определенными психологическими изменениями, проявляющимися как на уровне состояния, так и на уровне личностных свойств.

Познакомившись с комплексными положениями понимания адаптации человека, можно дать современное определение непосредственно интересующего нас понятия социально-психологической адаптации. Социально-психологическая адаптация рассматривается как процесс организации социального взаимодействия, способствующего наиболее полной реализации личностного потенциала. Личностный потенциал представляет собой совокупность личностного ресурса и уровня развития самопознания, обеспечивающих процесс саморегуляции и самореализации в измененных условиях существования [9].

Для данной работы выбрано именно это определение, связанное с понятием потенциала личности, поскольку не только соответствует общей концепции работы, но и представляется наиболее интересным и активно используется в современных теориях и инновационных методиках диагностики уровня социально-психологической адаптации. Ранее уже существовал ряд работ, в той или иной степени оперирующий понятиями личностного потенциала или ресурса, а также приближёнными к этому терминами. Например, Л.В.Корель вводит термин «адаптивный потенциал», понимая под ним совокупность свойств, которые существуют в скрытом виде и «задействуются» в ходе адаптации [15, с. 123]. Можно предположить, что адаптация зависит от этого количества имеющихся у человека энергетических ресурсов, жизненного опыта, наработанных форм. Чем разнообразнее их содержание, тем выше ресурс личности, тем выше эффективность адаптации. Понятие личностного ресурса включает также ряд более жестких структурных характеристик, каковыми являются индивидуальные психологические качества, начиная от свойств темперамента и заканчивая эмоциональными, интеллектуальными и коммуникативными характеристиками. Они в значительной мере определяют явление стрессоустойчивости и особенности развития адаптивных реакций. Однако не следует приравнивать уровень и эффективность адаптации личности к наличию у неё потенциала. Поскольку данный потенциал может быть реализован в разной степени, в зависимости от массы внешних и внутренних факторов, воздействующих на личность. В эту совокупность факторов входят как экономико-политические условия, так и особенности социальной среды, личностные характеристики, атмосфера в непосредственном окружении, стрессогенные обстоятельства, физическое и психическое здоровье.

Еще одной важной составляющей личностного или адаптационного потенциала можно назвать уровень личностного развития. В данной работе поддерживается точка зрения А.П. Корнилова, который предлагает в качестве ориентиров психологического понимания критериев личностного развития принимать уровень развития самопознания и саморегуляции, личностные ценности и компетентность в индивидуальном решении проблем, то есть уровень самостоятельности личности [17].

В данной работе предполагается оперировать сходным с личностным потенциалом понятием – адаптационным потенциалом личности. Адаптационный потенциал (далее - АП) «характеризует степень гармоничного состояния человека, как баланса его внутренних состояний - физиологического и психического, на предъявляемые требования окружающей среды, показатель готовности выполнения своих жизнедеятельных функций» [18]. Чем выше показатель АП, тем выше готовность выполнения этих функций, тем гармоничнее структуры личности. Чем ниже показатель АП, тем более дестабилизированы глубинные структуры личности, тем сложнее функционировать и адаптироваться. Низкий АП также является показателем предрасположенности к повышенному уровню личностной тревожности при восприятии факторов окружающей среды.



1.2. Особенности социально-психологической адаптации участников военных действий к условиям гражданской жизни.
Для понимания сущности механизма социально - психологической адаптации личности военного в настоящее время одной из наиболее распространенных является модель социального взаимодействия, предложенная Г.В.Осиповым. По его мнению, социальная среда может быть представлена в трех аспектах. Первый аспект - множество индивидов, в основе взаимодействия которых лежат обстоятельства. Второй аспект - как иерархия социальных позиций (статусов) и социальных ролей личности. Третий аспект - совокупность норм и ценностей этой среды [31, c. 153]. Идея этого подхода, применительно к военнослужащим предполагает, что человек, отдавший часть жизни военной деятельности, характеризующейся специфическими, а порой и экстремальными условиями, должен изменить свое поведение так, чтобы слиться с основной массой людей. Однако у этого подхода имеется существенный недостаток, который отметил американский исследователь Бенджамин Колодзин, утверждавший, что «Такой подход может внушить, что нужно изменить свое поведение, чтобы стать как все, «нормальным», а значит, перестать действовать, думать и чувствовать по-своему, индивидуально, сохранить неповторимую личность [14, с. 29].
Но гораздо более продуктивный взгляд на адаптацию состоит в том, чтобы прийти к согласию со своим внутренним миром и реальными фактами жизни и социумом, а не только перенять основные поведенческие нормы. Для военнослужащих процесс социально-психологической адаптации становится наиболее трудным, поскольку им необходимо вынести массу перемен. Необходимо осваивать новые роли и вспоминать старые, сформировать адекватную самооценку, научиться эффективно включаться в различные социальные группы, управлять и использовать новые информационные каналы, обрести новую профессию, соотнеся её со своими возможностями и способностями, включиться в межличностные взаимоотношения на разных уровнях, в том числе и эмоциональном. Также необходимо во многом пересмотреть представления о себе и о мире вокруг, научиться новым тактикам и стратегиям поведения, приемлемым в мирное время в обществе.

По данным исследования Е.Н. Концовой [41], а также социальных и военных психологов, большинство военнослужащих, побывавших в военных действиях как участники или свидетели, обладают кризисом идентичности. Сам термин «кризис идентичности» был введен в научный обиход профессором Гарвардского университета Эриком Эриксоном в процессе исследований военных неврозов у моряков-подводников. Проявляется он как противоречие, несоответствие существующего социального статуса человека или группы требованиям изменившейся социальной ситуации. Основным показателем является неспособность принять новую роль, которая предписывается внешними обстоятельствами, либо, приняв ее, адаптироваться к ней. Можно выделить наиболее общие характерные для этого состояния признаки: неадекватность самооценки; утрата перспективы; рост пессимизма; изменение социальной активности; появление бескомпромиссных суждений и социально-агрессивного поведения. Нарушенная способность поддерживать оптимальные контакты сказывается и на семейных отношениях: почти каждый четвертый проживает в разводе с семьей [22, c 15]. Также большинство участников военных действий негативно относится к политикам и представителям власти, что может побуждать к объединению в организации соответствующего характера в попытке отомстить власти за войны и потерю близких. «Бывшие солдаты подходят к мирной жизни с фронтовыми мерками и переносят военный способ поведения на мирную почву, хотя в глубине души понимают, что это недопустимо» [40].

Также в контексте разговора о кризисе идентичности личности следует упомянуть о том, что определённая часть военнослужащих, принимающих участие в военных действиях – молодые люди до 20-22 лет. Согласно типологии Эриксона, это как раз тот возраст, которых характеризуется наиболее ярким кризисом идентичности, когда происходит самоопределение, идентификация. В этот период человек формирует [28]:

1. Самосознание. То есть целостное представление о самом себе, эмоциональное к себе же отношение, также самооценка ряда своих качеств (внешности, умственных, моральных, волевых) осознание своих достоинств и недостатков, на основе чего возникают возможности адекватной самооценки и саморазвития.

2. Собственное мировоззрение. Имеется ввиду целостная система взглядов, знаний, убеждений, своей жизненной позиции, философии, которая опирается на полученные в прошлом знания, опыт, сформировавшуюся способность к абстрактно-теоретическому мышлению и способности полученные знания систематизировать и привести к картине мировоззрения.

3. Стремление к самоутверждению. Это конструктивное стремление осмыслить в свете сложившегося мировоззрения окружающую реальность, подвергнуть её переоценке и критике, подтвердить собственную состоятельность и самостоятельность, проверить мировоззрение на соотнесение с критикой реальности, создать собственную философию жизни, теории основных психологических и эмоциональных явлений. Человек на данном этапе должен переосмыслить и объединить все свои роли, спроецировать их в будущее. При удачном процессе, у человека появляется ощущение представленности его самого через его действия. В этом возрасте происходит важнейший психологический процесс - это становление самосознания и устойчивого образа своей личности, своего "Я". Происходит открытие своего внутреннего мира, когда эмоции начинают восприниматься не как производные от внешних событий, а как состояния своего "Я", появляется чувство своей уникальности, исключительности. Появляется осознание необратимости времени, экзистенциальное понимание конечности своего существования. Таким образом, мир приобретает в глазах человека реалистичные черты.

И так, поскольку происходит осознание основных фундаментальных понятий себя и мира, нужно отметить и упомянутые выше экзистенциальные положения, поскольку в военной обстановке усиливаются проявления основных внутренних конфликтов личности. Это, так называемые, экзистенциальный конфликты. И. Ялом определяет экзистенциальный конфликт как конфронтацию индивида и набора факторов, являющихся неотъемлемой частью жизни. Основные 4 таких фактора: смерть, свобода, экзистенциальная изоляция и бессмысленность [37, с. 148].

1. Ключевой экзистенциальный конфликт: смерть. Это наиболее очевидная конечная данность жизни. И конфликт возникает у человека между желанием жить, страхом быть убитым и осознанием неизбежной конечности жизни. Во время военных действий этот конфликт естественным образом обостряется из-за угрозы для жизни и появившейся необходимости убивать.

2. Второй конфликт: свобода. Это более сложный и менее очевидный конфликт, чем предыдущий. Это конфликт между стремлением к независимости от любых факторов и потребности в структуре, опоре. Таким образом жёсткие рамки требований в армии усиливают ощущение несвободы, однако чёткая структура обязанностей и действий создаёт внутреннее, подсознательное ощущение правильности и упорядоченности.

3. Третий конфликт: экзистенциальная изоляция. Имеется ввиду не изолированность от людей или внутренняя изоляция, а изоляция фундаментальная. То есть, то разграничение, которое всегда присутствует между людьми, насколько бы близки они ни были. Основа этого конфликта отражена в выражении о том, что мы одинокими приходим в мир, живём в нём и умираем. И конфликт в данном случае заключается в представлении об этой фундаментальной экзистенциальной изоляции и потребностью в защите, поддержке, необходимостью быть частью чего-то общего, целого. Усиление этого конфликта происходит также в связи с чёткой структурированностью в армии и неукоснительной субординацией. Но в то же время, сам армейский строй определяет принадлежность человека к какой-либо его части и армии в целом, объединённой общей целью.

4. Четвёртый конфликт: бессмысленность. Этот конфликт заключается в том, что человек постоянно ищет смысл жизни в конечном мире, в котором наличествуют 3 предыдущих конфликта. Сюда включён вопрос о предопределённости, свободе выбора и желании построить собственный мир достаточно прочным. Однако, нет уверенности в том, что этот мир выдержит все повороты жизни и что в самом мире вообще существует смысл. Таким образом, это конфликт поиска смысла в бессмысленности. Применительно к военной ситуации можно сказать, что это конфликт борьбы за мир и её локальностью. То есть, основная цель – установление мира, борьба за будущее, но в то же время, контртеррористические операции конечны, однако само явление искоренить подобными действиями невозможно, как и войны в принципе. И нет уверенности, что война, террористический акт или просто вооружённое противостояние не повторится через день, год или какой-то иной промежуток времени.

Таким образом, можно говорить о том, что военные действия усиливают эти 4 базовых конфликта, что влияет на внутренние ощущения человека, его психику, отношения с окружающими и процесс адаптации при выходе из травмирующей ситуации.

Однако, следует сказать, что на войне у молодых людей возникает конфликт между тем, что они делают, то есть выполняют приказ стрелять по живым людям [30, с. 54], убивать, совершать другие поступки, которые, возможно противоречат их собственным убеждениям и моральным ценностям. Происходит конфликт между их мировоззрением и реальной жизнью. И если этот конфликт не удается разрешить, то формируется неадекватная идентичность, развитие которой может идти по четырем основным линиям:

1. уход от психологической интимности, избегание телесных межличностных отношений;

2. размывание чувства времени, неспособность строить жизненные планы, страх взросления и перемен;

3. размывание продуктивных творческих способностей, неумение мобилизовать свои внутренние ресурсы и сосредоточиться на какой-либо главной деятельности;

4. формирование "негативной идентичности", отказ от самоопределения, систематизации ролей.

Канадский психолог Дж. Марша в 1966 году дополнил описываемые явления, выделив 4 этапа развития идентичности, измеряемой степенью профессионального, религиозного, политического самоопределения человека.

- "Неопределенная размытая идентичность" характеризуется тем, что индивид еще не выработал четких убеждений, не выбрал профессии и не столкнулся с кризисом идентичности.

- "Долгосрочная, преждевременная идентификация" имеет место, если индивид включился в соответствующую систему отношений, но сделал это не самостоятельно, в результате пережитого кризиса и испытания, а на основе чужих мнений, следуя чужому примеру или авторитету.

- Для этапа "моратория" характерно то, что индивид находится в процессе кризиса самоопределения, выбирая из многочисленных вариантов развития тот единственный, который может считать своим.

- На этапе достигнутой "зрелой идентичности" кризис завершен, человек перешел от поиска себя к практической самореализации.

Переход от боевой обстановки к мирной жизни, зачастую является очень быстрым, контрастным, и нередко психологически болезненным [26]. Пережитые или травматические события, зачастую выходят за пределы понимания и жизненного опыта гражданского населения, не принимавших участие в военных действиях и не находящихся в зоне военных конфликтов [14]. В условиях наличия смертельной угрозы, у военнослужащих меняется образ мыслей, диапазон чувств формы поведения. Все было направлено на то, чтобы выжить. Вернувшись, эти люди столкнулись с тем, что их опыт не умещается в стереотип мировосприятия, свойственный людям, которые не знают что такое война. Постепенно у воевавших происходит игнорирование этой части своего опыта, своей личности, считая, что он не имеет никакой ценности.

Вопросами теоретической разработки смысла и оказания практической помощи людям, страдающим "смыслоутратой", занимался В. Франкл. Франкл полагает, что во времена Фрейда, человек страдал главным образом от комплекса неполноценности, от скрытых, непонятных ему желаний и тревог. Но ситуация изменилась. Самая серьезная угроза сегодня, особенно у людей, вернувшихся с войны - это утрата ощущения осмысленности жизни. Проблема заключается в том, полагает Франкл, что "никто не может дать наш единственный смысл, который мы можем найти в нашей жизни, в нашей ситуации. Мы сами, каждый из нас в отдельности должен отыскать тот единственный смысл, который кроется в жизни каждого как в уникальной неповторимой ситуации. Нахождение смысла - вопрос не познания, а призвания. Не человек ставит вопрос о смысле жизни, а жизнь ставит перед нами этот вопрос и человеку приходится отвечать на него ежедневно, ежечасно, отвечать не словами, а действиями". Каждая ситуация несет в себе свой смысл, разный для разных людей, и для каждого этот смысл является единственным [22]. Смысл не задан нам, мы не можем выбрать себе смысл, мы можем выбрать себе лишь призвание, деятельность, в которой мы обретаем смысл.

Но, это не значит, что в поисках смысла человек лишен каких бы то ни было ориентиров. Такими ориентирами являются ценности, на которых строится для человека понятие смысла жизни, также понятия, в которых кристаллизовался опыт, обобщающий типичные ситуации, с которыми человечеству пришлось сталкиваться ранее. В обществе человек вырабатывает и находит ценностные ориентации - то, что обобщает возможные пути, посредством которых человек может сделать свою жизнь осмысленной [2 с. 34, 3 с. 112].

Существует три группы ценностей:

1. то, что мы даем обществу (ценности творчества);

2. то, что мы берем от мира (переживание ценностей);

3. позиция, которую мы занимаем по отношению к судьбе, к тому, что выпадает на долю каждого и, что он уже не может изменить, но должен принять.

Человек способен бросить вызов тяжелым условиям. Иными словами, задача заключается в том, чтобы каждый раз стремиться не к возможному, а к должному. Поэтому истинной проблемой человека остается проблема ценностей. Человеку необходимо решить, какая из существующих, открытых перед ним возможностей достойна реализации. Это проблема человеческой свободы и ответственности. Свобода человека по отношению к внешним обстоятельствам заключается в том, чтобы занять по отношению к ним ту или иную позицию. Человек свободен благодаря тому, что его поведение определяется ценностями и смыслами [9].

Травматические ситуации, свойственные войне характеризуются наличием ценностных противоречий, экзистенциальных конфликтов, которые обусловлены, с одной стороны, особыми требованиями, качественно отличающимися от требований обычной жизненной ситуации, а с другой стороны, относительной стабильностью ценностно-смысловой сферы личности, неподдающейся быстрому кардинальному перестраиванию [29 с.113].

Одним из главных является вопрос о жизни и смерти. Нормальная смысловая сфера личности организована вокруг вопроса жизни. Смысловая система, соответствующая ситуации войны, центрирована на вопросе смерти, то есть на непосредственном разрушении, уничтожении, умирании. При этом на войне уничтожение другого человека принимается в качестве сверхценности и героизма.

Таким образам, у участников боевых действий, стремящихся войти в мирный ритм жизни общества, происходит изменение смысловой сферы, возникает двойственная структура, создающая смысловой экзистенциальный конфликт и раздвоение личности. Смысловой экзистенциальный конфликт характеризуется наличием противоречия в самой смысловой системе. Этот процесс соседства двух личностей в одном человеке и неосознаваемый характер этого процесса вносит существенный вклад в развитие посттравматических стрессовых нарушений.

Если адаптация проходит тяжело, особенно если отсутствует поддержка близких, агрессивно настроен социум, может быть как обострение тяги к суицидам, так и желание вернуться на фронт. Также можно отметить такую негативную реакцию, препятствующую адаптации, но, к сожалению, часто встречающуюся у военнослужащих, вернувшихся к гражданской жизни – употребление алкогольных и наркотических средств, что нередко приводит к девиантному поведению. Самым опасным для участников боевых действий считается период, который наступает сразу после возвращения домой. На этом этапе высока вероятность суицидных попыток и поэтому особую важность приобретает постоянная поддержка близких людей. Через три года после возвращения домой этот этап проходит [17, с. 43]. К этому времени полностью формируется синдром посттравматических стрессовых расстройств.


Каталог: science -> degree work
science -> Партнерство учреждений социального обслуживания населения с общественными организациями по работе с детьми-инвалидами
science -> Адаптация студентов к обучению в вузе в условиях оптимизации образовательной среды
science -> Программа воспитательной работы со студентами I курса Ургпу
science -> Пояснительная записка в последнее десятилетие изучению причин и особенностей течения многих заболеваний в зависимости от влияния факторов и медико экологогеографических условий уделяется пристальное внимание,
science -> Профессионально важные качества как фактор профессиональной адаптации сотрудников реабилитационного центра
science -> Клинико-социальные аспекты состояния психического здоровья комиссованных военнослужащих срочной службы (на модели Тверского региона) 14. 00. 18 психиатрия
science -> Формирование готовности старшеклассников к выбору профессии 13. 00. 01 Общая педагогика, история педагогики и образования
degree work -> Дипломная работа по дисциплине 020400 «Социальная психология»


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница