Психологические симптомы ПТСР



страница3/9
Дата13.05.2016
Размер0.99 Mb.
ТипДиплом
1   2   3   4   5   6   7   8   9

2. 2. Психологические симптомы ПТСР.

В этом параграфе нами будут рассмотрены основные психологические симптомы, присущие ПТСР. Для диагностики синдрома посттравматического стресса не обязательно должны присутствовать все эти показатели.

Симптомы:

1. Немотивированная бдительность. Проявляется в том, что человек постоянно и с пристальным вниманием следит за всем, что происходит вокруг, словно ждет опасности.

2. «Взрывная» реакция. Возникает из-за постоянного напряжения, вытекая из 1 симптома. Может проявляться следующим образом: человек может «броситься на землю, услышав звук низко летящего самолета, или ударить случайно задевшего его прохожего» [12].

3. Притупленность эмоций. Человек может полностью или частично утратить способность к эмоциональным проявлениям.

4. Агрессивность. Стремление решать проблемы с помощью грубой силы. Речь идет как о непосредственном физическом силовом воздействии, так и о психической, эмоциональной и словесной агрессивности.

5. Нарушения памяти и концентрации внимания.

6. Депрессия. Наиболее характерна для 2 и 3 стадии. Наблюдается снижение интереса к деятельности, потеря энергии, утомляемость, снижение самооценки, значительная потеря или повышение аппетита, апатия.

7. Общая тревожность. Этот синдром хоть и не является специфическим, всё же обязательно присутствует в картине посттравматического стресса.

8. Приступы ярости.

9. Злоупотребление наркотическими и лекарственными веществами — наиболее распространенный у ветеранов симптом посттравматического стресса. Пытаясь снизить интенсивность посттравматических симптомов, люди употребляют алкоголь и наркотические вещества.

10. Навязчивые воспоминания. Американский психолог Бенджамин Колодзин считает их наиболее важным симптомом, дающим право говорить о наличии ПТС. Могут присутствовать также в виде кошмарных снов и галлюцинаторных переживаний. Кошмары и тревожность могут спровоцировать бессонницу (трудности с засыпанием и прерывистый сон).

11. Мысли о самоубийстве.

12. «Вина выжившего». Это чувство вины перед погибшими соратниками и перед их семьями. Встреча с общими друзьями, членами семей погибших, также может являться дополнительным стрессом.

Поскольку многие из этих процессов являются неосознаваемыми, поводом для обращения к психологам чаще всего служат повышенная раздражительность, агрессивность, тревожность, суицидальный настрой. Также под влиянием этих факторов возникает конфликт между желанием и нежеланием жить. С одной стороны на человека давят чувство вины, депрессия, воспоминания, частичная или полная потеря смысла жизни, страх, а с другой стороны – это осознание того, что человек выжил, у него есть потенциальные возможности. Для сильных личностей или для тех, у кого стресс протекает по всем 4 стадиям, это является фундаментом: возможность жить, выбирать и найти новый смысл. С вопросами нового обретения себя, прежде чем включиться в нормальную социальную жизнь также часто обращаются к психологам.

Также можно привести диагностические критерии ПТСР в классификациях психических и поведенческих расстройств в том виде, в котором они определяются в МКБ (Международная Классификация Болезней), представленную в 4 главе практикума по психологии посттравматического стресса. Н.В. Тарабриной [34, c 57]:


  1. Человек должен быть подвержен воздействию стрессорного события или ситуации (как краткому, так и длительному) исключительно угрожающего или катастрофического характера, что способно вызвать общий дистресс почти у любого индивидуума.

  2. Стойкие воспоминания или “оживление” стрессора в навязчивых, ярких воспоминаниях или повторяющихся снах, либо повторное переживание горя при воздействии ситуаций, напоминающих или ассоциирующихся со стрессором.

  3. Человек должен обнаруживать фактическое избегание или стремление избежать обстоятельств, напоминающих либо ассоциирующихся со стрессором.

  4. Любое из двух:

А. Психогенная амнезия, либо частичная, либо полная, в отношении важных аспектов периода воздействия стрессора.

В. Стойкие симптомы повышения психологической чувствительности или возбудимости (не наблюдавшиеся до действия стрессора), представленные любыми двумя из следующих:



      1. затруднения засыпания или сохранения сна;

      2. раздражительность или вспышки гнева;

      3. затруднения концентрации внимания;

      4. повышения уровня бодрствования;

      5. усиленный рефлекс четверохолмия.

Таким образом, опираясь на данные диагностические критерии, можно сделать предварительные выводы о необходимости диагностики ПТСР. Но без использования соответствующих диагностических методик нельзя говорить конкретно о наличии и степени выраженности ПТСР.

2. 3. Влияние ПТСР на выбор профессии.
В предыдущей главе были описаны 12 проявлений синдрома посттравматического стресса. Все эти пункты находят отражение, конечно, не только в повседневной жизни, общении. Вместе с переносом накопленного опыта, навыков, обретённых во время службы и участия в военных действиях, эти проявления оказывают влияние на выбор будущей профессии. Некоторые из новообразований, которые приносит служба в армии и участие в военных действиях, могут «дестабилизировать нормальную жизнедеятельность, препятствуя личностному и профессиональному развитию человека» [14, c 21]. Также Б.Колодзин называет подобные приобретенные навыки "глубоко укоренившимися способами поведения, связанные с экстремальными воздействиями в прошлом".

В данном разделе работы будут рассмотрены 3 наиболее ярко представленные проявления во взаимодействии проявления.

1. Немотивированная бдительность. Выражается в том, что человек постоянно с пристальным вниманием следит абсолютно за всем происходящим вокруг. Немотивированная бдительность связана прежде всего с нарушением базового чувства безопасности, что влечёт за собой постоянное психическое напряжение. На контроль внешней обстановки затрачиваются колоссальные энергетические ресурсы. Это, естественно, ведёт к истощению ресурсов организма, что влечёт сложности: участие в деятельности, активность, выполнение профессиональных обязанностей значительно осложняется. Но не будем рассматривать только негативную сторону. В некоторых профессиях повышенное внимание может оказаться полезным. Например, охранник, диспетчер, контролер, вахтер, регулировщик дорожного движения. Эти профессии требуют от человека повышенного уровня реагирования, сосредоточенности внимания, нахождения в состоянии постоянной психофизиологической готовности [14, 41]. Однако проявления немотивированной бдительности сохраняются и в повседневной жизни, вне рабочего места. Это влечёт нервно-психические перегрузки, истощение, может вызвать реакции невротического или параноидного характера. Поэтому «необходимо параллельно с выполнением профессиональной деятельности по данным направлениям обеспечивать этому контингенту своевременное и полное восстановление рабочего потенциала» [12, c. 98]. В первую очередь необходимо обеспечить людям с проявлениями немотивированной бдительности ощущение в повседневной жизни полной безопасности.

2. Агрессивные реакции. Эти проявления относятся прежде всего к возможности эмоционального самоконтроля человека. Неконтролируемая агрессивная реакции зачастую приводит к конфликтам, нарушению коммуникативных связей, возникновению отчуждения и социальной изоляции. Это происходит вследствие реакции окружающих на поведенческие реакции, наполненные агрессией, что формирует негативное отношение окружающих. Людям с проявлением подобного типа реакций категорически не рекомендуется заниматься деятельностью типа «человек-человек». Для разрядки агрессивного настроя, можно выбирать профессии, требующие приложения физической силы: строительство, погрузки, перенос тяжестей, прокладка дорог. Главное, исключить необходимость постоянного общения с другими людьми, то есть групповую работу.

3. Чувство вины. Деструктивное чувство, постоянно возвращающее человека в прошлое, не позволяющее с максимальной полнотой переживать настоящее и конструктивно рассматривать будущее. Происходит своеобразная фиксация на травматическом моменте и постоянное переживание этой ситуации во всех деталях, со всеми чувствами, которые были в тех условиях. Присутствует желание пережить эти события вновь и вновь. В реальной жизни возникает ощущение отчужденности, изолированности от людей. В таком случае может быть временная потеря самоидентификации. В данном случае также необходимо исключить групповую работу до тех пор, пока не будет проведена должная коррекция по снижению чувства вины. Поскольку из-за фиксации на травмирующих событиях, у бывших военнослужащих может возникнуть желание исправить ситуацию, часто такие люди в данном случае пытаются занять профессии спасателей, пожарных. Но к данному выбору следует относиться с большой осторожностью, поскольку может возникнуть спонтанное чувство страха, умноженное на прошлый травмирующий опыт. Это может привести к катастрофическим последствиям.

Помимо этих 3 симптомов, следует отметить, что у участников боевых действий отмечаются склонность к излишнему неоправданному риску, поиску опасностей, а также четкой и регламентированной системы взаимоотношений [12]. Это объясняется тем, что военнослужащие, оказавшись в условиях гражданской жизни, пытаются воссоздать в новой жизни ощущения риска, опасности, получить всплеск адреналина, что было долгое время привычным. Для приближения к этим ощущениям, бывшие военнослужащие выбирают профессии телохранителей, идут в правоохранительные органы, инкассаторы. Иногда даже встречается уход в криминальную сферу. Также к профессиям, связанным с риском, относятся: пожарные, спасатели. Иногда рациональным решением становится спорт: парашютный или боевые искусства.

Выбор подобных профессий, связанных с риском, позволяет постепенно переходить к мирной обстановке, которая также может быть наполнена элементами экстремальности. Это же один из стимулов, который может помочь бороться с желанием вновь вернуться в горячие точки, которое часто возникает у военнослужащих. В дальнейшем, при продолжении включения в мирную жизнь, эти профессии могут быть оставлены, а выбраны более соответствующими не потребностям в замещении атмосферы, но со склонностями личности.

В данном разделе было рассмотрено влияние проявлений синдрома посттравматического расстройства на выбор профессии военными, вернувшимися к мирной жизни. На примере 2 наиболее ярких проявлений, было показано как за счёт особенностей профессии может быть компенсировано негативное влияние, а также обратная сторона – как и на каких местах работы может навредить конкретное проявление посттравматического стресса.



3. Программа исследования уровня социально-психологической адаптации у бывших военнослужащих.
3.1 Цели и задачи исследования.

Цель исследования: выявить различия уровня социально-психологической адаптации к мирной жизни участников военных действий в различных регионах.

Задачи исследования:

  1. Выделение 2 групп испытуемых из общей выборки по критерию региона участия в антитеррорестических операциях.

  2. С помощью опросника И.О. Котенёва и методики РОФЭС-диагностика определить наличие и степень выраженности посттравматического стрессового расстройства и адаптационного потенциала.

  3. Выявить различия в уровне оценки качества жизни и оценки бывшими военнослужащими удовлетворённости рядом сфер жизни.

  4. Проведение анкетирования военнослужащих, вернувшихся к гражданской жизни с целью выявления особенностей взаимоотношений с окружающими и самоощущения бывших военнослужащих.


Объект исследования: военнослужащие, вернувшиеся к гражданской жизни.

Предмет исследования: уровень социально – психологической адаптации участников боевых действий к гражданской жизни.

Гипотеза: существуют различия в уровне социально-психологической адаптации у участников военных действий в различных регионах.

3.2 Методики исследования.

Для решения поставленных задач были использованы следующие методики:

1. Анкетирование.

2. Опросник травматического стресса для диагностики психологических последствий (И.О. Котенев)

3. Оценка уровня удовлетворенности качеством жизни (Н.Е. Водопьянова).

4. Комплексная диагностика функционального состояния «РОФЭС»


  1. Методика диагностики социально-психологической адаптации К. Роджерса и Р. Даймонда.


Обоснование методик.

  1. Анкетирование.

Разработанная для данного исследования анкета, составленная с опорой на анкеты берущиеся для работников центров социально-психологической адаптации военнослужащих и военных комиссариатов и специалистов служб занятости, предназначена для получения информации об участнике боевых действий на момент возвращения к гражданской жизни. В анкете присутствуют вопросы не только о социально-трудовом статусе военнослужащего, но и о его образовании, предпочтениях, отношении к миру, состоянии здоровья, возможных травмах. Это необходимо для освещения разных сторон жизни испытуемых, которые могут помочь в интерпретации социально-психологических показателей.

Также в анкете имеются непосредственно интересующие нас в данном исследовании вопросы, дающие информацию о социально-психологическом состоянии. Это вопросы, прежде всего касающиеся взаимоотношений в семье, основных проблем общения с окружающими, степень удовлетворённости общением (см. приложение 1).


2. Опросник травматического стресса для диагностики психологических последствий (И.О. Котенев).
Этот опросник предназначен для изучения состояния человека после воздействия чрезвычайных факторов, а именно нахождения в экстремальных условиях. В нашем случае – участия в боевых операциях, антитеррорестических актах. В нашем исследовании этот метод будет использоваться для выявления проявлений посттравматического синдрома. С помощью этого опросника выделяются такие интересующие нас моменты, как наличие у участника боевых действий сверхбдительности, преувеличенного реагирования, агрессивности, нарушений памяти и концентрации внимания, депрессии, тревожности, злоупотребления наркотическими и лекарственными средствами, галлюцинаторные переживания, проблемы со сном (см. приложение 2). Но для основного анализа будет использован непосредственно общий показатель наличия и силы выраженности проявления посттравматического стресса.
3.///Оценка уровня удовлетворенности качеством жизни (Н.Е. Водопьянова).
Степень социально-психологической адаптации сопровождается ощущением психологического комфорта (благополучия). В зарубежной психологии при определении психологического (душевного) благополучия широко используется по­нятие «качество жизни», представляющее собой субъективное пере­живание удовлетворенности персональной жизнью. Оно соотносится с удовлетворенностью самореализацией личности и с ее психологи­ческим здоровьем.

Опросник был разработан в Институте Медицины Стресса в США (1993 год) Элиотом. Опросник основан на экзистенциальном подходе к жизненным стрессам. В первоисточнике он состоит из 40 категорий, оценивающих индивидуальное восприятие стрессового напряжения по шкале от I до 9 баллов. В результате адаптации и валидизации опросника Элиота из него были изъяты четыре вопроса, вызывающие у российских респондентов непонимание или отторжение. И так, данный вариант опросника содержит 36 вопросов относящихся к удовлетворенности в следующих категориях индивидуальной жиз­ни: работа, личные достижения, здоровье, общение с близкими людь­ми, поддержка (внутренняя и внешняя — социальная), оптимистичность, физический и психологический дискомфорт, самоконтроль, негативные эмоции (настроение). Таким образом, эта методика позволяет оценить степень общей удовлетворенности качест­вом индивидуальной жизни и выявить сферы жизнедеятельности, вызывающие наибольший дискомфорт или неудовлетворенность. Что в свою очередь, в сочетании с предыдущими методиками, позволяет говорить об уровне социально-психологической адаптации после пережитого стресса войны (см. приложение 3). Для анализа будут использоваться шкалы, относящиеся к социально-психологическим аспектам – это прежде всего показатели общения, поддержки со стороны близких, общий уровень ИЖК (как комплексный показатель удовлетворённости жизни).




  1. Комплексная диагностика функционального состояния «РОФЭС»

Метод «рофэс-диагностика» (Патент на изобретение №2202278, Р Ф, 20/04/2003г, Государственный реестр медицинских изделий № 98/219 – 125 от 20.06.1998.) относится к новационным методам исследования психофизиологических характеристик человека.

Описание методики: Предлагаемая методика экспресс-диагностики на аппаратно-программном комплексе электропунктурной диагностики функционального состояния организма «РОФЭС» (Регистратор оценки функционально-эмоционального состояния) ориентирована на выявление дезадаптационного синдрома и позволяет комплексно оценить степень напряжения адаптационных процессов, количественно и качественно охарактеризовать варианты адаптационных нарушений. Методика заключается в осуществлении тестирования 24 электрофизиологических показателей определённых зон тела [18].

Адаптационный потенциал характеризует степень гармоничного состояния человека, как баланса его внутренних состояний - физиологического и психического, на предъявляемые требования окружающей среды, показатель готовности выполнения своих жизнедеятельных функций

Процедура исследования:


  1. Проводится компьютерная диагностика функционального состояния.

  2. Обрабатываются результаты Адаптационного потенциала с помощью специализированной программной оболочки.




  1. Методика диагностики социально-психологической адаптации К. Роджерса и Р. Даймонда.

Методика представляет собой личностный Опросник, предназначенный для изучения особенностей социально-психологической адаптации и связанных с этим черт личности.

Стимульный материал представлен 101 утверждением, которые сформулированы в третьем лице единственного числа, без использования каких-либо местоимений. В методике предусмотрена достаточно дифференцированная, 7- бальная шкала ответов (см. приложение 4).

Авторами методики выделяются 6 интегральных показателей:

1. «Адаптация»;

2. «Приятие других»;

3. «Интернальность»;

4. «Самовосприятие»;

5. «Эмоциональная комфортность»;

6. «Стремление к доминированию». [40]

Каждый из этих показателей складывается из результатов данных по 2 соответствующим шкалам и рассчитывается по индивидуальной для каждой шкалы формуле. Внутренние шкалы: адаптация, дезадаптация, принятие себя, непринятие себя, принятие других, непринятие других, эмоциональный комфорт, эмоциональный дискомфорт, внутренний контроль, внешний контроль, доминантность, ведомость. Для анализа были выбраны шкалы: адаптация, принятие других, эмоциональный комфорт; внешний контроль, ведомость.
Характеристика выборки.


  1. Общее количество испытуемых: 100 человек. 50 бывших военнослужащих, принимавших участие в боевых действиях на Северном Кавказе; 50 бывших военнослужащих, принимавших участие в боевых действиях в Афганистане.

  2. Пол: мужской (поскольку непосредственно в боевых действиях принимает участие относительно небольшое количество женщин по данным общей статистики).

  3. Возраст: от 25 до 40 лет.

  4. Семейное положение: Женат – 48, не женат – 38, вдовец - 4.

  5. Статус: военнослужащие, участвовавшие в военных операциях и на момент исследования, не состоящие в войсках (ведущие гражданский образ жизни) 3 года + максимум 6 месяцев.

3.3. Анализ результатов.
Изначально, испытуемые были разделены на 2 группы. Первая группа – участники антитеррористических операций на Северном Кавказе; вторая группа – участники боевых операций в Афганистане.

На первом этапе исследования было проведено анкетирование. Для анализа были выбраны следующие пункты: 8 (оказание поддержки со стороны друзей и родственников), 15 (степень удовлетворённости взаимоотношениями), 16 (основные трудности в общении), 17 (трудности, которые хотелось бы решить в первую очередь) и 18 (описание взаимоотношений в семье). По данным пунктам была составлена отдельная сводная таблица (см. приложение 5), которую удобно использовать для сравнения количественных результатов и наглядности их представления.

В первом пункте, выбранном для анализа, представлены показатели, отражающие наличие поддержки бывшим военнослужащим со стороны их близких людей (друзей и родственников). В обеих группах количество тех, кому такая поддержка оказывается, превышает число тех, кому таковая не оказывается (66% и 68% соответственно в 1 и 2 группах). Но в первой группе практически в 2 раза больше тех, кому поддержка оказывается, в то время как во второй этот показатель превышает значение всего на 16%.

Вторым пунктом, который был отмечен для анализа в данной работе, была удовлетворённость качеством взаимоотношений. В этом вопросе анкетируемым было предложено оценить качество взаимоотношений по шкале от 0 до 5 баллов включительно. В первой группе подавляющее большинство (практически половина – 44%) выбрало оценку 4, на втором месте – 5. Оценку 0 (то есть минимальную) не выбрал никто; низкие оценки – 1,2,3 – выбрало небольшое количество анкетируемых. Что говорит в целом о повышенном уровне удовлетворённостью взаимоотношений в первой группе. Во второй группе также большинство выбрало оценку 4, однако оно составило только 26%. На втором месте оказались показатели 3 и 2 балла, получившие одинаковое процентное распределение – по 24 %. Минимальную и максимальную оценку выбрало только небольшое количество людей (6% и 8% соответственно).

Третьим анализируемым пунктом являются основные трудности в общении, которые испытывают опрашиваемые (см. приложение 6, рис.1). Поскольку вопрос был открытым, все ответы были сгруппированы для удобства по категориям. В обеих группах наибольшее количество испытуемых выделило основной трудностью изменившийся характер общения, причём во второй группе таковых было более половины. Также в обеих группах на втором месте оказалась категория, обозначенная как «мало тем для общения». Это, видимо, связано с разошедшимися сферами интересов, изменившимися за время прохождением анкетируемыми службы, как у них, так и у их близких и друзей. Во второй группе на третьем месте оказалось неумение контролировать собственные эмоции в процессе общения. А в первой группе это место заняло непонимание привычных им другим порядков, устоев, привычек. И их непонимание со стороны других людей в отношении опрашиваемых. Это тоже связано с тем, что за время воинской службы меняется распорядок жизни. Наименьшее количество опрашиваемых в первой группе выразило озабоченность непониманием со стороны окружающих тех психологических травм, которые были получены ими во время войны. А во второй группе – непонимание со стороны окружающих проявлений их характера. Также практически треть опрошенных в обеих группах отметила, что общению мешает тревожность и напряжённость (15% и 10% в 1 и второй группе соответственно.). Эти характеристики являются сопровождающими посттравматический стресс.

Следующая категория для анализа – проблемы, которые хотелось бы решить в первую очередь (см. приложение 6, рис.2). Так как этот вопрос тоже являлся открытым, ответы тоже были сгруппированы в категории. В первой группе приоритетной для решения проблемой стало обретение душевного равновесия, то есть устранение тревожности, перепадов настроения и обретение внутреннего равновесия. То есть нейтрализацией проявлений постстрессовых реакций, вызванных участием в военных операциях. Во второй группе приоритетным вопросом стало повышение уровня доходов, тогда как в первой группе этот пункт отодвинулся на 2 место. На третьем месте в первой группе оказалось восстановление здоровья, а во второй группе – достижение комфортной атмосферы в семье. Менее всего в обеих группах было отмечено повышение жилищных условий (по 8,5% в обеих группах). В целом, во время анализа анкетных данных по этому пункту, было отмечено, что во второй группе практически каждым опрошенным было указано большее количество проблем, которые необходимо решить в ближайшее время, чем в первой группе. Это тоже указывает на различия в этих группах по принципу увеличения у них проблемных проявлений и желания их нейтрализовать.

Последний пункт анализа анкетных данных – описание анкетируемыми взаимоотношений в их семье, то есть ближайшем окружении (см. приложение 6, рис. 3). В обеих группах на первое место вышла такая характеристика как напряжённость взаимоотношений (16,5% и 18,6% в 1 и 2 группе соответственно). Причин возникновения таковой может быть огромное количество, поэтому предполагать что-то, не анализируя ситуацию в каждой отдельной семье, не представляется возможным, хотя нельзя и исключать общее для данных случаев влияние на атмосферу в семье проявлений у анкетируемых посттравматических симптомов, отсутствие их в семье на протяжении срока службы и те изменения, которые произошли в мировоззрении и укладе жизни военнослужащих за период службы. Второе место в обеих группах занимает такое определение как непонимание, которое также частично объясняется изменением жизненных устоев, распорядка жизни, мировоззрения. Однако на третьем месте в обеих группах – уважение. Также достаточно высокий процент в обеих группах (11% в обеих группах) отметил такую характеристику, как закрытость. Некоторая доля отчуждения, закрытости связана с тем, что на протяжении определённого времени человек отсутствовал в семье. Также это может объясняться психологическим напряжением, которое долгое время сопутствовало участникам боевых операций во время прохождения ими службы. Менее всего были отмечены такие категории как теплота и уют.

На втором этапе исследования была применена вторая методика: Опросник травматического стресса для диагностики психологических последствий (И.О. Котенев). Она была использована прежде всего для определения индекса ПТСР, то есть показателя проявления симптомов посттравматического стресса у участников военных действий, на данный момент являющихся бывшими военнослужащими и ведущих гражданский образ жизни уже более года. Проведение и обработка осуществлялась с помощью программной оболочки Effecton Studio - 2006 for Windows. Полученные данные позволили разделить 2 основные группы на 4 подгруппы каждую в зависимости от того, есть ли и насколько сильно выражены симптомы посттравматического стресса. Наглядное представление данных, полученных в результате обработки данной методики по интересующему нас параметру, то есть по наличию и степени выраженности ПТСР, представлено на нижеследующем графике.





Рис.4. Распределение участников боевых действий по степени выраженности ПТСР.
Первая подгруппа – отсутствие симптоматики – в первой группе оказалась на первом месте ( 40% не наблюдается симптоматики). Но во второй подгруппе только 26% исследуемых были внесены в эту подгруппу. Вторая подгруппа – отдельные незначительно выраженные симптомы. В первой группе она на втором месте по числу попавших в неё исследуемых, а во второй группе – на первом (почти половина военнослужащих).

Следующие 3 подгруппы насчитывают примерно одинаковые процентные содержания в обеих группах. Третья подгруппа соответствует диагнозу частичного ПТСР. В обеих подгруппах число вошедших в неё одинаково и достаточно мало (8%).

Четвёртая подгруппа - клинически выраженный клинический ПТСР также малочисленна (10% и 8% соответственно в 1 и 2 группах). Последняя подгруппа – вероятна картина клинического ПТСР – требует уточнения клинического диагноза. В обеих группах насчитывает по 10% исследуемых. Таким образом, большинство бывших военнослужащих, принимавших участие в данном исследовании, обладают в той или иной мере выраженной симптоматикой ПТСР в обеих группах.

На третьем этапе работы была проведена методика оценки уровня удовлетворенности качеством жизни Н.Е. Водопьяновой. Для анализа были выбраны отдельные шкалы данной методики. А именно: работа, личные достижения, общение, поддержка, оптимистичность и общий показатель качества жизни. По ним были сделаны 2 отдельные таблицы по 1 и 2 группе соответственно (см. приложение 7).

Первая шкала, выбранная для анализа, – работа. Большинство (68%) участников отметили низкий уровень удовлетворённости работой. Если мы обратимся к соответствующему вопросу анкеты, отражающему желание приобрести новую специальность, то мы увидим между ними прямую связь - большинство в обеих группах отметили своё желание сменить работу. Во второй группе низкий уровень удовлетворённости работой отметили 66% опрошенных. Средний уровень удовлетворённостью работой отметили 30% и 32% соответственно в первой и второй группах. А высокий уровень по этому показателю отметили всего по одному человеку в каждой группе. Далее анализируется шкала личностных достижений. Здесь подавляющее большинство опрошенных в обеих группах (по 84% в обеих группах) отметила низкий уровень удовлетворённостью собственными личными достижениями. Возможно, это может быть связано в том числе и с предыдущей шкалой, поскольку достижения на работе также входят в сферу личный достижений. Ещё это может быть связано с тем, что бывшие участники боевых операций видят меньше сфер для достижений, самовыражения в гражданской жизни, привыкнув к порядкам и ценимым достижениям, установленным в период службы. Высокий уровень удовлетворённостью личными достижениями отметили только 10% и 12% в 1 и 2 группе соответственно.

По следующей шкале - удовлетворённости общением - можно сказать, что в первой группе большинство (84%) оценило его как низкое, несмотря на то, что ранее общение с близкими ими было оценено большинством на 4 по 5-балльной шкале. Возможно, это связано с тем, что здесь вопрос поставлен гораздо шире и подразумевает общение в целом, со всеми окружающими, а в случае анкетного опроса – только с узким кругом людей. Также можно допустить, что при ответе на анкету намеренно завышались оценки. Во второй группе средние и низкие оценки примерно в равном процентном соотношении. Высоких оценок в этой категории нет.

Далее рассматривается шкала поддержки. В первой группе большинство (58%) оказалось склонно к средней оценке удовлетворённостью поддержкой, но были и высокие оценки (14%), в то время как во второй группе высоких оценок поддержки не было, но также больше половины опрошенных (64%) склонились к средней оценке удовлетворённости поддержкой. Низкие оценки по уровню поддержки отмечены у 28% в группе участников боевых операций на Северном Кавказе (первая группа) и 36% у бывших военнослужащих, участвующих в боевых операциях в Афганистане (вторая группа). Таким образом, большинство в обеих группах в целом удовлетворено поддержкой, но не находит её достаточно высокой. Эта шкала показывает то, как люди сами оценивают уровень поддержки и является значимой для соотнесения со многими шкалами, поскольку поддержка влияет на многие проявления жизни. Так она может быть связана с работой, личными достижениями, рассмотренными здесь. А также с эмоциональным комфортом, о чём будет сказано ниже.

Следующая шкала, выбранная для анализа, - оптимизм. Это в целом позитивная устремлённость на будущее, помогающая в продвижении в различных сферах жизни и адаптации. В первой группе большинство (46%) отметило средний уровень, однако высоких оценок было чуть больше, чем низких (28% и 26% соответственно). Во второй же группе большинство отметило низкие оценки (40%), а между высокими и средними оценками обнаружилось примерно равное процентное содержание. Можно предположить, что эта шкала связана с предыдущей, что также подтверждается значимой между ними прямой корреляцией, о чём подробнее будет сказано позднее.

Последняя шкала, анализируемая в этой методике – индекс качества жизни. То есть, показатель общей удовлетворённости по всем шкалам. Высоких и депрессивно низких показателей не обнаружилось ни впервой, ни во второй группе. В обеих группах подавляющее большинство было отнесено в категорию среднего значения удовлетворённостью качества жизни (88% и 78% в 1 и 2 группах соответственно), однако во второй группе процентное содержание тех, у кого этот показатель оказался низким – больше, чем в первой на 10 %. Таким образом, по результатам обобщённого показателя видно, что нет полярных значений. В случае с нижним полярным показателем – депрессивно низким уровнем качества жизни – это указывает на то, что в пределах данной выборки катастрофически низкого уровня адаптации нет, однако наблюдается пониженный общий уровень у 12% и 22% в 1 и 2 группах соответственно. Однако отсутствие высокого показателя качества жизни может указывать на то, что необходим более тщательный уровень разработки проблем, связанных с адаптацией бывших военнослужащих.

Следующая методика - комплексная диагностика функционального состояния «РОФЭС» - была использована для определения адаптационного потенциала.

На основании полученных данных, была составлена сводная таблица, в которой внутренняя группировка осуществлялась по уровню адаптационного потенциала.

Таблица 4



Показатели адаптационного потенциала

 

Низкий (до 30)

Высокий (выше30)

Группа 1

31(62%)

19 (38%)

Группа 2

37(74%)

13 (26%)

Как видно из представленной таблицы, низкий адаптационный потенциал присущ большинству в обеих группах. Поскольку этот показатель отражает напряжение компенсаторных сил организма, объяснение этому нужно искать в том, насколько много ресурсов тратится на адаптацию. По всей видимости, этот показатель связан с уровнем проявления посттравматического стресса, что также подтверждается значимым уровнем корреляции, о чём будет сказано ниже. В силу наличия этих проявлений, большое количество сил тратится на их преодоление, нейтрализацию, нормализацию всех сторон жизни. Также показатели адаптационного потенциала снижаются за счёт недостаточности необходимой поддержки со стороны близких людей. Также большое количество внутренних ресурсов было потрачено во время прохождения службы и участия в военных операциях, а после возвращения к гражданской жизни скорость восстановления понижается за счёт необходимости прикладывать значительные усилия к адаптации в социуме.

Следующая методика - диагностика социально-психологической адаптации К. Роджерса и Р. Даймонда (cм. приложение 8). В ней были обработаны все шкалы, но поскольку для интерпретации в рамках данного исследования были выбраны 5 шкал (Адаптация, Принятие других, Эмоциональный комфорт, Внешний контроль и Ведомость), результаты по ним были сгруппированы в соответствии с нормативными показателями для данной методики. Таким образом, по каждой из перечисленных выше шкал было выделено 3 подгруппы для объединения данных: средний, низкий и высокий уровень по каждому показателю. После чего эти данные были объединены в сводную таблицу, представленную ниже.
Таблица 8

Сравнительная таблица уровней выраженности анализируемых показателей методики измерения СПА К. Роджерса и Р. Даймонда.



 

Пониж. ур-нь

Средний ур-нь

Высокий ур-нь

 

Адаптированность

Группа 1

33

17

0

Группа 2

36

14

0

 

Принятие других

Группа 1

17

33

0

Группа 2

26

24

0

 

Эмоциональный комфорт

Группа 1

29

21

0

Группа 2

34

16

0

 

Внешний контроль

Группа 1

6

25

19

Группа 2

12

23

15

 

Ведомость

Группа 1

22

20

8

Группа 2

22

19

9

Первая шкала, выбранная для анализа – уровень адаптированности. Эта категория, в рамках данной методики, включает в себя именно социально-психологическую адаптированность опрашиваемого, отражая его взаимоотношения с окружающими, а также самовосприятие и оценки себя в связях с окружением. Высокого уровня не наблюдается в обеих группах, у большинства (66% и 72% в 1 и 2 группах соответственно) отмечен пониженный показатель. Эти данные подтверждаются и за счёт анализа, проведённого выше в рамках рассмотрения результатов других методик. Пониженный уровень адаптированности может быть связан с высоким уровнем проявлений симптомов посттравматического стресса, недостаточным уровнем поддержки, напряжённой атмосферой в семье и многими другими показателями.

Вторая анализируемая шкала – принятие других. Это показатель того, насколько человек способен воспринять другого человека: его поведение, мнение; соотнести его с собой и общий положительный настрой, готовность общаться с людьми. Высокий уровень по этому показателю так же отсутствует в обеих группах, что может указывать на определённую степень невключённости в общение, которая заключается в сложностях взаимопонимания между двумя такими группами, как бывшие военнослужащие и люди, не проходившие военную службу, не участвовавшие в военных действиях. Этот параметр непосредственно влияет на успешность социально-психологической адаптации. Однако, поскольку в 1 группе 66% отмечает средний уровень принятия других, можно сказать, что большинство в этой группе стремится к общению и взаимопониманию и в определённых моментах (которые возможно определить только при проведении индивидуальных более узко направленных исследований) достигают положительных результатов. Во второй группе 52% обнаруживают пониженный уровень принятия других, что указывает на сложности в понимании других людей.

Третья шкала для анализа – эмоциональный комфорт. У большинства в обеих группах (58% и 68% в 1 и 2 группах соответственно) этот показатель снижен. Это может объясняться тем, что эмоциональный фон – сопутствующий косвенный показатель качества адаптации. Конечно, это очень динамичный показатель, зависящий от массы факторов. Но в данном случае будет делаться ссылка только на рассмотренные в данном исследовании факторы. Пониженный эмоциональный комфорт может быть связан с напряжённой обстановкой в семье, неудовлетворённостью работой, проявлениями симптомов посттравматического стресса, недовольство личными достижениями. Все эти факторы способствуют формированию эмоционального комфорта личности и, как видно из предшествующих пунктов анализа, их пониженные показатели также способствуют понижению эмоциональной комфортности.

Следующая шкала для анализа – внешний контроль. В данной методике эта шкала интерпретируется таким образом: она отражает наличие необходимости в поддержке, указании правильного пути, поскольку человек сомневается в правильности своих действий, не всегда верно может интерпретировать собственные действия и боится самостоятельно принимать решения. Большинство участников исследования из обеих групп (50% и 46% в 1 и 2 группах соответственно) были определены по результатам методики в группу со средним уровнем внешнего контроля, что говорит о нормальном уровне как самостоятельности, так и необходимости и способности принимать чужие советы, помощь в принятии решений. Высокий уровень внешнего контроля был отмечен у 38% у участников боевых действий на Северном Кавказе, то есть в первой группе, и 30% - у участников боевых действий в Афганистане, то есть во второй группе. Повышенный уровень внешнего контроля говорит о том, что этим людям сложно принимать решения, у них есть страх ошибки, который не всегда обоснован и может быть связан с неверной оценкой себя и окружающей действительности. Это может быть связано с тем, что они не привыкли ещё к тому, каких решений, какого поведения требует от бывших военнослужащих гражданская жизнь. Таким образом, это может быть дополнительным аргументом в пользу шкал, которые указывают на снижение или недостаточность уровня социально-психологической адаптации. Таким людям требуется помощь в принятии решений, в обретении уверенности в себе, внимание. Пониженный уровень внешнего контроля говорит о высоком уровне самостоятельности в принятии решений, однако этот показатель может иметь как положительное, так и негативное значение, если у человека стремление к самостоятельности и независимости неверно соотносится с окружающей реальностью. Это может привести к необдуманным действиям, неудачам и, как следствие, снижению адаптации. Пониженный показатель по этой шкале был отмечен у 12% участников в 1 группе и 24% участников во второй группе.

Последняя шкала, выбранная для анализа, - ведомость. Если предыдущая шкала внешнего контроля отражает необходимость в поддержке, то данная шкала отражает непосредственно зависимость от чужого мнения, степень сложности освобождения от чужого влияния. И если большинство в предыдущем случае отметило средний уровень необходимости поддержки, то в этой шкале большинство (44% в обеих группах) в рамках данной шкалы отметило низкий уровень ведомости. Таким образом, можно сделать вывод, что данная подгруппа в достаточно высокой степени независима от чужого влияния. Таким образом, поддержка ни в коей мере не перетекает для них в зависимость, они сохраняют достаточно высокий уровень самостоятельности, чтобы пользоваться советами на рекомендательном уровне и не поддаваться на давление. Также это может служить указанием на протест попытки управлять ими, их жизнью, склонностью к доминантному стилю поведения. Средний уровень ведомости отмечается у 40% в 1 группе и у 44% во второй группе. Это говорит о сочетании доминантности и подчинения в поведении, поддержка также не перерастает для них в зависимость, но более значима, чем для первой подгруппы (с низким уровнем ведомости). Такие люди с большей охотой принимают советы, но могут отстоять и свою точку зрения. Высокий уровень ведомости демонстрируют 16% в первой группе и 18% во второй группе, принимавшей участие в данном исследовании. Это люди подчиняющиеся чужому мнению, им сложно избавиться от чужого давления и отстаивать своё мнение. Это значительно снижает у них показатели как адаптации в целом, так и отдельных показателей: эмоционального комфорта, принятия других.

После проведения анализа данных по всем пяти использованным нами в данном исследовании методикам, следует проанализировать и уровень их взаимосвязи. Для этого была подсчитана корреляция между использованными шкалами соответствующих методик, показателями адаптационного потенциала и уровнем качества жизни (см. приложение 9). Для этого была использована статистическая система SPSS for Windows. Поскольку нет необходимости рассматривать абсолютно все значимые показатели корреляции, которые можно увидеть на таблице, в данной части анализа остановимся на некоторых из них.

Большое количество значимых связей обнаружено у адаптационного потенциала личности. Значимая обратная корреляция обнаружена с уровнем посттравматического стресса (r = - 0,74 в 1 группе и r = -0,62 во второй группе при р=0,05 и критическом уровнем значимости rкр= 0,48), поскольку напряжение компенсаторных сил организма пропорционально силе негативных проявлений стресса, которые необходимо нейтрализовать. Также адаптационный потенциал тесно связан в обеих группах с уровнем качества жизни, то есть с самостоятельным определением человеком качества разных сторон собственной жизни (r1 = 0,45 и r2=0,44); уровнем поддержки (r1 = 0,55 и r2=0,56) и общения (r1 = 0,56 и r2=0,53); работой (r1 = 0,63 и r2=0,56), личными достижениями (r1 = 0,59 и r2=0,63); эмоциональным комфортом(r1 = 0,78 и r2=0,68); принятием других (r1 = 0,47 и r2=0,62). Таким образом, мы видим, что показатель адаптационного потенциала взаимосвязан практически со всеми рассмотренными нами в рамках данного исследования показателями. Это объясняется тем, что для достижения определённых результатов и уровня адаптации, необходим внутренний потенциал личности: физический, психологический, общая потенциальная готовность выполнять свои функции во взаимодействии и любом типе деятельности. Таким образом, данный показатель был выбран не только оправданно, но и является одним из важнейших показателей не только настоящего уровня адаптированности, но и может использоваться для прогнозирования дальнейшего развития процесса адаптации.

Если говорить о проявлениях посттравматического стресса, то наиболее значимые показатели взаимосвязи в обеих группах были получены с личными достижениями (r1 = - 0,52 и r2= - 0,76), принятием других (r1 = - 0,63 и r2= - 0,65) и общим уровнем адаптации (r1 = - 0,64 и r2= - 0,69). Таким образом, можно говорить, что в рамках данной выборки, выраженные симптомы посттравматического стресса влияют развитие самого человека, его взаимоотношения и его социально-психологическую адаптацию в целом. И чем выше эти проявления, тем сильнее они затрагивают данные области и тем ниже по ним положительные оценки. Общение же более всего влияет на личные достижения (r1 = 0,35 и r2=0,60) и работу (r1 = 0,52 и r2=0,54), а также на эмоциональный комфорт (r1 = 0,36 и r2=0,66). Таким образом, эффективное общение с окружающими способствует развитию личности, её достижениям. Также это влияет на удовлетворённость работой (общение включает в себя связи в принципе, не только с близкими, но и с коллегами по работе). А также комфортное общение является одной из важных составляющих положительного эмоционального фона, который в свою очередь тесно связан с общим уровнем адаптации личности (r1 = 0, 74 и r2=0,78).

В целом, можно говорить о большом количестве взаимосвязей между отдельными шкалами различных методик и их связью со шкалой социально-психологической адаптации, поскольку большинство из них являются составляющими частями разносторонней социально-психологической адаптации личности.

После проведения соответствующего анализа по выбранным шкалам всех пяти методик и корреляционного анализа, данные были дополнительно рассмотрены в совокупности. И по общим данным обе взятые нами основные группы, разделённые по принципу места прохождения службы, были разделены на подгруппы на основании комплексного определения уровня социально-психологической адаптации.

Для наглядности и удобства интерпретации, данные были объединены в представленную ниже таблицу.

Таблица 9


Сводная таблица уровней социально-психологической адаптации.

Показатель/кол-во человек

группа 1

группа 2

Низкий уровень

6

14

Средний уровень

26

22

Высокий уровень

18

14

Для начала, следует дать пояснение для каждого уровня. Низкий уровень адаптации складывался из следующих оснований: низкие баллы по всем шкалам, отражающим различные составляющие адаптации, в том числе и индекса качества жизни, и адаптационного потенциала; высокий и критический уровень проявления симптомов посттравматического стресса; ответы в анкете, указывающие на низкое качество поддержки, заинтересованность в решении, прежде всего, проблем социально-психологических, определение взаимоотношений в семье с отрицательным эмоциональным содержанием, низкие оценки удовлетворенностью общением. Средний уровень адаптации отмечен частично пониженными показателями по шкалам, составляющим социально-психологическую адаптацию, средними показателями по шкалам определения качества жизни, приближенным с обеих сторон к границе перехода между высоким и низким уровнем показателями адаптационного потенциала, смешанной областью приоритетных проблем, средними оценками качества личностных взаимоотношений, частичными проявлениями симптомов посттравматического стресса. Высокий уровень складывается из показателей ПТСР, указывающих на отсутствие проявлений посттравматического стресса, показателей по выбранным для анализа шкалам, входящим в области нормы, высокого уровня адаптационного потенциала и более высоким показателям уровня качества жизни, приближенным к границе между средним и высоким уровнем. Данная система применяется исключительно на данной выборке и означает не столько чёткие разграничения, сколько относительный порог уровней в рамках выбранных для исследования 100 человек.

Как видно из данной таблицы, пониженный общий уровень социально-психологической адаптации в рамках данной выборки в первой группе у 6 человек, а во второй – 14, что составляет 12% и 28% от каждой группы соответственно. В данной подгруппе необходима наиболее тщательная работа над восстановлением после возвращения к гражданской жизни. Большинство из обеих групп было отнесено в подгруппу со средним уровнем социально-психологической адаптации. Это 52% и 44% в 1 и 2 группах соответственно. Поскольку в этой подгруппе также существует ряд проблем, на неё тоже стоит обратить внимание, однако общий потенциал к возможностям адаптации у неё выше, чем в первом рассмотренном варианте. Здесь речь идёт скорее о коррекции текущего процесса адаптации, а особое внимание требуется исключительно в рамках отдельных показателей. В подгруппе с более высоким уровнем социально-психологической адаптации 36% из первой группы и 28% из второй группы. Здесь процесс адаптации идёт наиболее успешно, чем в остальной части выборки, а рекомендацией может быть наблюдение и, в случае необходимости, лёгкая коррекция процесса адаптации.

Поскольку речь идёт о различиях между двумя группами, для выявления значимости этих различий был использован критерий Манна-Уитни (U). Проверка проводилась по трём основным интересующим нас показателям: уровню адаптационного потенциала, проявлению ПТСР и уровня адаптации. При критическом значении U = 1010 (для р=0,05) были получены следующие результаты. Для адаптационного потенциала эмпирическое значение U = 937, для уровня адаптации U = 929 и для проявлений ПТСР U = 944. Таким образом, мы можем говорить, что различия между двумя группами существуют по всем показателям, однако они незначительны.

Также нельзя было проигнорировать широкий возрастной разброс выборки. Поскольку каждая возрастная группа военнослужащих обладает своей спецификой адаптации, что отражено в теоретической части данной работы, целесообразно отразить в анализе работы то, каким образом данные распределились не только по группам, но и по возрастным подгруппам в них. Общий разброс по возрасту составил 15 лет (поскольку в исследовании принимали участие бывшие военнослужащие в возрасте от 25 до 40 лет). Распределение возрастных подгрупп в основных группах отражено в данной таблице:

Таблица 10

Сводная таблица распределения испытуемых

по возрастным подгруппам.



Количество человек/возраст

1 группа

2 группа

25-29

8

17

30-35

30

17

36-40

12

16

Таким образом, мы видим, что в первой группе, то есть бывших участников антитеррористических операций на Северном Кавказе, большинство участников (60%) в возрасте 30-35 лет, а во второй группе распределение по возрастным подгруппам оказалось практически равным. В первой группе во всех 3 возрастных подгруппах превалирует средний уровень адаптации (по 50% в первых двух подгруппах и 75% в подгруппе 36-40 лет). Во второй группе в первых двух подгруппах (то есть 25-29 и 30-35 лет) также большинство (47% и 52,9% соответственно) обладают средним уровнем адаптации. Это объясняется тем, что несмотря на определённого рода возникающие сложности в процессе социально-психологической адаптации, подгруппа А (25-29 лет) достаточно динамична в силу возраста, имеет неплохой потенциал для переобучения навыкам и стратегиям межличностного взаимодействия. Но в то же время, на их состояние оказывает влияние относительная близость пережитых кризисов, описанных в теоретической части, им необходима помощь и поддержка в плане устройства в семье и обществе, также в трудоустройстве, поскольку это влияет и на самооценку, и общий эмоциональный фон, и на возможность расширения контактов и возможность получения нового опыта общения и информационных каналов. Подгруппа В (30-35 лет) это люди, которые только что или относительно недавно пережили возрастной кризис, они обладают в большинстве своём пониженным фоном настроения и более низким уровнем оптимизма. Но в то же время, это люди с активной формой адаптации, которые стремятся к поиску новых форм поведения и сохранению эмоциональной гибкости. Подгруппа С (36-40 лет) также люди со среднем уровнем мобильности адаптации, но здесь сильнее потребность в понимании и процесс адаптации проходит медленнее, чем в предыдущей подгруппе. Однако у этой подгруппы более высокий уровень оптимизма и эмоционального фона. Так наибольшее количество людей с низким уровнем оценки адаптации приходится на подгруппу С во второй группе (7 человек, что составляет 44% от общего числа людей в данной подгруппе). Наиболее число людей с высоким уровнем адаптации в первой группе, подгруппе В (15 человек). Таким образом, наибольший потенциал для эффективного функционирования наблюдается у военнослужащих, принимавших участие в антитеррористических операциях на Северном Кавказе, находящихся в возрастной группе 30-35 лет.




Каталог: science -> degree work
science -> Партнерство учреждений социального обслуживания населения с общественными организациями по работе с детьми-инвалидами
science -> Адаптация студентов к обучению в вузе в условиях оптимизации образовательной среды
science -> Программа воспитательной работы со студентами I курса Ургпу
science -> Пояснительная записка в последнее десятилетие изучению причин и особенностей течения многих заболеваний в зависимости от влияния факторов и медико экологогеографических условий уделяется пристальное внимание,
science -> Профессионально важные качества как фактор профессиональной адаптации сотрудников реабилитационного центра
science -> Клинико-социальные аспекты состояния психического здоровья комиссованных военнослужащих срочной службы (на модели Тверского региона) 14. 00. 18 психиатрия
science -> Формирование готовности старшеклассников к выбору профессии 13. 00. 01 Общая педагогика, история педагогики и образования
degree work -> Дипломная работа по дисциплине 020400 «Социальная психология»


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница