Программа Плант – факторы образа жизни



страница16/34
Дата15.05.2016
Размер2.77 Mb.
ТипКнига
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   34

6. Программа Плант – факторы образа жизни




Кроме диеты, есть и другие важные вещи, которые можно изменить, чтобы снизить вероятность появления рака молочной железы и простаты. В этой главе я объясню, что и почему вы должны сделать и как в этом преуспеть, начиная с умения справляться со стрессом и заканчивая исключением из своей жизни всевозможных вредных веществ.
Помимо факторов питания, существуют факторы образа жизни, которые мы можем изменить, чтобы снизить риск развития у себя рака молочной железы. К ним относится то, что мы покупаем в магазинах, как храним продукты, как справляемся со стрессом. В этой главе я расскажу о пяти наиболее важных факторах образа жизни.

Фактор образа жизни 1: Витаминные и минеральные добавки

Я предпочитаю цельные продукты, поскольку проблемы возникают тогда, когда мы пытаемся разделить пищу на составляющие. Таблетки с витаминами и минералами часто синтезируются из продуктов переработки нефти или угля. Чрезмерный прием тех или иных добавок может вызвать дефицит полезных веществ в нашем организме. Скажем, прием молибдена блокирует усвоение меди. Организм знает, как взаимодействовать с питательными веществами из натуральных продуктов, но может усвоить чересчур много или чересчур мало искусственных витаминов. Сейчас я не использую искусственные витамины и минералы, хотя во время химиотерапии в течение полугода принимала таблетки селена с витаминами А, С и Е.

Объем селена в британской диете крайне мал, а ведь этот элемент – антиоксидант и очень важен для функционирования иммунной системы. Селен необходим для здоровья, но в крайне малых дозах. Национальный научно-исследовательский совет США рекомендует взрослым ежедневно принимать 50-200 микрограмм селена (1 микрограмм составляет одну тысячную миллиграмма, а значит, 200 мкг равно 0,2 мг). Герхард Шрауцер из Калифорнийского университета утверждает, что от большинства видов рака может защитить 250–300 мкг селена, однако люди потребляют не больше 100 мкг в день209. Правда, в высоких дозах селен бывает ядовит. Хотя и неизвестно, какой именно уровень селена начинает вызывать негативные эффекты, обнаружено, что от 900 мкг в день (0,9 мг) выпадают волосы, ногти и разрушается нервная система210.

Лучше всего селен действует в сочетании с витамином Е, поскольку оба они антиоксиданты и могут увеличивать уровень производства антител почти в тридцать раз211, усиливая иммунный ответ. Вместе они помогают очистить организм и предотвратить формирование свободных радикалов. Природный селен есть в почве, поэтому содержится и в продуктах питания. Его количество обусловлено объемом этого элемента в земле, на которой росли посевы. В одной работе влияние селена на здоровье сравнивалось с его распределением по Соединенным Штатам Америки и сопоставлялось с картой национальной заболеваемости раком. В Огайо оказался наивысший показатель заболеваемости раком и самый низкий уровень селена, а в землях Южной Дакоты – высокий уровень селена и самый низкий уровень распространения рака212.

Во время исследования, проведенного в Университете Тампере в Финляндии, были взяты пробы крови у 21 172 финских мужчин. Образцы были заморожены. Через 11 лет у 143 мужчин обнаружился рак легких. Исследователи выяснили, что уровень селена в крови этих мужчин был низким по сравнению с теми, у кого рака не возникло. Люди с низким уровнем селена в 3,3 раза чаще заболевали раком легких, чем те, чей уровень селена был высок. Выводы ученых «согласуются с результатами других исследователей, считающих, что недостаток селена в питании является значимым фактором развития рака легких»213.

Исследование Боннского университета в Западной Германии показало, что селен может защищать от вредной ультрафиолетовой радиации. У 101 пациента со злокачественной меланомой (смертельная форма рака кожи) проверили уровни селена в крови и сравнили с контрольной группой здоровых людей. У пациентов с раком кожи уровень селена был значительно ниже, и ученые сделали вывод, что «недостаток селена в организме предшествует началу заболевания и даже может вносить вклад в его развитие»214.

Индустриальное сельское хозяйство и производство продуктов питания ведет к недостатку витаминов и минералов, что способствует ожирению. У меня нет лишнего веса, и, чтобы удовлетворить большинство своих потребностей, я полагаюсь на разнообразную диету из органических продуктов. Если мне нужны дополнительные витамины и минералы, я пью свежие органические соки, которые вряд ли меня отравят или вызовут дисбаланс элементов. Однако я принимаю таблетки бурой водоросли и экстракт дрожжей – хорошие источники многих микроэлементов, включая железо, цинк, селен и хром (защищающий от диабета), а также витамины группы В, которые требуются для синтеза важных составляющих вроде коэнзима Q10. Коэнзим Q10 необходим для оптимальной работы всех типов клеток, и добавление его в пищу может помочь в борьбе с раком молочной железы215. Коэнзим Q10 является антиоксидантом и борется со свободными радикалами. При правильном питании организм синтезирует его в адекватном объеме, особенно если в диете хватает витаминов группы В и минералов, имеющихся в экстракте дрожжей. Коэнзим Q10 содержится и в сое.

Элеутерококк и женьшень укрепляют иммунитет, справляются с усталостью и пониженным тонусом, связанным с лечением рака и радиотерапией (хотя бристольская диета их не рекомендует). Я использую только цельные корни или части корней женьшеня и не пью чаи и экстракты, хотя время от времени употребляла их, особенно к концу сеансов радиотерапии. Их можно купить в магазинах восточной кухни и в некоторых магазинах здорового питания.



Пищевые добавки, которые я использую

Экстракт дрожжей (6 таблеток в день), красный клевер (чайная ложка в день), исландская бурая водоросль (шесть таблеток в день)216. Все это натуральные, не синтетические вещества. Когда у меня был активный рак, я принимала таблетки с селеном и витаминами А, С и Е.



Фактор образа жизни 2: Упаковка продуктов

Упаковка продуктов очень важна. В недавнем отчете Британского института окружающей среды и здоровья о наличии химических веществ, имитирующих женские гормоны эстрогены, сказано, что фталаты негативно влияют на воспроизводство животных (в том числе повреждая семенники у самцов). Научные эксперименты доказывают, что некоторые фталаты способны вызывать пороки развития, рак, атрофию яичек и бесплодие217. Одним из основных источников фталатов является мягкий пластик, входящий в контакт с пищей. Вещества из пластика проникают в продукты и аккумулируются в жире нашего организма (а молочная железа в значительной степени состоит из жира). Старайтесь покупать продукты в коричневой упаковочной бумаге. Одна моя подруга выбрасывала все пластиковые обертки у кассы супермаркета, чего я никогда не осмеливалась делать. Если вам не удается покупать продукты без пластика – а это становится все сложнее, – тщательно мойте их или очищайте овощи, входившие в контакт с оберткой. К сожалению, эти вещества жирорастворимы, поэтому лучше их избегать, поскольку смываются они с трудом.



Фактор образа жизни 3: Приготовление пищи

Хотите вы того или нет, но приготовление пищи – неотъемлемая часть нашей диеты и образа жизни. Обжарка и варка влияют на продукты, улучшая или разрушая их. Процесс приготовления изменяет крахмалы, белки и некоторые витамины, благодаря чему организм легко может их усвоить, а также освобождает питательные вещества в некоторых продуктах, которые иначе были бы недоступны, – например, аминокислоту триптофан в кукурузной муке. Хотя готовка может лишать пищу наиболее хрупких питательных элементов, разрушая их, есть способы снизить потерю этих веществ.

Я готовлю овощи на пару в стальной или бамбуковой пароварке либо слегка обжариваю их после тщательной промывки и окунания в кипящую воду, как это делают китайцы. Фрукты и овощи следует есть по возможности сырыми, чтобы сохранить содержащиеся в них витамины и ферменты. Недавнее исследование говорит о том, что готовка брокколи разрушает имеющиеся в ней антираковые вещества. Для смягчения или мягкой жарки овощей я использую только органическое оливковое масло. Любое мясо я медленно готовлю в духовке или на гриле, а рыбу слегка обжариваю. В мясо и рыбу я не добавляю соль и жир, делая их с травами, чесноком, иногда с черным перцем или другими специями. У меня нет микроволновки, и я стараюсь не есть пищу, приготовленную или разогретую в ней. В отличие от нормального разогрева, микроволновка вызывает колебания молекул воды в продуктах. Это порождает свободные радикалы, и я подозреваю, что приготовление в микроволновке не разрушает столько «плохих» веществ, как обычная готовка (хотя я не нашла об этом никакой информации). Кроме того, мне не нравится вкус таких продуктов. Невозможно сравнить картошку в мундире, приготовленную традиционным способом, и водянистое безвкусное блюдо из микроволновки. Вот несколько советов:

– Если вы готовите на жире, не разогревайте его до такой степени, что он начинает дымиться. При высокой температуре разрушается важная линолевая кислота.

– Жиры, уже использовавшиеся для готовки, следует удалять, поскольку в них больше нет линолевой кислоты и витаминов А и С; они могут окислиться, стать прогорклыми, а значит, потенциально канцерогенными.

– Если вы варите пищу, делайте это как можно быстрее, а воду используйте для бульона. В эту воду попадают хрупкие водорастворимые витамины и некоторые минералы, поэтому овощные супы такие питательные.

– Не добавляйте в воду пищевую соду, даже если ее рекомендуют в кулинарных книгах для готовки бобовых. Она разрушает полезные витамины В.

– Подготавливайте пищу непосредственно перед варкой, поскольку витамин С разрушается при повреждении клеток овощей. По той же причине не режьте овощи слишком мелко. Кожуру лучше счищать, нежели срезать ножом.

– Подготовив овощи, погрузите их в кипящую воду.

– Плотно закрывайте сковороды крышкой и не покупайте медную посуду, поскольку медь стимулирует окисление и потерю витамина С. Я использую посуду из нержавеющей стали и бамбуковые корзинки.

– Приготовив блюдо, сразу его ешьте. Сохраняя пищу горячей, вы лишаете ее питательных веществ. Именно поэтому я не рекомендую слишком часто посещать кафе и рестораны.

Фактор образа жизни 4: Работа со стрессом

Представление о том, что рак лечится позитивным мышлением, всегда казалось мне необоснованным. Я не верила, что вылечиться от рака молочной железы можно, просто думая о хорошем. Одной из проблем позитивного мышления является чувство вины, которое испытывают люди, если им не становится лучше, полагая, что они не слишком стараются. Иногда это мнение поддерживают в них друзья, убеждая пациента, что он болен просто потому, что недостаточно позитивен. В книге Луизы Хей «Вы можете излечиться» есть список заболеваний и их возможные причины. В случае рака (все типы) вероятной причиной называется «глубокая боль, длительная обида, тайны или скорбь, съедающие организм, затаенная ненависть». Хей советует обрести новый способ мышления: «Я с любовью прощаю и освобождаю все прошлое. Я решаю наполнить свой мир радостью. Я люблю и принимаю себя». Это, конечно, замечательно, но я предпочитаю более рациональный подход к избавлению от канцерогенных веществ!

По мнению некоторых, существует особый тип личности, больше других подверженный раку молочной железы. О «раковой личности» много писал Лоуренс Лешан, американский психотерапевт, работавший с 200 раковыми больными. По мнению Лешана, у типичной такой личности была эмоционально замкнутая юность, за которой следовал период активных взаимоотношений или поглощающей работы; когда отношения или работа терялись, появлялся рак. Другой характеристикой является неспособность человека выразить гнев, особенно при защите самого себя; такого нередко называют «святым». Лешан был убежден, что в эту модель личности вписывалось 76 % его пациентов. Однако его описание совершенно не подходит ни мне, ни тем больным раком молочной железы, которых я знаю.

Все контролируемые исследования указывают на ложность этой теории. Она не помогает – напротив, только ведет к чувству вины. Проблема кроется в химии тела и западной диете. Книга «Дикие лебеди» Юн Чжан ярко описывает стресс, от которого в прошлом страдали китайские женщины, однако они редко болели раком молочной железы до тех пор, пока не начали следовать западным принципам питания.

Поскольку стресс считается важным фактором возникновения рака молочной железы, люди начинают волноваться, и стресс возрастает. Ситуация превращается в замкнутый круг. Когда у меня был рак, то при любой стрессовой ситуации я начинала тревожиться, что она ускорит или вернет мою болезнь, – таким образом, общее волнение увеличивалось, а не уменьшалось. За последние семь лет я сталкивалась с чрезвычайно напряженными ситуациями как в семье, так и на работе, однако рак не вернулся, поскольку изначально эта проблема вызывается вредными веществами в продуктах и окружающей среде. Сейчас я правильно питаюсь, веду здоровый образ жизни и хорошо справляюсь со стрессом.

Однако ради здоровья и общего самочувствия следует снизить стрессовую нагрузку, насколько это возможно. Существуют научные свидетельства, что стресс оказывает физиологический эффект, а потому надо снижать его интенсивность или полностью от него избавляться. Фольклор и старые семейные истории нередко основываются на наблюдениях и народной мудрости, передаваемой из поколения в поколение. Во время болезни я не раз вспоминала одну из старушек в своей родной деревне, которая говорила о ситуациях, «тревожащих до глубины грудей». Интересно, откуда взялось такое выражение? Химическим изменениям при стрессе можно посвятить целую книгу. В процессе реакции «беги или сражайся» гормоны надпочечников повышают уровень сахара в крови, ускоряют сердечный ритм и замедляют пищеварение, чтобы мы смогли убежать или драться. Однако слишком частая и долгая реакция такого рода влияет на иммунную систему. Кроме того, в результате стресса повышаются уровни пролактина.

Когда люди сталкиваются с серьезной потерей или жизненной переменой – например, раком груди, – их эмоции следуют модели, хорошо известной психологам и психотерапевтам. Сперва они испытывают потрясение и оцепенение, затем – сопротивление, постепенное принятие и депрессию, после чего оставляют свою старую реальность и приспосабливаются к новой. Однако все мы различаемся по силе эмоций и времени их переживания. В случае рака некоторые просто оставляют всякую надежду и не могут выбраться из «ямы отчаяния».

Столкнувшись с проблемами, я стараюсь как можно скорее перейти к пункту «что с этим можно сделать», однако в случае рака молочной железы ответ традиционной медицины весьма пессимистичен – ничего. Если у вас сердечное заболевание, вы можете следовать диете и упражнениям, если инфекция – должны принимать таблетки и отдыхать, но если у вас рак груди, тут уж ничего не поделаешь. Традиционные факторы риска, о которых мы говорили, в итоге приводят к следующему: время ушло, и вы все равно ничего не смогли бы сделать, чтобы предотвратить рак.

Однако я утверждаю, что вы можете себе помочь, изменив принципы питания и образа жизни. Правильная диета, которая борется с раком, поможет вашему психическому и эмоциональному состоянию, снабдив мозг хорошо сбалансированным количеством необходимых питательных веществ (включая цинк, йод, витамины В и жирные кислоты).

Как справиться со стрессом при раке груди

Давайте рассмотрим некоторые эмоциональные проблемы, связанные с раком молочной железы. После мастэктомии многие погружаются в депрессию. Недавнее исследование в трех онкологических центрах выявило, что у 47 % тех, кому поставили диагноз рака, уровень стресса был равен тому, что наблюдается при настоящем психиатрическом расстройстве218. Я, как и многие женщины, прошедшие мастэктомию, больше всего беспокоилась о том, как ко мне будут относиться окружающие. Стану ли я объектом жалости или насмешек? Особенно меня тревожило возвращение на работу, в преимущественно мужской коллектив. Но все проявили доброту, понимание и сочувствие. Одним из первых мне написал коллега, являвшийся моим активным оппонентом. Доктор Питер Аллен, в те времена главный геолог Британской геологической службы, прислал мне длинное, тщательно продуманное, доброе письмо, которое предвосхищало и объясняло мои худшие страхи. Он четко и ясно дал понять, что меня ценят как человека и ученого, и я не должна беспокоиться о внешнем виде: что бы ни случилось, отношение коллег и уважение ко мне не изменятся. Это было прекрасное письмо, которое я храню вместе с остальными памятными вещами. Мы с Питером до сих пор вступаем в профессиональные схватки, но его самого и его жену Джойс я считаю своими лучшими друзьями.

После того как жена или мать заболевает раком груди, некоторые браки и семейные связи распадаются. Многие женщины заболевают раком молочной железы после попытки смириться со стрессовой ситуацией – разводом или расставанием. Я расскажу о некоторых стратегиях, выработанных с помощью замечательного психотерапевта из больницы Чаринг-Кросс. Мне было сложно обратиться к ней из страха, рожденного моими детскими воспоминаниями об отвратительном обращении психиатров с отцом, а также из-за трудностей жизни с моим первым мужем, тоже психиатром. Когда я объяснила доктору свои сомнения, она быстро меня успокоила. Она училась на хирурга в Кембриджском университете, став после этого психиатром и только потом – психотерапевтом. Ее специализацией была работа с людьми, потерявшими конечность. Она заверила меня, что ни при каких обстоятельствах не посоветует электросудорожную терапию и лекарства.

С помощью психотерапевта я смирилась с мастэктомией, она помогла мне решить другие личностные и жизненные проблемы, а также понять реакции на них. Я узнала, что подавляемые страх, гнев и вина – самые разрушительные и негативные чувства. Благодаря ей я разобралась с теми воспоминаниями и событиями своего прошлого, что вызывали у меня отрицательные эмоции. В некоторых случаях я писала письма или звонила людям, с которыми не разговаривала годами, чтобы окончательно разрешить неприятные ситуации и избавиться от эмоционального груза. Но иногда это было невозможно, и единственным способом примирения с прошлым стала выработка новой точки зрения.

Приведу пример того, как я научилась превращать отрицательную ситуацию в нечто положительное. Подобно многим первым бракам, мой кончился разводом – очень неприятным затянувшимся процессом, который принес мне невероятную скорбь и тревогу. Мой отец был болен, а мать выбивалась из сил, чтобы содержать себя и супруга. Не имея поддержки своей семьи, я была вынуждена позволить родителям мужа заботиться о нашем сыне при условии, что он и я останемся друзьями, а когда наше будущее прояснится, мы вместе решим, что для нашего сына лучше.

К моменту судебных слушаний выяснилось, что сын часто бывал с моим бывшим мужем, и суд решил, что он и дальше должен находиться в ситуации, которая ему знакома, а мне просто разрешили с ним видеться. Странное, ужасное положение, но самым печальным оказалось для меня почти полное отсутствие контактов с сыном. Благодаря психотерапевту я наконец поняла, как все это вышло. Разбираясь в случившемся, я более чем когда-либо сознавала, что обязана выжить. Независимо от того, хочет ли сын ко мне вернуться, я должна была жить ради него, оставаясь сильным и полезным человеком, который очень его любит. Так я превратила хронический стресс, боль и гнев в смысл выживания. С профессиональной помощью мы можем сделать это в самых тяжелых ситуациях. За те несколько месяцев, что я работала с врачом, психотерапия мне очень помогла. Согласно MIND, благотворительной организации, занимающейся психическим здоровьем, психотерапия может длиться несколько лет и очень хорошо помогает понять события прошлого.

С помощью своего психотерапевта я научилась двум стратегиям работы со стрессом, эффективным при раке. Первая – это когнитивная терапия. Как творческому мыслителю (что для ученого необходимо) мне свойственно создавать огромные «зáмки тревоги» на основании одного или двух неприятных «кирпичей». Работая с раком, очень легко принять отрицательный сценарий будущего. Когнитивная терапия учит исследовать этот зáмок тревоги и придерживаться фактов. Так вы сможете разработать более тонкое, рациональное и менее пугающее видение. Согласно MIND, когнитивная терапия учит мыслить и вести себя позитивно. Эта разновидность бихевиористики219 помогает преодолеть негативное мышление. Психотерапевт научила меня, как быть настойчивой, не переходя в агрессию, и избегать неприятных ситуаций. К примеру, если вы можете спокойно и четко рассказать о своем беспокойстве или недовольстве, то не попадете в положение, насыщенное отрицательными эмоциями. По когнитивной терапии и уверенному поведению есть много замечательных книг, которые стоит прочесть.

Должна сказать, что терапевтическая работа, освобождающая подавленные эмоции, показалась мне менее эффективной, чем психотерапевтические сеансы аналитического и интеллектуального характера, которые научили меня по-новому видеть ситуации и позволили разработать простые и ясные стратегии их решения. Такую работу можно сравнить с прудом, где эмоции опустились на дно, вода чиста, но каждую неделю мне предлагалось взять большую палку и поднимать со дна всю муть до тех пор, пока я не расстроюсь. Терапевты никогда не демонстрировали поддержку, а постоянные вопросы «Что вы чувствуете по этому поводу?» и «Чего вы больше всего боитесь?» вызывали во мне отрицательную реакцию и подпитывали страхи. Некоторые мои знакомые считают такую терапию очень полезной, хотя мне она не помогла. Также я пыталась работать самостоятельно, посещала группы поддержки, но их участники слишком упивались своей болезнью и казались чересчур депрессивными. Впрочем, я знаю людей, которым эти группы очень помогли.

Гипнотерапевт Пегги Хисон стала одной из самых близких моих подруг. Ее сеансы невероятно поддержали меня. Вырастив во время войны трех детей, шесть лет ухаживая за мужем после инсульта, помогая воспитывать четырех внуков, закончивших школу и поступивших в университет, она обладала здравым смыслом и была готова мне помочь. А главное – она всегда была рядом. Она заботилась обо мне, но, в отличие от моей матери, мужа или детей, без эмоционального включения, а потому ей это удавалось лучше. Если у вас рак груди или другие серьезные проблемы со здоровьем, советую найти свою Пегги Хисон. Я ходила к ней на релаксацию и использовала записи с ее сеансами220.

Основой большинства техник работы со стрессом является расслабление. Во-первых, отключите телефон, дверной звонок и все, что может вас отвлечь. Погасите свет, задерните шторы и ложитесь на плоскую поверхность (я не использую подушку – в крайнем случае кладу одну). Вам должно быть тепло и удобно. Теперь расслабляйте каждую часть тела, начиная с пальцев ног, переходя к стопам, затем к голеням, и постепенно поднимайтесь к макушке. Повторяйте это упражнение до тех пор, пока не расслабите все тело с ног до головы. Есть несколько хороших записей с упражнениями по релаксации, однако мне подошел только метод Пегги Хисон. В то же время я использовала диафрагмальное дыхание, которое отлично расслабляет. Когда мы тревожимся, то делаем частые неглубокие вдохи и дышим только грудной клеткой. Диафрагмальное дыхание позволяет использовать весь объем легких, работая крупной мышцей – диафрагмой, – расположенной в основании грудной клетки. Положите руки на живот и следите за тем, чтобы они поднимались и опускались в такт вашему дыханию. Можете сопровождать свое расслабление мысленной прогулкой по прекрасному, спокойному саду, где поют птицы, или по пляжу, где волны мягко набегают на песок. Можно купить специальные записи, где используется образный ряд, однако сперва послушайте их, а не полагайтесь на рекламу. Некоторые голоса меня страшно раздражали. Найдите то, что вам понравится, поскольку запись придется использовать не один раз. Они продаются в магазинах здорового питания и эзотерических лавках. На некоторых есть аффирмации (тихие словесные инструкции) и подсознательные послания вашему телу. Я научилась медитации и занимаюсь ей до сих пор: несмотря на простоту, метод избавляет от тревог и дарит глубокое расслабление. Я выбрала слова «свеча» и «кристалл» и мысленно повторяю их, представляя мягкое мерцание свечи или искрящийся кристалл. Через какое-то время наступает полное расслабление. Поначалу медитация далась мне непросто, поскольку я очень подвижный человек, однако она действительно очищает ум и помогает в работе, особенно в решении проблем. Думаю, йога бы тоже помогла, но я ее не использовала. Многие свидетельствуют об эффективности этих техник для уменьшения выраженности стресса и физических симптомов, которые он вызывает. Некоторые методы снижают давление.

Еще одна техника для работы с раковыми пациентами – визуализация. Вы представляете, как ваш организм убивает рак, избавляется от вредных веществ, и, наконец, видите себя здоровыми и целостными. Технику визуализации популяризировали Саймонтоны из США. Представьте, как защитная система атакует раковые опухоли и избавляет от них организм. Вот начало одной визуализации: «Ваши лейкоциты – это рыбы, которые ловят и съедают серые клетки рака. Спроецируйте этот образ, вообразите, что перед вашим внутренним взором расположен экран. Отчетливо представив его, станьте одной из рыб и ведите стаю в атаку. Почувствуйте себя рыбой, которая ест раковые клетки. В конце каждой визуализации представляйте, как вы занимаетесь чем-то, что делали, будучи здоровыми. Представьте себя в лучшее время жизни и создавайте образы настоящего, сохраняя положительные ощущения». Лично мне визуализация не помогла, но некоторым она нравится.

До сих пор я не рассказывала о своем муже, детях и матери. В то время нашей семье приходилось очень непросто. Моя старая мать, тогда уже вдова, жила одна, а я была ее единственным ребенком. С помощью доктора Джона Камака я постаралась оградить ее от худшего. Джон и местный викарий поддерживали ее, и она нашла успокоение в христианстве. Мужу я всегда говорила правду, как и дочери Эмме, которую старалась по возможности не пугать, когда в 1993 году рак возвращался. Также я объяснила происходящее младшему сыну Тому. Пока я лечилась в Лондоне, муж работал в Ноттингеме и присматривал за ребенком. Он не мог сопровождать меня на приемы к врачу, на сеансы терапии, и ему было сложно говорить о раке. Питер помогал мне по хозяйству, ходил в магазины, решал практические задачи, но разговаривать об эмоциях не хотел. В то время я на него очень обижалась, винила аристократическое образование в частной школе и Кембридже, однако позже, обсудив с ним эти чувства, поняла, что его реакция свидетельствовала не о равнодушии, а о тревоге. Он был очень расстроен, особенно когда я проходила химиотерапию. Чтобы я не видела его переживаний, он предпочитал не вступать в дискуссии, опасаясь, что просто не выдержит.

Отчасти я начала писать эту книгу для молодых женщин – таких, как моя дочь Эмма. Мне поставили диагноз, когда ей исполнилось тринадцать лет, и с тех пор она находилась в глубоком стрессе, пока я не поправилась. Тогда ей было уже девятнадцать. Она очень умная и способная девушка, получавшая отличные баллы по математике и естественным наукам. Незадолго до моей болезни она стала одной из немногих учениц, решивших представлять физику на родительском вечере школьных талантов. К сожалению, моя болезнь повлияла на ее учебу, и долгое время она очень злилась. Лишь недавно я поняла, через что она прошла и как страдала из-за моей болезни. В 1987 году, когда я впервые заболела, у Эммы только начала развиваться грудь, и в этот самый момент у ее матери возникает смертельное заболевание! Прежде Эмма считала, что я все контролирую, всегда могу объяснить непонятное, разложить по полочкам, исправить, делая это лучше, чем матери ее друзей. Она неизменно делилась со мной проблемами, с которыми сталкивались ее школьные товарищи. И вдруг из прочной опоры я превратилась в беззащитную, беспомощную жертву. Сильная, смелая Эмма старалась укрепить свою жизнь, вернуться на твердую почву и сейчас начала успешную карьеру менеджера по работе с клиентами в молодой динамичной компании по рекламе и маркетингу. Мы искренне преданы друг другу. Недавно, когда мы отправились за покупками, я обратила внимание, как часто она обнимает меня или кладет руку на плечо. Иногда она говорит о том, как боялась меня потерять. Эмма тоже работала над этой книгой, занимаясь поисками информации, поддерживая морально и помогая в мелочах.

Когда у меня нашли рак, моему сыну Тому было шесть лет, и он не понимал, что происходит. В 1993 году, когда в течение семи месяцев рак возвращался четырежды, ему было уже одиннадцать, и это сказалось на его учебе. Однако он очень поддерживал меня эмоционально. Он сумел помочь, не показывая, как тяжело ему самому. Мы часто обсуждали ситуацию, и он не раз помогал решать проблемы, возникавшие между остальными членами семьи. Сейчас он изучает медицину в одном из лучших университетов Великобритании. Я знаю, он будет замечательным врачом.

Если вы не хотите разрушить свои отношения из-за рака, очень важно понимать, в каком стрессе находится ваша семья. Люди по-разному реагируют на болезни. Они вынуждены справляться с собственными страданиями, страхом и тревогой за вас и при этом должны оказывать вам помощь и поддержку. У них разные личности, разные способности и методы справляться со стрессом. Я научилась не отягощать их своими страхами, эмоциями и тревогами – они были слишком близки, слишком напуганы и расстроены, и как семья мы рисковали попасть в разрушительный эмоциональный вихрь, который не привел бы нас ни к чему хорошему.

Я стала полагаться на тех, кто обо мне заботился, но не был слишком близок – а потому меньше за меня боялся и не терял самообладания. Лучше всего мне помогали подруги, священник Джулиан Рейндорп, бывший врач Джон Камак и Пегги Хисон, о которой я уже говорила. Они хорошо меня знали, заботились, поддерживали, но их чувства не были такими сильными, как у членов семьи. Мои подруги, работавшие и жившие активной жизнью, ездили со мной в больницу и сидели рядом во время сеансов радиотерапии и химиотерапии. Вместе они оказались эффективной командой, окутывая меня теплым коконом любви. Когда они спрашивали, чем могут помочь, я старалась отбросить типичную британскую скрытность и независимость и говорила, что мне надо.

Работа с друзьями – двусторонний и деятельный процесс. Если вы хотите помочь другу, больному раком, искренне спросите, что вы можете для него сделать, и дайте понять, что это не пустой вопрос. Например, вы могли бы забирать детей из школы, ходить в магазин или вместе посещать лечебную процедуру – временами это очень важно. Эдна Льюис, архитектор и моя лондонская соседка, выслушивала мои страхи и помогала через местного священника Джулиана Рейндорпа. Когда муж уехал в Китай, а рак вернулся в пятый и последний раз, она оставалась со мной на ночь и отвечала на телефонные звонки. Она разговаривала с Эммой и Томом, сидела с ними, когда меня не было дома. Вики Гитон, талантливый дизайнер интерьеров, помогала убираться и ходила со мной к парикмахеру, занимавшемуся париком, который в итоге оказался не нужен. Она познакомила меня с двумя друзьями, которые тоже стали мне помогать: одна из них, Сара Скотт, социальный работник на пенсии, напоминала саму Вики, столп силы. Роберта Стокер, талантливая художница, и преподаватель математики Чу Симмондс часто заходили ко мне в гости и поддерживали меня, нередко покупая что-нибудь в магазине. Айрис Кэмпбелл, великолепный модельер детской одежды, снабжала меня органическими овощами из своего огорода и брала к себе Тома, если я уезжала в Лондон.

Дженни Лонг и Мария Кальверт часто бывали у меня, вытаскивали на прогулки и всячески помогали. Сара Верри, ныне старший издатель, приходила ко мне в гости и стала для Эммы кем-то вроде второй мамы, а когда я впала в депрессию из-за опухоли на шее, заставила меня купить новую рубашку. Эта рубашка у меня до сих пор. По мнению Сары, это был некий жест, стремление доказать, что у меня есть будущее, когда я практически сдалась и утратила надежду на спасение. Друзья из Ноттингема, особенно Пенни Тутти, присматривали за Томом и часто забирали его к себе на несколько дней.

Некоторые друзья не сумели справиться – они не звонили, не приходили в гости и отдалились от меня, пока я не поправилась. Такое бывает в жизни всех раковых больных. Вы должны понимать, что эти люди беспокоятся о вас, но не знают, как им быть. Не злитесь на них. Пусть они вернутся в вашу жизнь, когда почувствуют себя готовыми. Часто во время болезни я просто не могла общаться с теми, кто так или иначе был связан с раком, особенно раком молочной железы. Мой ум говорил, что больше, чем уже есть, я не выдержу, но вовсе не потому, что мне все равно – просто я должна была отвлечься. Однажды на работе, во время обеда с друзьями, кто-то начал рассказывать о коллеге, чья жена болела раком, полагая, что я могла бы ей помочь. Вместо того чтобы дать совет, я пробормотала какие-то извинения и выскочила из комнаты. Позже друзья сказали, что поняли меня. (С 1994 года, осознав, что мой рак ушел, я начала давать советы другим больным и их друзьям, если они просили меня о помощи.)

Во время болезни мне помогала работа, и я почти не брала больничных – только четыре дня дважды в месяц, когда ездила на химиотерапию (два дня на лечение и два дня на избавление от тошноты). Это давало мне ощущение цели и отвлекало от проблем. Многие люди, знакомые с раком не понаслышке, соглашаются, что работа помогает преодолеть болезнь. Конечно, все зависит от типа работы, профессиональной среды, вашей личности и понимания со стороны начальника и коллег. Глава Национальной геологической службы доктор Питер Кук и его жена Норма – замечательные люди; они часто звонили мне и приглашали на вечеринки, чтобы подбодрить. Доктор Дэвид Морган, в то время мой заместитель, старался, чтобы я участвовала в принятии решений. Он не стал переезжать в мой кабинет, но проводил там по несколько часов в день, занимаясь моей работой, пока я была на лечении. Я оставила под столом несколько пар обуви на высоких каблуках, и ему наверняка довелось услышать на этот счет немало шуток, однако он не просил ни меня, ни мужа их убрать, поскольку ему казалось, что это меня расстроит. В НГС был замечательный социальный работник священник Говард Бейтсон, некогда сам геолог, который тоже меня поддерживал. Хилари Хисон, пресс-секретарь НГС, и моя тогдашняя секретарша Дженет Друри помогали мне как женщины в преимущественно мужском коллективе. Друзья и коллеги осыпали меня цветами, открытками и письмами, много звонили, и их отношение невероятно укрепляло мой дух. Мне вспоминается история о Питере Пэне, где каждый должен был выкрикнуть имя Динь-Динь, чтобы вернуть ей здоровье. Если у вас есть друг, больной раком, делайте для него все, что можете, даже если это всего лишь открытка. Тот жизненный этап стал для меня серьезным уроком. До сих пор я была очень амбициозной, стремилась сделать карьеру, а люди и отношения в списке моих приоритетов стояли на втором, третьем и последующих местах. Научившись впускать людей в свою жизнь, я стала гораздо счастливее и, как ни странно, успешнее!

Думаю, лучший способ эмоционально справиться с раком сформулировал мой друг и коллега доктор Крис Эванс, чья жена Норма, к сожалению, умерла от рака в 1995 году: «За те четыре года, что Норма болела, я понял: все мы реагируем на это по-разному. Нет правильного и неправильного пути. Есть люди, которые могут помочь, и люди, которые проходят через то же самое. Они могут советовать разные методы, но в основе большинства из них лежит дружба, открытость и любовь».

Что надо делать, а чего делать не надо

– Не верьте старому изречению: «Рак – это смерть». Сегодня многие виды рака излечимы, а другие можно держать под контролем. В мире постоянно появляются новые способы лечения.

– Не верьте, что рак возник из-за вас. Нет никаких доказательств связи личностных черт, эмоциональных состояний и болезненных жизненных событий с появлением этой болезни.

– Полагайтесь на стратегии, помогавшие вам решать проблемы в прошлом, – сбор полезной информации, разговор с друзьями, контроль над ситуацией. Обращайтесь за помощью, если стратегии не срабатывают.

– Не чувствуйте себя виноватыми, если не можете постоянно сохранять «положительное» отношение. Депрессия будет, и неважно, насколько удачно вы справляетесь с трудностями. Нет доказательств, что периоды плохого настроения отрицательно влияют на ваше здоровье. Но если они становятся слишком частыми или слишком тяжелыми, обращайтесь за помощью.

– Посещайте группы поддержки или самопомощи, если они помогают вам чувствовать себя лучше. Если становится хуже, не ходите туда.

– Не стесняйтесь обращаться к психотерапевту. Это признак силы, а не слабости. Специалист поможет вам лучше перенести симптомы и лечение.

– Используйте любые методы, помогающие сохранить контроль над эмоциями, – например, медитацию и расслабление.

– Найдите врача, которому сможете задавать вопросы и с которым у вас возникнет взаимное уважение и доверие. Настаивайте на том, чтобы быть партнерами в лечении. Спрашивайте, каких побочных эффектов следует ожидать, и готовьтесь к ним. Зная о проблемах заранее, вы легче с ними справитесь.

– Не держите беспокойство в себе. Если близкий человек готов вам помогать, подключайте его. Если ему сложно, вам понадобится группа друзей, которые смогут поддержать вас. Если это не удается, позвоните в службу доверия и поговорите о своих страхах. Попросите близкого друга сопровождать вас к врачу на обсуждение лечения. Исследование показывает, что если вы тревожитесь, то часто не слышите и не усваиваете информацию, а другой человек поможет интерпретировать сказанное.

– Обратитесь к духовным и религиозным верованиям и практикам, которые помогали вам в прошлом. Они могут успокоить и даже помочь найти в болезни смысл.

– Не бросайте лечение ради альтернативных методов, особенно если они бессмысленны и иррациональны. Однако измените питание и образ жизни согласно рекомендациям этой книги, чтобы преодолеть болезнь и без потерь пройти через лечение221.



Фактор образа жизни 5: Вредные вещества в окружающей среде

Раковые клетки довольно велики и когда начинают разноситься по организму, то обычно застревают в первой сети капилляров (самых тонких кровеносных сосудов, по которым кровь доставляется во все ткани нашего тела и оттекает от них), находящихся на пути от места их рождения. Активнее всего снабжаются кровью легкие, и именно туда попадает кровь из большинства органов, за исключением кишечника: из него она направляется в печень. При любом типе рака именно легкие и печень следует прежде всего защищать от вторичных опухолей. Особенно это важно при раке молочной железы, поэтому я решила максимально обезопасить себя от всех канцерогенных веществ.

Влияние вредных веществ зависит от их дозы, длительности и пути воздействия, а также от присутствия других химических элементов. Главной задачей легких является замена «старой крови» с углекислым газом, образующимся при работе организма, на «новую кровь», обогащенную свежим кислородом. Легкие могут справиться с пылью, мелкими частицами и некоторыми вредными веществами, но если этих веществ слишком много (к примеру, вы курите или живете в городе, где в воздухе из-за высокого уровня вредных выбросов от автомобилей, самолетов и промышленных объектов содержится бензол, мощный канцероген, и другие канцерогенные вещества), вероятность заболеть первичным раком легких увеличивается. Им будет гораздо сложнее бороться с раковыми клетками, пытающимися создать вторичные опухоли.

Печень – замечательный орган, который избавляет нас от ядовитых веществ, в том числе от продуктов нашего собственного метаболизма, а также производит важные ферменты и другие вещества, необходимые для работы организма. Печень очищает всю нашу внутреннюю систему и создает антираковые молекулы. Я стараюсь употреблять как можно больше питательных веществ, чтобы помочь печени помочь мне, избавив ее от загрязнителей в продуктах питания, на коже и во вдыхаемом воздухе.

Одним из основных источников загрязнения является табачный дым. Только в США курение табака ответственно примерно за 30 % всех случаев рака. Курение вызывает рак не только легких, но и рта, трахеи, пищевода, мочевого и желчного пузыря, желудка, печени и почек. Предполагают его связь с некоторыми формами лейкемии, раком толстой кишки, прямой кишки и других органов. Табачный дым – наиболее смертельное канцерогенное соединение из всех известных людям. В нем содержится более двухсот канцерогенных агентов. Это радиоактивные вещества – полоний-210, – чрезвычайно ядовитые тяжелые металлы – например, кадмий – и опасные органические вещества – полициклические ароматические углевородороды (ПАУ), которые вызывают серьезные повреждения ДНК. Активное курение увеличивает риск заболевания раком на 2000 процентов222. Я никогда не курила. Мне достаточно услышать кашель курильщиков, увидеть их коричневые зубы и тонкую морщинистую кожу, чтобы сказать «нет». Также я избегаю пассивного курения. Если люди спрашивают, не возражаю ли я, если они закурят в моем присутствии, я говорю: «Да, возражаю». Если вы курите, если зависите от никотина и не можете бросить, наклеивайте никотиновый пластырь или жуйте никотиновую жевательную резинку. Вредные канцерогенные вещества находятся не в никотине, а в смоле. Я не виню курильщиков за их пристрастие. Такова сила рекламы и образов, заставляющих все больше молодых людей тратить деньги на привычку, которая лишает их привлекательности в глазах окружающих и увеличивает вероятность серьезных заболеваний.

Ниже я расскажу о некоторых канцерогенных веществах в окружающей среде и дам советы, как избежать их влияния. Концентрация веществ, разрушающих эндокринную систему, измеряется их воздействием на культуры раковых клеток молочной железы. Многие из них жирорастворимы и аккумулируются в пищевой цепи, особенно часто встречаясь в молоке.



Опасность рака: Полициклические Ароматические Углеводороды (ПАУ)

Эти вещества образуются при неполном сжигании других углеводородов. Существует множество частичных процессов сжигания с образованием ПАУ, поэтому они встречаются в атмосфере, почве и остальной окружающей среде, поступая в них из автомобильных выхлопов, сигаретного дыма, жареной пищи, угольного и древесного дыма. Каменноугольный деготь и нефтяные остатки – дорожный асфальт или асфальт для пропитки кровли – также имеют высокие уровни ПАУ. Много их и в отравленных, загрязненных почвах вроде старых газовых месторождений.

ПАУ заслуживают особого внимания как разрушители эндокринной системы, но могут вызывать рак и многими другими способами. Эти вещества опасны из-за своих химических свойств. В окружающей среде они крайне неактивны, долго сохраняются, и избавиться от них сложно. Печень пытается выгнать их из организма, но окисленные метаболиты ПАУ способны вступать в химические реакции и встраиваться в структуру ДНК, порождая в ней ошибки. Именно способность метаболитов ПАУ встраиваться в структуру ДНК, обусловленная их ограниченной химической активностью, делает некоторые ПАУ канцерогенами.

ПАУ состоят из двух и более атомных колец углерода. Бензол, базовая для ПАУ кольцевая структура атомов углерода, соединенных с атомами водорода, сам по себе очень мощный канцероген. Некоторые составляющие ПАУ, в том числе бензапирен, молекулы которого образуют пять бензольных колец и концентрируются в табачном дыме, – хорошо известные предшественники канцерогенных метаболитов.

Существуют особые правила использования бензола в лабораториях, согласно «Положениям техники безопасности и сохранения здоровья». Но меня всегда поражало, что мы подвергаемся воздействию этих вредных веществ каждый раз, когда заправляем машины или прогуливаемся по улице, вдыхая выхлопные газы, когда курим или пассивно вдыхаем сигаретный дым223. Обычные тесты автомобильных выхлопов показывают, что на каждый километр пути машина выбрасывает примерно 10 мг бензола224.

Опасность рака: Диоксины

Главный источник диоксина в окружающей среде (95 процентов) – печи, сжигающие хлорированные отходы. Диоксин – побочный продукт многих промышленных процессов, связанных с хлором: сжигание мусора, производство химических веществ и пестицидов, целлюлозно-бумажное отбеливание. Выбросы диоксина связаны с производством поливинилхлорида и бумаги, где для отбеливания используется хлор. Диоксин был основным отравляющим компонентом дефолианта «Agent Orange», который применяли во время войны во Вьетнаме; его же обнаружили в районе Лав Кэнел у Ниагарского водопада; он же стал причиной Бхопальской катастрофы в Индии и эвакуации в итальянском городе Севезо225.

Диоксин (полихлорированные дибензо-пара-диоксины и дибензофураны) – общее название группы из сотен химических веществ, которые прочно сохраняются в окружающей среде. Наиболее токсичный из них – 2,3,7,8-тетрахлордибензо-пара-диоксин (ТХПД). Название «диоксин» используется для семьи структурно и химически связанных полихлорированных дибензо-пара-диоксинов (ПХДД), полихлорированных дибензофуранов (ПХДФ) и некоторых полихлорированных дифенилов (ПХД). Определены 419 типов связанных с диоксинами компонентов, но лишь 30 считаются крайне токсичными, и ТХПД – самый ядовитый из них.226

ТХПД-диоксин – одно из самых ядовитых химических веществ в мире. Согласно отчету Управления по охране окружающей среды США от сентября 1994 года, безопасных уровней диоксина не существует, а распространение диоксина и диоксиноподобных химических веществ в США «близко к уровням, неблагоприятно влияющим на здоровье». Отчет Управления подтвердил, что диоксин – канцероген: он может вызывать тяжелые проблемы с репродукцией и развитием (при уровне в сто раз ниже того, что приводит к возникновению рака), он повреждает иммунную систему и влияет на регуляторные гормоны.

Кратковременное воздействие высокого уровня диоксинов на человека может вызвать повреждения кожи, хлоракне227 и темные пятна, а также изменять работу печени. Долговременное воздействие нарушает работу иммунной системы и репродуктивной функции. Хроническое воздействие диоксина на животных привело к появлению у них нескольких типов рака. Международное агентство по изучению рака, входящее в ВОЗ, 14 февраля 1997 года объявило, что самый сильный диоксин – 2,3,7,8-тетрахлордибензо-пара-диоксин – считается канцерогеном первого класса, что значит «доказанный канцероген человека».

Согласно отчету Управления по охране окружающей среды США, диоксин – гидрофобное жирорастворимое вещество, способное к биоаккумуляции в пищевой цепи.

Его в основном (97,5 %) находят в мясе и в молочных продуктах228. Его потребление в Северной Америке, исходя из 119 пикограмм в день, приходится на молочные продукты и молоко – 34 %, говядину – 32 %, курятину – 11 %, свинину – 11 %, рыбу – 7 % и яйца – 3 %. Молоко в Великобритании также содержит диоксины и ПХД229.

Отходы индустриальных масел с высоким уровнем диоксинов хранятся по всему миру. Долговременное хранение этих веществ может привести к высвобождению диоксина в окружающую среду и отравлению источников пищи человека и животных. От диоксинов сложно избавиться, не загрязняя природу и нашу собственную среду обитания.

Мусоросжигание – лучший из имеющихся способов разрушения диоксинов, хотя исследуются и другие методы. Процесс требует высоких температур – более 850 °С. Для разрушения большого объема загрязненного вещества требуется еще бóльшая температура – свыше 1000 °С. О диоксине можно узнать на многих сайтах, в том числе www.enviroweb.org/issues/dioxin/index.html, WWF и ВОЗ.

Опасность рака: Полихлорированные Дифенилы (ПХД)

Полихлорированные дифенилы представляют собой семейство синтетических соединений из 209 отдельных веществ различной токсичности. Промышленные соединения ПХД поступают в окружающую среду в виде смесей ПХД с отходами предприятий. Они обладают высокой устойчивостью к химическим, температурным и биологическим воздействиям, испарениям, хорошие электрические изоляторы и не горят. В 1930–1970-х годах эти качества привели к разработке и использованию ПХД в качестве хладагентов в трансформаторах и конденсаторах; ими промывали хлопок и асбест, использовали как пластификаторы и добавки в некоторых эпоксидных красках. Качества, сделавшие стабильные ПХД такими полезными, привели к их повсеместному распространению и накоплению в окружающей среде. После 1976 года производство ПХД в США было остановлено, а их применение и утилизация находятся под строгим контролем.

С 1929 года произведено 1,2 миллиона тонн ПХД230. 31 % этого объема (370 000 тонн) просочился в окружающую среду, 4 % произведенной продукции было сожжено в надежде ее разрушить. Однако 780 000 тонн ПХД до сих пор используется в трансформаторах и конденсаторах или выбрасывается на мусорные свалки. Объем, который может оказаться в окружающей среде, примерно в два раза превышает тот, что уже там находится.

ПХД поступают в организм вместе с загрязненной пищей, воздухом и при контакте с кожей. Чаще всего они находятся в жирной пище, в том числе в молоке231. Заражается и рыба: в 1997 году исследование рыбных продуктов выявило, что печеночный рыбий жир содержит больше ПХД и диоксинов, чем жир, находящийся в филе, поэтому безопаснее есть саму рыбу, чем рыбий жир232. Объем ПХД в питьевой воде минимален. ПХД присутствуют в организме каждого из нас, в том числе младенцев, которые пьют зараженное грудное молоко233. Эксперименты на животных показали, что некоторые смеси ПХД отрицательно влияют на здоровье, разрушая печень, раздражая кожу, влияя на развитие и репродукцию и вызывая рак. Некоторые ПХД приводят к клеточным мутациям и разрушают эндокринную систему. В общем и целом эти вещества представляют серьезную опасность для нашего здоровья.

Хотя степень влияния ПХД на рак, а также на развитие и репродуктивную функцию человека четко не определена, есть ряд свидетельств, что люди, подвергшиеся воздействию ПХД, рискуют своим здоровьем. Сложность в соотнесении конкретных смесей с имеющейся информацией об их поступлении в популяцию привела к тому, что теперь все ПХД считаются потенциально опасными для здоровья, хотя это лишь предположение.

Управление по контролю качества пищевых продуктов и медикаментов США дает предельные концентрации ПХД от 0,2 до 3 частей на миллион (мг ПХД на кг пищи) в продуктах для младенцев, в яйцах, молоке (и молочном жире) и домашней птице (жир). Директива Агентства по охране окружающей среды о питьевой воде дает уровень 0,005–0,5 мкг ПХД на литр воды, что отражает риск заболеть раком от 1:10 000 000 до 1:100 000 человек.

В Британии уровни ПХД в почве достигли максимума в конце 1960-х, а сейчас упали до уровня 1940-х годов: с 1982 по 1992 год потребление ПХД с пищей снизилось примерно на треть234. Однако избавление от ПХД в старом электрическом оборудовании и других приборах до сих пор остается проблемой.

Опасность рака: Разрушители эндокринной системы

Вредные вещества способны вызвать рак, имитируя действия гормонов, из-за чего их называют разрушителями эндокринной системы (РЭС) (или эндокринными модификаторами, чтобы преуменьшить в общественном сознании их потенциальную угрозу). Поскольку рак молочной железы и рак простаты контролируются гормонами, РЭС играют здесь очень важную роль.

Остатки многих пестицидов, пластмасс и домашних химикатов – например, моющих средств – имитируют действие гормонов, в том числе эстрогенов, и проникают в нашу пищу и воду. Они жирорастворимы и, в случае эстрогенных РЭС, оказывают на организм влияние, сходное с естественными эстрогенами, поскольку тело не может отличить одни молекулы от других. Кроме имитаторов эстрогена, есть и другие разрушители эндокринной системы, которые блокируют эстрогены, имитируют или блокируют андрогены (мужские гормоны) и, возможно, имитируют или блокируют гормоны щитовидной железы. Поскольку РЭС связаны с гормонами, для создания отрицательного эффекта их требуется очень мало235. Производные устойчивых хлорорганических соединений и гербицидов с большим периодом распада могут накапливаться в организме и даже переходить из поколения в поколение.

Всемирный фонд дикой природы и Управление по охране окружающей среды США называют разрушителями эндокринной системы следующие вещества:

– устойчивые хлорорганические соединения (полихлорированные дибензо-пара-диоксины/дибензофураны, или диоксины и фураны, и ПХД);

– пестициды, например дихлордифенил-трихлорэтан (ДДТ), линдан и малатион;

– некоторые полициклические ароматические углеводороды (ПАУ);

– свинец и ртуть;

– некоторые промышленные вещества, например бутилбензолы-Р;

– полимеры, например полиуретан;

– фталаты (используются как пластификаторы);

– алкилфенолы (поверхностно-активные вещества или моющие средства);

– стероидные гормоны из естественных источников, таблеток и препаратов гормонотерапии;

– трибутил-олово (противообрастающая краска для больших кораблей и предохранения древесных поверхностей).

Хотя агентства, определяющие потенциальное влияние РЭС на людей и окружающую среду, очень ими интересуются, следить за этими веществами дорого и сложно. Новые способы измерения их концентрации и распределения в окружающей среде и биологических пробах обращаются к методу биопроб, зависящему от способности веществ стимулировать культуры раковых клеток молочной железы. К примеру, Шин и коллеги использовали генетически модифицированные клетки человеческого рака груди (MCF-7) для доказательства, что нонилфенол (продукт деградации пластификаторов и моющих средств), бисфенол А (пластификатор) и пентахлордифенил – ПХД и ДДТ – побуждают культуры раковых клеток к реакции в зависимости от дозы: чем больше РЭС добавлено в культуру, тем активнее она реагирует236. А. М. Сото показал, что сочетание наиболее распространенных веществ в окружающей среде имеет сильное и разностороннее влияние на культуры раковых клеток молочной железы237.

Ксеноэстрогены («чужие» эстрогены) изменяют эстрогенный метаболизм и могут вести к прямому генетическому разрушению всего клеточного цикла238. Некоторые ксеногормоны и их метаболиты способны создавать свободные радикалы или иным образом изменять структуру и работу ДНК.

Ряд исследователей предполагают, что ксеноэстрогены вряд ли могут нанести нам урон, поскольку мы уже подвержены влиянию фитоэстрогенов. Однако человечество наверняка выработало защитный механизм от возможного вреда фитоэстрогенов. Более того, биологически устойчивые ксеноэстрогены и другие РЭС накапливаются в тканях тела до гораздо больших объемов, чем фитоэстрогены239. Все эпидемиологические исследования, которые я читала, предполагают, что фитоэстрогены защищают от рака груди, а ксеноэстрогены потенциально опасны.

Вряд ли нам поможет тот факт, что большинство врачей не интересуются окружающей средой, не знают о том, какие вещества используют в промышленности, сельском и даже домашнем хозяйстве, и не представляют себе степень их влияния. В октябрьском British Medical Journal за 1999 год написано, что урожайность посевов будет возрастать, однако объем удобрений, необходимый для такого роста, не назван240. В статье говорится:

«С 1945 года США и Канада (вместе с Австралией) превратились в самых крупных мировых экспортеров зерна. Средний рост урожая в этих странах до сих пор остается высоким. В США средний урожай зерновых возрос с 4,58 тонны с гектара в 1989–1991 годах до 5,04 тонны с гектара в 1995–1997 годах. Нет причин сомневаться, что средние урожаи продолжат расти с умеренной абсолютной скоростью».

В статье не упоминаются пестидицы и другие вещества, которые используются для увеличения урожайности. Входя в состав комиссий, я посещала многие встречи на тему здоровья и окружающей среды. На одной из встреч экологи внимательно смотрели презентацию медицинских специалистов. Однако прежде чем начался доклад первого эколога, все врачи ушли. К счастью, есть такие доктора, как профессор А. Дж. Макмайкл из Лондонской школы здоровья и тропической гигиены, автор книги «Перегрузка планеты» (CUP, 1993), разработавший концепцию причин плохого здоровья, связанную с окружающей средой, в том числе с индустриализацией сельского хозяйства и промышленными загрязнениями.

Согласно совместному отчету Европейского агентства по защите окружающей среды и Программы по защите окружающей среды ООН, опубликованному в 1999 году под заголовком «Химические вещества в европейской окружающей среде: низкие дозы, высокие ставки», на рынке существуют сотни (синтетических) химических веществ, и об их влиянии на людей и природу известно мало. С 1950-х годов они рассеиваются в воздухе и почве, реках и ручьях, в морях и прибрежных отложениях из-за коммерческого распространения, использования, утилизации и разложения примерно ста тысяч новых субстанций. По законам США и Европы наблюдение осуществляется всего за несколькими веществами. Большая его часть связана с анализами воды, но многие соединения, о которых идет речь, жирорастворимы, а не водорастворимы, поэтому эти схемы недооценивают их истинное влияние, а также степень распространения в окружающей среде. Таким образом, у нас нет систематической информации о концентрации и распределении большинства этих веществ. Мы мало что знаем о способах их воздействия, об их влиянии на природу и здоровье человека. И мы ничего не знаем о том, что происходит с этими веществами, когда они разрушаются в природе или в нашем организме (метаболиты).

Часто попадание таких веществ в окружающую среду намеренное – скажем, пестициды, – хотя последствия бывали непредвиденными и много лет отрицались. Иногда оно становилось негативным побочным эффектом промышленного производства. Вредные органические вещества скапливаются в окружающей среде из-за выработки энергии, особенно сжигания ископаемого топлива. Время от времени попадание вредных веществ в окружающую среду приводило к катастрофам, как это было с выбросом диоксинов в Лав Кэнел у Ниагарского водопада и в итальянском городе Севезо. Но обычно загрязнение – незаметный и постепенный процесс.

Объясню, как видим сложившуюся ситуацию я и мои коллеги, геологи и экологи.

По меньшей мере 3,5 миллиарда лет жизнь на Земле развивается в сложной взаимосвязи с окружающей средой. Современный человек, чья биохимия сформировалась в ходе биологической эволюции, появился в последнюю десятитысячную долю планетной истории (если принять историю Земли за сутки, мы появились всего десять секунд назад). Последние пятьдесят лет (а это доля секунды) мы драматически меняли типы и пропорции молекул в окружающей среде.

Главным образом мы меняли органические вещества, основу всей жизни, превращая их в «новые» органические субстанции для использования в промышленности и индустриальном сельском хозяйстве. Эти «органические» вещества, начиная с пластмасс и заканчивая пестицидами, а также их побочные продукты или метаболиты – полная противоположность жизни. Некоторые из них способны вызывать рак. Чаще всего с раком молочной железы и простаты связаны разрушители эндокринной системы, действующие подобно химическим посланникам – гормонам, контролирующим наши физиологические процессы.

Какой в этом смысл – практическая сторона вопроса

Я стараюсь как можно меньше использовать искусственные вещества. Поскольку я не могу жить без косметики, то покупаю гипоаллергенную линию компании Boots , которая максимально информирует потребителей о составе своей продукции. В 1990 году в США (последние доступные цифры) у 38 тысяч пациентов были выявлены серьезные проблемы со здоровьем, вызванные косметикой, в том числе контактный дерматит, астма и тошнота. Одним из крайних случаев является поражение костного мозга женщины веществами, проникшими туда из краски для волос, что привело к падению уровня тромбоцитов в ее крови (а это не слишком хорошо, особенно если вы на химиотерапии). Я не пользуюсь духами, покупаю простое неароматизированное мыло и неароматизированный дезодорант. Недавно я прочла этикетку дорогого геля для душа и обнаружила, что в нем, помимо прочих веществ, содержатся фталаты – одна из основных групп РЭС, повлиявшая на феминизацию рыб. Исследование профессора Джона Самптера из Брунельского университета в Лондоне говорит о том, что парабены (консервант в косметике) могут имитировать физиологическое действие эстрогенов241. Поступайте с косметикой так же, как и с остальными продуктами, – читайте этикетку и помните, что чем проще, тем лучше.

Я не добавляю в ванну ничего, кроме простой морской соли. Даже известные искусственные вещества часто приводят к проблемам. Недавняя статья в журнале Nature рассказывает о том, что повсеместно используемый антибактериальный агент триклозан может вызывать мутации в бактериях242. Триклозан используется во многих антибактериальных лосьонах, в мыле, ополаскивателе для рта, зубной пасте, пластиковых игрушках, носках и разделочных досках. Я предпочитаю простое мыло, которое связывается с грязью, жирорастворимыми веществами, микробами и смывает их прочь.

Я не использую никаких омолаживающих кремов. Я не применяю и не собираюсь применять гормонозаместительную терапию, особенно основанную на исключительном использовании эстрогенов. Некоторые американские врачи и лондонские клиники предлагают своим пациентам для замедления старения человеческий гормон роста (эквивалент бычьего гормона роста – 1). Исследование, опубликованное в British Medical Journal в 1998 году, сообщает, что высокие естественные уровни гормона могут вести к преждевременной смерти от рака. На эту информацию стоит обратить внимание спортсменам и бодибилдерам, употребляющим гормоны роста.

Многие другие канцерогенные агенты обнаруживаются при местном воздействии химических веществ на людей определенных профессий – заводских рабочих, художников, декораторов, парикмахеров. Ряд наиболее опасных веществ содержит бензол (использующийся в производстве мебели и резины, выделяемый некоторыми типами свежей краски и с автомобильными выхлопами), формальдегид (находит применение как консервант новых автомобильных тканей, одежды и мебели, а также используется в косметике, шампунях и краске для волос), полихлорированные дифенилы в трансформаторах, тормозных жидкостях, красках и лаках, смазочных материалах, чернилах, клее и инсектицидах243.

Я крашу волосы, но не использую красители, которые накладываются прямо на кожу головы, особенно краски некоторых темных оттенков, где содержатся канцерогенные вещества. Обсудите это со своим парикмахером: он всегда должен проверять информацию о канцерогенности веществ, которые использует в своей работе.

Одним из альтернативных подходов к лечению рака является ароматерапия, особенно во время курса химиотерапии. На вашу печень и так ложится огромная нагрузка по избавлению организма от вредных веществ, мертвых клеток и всего того, что возникает из-за лечения. Кожа – наш самый большой по размерам орган, и многие вещества, которые мы на нее наносим, частично впитываются в кровь.

В ароматерапии базовое масло (например, миндальное) не впитывается в кожу, а терапевтический эффект оказывает эфирное масло, чьи молекулы при испарении проходят сквозь кожный покров. Некоторые впитывающиеся масла представляют собой концентрированный экстракт мощных химических веществ. Многие ошибочно полагают, что раз эфирные масла для ароматерапии выделяются из растений и цветов, они не могут причинить вред, если только не наносятся в высоких концентрациях. В природе их концентрации во фруктах, цветах и листьях очень низки. Многие эфирные масла никогда не тестировались на побочные эффекты, но одно медицинское исследование показало, что камфорное масло, масло иссопа и шалфея могут вызывать припадки. Лимонен – ароматическое масло с запахом лимона – способно разрушать почки. Масло эстрагона и масло базилика, которое, как известно, поднимает настроение, содержат эстрогол, вызывающий у грызунов рак. Доктор Шэрон Хопкисс из отделения фармакологии и токсикологии медицинской школы в лондонской больнице Сент-Мэри говорит, что многие масла в ароматерапии являются невероятно мощными природными агентами.

Я вожу старый «лендровер» 1972 года с двигателем, переделанным для топлива без свинца. Если машина ломается, мы покупаем новую запчасть. Любые летучие органические соединения, использующиеся в производстве и окраске интерьера автомобиля, давно испарились. Но все-таки я стараюсь использовать его не слишком часто и езжу на общественном транспорте. Выхлопные газы автомобилей, даже если двигатель отлажен и работает оптимально, состоят из множества вредных веществ вроде бензола (см. книгу Джона Пирсона «Проблема качества воздуха»). Если вы красите дом или делаете ремонт, помещения должны хорошо проветриваться (в Скандинавии запрещены некоторые масляные краски, продающиеся в Британии). Новая мебель, занавески и обивка могут быть источниками формальдегида и бензола; бензол выделяют некоторые быстро засыхающие клеи. Вреден и хлористый винил. В статье в The Times от 11 ноября 1999 года Мартин Флетчер сообщает, что Еврокомиссия наложила срочный запрет на мягкие игрушки из полихлорвинила, включая погремушки и соски. В нем содержатся опасные химические вещества – фталаты. Восемь государств Евросоюза уже запретили фталаты в игрушках, однако Британии среди них нет. Кроме того, фталаты используют для смягчения пластмасс.

Если какие-то растения в моем саду погибают, так тому и быть. Я подкармливаю их компостированными домашними отходами, но минимизирую использование химикатов вокруг дома и в саду. В моем саду живет множество птиц, бабочек и стрекоз, а также жабы и ежи. Такого разнообразия живности нет в садах моих друзей, использующих химические удобрения, и это подчеркивает тот вред, который химия наносит животным, – так почему мы считаем, что эти вещества не повлияют на нас? Мы уже обсуждали проблемы пестицидов и их влияние на рак молочной железы. Хотя я знаю, что доказательств канцерогенности органофосфатов нет, они способны поражать центральную нервную систему. Помимо специальных растворов и шампуней для избавления овец от вшей, органофосфаты присутствуют во многих знакомых нам продуктах. К ним относятся инсектициды, спреи, лекарства от вшей и блох у животных, антиблошиные ошейники. Я не использую эти продукты, как никогда не использую спреи для волос, дезодоранты, чистящие, садовые и другие аэрозоли, чтобы не вдыхать вредные вещества.

В доме я пользуюсь деревянным, стеклянным и натуральным минеральным материалом, на кухне – эмалированой посудой, посудой из нержавеющей стали или закаленного стекла, а также алюминиевой фольгой для упаковки еды. В одежде и мебели я предпочитаю природные материалы, стараясь снизить взаимодействие с пластмассой и искусственным волокном, а по возможности и полностью избавиться от них. Я тщательно стираю новую одежду, прежде чем ее надеть, смывая консерванты. Я почти не использую моющие средства и всегда ополаскиваю поверхность посуды и одежду. Вам может показаться странным, что человек, работающий с химическими веществами в лаборатории, избегает их в повседневной жизни. Подобно своим коллегам, я внимательно отношусь к тому, как эти вещества влияют на биологические процессы, и именно поэтому стараюсь с ними не сталкиваться.

Если вы будете хорошо питаться и минимизируете контакт с загрязняющими веществами, ваша кожа и внешний вид улучшатся, и при этом вам не придется подвергать свой организм и окружающую среду дополнительному воздействию вредных синтетических химикатов. Все мы можем уменьшить риск столкновения с вредными веществами и помочь окружающей среде, не загрязняя воду и почву, а значит, увеличивая долю качественных продуктов. Для большинства ученых, занимающихся естественными науками, это простой здравый смысл, и с ним очень легко жить. Полностью избавить свою жизнь от искусственных веществ невозможно, однако, следуя моим советам, вы снизите личный риск, а когда прочтете или услышите новую рекламу косметики, искусственной ткани или садового спрея, задайте себе вопрос: нужны ли вам эти вещи? Почти наверняка нет. Люди, не пользующиеся подобной продукцией, изображаются странными; особенно стараются продавцы того, что нам совершенно не нужно. Тот, кто меня не видел, не общался со мной и не был у меня дома, может посчитать меня чокнутой. Но вряд ли бы он обнаружил во мне странности. Люди говорят, что я совершенно нормальна (хоть и занимаюсь наукой)!


Факторы, приведенные в главах 5 и 6, нетрудно контролировать, если вы находитесь дома или в знакомой обстановке. Однако я часто бываю в других странах и хочу дать вам несколько советов, как следовать Программе Плант, если вы путешествуете.

Вдали от дома

1. Собираясь в дорогу, не пожалейте времени на планирование всех деталей путешествия. Не беспокойтесь и не расстраивайтесь из-за задержек. Старайтесь лететь ночным рейсом, чтобы снизить влияние космического излучения.

2. Подсчитайте, сколько таблеток бурой водоросли, пивных дрожжей и красного клевера вам нужно, пока вы будете в отъезде, и возьмите с собой маленький пакет сухого соевого молока (обычно оно продается в баночках для младенцев). Захватите чай в пакетиках и фрукты, чтобы их хватило до прибытия на место, где вы найдете магазин.

3. В полете заказывайте веганские блюда и проверьте, чтобы агент бюро путешествий использовал код VGML, то есть «строго вегетарианское питание», поскольку другие коды могут означать наличие в пище молочных продуктов. Чтобы избежать обезвоживания, пейте больше кипяченой воды с пакетиками любимого травяного чая. Пейте пиво, чтобы заснуть.

4. Путешествуйте только в салонах для некурящих.

5. Прибыв в пункт назначения, разыщите фруктовый или овощной магазин и купите свежие продукты. Во многих странах их следует сперва окунуть в кипящую воду, как во время бланшировки.

6. Перед поездкой посмотрите в словаре ключевые слова и запишите их на языке страны, в которую отправляетесь. Имея несколько уже переведенных слов, вы значительно облегчите общение. Спросите в гостинице, где купить то, что вам нужно. Обычно рядом с гостиницей есть супермаркет, где можно покупать продукты, в том числе пиво, и не пользоваться дорогим мини-баром отеля.

7. Изучите местную кухню и узнайте, какие блюда вы сможете спокойно есть.

8. Скажите всем, что у вас страшная аллергия на молочные продукты, и настаивайте, чтобы вам их не давали. (Во Франции это оказалось сложнее всего.) Если ничего не помогает, уберите с тарелки сыр, соскребите йогурт или сметану. Я делаю это напоказ!

9. Проявите изобретательность в замене молочных продуктов. Например, за завтраком увлажняйте кашу соком чернослива или других фруктов.

10. Если вам сложно уснуть, оказавшись в другом временном поясе, вас может успокоить ромашка, а меня всегда клонит в сон от пива.
Дополнение к этой главе приводится ниже.



Каталог: book -> health
health -> Тин Ли Цвета естественных вибраций. Возвращение здоровья
health -> II. методика освоения усз
health -> Ки Шенг ю цветопунктура. 40 эффективных схем лечения
health -> Ангелина Павловна Могилевская Исцеляющие ноги. Диагностика и лечение заболеваний по стопам
health -> Ки Шенг ю точки болезни и здоровья на вашем лице
health -> Книга будет интересна широкому кругу читателей, специалистам альтернативной и восстановительной медицины, неврологам, психологам
health -> Ольга Юрьевна Панкова Бесплодие – не приговор!
health -> Габбл Хоффбауэр – Стареют другие… но не Я
health -> Наталья Мстиславовна Виторская Причины болезней и истоки здоровья


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   34


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница