Е. В. Ласый Кафедра психиатрии Белмапо



Скачать 86.85 Kb.
Дата22.05.2016
Размер86.85 Kb.




Относительные факторы риска суицидального поведения больных шизофренией и близкими к ней расстройствами

Е. В. Ласый

Кафедра психиатрии БелМАПО
Суицидальное поведение представляет собой одну из самых актуальных проблем современного общества. За период в 25 лет с 1960 по 1985 год рост среднего уровня самоубийств в мире составил 37% [9].

В Республике Беларусь самоубийство, как причина смерти, занимало четвёртое место после сердечно–сосудистых заболеваний, новообразований и болезней органов дыхания в 1996 – 97 гг. [5, 6]. Уровень суицидов в нашей республике вырос с 23,0 в 1985 г. до 34,7 в 1997 г. на 100 тыс. населения [5, 6]. Среди государств, бывших членов СССР, по уровню суицидов Беларусь занимала пятое место в 1993 году после Латвии, Литвы, Эстонии и России [11].

К группе повышенного суицидального риска принадлежат лица с психическими расстройствами. Уровень суицидов среди больных шизофренией, по данным разных авторов, оценивается от 147 до 750 на 100 тыс. больных шизофренией в год [13]. От 20 до 42% пациентов данной диагностической группы предпринимают суицидальные попытки, а 10 – 15% из них заканчиваются смертью [13]. Риск суицида выше в несколько первых лет от дебюта заболевания, средний возраст жертв суицида при шизофрении ниже 40 лет [14, с. 30; 15]. Таким образом, профилактика суицидального поведения, как в целом, так и в данной диагностической группе, представляется актуальной социальной и медицинской задачей.

В современных исследованиях большое внимание уделяется изучению факторов риска суицидального поведения, связанных с особенностями клинической картины расстройства. При этом ряд авторов предполагает, что значение многих социально–демографических и анамнестических предикторов в популяции больных шизофренией нивелируется психопатологической симптоматикой [7,12]. В этой связи большой интерес представляет собой изучение сходства и различий социально-экономических и анамнестических характеристик 2-х групп пациентов, совершивших суицидальные действия: больных шизофренией (и близкими к ней расстройствами) и лиц без тяжёлых психических расстройств.

Как известно, суицидальная попытка является одним из самых серьёзных предикторов суицида в общей популяции, а в группе больных шизофренией серия суицидальных попыток считается самым важным фактором риска суицида [13, 14]. Изучение факторов риска суицидальной попытки, таким образом, способствует выявлению ранних предикторов самоубийства.

В задачи нашего исследования входило изучение как относительных факторов риска суицидального поведения больных шизофренией и близкими к ней расстройствами, так и сходства и различий этих предикторов и характеристик суицидального акта в этой группе и группе лиц без тяжёлых психических расстройств.



МАТЕРИАЛ И МЕТОДЫ


Было проведено обследование группы больных шизофренией и близкими к ней расстройствами, поступивших в Республиканскую психиатрическую больницу по поводу суицидальной попытки (основная группа, N=116). Контрольная группа (N=97), была создана из пациентов с диагнозами того же спектра, никогда не совершавших суицидальных попыток. В группу сравнения вошли лица без тяжёлых психических расстройств (53% - расстройства адаптации, 27% - употребление алкоголя с вредными последствиями, 20% - несоответствие критериям главы 5 МКБ–10), совершившие суицидальную попытку (N=95). В исследование включались лица обоих полов. В качестве диагностических использовались критерии Классификации психических и поведенческих расстройств МКБ-10 [3]. Критерии суицидального акта соответствовали критериям суицидальной попытки (парасуицида), рекомендованным ВОЗ в 1982 г. [8].

В качестве инструмента исследования применялся набор номинальных и ординарных шкал: Клиническое структурированное интервью («Схема интервью Европейского исследования парасуицидов») [16], Шкала мотивов парасуицида [16], Шкала суицидальных интенций [14], Шкала Гамильтона для оценки депрессии [10], Шкала структуры психопатологического синдрома [2]. Для статистической обработки данных использовался критерий t Стьюдента (для параметрических данных) и критерий соответствия 2 (для непараметрических данных). Достоверными считались различия при уровне значимости p<0,05 [1, 4].


РЕЗУЛЬТАТЫ И ОБСУЖДЕНИЕ

При анализе данных было установлено, что основная и контрольная группы достоверных отличий по фактору возраста не имели (35,5 и 37,5 лет, соответственно). В то же время, средний возраст основной группы (35,5 лет) был достоверно выше (p<0.05), чем группы сравнения (30,0). Средний возраст женщин, как основной, так и группы сравнения (38,0 и 34,0 лет), оказался выше (p<0.05) аналогичного показателя мужчин в этих группах (33,5 и 27,5).


Факторные различия основной и контрольной групп (p<0.05)

В основной группе оказалась большей, чем в контроле, доля проживавших в Минске (74% и 40%), проживавших в одиночестве (21,5% и 10,3%), не имевших работы на момент парасуицида (23% и 9%), потерявших родственников после 15-летнего возраста (61% и 41%), имевших модели суицидального поведения среди родственников (29% и 8%). В контрольной группе оказалась большей доля инвалидов по психическому заболеванию (65% и 40,5%).

В основной группе оказалось ниже, чем в контроле, среднее количество госпитализаций (5,2 и 9,5 раз), средняя длительность заболевания (4,6 и 6,3 года), больше госпитализированных впервые в жизни (24% и 5%), меньшая доля пациентов принимала поддерживающее лечение (35% и 60%).

Следующие средние шкальные оценки оказались выше, чем в контроле (P<0.05): идеи виновности (0,83 и 0,18 баллов), тревога и страх (1,87 и 0,92 баллов), императивные вербальные галлюцинации (0,86 и 0,35 баллов), продуктивная симптоматика (12,2 и 8,5 баллов), уровень депрессивности (16,2 и 8,3 баллов). Уровень следующих шкальных оценок оказался ниже в основной группе: степень анозогнозии (1,07 и 2,5 баллов), дефицитарная симптоматика (5,1 и 11,6 баллов).

Пункты, по которым были найдены достоверные различия основной и контрольной групп, были квалифицированы как относительные факторы риска (предикторы) парасуицида больных шизофренией и близкими к ней расстройствами. Степень корреляционной зависимости каждого из факторов с фактором «парасуицид» для всей выборочной совокупности больных шизофренией представлена в таблице. Как видно из таблицы, факторы, связанные с большей сохранностью эмоционально–волевой сферы и способностью критически оценивать тяжесть заболевания и его социальных последствий, обычно характеризующие более благоприятное течение заболевания, повышают риск суицидального поведения больных шизофренией. Высокая интенсивность продуктивной симптоматики, тревоги и страха, тесно ассоциируется с малым числом госпитализаций и короткой длительности болезненного процесса. Факторы «проживание в одиночестве», «смерть родных после 15 летнего возраста пациента», «отсутствие работы на момент парасуицида» и «отсутствие инвалидности» свидетельствуют о низком уровне социальной поддержки. Фактор «смерть родственников после 15 лет» проявил положительную корреляцию с фактором «проживание в одиночестве» (r=0.163; p<0.05). Из всех факторов риска парасуицида, слабую положительную корреляцию с фактором «реальная угроза жизни» проявили только два из них: «бредовые идеи виновности» (r=0.233; p<0.05) и «уровень депрессивности выше 15 баллов» (r=0.199; p<0.05).
Таблица

Коэффициенты корреляции (r) относительных факторов риска с фактором «парасуицид» в порядке убывания (N=213, p<0.05)



Относительные факторы риска

r

Высокая степень критичности к болезни

Низкий уровень дефицитарной симптоматики

Напряжённость аффектов тревоги и страха

Вербальные псевдогаллюцинации императивного характера

Депрессивная симптоматика

Высокая интенсивность продуктивной симптоматики

Количество госпитализаций до 3-х раз

Длительность заболевания шизофренией до 1-го года

Проживание в крупном городе

Модели суицидального поведения

Гипертрофированное чувство вины и бредовые идеи виновности

Не соблюдение курса поддерживающего амбулаторного лечения

Отсутствие инвалидности по психическому заболеванию

Отсутствие работы на момент парасуицида

Смерть близких родственников после 15-летнего возраста пациента

Проживание в одиночестве



0,614

0,547


0,406

0,373


0,362

0,353


0,350

0,338


0,334

0,260


0,245

0,243


0,234

0,182


0,182

0,135



Факторные различия основной группы и группы сравнения (p<0.05)

Преобладание основной группы отмечено по следующим пунктам: проживание в одиночестве (21,5% и 7,4%), смерть родственников пациента (78% и 58%), биологические модели суицидального поведения (76,5% и 39%), госпитализация родственников в психиатрическую больницу (32% и 15%).5

Группа сравнения доминировала по следующим пунктам: развод родителей (30,5% и 15%), злоупотребление алкоголем родственников (63% и 42%) и пациентов (49,5% и 14%), судимость родственников (25% и 12%) и пациентов (21% и 7%), воспитание в деформированной семье (37% и 23%), модели суицидального поведения среди значимых лиц (не родственников) (61% и 13%).

Пациенты основной группы чаще совершали самоповреждения отравлением психотропными препаратами (43% и 17%) и высокотравматичными способами (14% и 1%). Реже использовали способы самоповешения (10% и 23%) и самоповреждения острыми предметами (18% и 37%). В качестве повода парасуицида, чаще, чем в группе сравнения, отмечалось «чувство одиночества и нарушение коммуникации» (28% и 5%); реже – межличностные конфликты (партнёрские отношения, конфликты с родственниками, профессиональные конфликты) (72% и 95%).



Пациенты основной группы реже мотивировали свои действия как «манипулятивные» (1,8 и 4,6 балла), чаще – как «амбивалентные» (7,9 и 6,3 балла) и «стремление к смерти» (1,8 и 0,9 балла). В этой группе средние оценки Шкалы суицидальных интенций оказались выше (15,6 и 10,7 баллов). Пациенты основной группы реже сообщали о намерении перед попыткой (0,34 и 0,52 балла), чаще совершали парасуициды с реальной угрозой для жизни (42% и 24%).
ВЫВОДЫ

  1. Исследование парасуицидов больных шизофренией и близкими к ней расстройствами позволило выявить комплекс социально–экономических, биографических и клинико-психопатологических факторов риска парасуицида. Основное значение принадлежит факторам «высокая степень критичности к болезни» и «низкий уровень дефицитарной симптоматики». Наиболее актуальной из предъявляемых психосоциальных проблем в группе больных шизофренией и близкими к ней расстройствами оказалось «чувство одиночества».

  2. Группы совершивших парасуицид больных шизофренией и лиц без тяжёлых психических расстройств значительно различались по факторам биографической сферы. В группе пациентов, страдающих шизофренией и близкими к ней расстройствами, большее значение имели факторы «биологические модели суицидального поведения» и «госпитализация родных в психиатрическую больницу». В группе лиц, не имевших тяжёлых психических расстройств, большее значение имели факторы микросоциального неблагополучия («злоупотребление родственников алкоголем», «судимость родственников», «развод родителей», «воспитание в деформированной семье», «судимость и злоупотребление алкоголем пациента»).

  3. Степень суицидальных намерений и соматических последствий парасуицидов больных шизофренией превышала аналогичные показатели в группе лиц без психических расстройств. Больные шизофренией реже высказывали «манипулятивные» мотивы поступка и чаще – «стремление к смерти» и «неопределённые». Они реже сообщали о суицидальных намерениях перед поступком.

ЛИТЕРАТУРА


  1. Гублер Е.В. Вычислительные методы анализа и распознавания патологических процессов.- Л., «Медицина», 1978.- 296 с.

  2. Ласый Е. В. Клинико-психопатологические факторы риска суицидального поведения больных шизофренией и близкими к ней расстройствами // Медицинские новости. – 1999. - № 3 (47). – С. 53 – 55.

  3. Международная классификация болезней (10–й пересмотр). Классификация психических и поведенческих расстройств. Клинические описания и указания по диагностике: Перевод с англ. - С.Петербург, 1994. - 304 с.

  4. Рокицкий П.Ф. Биологическая статистика. - 3-е изд. - Минск, «Вышэйшая школа», 1973. - 320 с.

  5. Статистический ежегодник Республики Беларусь = Statistical Yearbook of the Republic of Belarus. 1997 / М-во статистики и анализа РБ. – Минск, 1997. - 610 с.

  6. Статистический ежегодник Республики Беларусь = Statistical Yearbook of the Republic of Belarus. 1998 / М-во статистики и анализа РБ. – Минск, 1998. - 588 с.

  7. Appleby L. Assessment of suicide risk // Psychiatric Bulletin. - 1997. - Vol. 21. - P. 193 - 194.

  8. Attempted suicide in Europe. Findings from the multicentre study on parasuicide by the WHO Regional Office for Europe / Eds. A. J. F.M. Kerkhof, A. Schmidtke, U. Bille-Brache, D. Deleo, J. Lonnquist. - DSWO Press, Leiden University, the Netherlands, 1994. – 299 p.

  9. Diekstra R. F. W. Suicide and attempted suicide: an international perspective // Acta Psychiatr. Scand. – 1989. – Vol. 80. – P. 1 – 24.

  10. Hamilton M. Development of rating scale for primary depressive illness // Brit. J. Soc. Clin. Psychol. – 1967. – Vol. 6. – P. 278 – 296.

  11. Lester D. Suicide and homicide after the fall of communist regimes // Eur. Psychiatry. – 1998. – Vol. 13, # 2. – P. 98 – 100.

  12. Morgan H.G. Management of suicide risk // Psychiatric Bulletin. — 1997. - Vol.21. - P. 214 - 216.

  13. Suicide and schizophrenia: a nationwide psychological autopsy study on age- and sex-specific clinical characteristics of 92 suicide victims with schizophrenia. H. Heila, E. T. Isometsa, M. M. Henriksson et al. // Am. J. Psychiatry. – 1997. – Vol. 154, # 9. – P. 1235 – 1242.

  14. Suicide over the life cycle: risk factors, assessment and treatment of suicidal patients / Eds. S. J. Blumenthal, D. J. Kupfer. – Washington DC: American Psychiatric Press, Inc., 1990. – 799 p.

  15. The prediction of suicide in schizophrenia. J. Shaffer, S. Perlin, C. Schmidt et al. // J. Ment. Nerv. Dis. – 1974. – Vol. 159. - P. 349 – 355.

  16. WHO / Euro multicenter Study on parasuicide. Facts and figures / Ed. U. Bille - Brache. - Copenhagen, 1993. – 193 p.

Автор

Ласый Евгений Валерьевич, ассистент кафедры психиатрии БелГИУВ

223059 Минск, пос. Новинки, Долгиновский тр. 160.

Республиканская клиническая психиатрическая больница,

кафедра психиатрии БелГИУВ.



Тел. сл. 289 80 19, дом. 227 26 91.
Каталог: downloads -> psihiatriy -> 2009
downloads -> Департамент образования и науки кемеровской области кемеровский областной психолого-валеологический центр
downloads -> Федеральная служба РФ по контролю за оборотом наркотиков управление по кемеровской области
downloads -> Боу чувашской Республики спо «чэтк» Минобразования Чувашии
downloads -> Особенности психолого-педагогического сопровождения развития детей дошкольного возраста
downloads -> Мишина М. М. Развитие мышления в зависимости от включенности в семейно-родовые отношения
2009 -> -
psihiatriy -> Психофармакотерапия биполярного аффективного расстройства: как и почему практика отличается от стандартов лечения?
psihiatriy -> Е. В. Ласый анализ распространённости суицидов в Республике Беларусь
psihiatriy -> Е. В. Ласый, О. И. Паровая


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница