Елена Штепа феномен личностной зрелости



Дата14.05.2016
Размер130 Kb.



Елена Штепа




ФЕНОМЕН ЛИЧНОСТНОЙ ЗРЕЛОСТИ



Аннотация

В статье предлагается авторская точка зрения относительно сущности и структуры личностной зрелости. Феномен личностной зрелости раскрывается в соотношении с понятиями саморазвития и эго-идентичности. Дается определение личностной зрелости, а также рассматриваются детерминирующие ее психологические механизмы. Обосновываются черты личностной зрелости, раскрывается их значимость для эго-идентичности личности.



Ключевые слова: личностная зрелость, черты личностной зрелости, динамическая структура

Личностная зрелость представляется одной из социально положительных и значимых характеристик человека. Вместе с тем, определение личностной зрелости как психологического понятия, по нашему мнению, остается скрытым за авторскими перечнями черт зрелой личности.

Нам представляется целесообразной задача более четкой дефиниции личностной зрелости. Это дало бы возможность согласовать научные взгляды относительно понятий «зрелая личность» и «личностная зрелость», а в дальнейшем решить задачи психологического сопровождения процесса достижения личностной зрелости.

Своим видением феномена личностной зрелости мы обязаны исследованиям Карла Юнга (2002), Гордона Оллпорта (2002), Леонида Бурлачука (2001), Дмитрия Леонтьева (2002), Нины Бордовской и Артура Реана (2004), Татьяны Титаренко (2001), Аарона Антоновского (1999). Из работ уважаемых ученых мы акцептировали соответствующие положения о том, что:



  1. трансформация – процесс развития личности, в ходе которого она приобретает целостность и завершенность, трансформация, переживаемая человеком в середине жизни, признак его индивидуации,

  2. личностная зрелость не связана необходимо с хронологическим возрастом, черты личности, важные для самоидентичности человека, составляют проприум – динамический центр личности, эти черты можно разделить на три типа – кардинальные, центральные и вторичные,

  3. черты личности – это обобщенные диспозиции, готовность действовать определенным образом,

  4. личностная зрелость является критерием личностного роста, в свою очередь, самодетерминация выступает главным феноменом личностной зрелости и проявлением личностного потенциала, который отображает меру преодоления личностью заданных обстоятельств, в конечном счете преодоление личностью самой себя,

  5. концепция личностной зрелости должна базироваться на представлении о единстве самоактуализации и самотрансценденции,

  6. ненормативный кризис – жизненный кризис, переживаемый личностью вне связи с переходами от одного возрастного этапа к другому, для творческой личности становится кризисом роста,

  7. понятие когерентности отображает стремление человека к пониманию сути противоречий и собственного отношения к ним, умение посоветовать самому себе и доверять себе в момент выбора.

Феномен личностной зрелости мы рассматриваем с точки зрения гуманистической парадигмы, в которой саморазвитие личности аксиоматично.

Предлагаем рассматривать личностную зрелость как динамическую личностную структуру, которую детерминируют некоторые механизмы, а содержанием являются черты, взаимоактивизирующие друг друга. Нам представляется, что динамичность личностной зрелости состоит как в особенности проявления самого феномена, так и в его внутренней структуре. Поэтому важно продемонстрировать, при воздействии каких психологических механизмов взаимодействие черт создает феномен личностной зрелости.

На рис. 1 показано становление личностной зрелости как динамической структуры, мы предлагаем начать ее рассмотрение с понятия личностного потенциала. По нашему мнению, наличие личностного потенциала обеспечивает естественность личностного роста. То есть человек развивается и самоактуализируется за счет собственных внутренних ресурсов. Тогда содержанием личностного потенциала, являющегося первопричиной становления личностной зрелости, мы видим долг, смысл и веру.

Личностно зрелого человека можно назвать ресурсным, который сам в себе находит силы для преодоления жизненных обстоятельств и самого себя. По нашему мнению, триада внутренних ресурсов обеспечивает личностно зрелому человеку компетентность во времени, то есть способность видеть и ощутить свою жизнь целостной.

Следствием кризиса долга, смысла и/или веры мы видим трансценденцию. Критические жизненные события являются условиями, во время которых формируется новый взгляд на действительность. Пытаясь понять самого себя, человек «сам задает себе нормы и связывает себя ними» (Г. Марсель, 1999), «совершает трансценденцию от себя как эмпирической индивидуальности к себе как к самобытной самости» (К. Ясперс, 1999). Таким образом, способность к трансценденции дает возможность личностно зрелому человеку не попадать в ситуации, а создавать сами ситуации для самосовершенствования, то есть быть «своим собственным «проектом» (А. Сартр, 1999).

Выход за рамки привычных жизненных правил, способов переживания личностного смысла отображается в экзистенциальном кризисе. Он может проявляться как «тоска от неадекватности жизненной стратегии» (Н. Хамитов, 2000). Выбор в экзистенциальной ситуации возможен при наличии сформированной личностной структуры, под которой мы понимаем личностную зрелость, которая, в свою очередь, необходима для построения эго-идентичности.

Формирование личностной зрелости мы склонны отнести к периоду 11 – 20 лет, который, в соответствии с эпигенетической теорией Э. Эриксона (2002), отмечен нормативным кризисом эго-идентичности. Тогда личностную зрелость можно рассматривать, как одну из границ континуума эго-идентичности («инфантильность» – «личностная зрелость»). Мы думаем, что личностная зрелость периода юности – это, говоря метафорично, больше «возможность быть», чем «ответственность быть».

Дальнейшее становление, «обновление» личностной зрелости мы видим через призму ненормативных кризисов, связанных с ситуациями выбора. На наш взгляд, динамика личностной зрелости связана с ощущением человеком своей социальной и личностной перспективности. Изменения в жизненной перспективе человек склонен воспринимать как стрессовые или кризисные, которые требуют от него выбора. Как нам кажется, такие жизненные ситуации можно отнести к ненормативным кризисам идентичности, когда снижается уровень самопонимания личности. В целях сохранения собственной целостности человек вынужден отказаться от понимания себя через отождествление с критериями внешнего мира. «Найти себя» он может через соотнесение себя с самим собой. Логично предположить существование некоторой личностной структуры, которая обеспечивает человеку возможность принять себя как смысл, быть аутентичным. В нашем понимании, этой структурой является личностная зрелость.

Такой ход рассуждений привел нас к определению личностной зрелости как эффекта самостоятельно пережитого человеком в зрелом возрасте ненормативного кризиса идентичности. Этот эффект представляет собой динамическую личностную структуру, проприум, важный для эго-идентичности.

Мы определяем личностную зрелость как эффект, поскольку видим ее как следствие ненормативного кризиса. Акцент на самостоятельности, а не конструктивности переживания ненормативного кризиса поставлен потому, что именно самостоятельность (состоятельность себя, в состоянии быть собой – авт.) показывает способность человека без посторонней помощи, полагаясь только на себя, выйти из сложной ситуации. Важно, что именно эта способность задекларирована в определении общей зрелости, которое было дано в гештальтпсихологии (В. Кондрашенко, Д. Донской, С. Игумнов, 1999).

Наиболее ярким показателем сформированной личностной зрелости является самодетерминация, которая, на наш взгляд, проявляется во взаимоактивации свободы и ответственности, которые можно рассматривать, как инструменты мировоззрения человека. Таким образом, самодетерминация не только сопутствует построению собственной системы ценностей человека, делает выбор психологически возможным, но и активизирует процесс трансформации, благодаря которому личность обретает завершенность и целостность – зрелую эго-идентичность. Возможно, окружающим этот результат виден как личностный рост. У человека появляется ощущение полноты внутренних ресурсов, новой жизненной перспективы, стремление к которой сопряжено с новыми ненормативными кризисами.

Поскольку мы рассматриваем личностную зрелость как динамическую структуру, считаем важным рассмотреть вопрос о механизмах, детерминирующих ее проявление. Авторское видение механизмов детерминации личностной зрелости проиллюстрировано рис.2.

Причину «возникновения» личностной зрелости мы относим к имманентному для личности саморазвитию. Саморазвитие рассматриваем как стремление человека сформировать в себе определенные качества и способности, при наличии которых, по его мнению, он сможет реализовать свой внутренний потенциал наиболее полно.

Таким образом, неизбежен самоанализ, который возможен за счет внутренней диалогичности человека. Дуальность человеческой сущности порождает внутренний конфликт, который может быть движущей силой развития при стремлении человека построить отношение к ситуации не на противоположностях, а на взаимосвязях. По нашему представлению, такая гармонизация внутреннего мира человека обеспечивается механизмами интенциональности и когерентности.

Интенциональность предлагаем рассматривать как направленность личности на создание самой себя и самоопределение. Создание себя может осуществляться или в рамках адаптации человека к заданным обстоятельствам, и, вследствие этого, проявляются новые качества личности, или путем выхода за рамки ситуации. Тогда человек меняет социальную роль, способ самопрезентации, отношение к себе таким образом, что он становится субъективно другим, таким, который компетентен преобразовать ситуацию внутреннего конфликта в ситуацию приобретения жизненного опыта.

Продуктивное решение внутреннего конфликта обуславливается, на наш взгляд, особым механизмом – когерентностью, которую мы склонны рассматривать как операциональный аналог жизненной компетентности. В когерентности проявляется самодостаточность: человек доверяет самому себе, поэтому собственного мнения ему достаточно для принятия решения. Это решение, как нам кажется, касается смелости быть самим собой.

Таким образом, возникает необходимость в личностной структуре, содержащей индикаторы аутентичности – личностной зрелости. Сформированная личностная зрелость создает возможность для самоизменения, самосоздания через самодетерминацию. Поле деятельности последней находится исключительно на сознательном уровне, тогда как целостность личности возможна при тотальности ее психики. Поэтому, мы думаем, включается следующий механизм – прегнантность.

Прегнантность обеспечивает насыщенность и завершенность формирующейся эго-идентичности подводя «недейственную» идентичность к трансформации, затрагивающей бессознательное. Прегнантность выступает механизмом сопоставления Я-реального с Я-истинным, ради которого был начат процесс самоизменений. Как стремление к содержательности прегнантность обеспечивает адекватность восприятия человеком того, что он может лишь приблизиться к Я-истинному, ощутить его в момент «пикового» опыта, но не стать им.

Результатом психологической трансформации становится обновленная эго-идентичность. Для ее сопоставления с целями саморазвития вновь включается механизм интенциональности, но уже в больше мере как активное отношение к самому себе – самоверификация.

Когда уяснено представление о значении личностной зрелости и механизмах, обуславливающих ее, предлагаем обратить внимание на содержание этой структуры, которым, по нашему предположению, являются черты – индикаторы эго-идентичности.

Признание личностной зрелости характеристикой с высоким уровнем социального признания привело нас к убеждению, что ее черты должны иметь социально-психологическую значимость. Ведь, с одной стороны, в соответствии с ними окружающие характеризуют человека как личностно зрелого, с другой, эти черты являются определяющими для эго-идентичности человека.

Результатом рассуждений стало предположение, что черты личностной зрелости можно определить как центральные диспозиции проприума личности – очевидные для окружающих черты личности, которые обуславливают готовность человека действовать с позиции зрелой личности.

С целью выделить черты личностной зрелости мы проанализировали характеристики продуктивно развивающейся личности, представленные в работах К. Юнга (2002), Г. Оллпорта (2002), В. Штерна (2001), А. Маслоу (1999), Э. Шострома (2001), Дж. Стивенса (1995), Г. Салливана (2001), А. Эллиса (1999) , К. Наранхо (2001), Ф. Перлза (1999), П. Вайнцвайга (2000), К. Холла (1999), Г. Линдсей (1999), С. Холлидея (1997), М. Чандлера (1997), П. Якобсона (2000), К. Абульхановой-Славской (2000), Н. Тутушкиной (1999), Г. Абрамовой (1999), Н. Бордовськой (2004), А. Реана (2004), Д. Леонтьева (2002), Г. Скрипкиной (2002), Н. Савчина (2002), Л. Овсянецкой (2001), Л. Лепиховой (2000), Т. Титаренко (2001). Это был первый шаг в экспликации центральных черт, характеризующих личностную зрелость. Вторым шагом было отделение от личностных черт индивидных (по А. Бодалеву, В. Столину, 2001).

Последующая экспликация – третий шаг – проводилась методом контент-анализа, который охватывал 157 единиц понятий, отображающих очевидные для психологов-ученых характеристики личности, которую, обобщенно, можно назвать зрелой. Черты были разделены по смысловым группам, в каждой группе были выделены наиболее яркие черты. В ходе последнего, четвертого шага экспликации была зафиксирована частота упоминания черт, в каждой группе была выделена одна черта-маркер.

Результатом контент-анализа личностных черт зрелой личности стали десять эксплицированных черт: синергичность, автономность, контактность, самопринятие, креативность, толерантность, ответственность, глубинность переживаний, децентрация, жизненная философия.

Выделенные черты личностной зрелости представляют, по нашему понятию, один полюс континуума эго-идентичности – «зрелость». Придерживаясь целостного подхода в описании личности, мы представили также черты полюса «инфантильность» (табл.1).

Таблица 1.

Психологические субстанции и акциденты личностной зрелости



Черты личностной зрелости

Проявления деперсонализации


Ответственность

Конформность

Креативность

Страх неопределенности

Децентрация

Эгоцентричность

Контактность

Отчужденность

Толерантность

Стремление доминировать

Автономность

Зависимость

Самопринятие

Самообвинение

Глубинность переживаний

Предпочтение регрессивных ценностей

Синергичность

Конфликтность

Жизненная философия

Десакрализация

В акцидентных чертах мы склонны видеть деперсонализацию личности, которую мы рассматриваем, как феномен утраты идентичности. Этот феномен может проявляться в склонности человека отрицать как свою личностную автономность, так и независимость других людей. Вместе с тем, мы не отрицаем, что деперсонализация может быть проявлением временной регрессии в процессе личностной трансформации. А последняя ведет к формированию целостности личности, выражающейся в зрелой эго-идентичности.

Предлагаем авторскую характеристику черт личностной зрелости, в которой раскрыто их содержание как диспозиций и представлена значимость для эго идентичности личности.

Синергичность – способность осознавать себя в качестве смысла. В эго-иденитичности функция синергичности состоит в обеспечении самодостаточности.

Синергичность проявляется в умении понимать взаимосвязанность противоположностей и вникать в суть вещей. Для синергичного человека характерна неконфликтность собственных ценностей. Он самодостаточен, то есть способен корректировать свою сущность соответственно пониманию смысла своей жизни. В отношениях с окружающими цельность его натуры проявляется в продуктивной деятельности, умении реализовывать свои замыслы.

В противоположность целостному мировосприятию, конфликтное обостряет несовместимость противоположностей и делает из них разногласия. Человека, которому свойственна конфликтность мировоззрения, не устраивает любое решение, которое он бы не принял. В межличностных отношениях склонность к конфликтности проявляется в противопоставлении «Я» – «Они», выборе конкуренции как наиболее подходящей тактики взаимоотношений, стремление к реваншу в случае неудачи. Для человека, склонного к конфликтности, характерны трудности в определении приоритетов, как собственных, так и во взаимоотношениях с окружающими. Вероятно, это может быть связано с недостаточно четко сформулированными жизненными принципами или/и недостаточным уровнем психологической культуры и культуры общения.

Автономность – готовность доверять себе и способность к самоопределению. В эго-иденитичности функция автономности состоит в сохранении аутентичности.

Автономность проявляется в умении человека самоорганизовываться, в характерном для него своем взгляде на мир, умении видеть и реализовывать собственную жизненную миссию. Для автономного человека характерен высокий уровень целеобразования, понимания личных ценностей, видения себя источником событий своей жизни. В отношениях с окружающими проявляет ассертивность, умеет достигать свои цели, используя собственные ресурсы. Результаты его деятельности оригинальны. Сотрудничая, гибко меняет лидерскую позицию на позицию помощника, не центрируется на собственном доминировании, склонен сравнивать уровень собственной компетентности, профессиональности с уровнем своих предыдущих достижений или с идеальными нормами, и, в меньшей мере – с достижениями других людей.

Противоположностью автономности является зависимость. Человек, проявляющий характеристики зависимости, как правило, не воспринимает и не хочет принимать окружающий мир таким, каким он есть. Он хочет жить в иллюзорном мире, наполненном ожидаемыми радостями. В реальном мире он ищет людей, которые бы заботились о нем, спасали его, и, таким образом, перекладывает на них ответственность за себя и свои действия. Создается впечатление, что люди, склонные к зависимости, боятся проживать собственную жизнь, поэтому стремятся навязать ее окружающим.

Контактность – способность быть откровенным в содержательном общении со значимыми людьми. В эго-иденитичности функция контактности состоит в готовности к самораскрытию.

Контактность проявляется в умении быстро налаживать взаимоотношения и сохранять их ценность на длительное время. Контактный человек умеет найти взаимопонимание с окружающими, склонен к открытому общению с людьми, которые для него интересны, с которыми у него схожие жизненные ценности. Располагает к себе тактичностью и искренностью общения, склонностью к помощи, инициативности и сотрудничеству. Запоминается как человек, которому характерен некоторый «магнетизм» личности, а также умением заинтересовать собой других и проявлять искренний интерес к окружающим. Контактный человек проявляет ненавязчивость и дипломатичность во взаимоотношениях, умеет предоставить обратную связь, то есть вовремя сообщить свое мнение относительно рассматриваемого вопроса. В общении стремится развивать философские, экзистенциальные темы, склонен рефлексировать относительно высказанных мыслей, поэтому общение для него – это источник самоизменения, личностной трансформации.

Люди, для которых характерна отчужденность, выстраивают собственное видение мира, в котором другие воспринимаются как чужие, а значит враждебные. Отчужденность закрывает для человека всю яркость и разнообразие мира, переживаний, смыслов. Психологическими причинами отчужденности могут быть трудности в становлении идентичности и аутентичности, когда человек не ощущает осмысленности жизни.

Самопринятие – способность относиться к себе, как к перспективному проекту. В эго-иденитичности функция самопринятия состоит в обеспечении самообъективации.

Самопринятия проявляется в умении человека признавать соразмерность собственных сильных и слабых сторон. Человек, которому характерно самопринятие, определился в собственных ценностях и уважает себя за то, что реализовывает свою миссию, позволяет себе быть счастливым безусловно, поэтому у него высокая самооценка. Он относится к себе с философским чувством юмора, то есть понимает относительность собственных успехов и, вместе с тем, не центрируется на неудачах. В отношениях с окружающими уважает их достоинство, терпимо относится к их недостаткам, считает, что заслуживает уважения к себе, спокойно воспринимает конструктивную критику.

Противоположностью самопринятия является самообвинение, при котором человеку характерно своеобразное «злорадство» над собой. При этом может прослеживаться некоторая фатальная обреченность, когда человек, все причины своих неудач только себе, даже не пытается что-то изменить. Люди, склонные к самообвинению, как будто ставят себе условие, при котором, чтобы жить полноценной жизнью, они должны «отстрадать». В увлечении самокритикой им кажется, что каждая следующая проблема недостаточно значительна, чтобы после ее решения позволить себе быть счастливым. Возможно, единственная проблема, которую они должны решить на пути к аутентичности – это отказ от самообвинений, ретрофлексии в пользу рефлексии.

Креативность – способность воплощать собственный взгляд на жизнь в результатах деятельности. В эго-иденитичности функция креативности состоит в самосотворении.

Креативность проявляется в способности человека реализовывать собственный потенциал, умении донести до окружающих авторское видение мира. Решения креативного человека характеризуются как целесообразные, оптимальные, поскольку он действует соответственно ситуации. Креативный человек способен больше, чем жить, он создает жизнь: вещи, проекты, ситуации, самого себя. Ему характерно стремление понять идею и реализовать ее. В общении с окружающими креативный человек умеет быть интересным, раскрепощенным, спонтанным.

Противоположность креативности – страх неопределенности, проявляющийся в избежании любых ситуаций выбора, прогнозирования и планирования будущего. Человек склонен воспринимать только все привычное, ему характерен низкий уровень адаптивности.

Толерантность – готовность к непредвзятому, безоценочному, аксиологическому восприятию людей и событий жизни. В эго-иденитичности функция толерантности состоит в понимании неконфликтности себя и окружающего мира.

Толерантность проявляется в способности реалистично воспринимать жизненные события и поступки окружающих. Толерантный человек принимает аутентичность других людей, поэтому не стремится доминировать над ними. Ему характерны неконфликтность, демократический стиль общения, уважение ценностей других людей, с которыми он умеет находить что-либо общее, не центрируясь на отличиях. Толерантность создает основу для безоценочного, многокритериального восприятия мира. Значимой становится уникальность человека или события.

Для интолерантного человека ситуация, в которой что-то происходит не так, как он этого хотел, становится дискомфортной. И не потому, что создается когнитивный диссонанс, а потому, ставится под сомнение первенство этого человека. Интолерантным людям характерно восприятие мира сквозь призму жестких стереотипов, с помощью которых раз и навсегда определено, что является правильным, а что нет, в какой последовательности должны происходить события. Стремление держать все под контролем продиктовано низкой оценкой собственной компетентности. Такие люди проявляют предвзятость по отношению к другим, воспринимая их односторонне, склонны разделять людей на «своих» и «чужих» и не признают других только потому, что они чем-то отличаются.

Ответственность – признание человеком себя автором и опекуном некоторого проекта, которым может быть какое-то дело, сам он или его жизнь. В эго-иденитичности функция ответственности состоит в реализации человеком смелости быть.

Ответственность проявляется в способности к поступку и самостоятельному принятию решения, в умении рисковать, а также завершать начатое дело. Ответственный человек свободно берет на себя обязательства, поскольку ей характерно чувство самоэффективности. Долг не воспринимается ею как бремя, провоцирующее самообвинения. Скорее, ответственный человек воспринимает необходимость патронировать некоторое дело, как возможность сделать что-то по-своему. Ему присуще ощущение свободы своей воли, поэтому он проявляет спонтанность в принятии решений и не ощущает ограниченности стереотипами или правилами. Вместе с тем, ответственность обеспечивает самопоследовательность, потому что человек видит взаимосвязь между своим поступком и его последствиями. В отношениях с окружающими ответственность проявляется как готовность к сотрудничеству, способность поддержать, быть надежным, самостоятельным.

Ответственности можно противопоставить конформность, понимаемую как приспособление человеком своего поведения и мыслей к правилам некоторой социальной группы. Человек побаивается самостоятельно упорядочить свою жизнь, все время ждет, чтобы за него приняли решение другие.

Глубинность переживаний (термин авт.) – способность к экзистенциальному восприятию мира. В эго-идентичности функция глубинности переживаний состоит в сохранении ощущения смысла собственного существования.

Глубинность переживаний проявляется в способности ощущать взаимосвязанность разнообразных аспектов жизни, проявлять заинтересованность к широкому кругу событий. Для человека, характеризующегося широким кругом переживаний, задекларированные им ценности являются действенными. Он не наблюдатель, а активный участник жизни. В общении с окружающими проявляет заинтересованность в их личности, способен любить людей и стремится заботиться о них, ценя их уникальность. У такого человека есть опыт духовных переживаний, благодаря которому он убежден, что жизнь имеет смысл во всех своих проявлениях.

Трудности преодоления эмоционально сложных переживаний могут быть причиной предпочтения регрессивных ценностей (термин А. Маслоу, 2001), то есть таких, к которым человек вернулся после того, как имел возможность пережить ценности бытия – смысл, добро, красоту, истину, человеколюбие, милосердие, познание, мужество, любовь. Человек мог испугаться силы переживаний, которая возникла в связи с этими ценностями, или разуверился в некоторых из них. Выбор регрессивных ценностей – комфорта, потребления, безопасности – без направленности на самосовершенствование и интерперсональное переживание ценностей делает жизнь человека более предвиденной, оберегает от «порывов души». Ценности безопасности и комфорта естественны для человека, когда они понимаются как жизненно необходимые для физического существования человека рядом с высшими ценностями, необходимыми для его духовной жизни.

Децентрация – способность к внутреннему диалогу и умение быть разным, оставаясь самим собой. В эго-иденитичности функция синергичности состоит в обеспечении самоверификации.

Децентрация проявляется как условие для самоанализа и понимания окружающих. Человек, умеющий децентрироваться, способен рассматривать явления с разных сторон, понимать и принимать то, что разные люди могут воспринимать что-то по-своему, умеет воссоздавать мысль собеседника, а также согласовывать различные взгляды и объяснять их. Для него характерно относиться к результатам своей работы без претензии на их совершенство, при решении проблем центрируется на задании, а не на собственной значимости. Децентрация предполагает соразмерность эгоцентричности и эмпатии: умеренный уровень эгоцентричности обеспечивает фиксацию собственной точки зрения, а высокий уровень эмпатии – возможность признать и понять другую точку зрения.

Противоположная черта – эгоцентризм – характеризует человека, склонного жестко придерживаться одной точки зрения – собственной, считая ее наиболее правильной. Такой человек не обязательно эгоист, но он центрируется только на своих ценностях и переживаниях. Создается впечатление, что эгоцентрики должны были бы быть успешными, благодаря направленности на себя. Но из-за нежелания и неумения рассматривать некоторую ситуацию или проблему разнопланово, они теряют эффективные способы решений.

Жизненная философия – осознавание человеком собственной реальности в контексте окружающего мира в поиске смысла жизни. В эго-иденитичности функция жизненной философии состоит в обеспечении самопротяженности.

Жизненная философия характеризуется четкостью сформулированных человеком собственных жизненных принципов, жизненной позиции и жизненного кредо. Жизненная философия личности проявляется в стремлении понять смысл жизни, а также в наличии осознанной концепции жизни и представлениях о человеческой природе. Человек со сформированной жизненной философией мыслит и относится к жизни позитивно, не смешивает цели и способі их достижения, самореализуется и определился в том, что именно он может изменить в своей жизни.

Если не сформировалось активного и неравнодушного отношения к жизни или оно искривилось из-за отчаяния, можно говорить о десакрализации, бессмысленности существования. Чаще всего к десакрализации приводит отчаяние – разочарование, влекущее за собой состояние угнетенности и бездействия. Человек утрачивает ощущение чего-то очень важного для себя, ощущает трудности в понимании границ своих возможностей, его не активизируют тайны познания, он закрывается от причастности к чувству величия (Бога, задума жизни, природы), заметной становится утрата значимости интенциональности как создания себя.

Можно отметить, что некоторые качества проявляются аккордно в нескольких чертах. На наш взгляд, это свидетельствует о взаимоактивации черт личностной зрелости.

Придерживаясь тезиса о том, что личностный рост – это научная метафора, отображающая изменения в уровне личностной зрелости, мы провели теоретическую верификацию выделенных черт личностной зрелости, соотнеся их с критериями личностного роста (С. Братченко, М. Миронова, 2002). Черты «ответственность», «децентрация», «автономность», на наш взгляд, сопоставимы с критерием ответственной свободы, «креативность» - с динамичностью, «контактность» и «толерантность» - с пониманием и принятием других, социализированностью, «самопринятие» - с принятием себя, «глубинность переживаний» - с открытостью внутреннему опыту переживаний, «синергичность» - с целостностью. Затруднения возникли с аналогом проявления в личностном росте жизненной философии личности. Предполагаем, что изменения содержания этой черты слишком приватны, чтобы быть очевидными в измеримых показателях.

В заключение представленного теоретического анализа феномена личностной зрелости представляются возможными такие выводы.



  1. Личностная зрелость - эффект самостоятельно пережитого человеком в зрелом возрасте ненормативного кризиса идентичности. Этот эффект проявляется как динамическая личностная структура, которая детерминируется механизмами интенциональности, когерентности, прегнантности, и содержит центральные черты проприума, важные для эго-идентичности: синергичность, автономность, контактность, самопринятие, креативность, толерантность, ответственность, глубинность переживаний, децентрация, жизненная философия.

Данная дефиниция позволяет пересмотреть соотношение понятий «личностная зрелость» и «зрелая личность». Нам представляется, что для гуманистической парадигмы понятие «зрелая личность» в большей мере можно считать такой же научной метафорой, как и «личностный рост». Личность психологи-гуманисты определяют как индивидуума, обладающего внутренними ресурсами изменения Я-концепции (К. Роджерс, 2001), самоопределяющуюся целостность (Т. Титаренко, 2001), человека, свободно и ответственно определяющего свое место среди других (Е. Исаев, В. Слободчиков, 1995). Исходя из этих определений, зрелость имманентна человеку, которого можно назвать личностью. При этом зрелость как возрастная характеристика является отдельной координатой развития человека.

Тогда личностная зрелость выступает критерием готовности личности к саморазвитию.



  1. Наличие черт самоактуализирующейся личности среди эксплицированных черт личностной зрелости, по нашему мнению, обосновывает, что самоактуализирующаяся личность не обязательно является личностно зрелой. Отделить черты самоактуальзиции представляется нецелесообразным, так как это обязывало бы провести четкую границу между личностной зрелостью и ее операциональным аналогом, а в связи с этим поставить под сомнение динамичность ее структуры.

Актуальна задача о некоторой «разноуровневости» черт личностной зрелости. На наш взгляд, она может иметь несколько решений, в зависимости от выбранных подхода к определению черты и концепции типологии. В разноплановой структуре черт, входящих в личностную зрелость, мы видим своеобразный стержень структуры личности, обеспечивающий ее целостность.

Может возникать вопрос относительно того, как люди с одинаковым набором черт, важных для эго-идентичности, могут быть аутентичными. Мы предлагаем обратить внимание, что черты личностной зрелости, рассматриваемые как диспозиции, отображают готовность человека сделать выбор быть собой, в то время как в аутентичности, на наш взгляд, проявляется смысл его выбора – зачем быть собой, а поиск этого смысла очевидно индивидуален.


Литература

  1. Абрамова Г. С. (1999) Возрастная психология. − Екатеринбург: Деловая книга

  2. Берулава Г. А. (2004) Методологические основы практической психологии. − М.: Изд-во Московского психолого-социального института; Воронеж: Изд-во НПО «МОДЭК»

  3. Бордовская Н. В., Реан А. А. (2004) Педагогика. − Спб.: Питер

  4. Братченко С. Л., Миронова М. Р. (2002) Личностный рост и его критерии //http://www.psyheya.ru/lib/ppsl_1.html

  5. Гуманистическая и трансперсональная психология. Хрестоматия / Сост. К. В. Сельченок (2000) − Мн.: Харвест, М.: АСТ

  6. Дьяченко М.И., Кандыбович Л. А. (2001) Психологический словарь-справочник. − Минск: Харвест, Москва: АСТ

  7. Жюлиа Д. Философский словарь (2000) / Пер. с франц. − М.: Междунар. отношения

  8. Слободчиков В. И., Исаев Е. И. (1995) Основы психологической антропологии. Психология человека: Введение в психологию субъективности. − Москва: Школа-Пресс

  9. Кондрашенко В. Т., Д. И. Донской, С. А. Игумнов (1999) Общая психотерапия. − Мн.: Высш.шк.

  10. Крэйн У. (2001) Теории развития. Секреты формирования личности. − СПб.: прайм-ЕВРОЗНАК, 2002

  11. Леонтьев Д. А. (2002) Личностное в личности: личностный потенциал как основа самодетерминации // Ученые записки кафедры общей психологии МГУ им. М. В. Ломоносова. Вып.1/Под ред. Б. С. Братуся, Д. А. Леонтьева //www.institut.smysl.ru/article/16.php

  12. Оллпорт Г. (2002) Становление личности: Избранные труды. – М.: Смысл, 2002

  13. Психологическая помощь и консультирование в практической психологии/ под ред. д-ра психол. наук, проф., акад. БПА М. К. Тутушкиной (1999) – Санкт-Петербург, Издательство «Дидактика Плюс»

  14. Психология личности в трудах отечественных психологов (2000) − СПб.: Изд-во Питер

  15. Психология личности. Т. 2. Хрестоматия (1999) − Самара: Изд-ий Дом БАХРАХ

  16. Скрипкина Т. П. (2000) Психология доверия. − М.: Издательский центр «Академия»

  17. Стивенс Дж. (1995) Приручи своих драконов (Как превратить свои недостатки в достоинства). − СПб.: Питер Пресс

  18. Фрейджер Ф., Фэйдимен Д. (2001) Личность: теории, эксперименты, упражнения. − СПб.: прайм-ЕВРОЗНАК

  19. Холл Келвин С., Линдсей Гарднер. Теории личности (1999)/ Пер. с англ. − М.: ЗАО Изд-во ЭКСМО-Пресс

  20. Холодная М. А. (1997) Психология интеллекта: парадоксы исследования. − Томск: Изд-во Томск. Ун-та, Москва: Изд-во Барс

  21. Эллис А. (1999) Психотренинг по методу Альберта Эллиса. – Спб.: Питер Ком

  22. Лєпіхова Л. (2000) Соціалізація та соціально-психологічна компетентність як рівні особистісної зрілості // Кроки до компетентності та інтеграції в суспільство: науково-методичний збірник / Ред. кол. Н Софій (голова) та ін. − Київ: Контекст

  23. Овсянецька Л. П. (2001) До питання про психологічні критерії зрілої особистості // Актуальні проблеми психології. Том 1: Соціальна психологія. Психологія управління. Організаційна психологія. − Київ: Інститут психології Г. С. Костюка АПН України

  24. Психологія особистості: Словник-довідник / За редакцією П. П. Горностая, Т. М. Титаренко (2001) − К. : Рута

  25. Савчин М. В. (2002) Духовні кризи: їх причини та деякі шляхи подолання // Спадкоємність та інновації в українській психологічній науці (Матеріали міжнародної науково-практичної конференції) (частина 1), Київ − Хмельницький − Кам’янець-Подільський

  26. Титаренко Т. М. (2003) Життєвий світ особистості: у межах і за межами буденності. − К.: Либідь

  27. Хамітов Н.., Гармаш Л., Крилова С. (2001) Історія філософії. Проблема людини та її меж. − Київ: Вид-во Наукова думка

  28. Antonovski A. (1999) Rozviklanie taemnici zdrovia. − Warshava


самодетерминация

(владение инструментами мировоззрения, взаимоактивации свободы и ответственности)

личностная зрелость

(преодоление кризиса сомнений в существовании онтологического ядра, независимого от внешнего мира, возможность выбора в кризисной ситуации)



эго-идентичность

(проявляется в способности сохранять внутреннюю целостность между собственной целостностью и тождественностью, данной другими)



Рис. 1. Динамическая структура личностной зрелости

экзистенциальный кризис

(проявляется как тоска от неадекватной жизненной стратегии, рассматривается как норма для периода зрелости)


криза ідентичності

трансценденция

(выход за рамки природного опыта)



личностный потенциал

(внутренние ресурсы, проявляется в способности преодолевать заданные обстоятельства)



трансформация

как одна из тенденций личности



ненормативный кризис идентичности

(ситуация, сопряженная с изменениями жизненной перспективы, проявляется в отсутствии самопонимания, диффузности идентичности)





интенциональность

как направленность на создание самого себя и самоопределение



когерентность

доверие к самому себе, самоэффективность, компетентность



прегнантность

стремление к упорядоченности завершенности






Рис.2. Механизмы детерминации личностной зрелости
Каталог: konkurs
konkurs -> Департамент образования и науки, молодежи и спорта Луганской областной государственной администрации Луганский областной центр поддержки молодежных инициатив и социальных исследований
konkurs -> Психологический анализ конфликтности младших школьников Г. Г. Бекмаганбетова
konkurs -> Восприятие благотворительной деятельности жителями малого города
konkurs -> Менеджер®
konkurs -> Руководитель 3 Департамента фскн россии
konkurs -> Связь эмпатии у подростков и их матерей в семьях с разными типами родительского отношения
konkurs -> Тезисы докладов ХLI самарской областной


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница