Эмоции и личностные смыслы



страница1/4
Дата20.05.2016
Размер302 Kb.
  1   2   3   4
ЭМОЦИИ И ЛИЧНОСТНЫЕ СМЫСЛЫ

Неосознаваемые мотивы проявляются в сознании, но в особой форме - в форме эмоций и личностных смыслов.

В теории деятельности эмоции - это отражение отношения ре­зультата деятельности к ее мотиву. Если, с точки зрения мотива, деятельность проходит успешно, то возникают положительные эмоции, а если неуспешно, - отрицательные.

Под эмоциями в основном подразумевают сильные психические состояния, обычно связанные с возбуждением или высоким уровнем энергии и дающие начало чувствам и страстям. Кроме того, каждое такое состояние обычно характеризуются валентностью или направленностью. Так, удивление, эйфория, гнев или страх, различаясь по степени положительности или отрицательности, являются вместе с тем сильнодействующими переживаниями.

В жизни человека практически нельзя выделить ни одного состояния, которое бы не переживалось субъективно. Эмоции пронизывают всю жизнь человека от инстинктивных порывов до высших форм социальной деятельности. Мир эмоций разнообразен. Гаммы ощущений сопровождают многочисленные потребности живых существ и разные формы их удовлетворения, практически все поведение. Все поступки человека связаны с ощущением самого себя и своего отношения к окружающему миру. Эмоции позволяют каждому живому существу надежно оценивать свое состояние и воздействие факторов окружающей среды, а также предвидеть эти воздействия. Общее благосостояние человека и различные недомогания также тесно связаны с характерными эмоциональными ощущениями.

Эмоции играют огромную приспособительную роль :

- эмоции возникли в эволюции и закрепились как средство оценки внутренних метаболических потребностей живых существ и их удовлетворения;

- эмоции имеют межличностный информационный смысл;

- эмоции участвуют в оценке внешних воздействий.

Кроме того, эмоции - важный показатель неосознаваемых мотивов. Они могут быть ключом к их разгадке. И работа по осозна­нию мотивов может происходить на основе анализа эмоций (по ка­кому поводу они возникали и какого свойства они были: положи­тельные или отрицательные).



Личностный смысл - это переживание повышенной субъектив­ной значимости предмета, действия, события. Личностный смысл обнаруживается тогда, когда нейтральный объект начинает пере­живаться как субъективно очень важный. Сильный мотив вовлека­ет в поле своего действия большой круг предметов, которые стано­вятся личностно значимыми.

Работа по осознанию собственных мотивов (рефлексия) очень сложна. Она требует интеллектуального и жизненного опыта. Результатом такой работы является самопозна­ние, самоусовершенствование, повышение личностной и профессиональной компетентности.

Знание основ теории деятельности позволяет содержательно анализировать реальную и нормативную деятель­ность.

Под нормативной деятельностью мы понимаем не стереотип­ную, алгоритмизированную, жестко детерминированную деятель­ность, но такую, которая содержит в себе смыслы, мотивы, цели, ее основные действия, операции.



ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ РАЗВИТИЯ ДЕПРЕССИИ

1-ый психологический механизм, участвующий в образовании депрессии, принцип, по которому работает наш мозг и в норме, именуется «принципом доминанты». Сущность принципа доминанты состоит практически в последующем: когда возбуждается некий центр мозга, он равномерно оказывается доминирующим и подавляет (тормозит) работу других центров мозга. Более того, возбуждение, возникающее в этих недоминантных центрах, перенаправляется на поддержание и усиление господствующего центра.
Другими словами, при депрессии появляется практически патовая ситуация! У человека формируется «депрессивная доминанта» (система функционирования нашего мозга с надлежащими реакциями, ответами, взаимосвязями, депрессивными идеями и т. д.). А другие центры мозга при всем этом, напротив, тормозятся, и даже больше того — отдают свое возбуждение разрастающейся депрессии. Человек, страдающий депрессией, оказывается в типичном замкнутом круге конкретно из-за принципа доминанты. Если мы пытаемся его развеселить, ему становится еще ужаснее. Если мы пытаемся его отвлечь, он с необычным (но не для физиолога либо психоаналитика!) упорством ворачивается к своим прежним идеям и подавленности.

Проще говоря, после того, как человек зафиксировался на каком-то депрессивном переживании, оно — это переживание — начинает завоевательную стратегию. И если депрессивный очаг организовался поначалу внекий одной части мозга, то очень скоро он распространится и на остальные его отделы. Было «плохо» что-то, станет «плохо» всё. Доминанта депрессивного хворого, как будто темная дыра, сжирает всё и вся и, невзирая на все усилия, только вырастает и возрастает. Потому никакое исцеление, не считая строго и научно обоснованного антидепрессивного — фармакологического и психотерапевтического, — не возымеет деяния.



2-ой психологический механизм, играющий одну из наиважнейших ролей в развитии депрессии, — механизм «динамического стереотипа» (либо, проще говоря, — привычки). Так как человек ко всему привыкает, то он полностью способен привыкнуть и к собственному депрессивному состоянию. Как понятно, биться с привычкой — дело непризнательное. Депрессия удерживается в нашей голове не сама по для себя, а по механизму динамического стереотипа. Привычка мучиться может быть просто привычкой мучиться, и это совсем не непременно депрессия. Но зато сам психический механизм привычки может сыграть с нами злую шуточку, если у нас развивается депрессия. Тут появляется типичный грешный круг — мы впадаем в депрессию, свыкаемся с этим, а позже уже не способен из ней выйти. Более того, если депрессия у нас появилась в один прекрасный момент, и мозг научился быть «депрессивным», то в следующем риск появления депрессии у нас значительно растет. Если есть заготовленный шаблон, то под него всегда проще подогнать новые происшествия. И самое ужасное, что природа предугадала био механизм защиты нашей привычки от конфигураций. Поэтому каждый раз, когда мы будем пробовать переломить эту свою патологическую склонность к печали и тоске, мозг будет автоматом сопротивляться этим попыткам, генерируя тревогу и внутреннее напряжение, как будто бы желая наказать нас за пробы поменять закоренелое в нашем мозгу положение дел. Так как же депрессия и появлялась для этих целей, другими словами для того, чтоб мы совладали с разрушительной силой волнения, то подобные реакции нашей психики только усиливают депрессивные реакции.

3-ий основополагающий психологический механизм, который верховодит нами в состоянии депрессии, связан со специфичностью того, что именуется языком (либо речью). Мы обычно думаем, что сознание — это «ясный рассудок», а безотчетное — это «темные силы». В каком-то смысле это вправду так, но у сознания с безотчетным очень непростые дела, трудно организованные, коррумпированные связи. Охото мыслить, что мы — существа разумные, а наше сознание полностью управляет нашим подсознанием. Блажен, кто верит, и еще он не застрахован от развития тяжеленной депрессии, так как ситуация по сути тут прямо обратная. Это не сознание управляет нашим подсознанием, а подсознание управляет нашим сознанием. Сознание послушливо исполняет все аннотации, исходящие «снизу», и, не достаточно того, еще вожделеет перед этим «низом» выслужиться. А поэтому, если в подкорке посиживает негативная эмоция, сознание не станет убеждать нас в том, что всё отлично. Напротив, оно будет всеми вероятными методами взращивать и пестовать пессимистическую, депрессивную идеологию.

ФОБИИ

Современные люди живут в век высокоразвитых технологий и торжества знаний. Казалось бы, большинство аспектов проявления жизни на самых разнообразных уровнях изучено достаточно тщательно. Те странные явления или факты, которые пугали предков людей, давно перестали принимать угрожающий вид. Тем не менее, фобии человека продолжают преследовать его, выражаясь в паническом опасении множества из проявлений жизни в ноосфере.

Страх, как таковой процесс – свойство человека, которое во многом способствует сохранению жизни и здоровья индивиду, уберегая его от неоправданного риска или серьезной опасности. Вместе с тем, фобия человека представляет собой неконтролируемое опасение вымышленных угроз, то есть таких, которые либо очень далеко и неспособны навредить, равно как и тех, которые вообще могут быть безопасными.

Фобии могут носить самые разнообразные проявления. На сегодняшний день наука знает примерно 300 фобий, подробно описанных специалистами психологами. Наиболее часто эти расстройства возникают по причинам невротического характера вследствие стрессов или потрясений психического рода. Гораздо реже фобии являются следствием органических поражений мозга, вызванных травмами или болезнями. Фобия характеризуется постоянным напряжением психо-эмоциональных процессов, которые заключаются в проявлении необоснованного страха, при этом возникает сильное чувство обеспокоенности и тревоги. Катализатором панического состояния выступает ситуация или предмет, который, собственно, и вызвал фобию.



Механизмы развития фобии

К сожалению, медицина относительно зарождения и развития фобий еще не выработала ясную картину. Впрочем, стал известен характер предрасположенности людей к возникновению расстройства. Наибольшим образом в плане образования фобий играет генетический фактор. В 80% случаев фобии, а также их разновидности — панические атаки возникают у потомков тревожных родителей. Беспокойные родители уже генетически передают своим потомкам тревожный способ восприятия мира. Более того, сам процесс воспитания будет основан на формировании панических представлений о чем-либо. Это способствует формированию специфических черт характера – мнительности, подозрительности, недоверия, у ребенка развивается стремление постоянно контролировать текущую ситуацию. Учитывая всевозможные жизненные ситуации, которые сопровождаются сильными стрессами, можно в определенной долей вероятности судить о том, что механизмы возникновения фобии реализуются в таком индивиде рано или поздно.Самое раннее проявление фобии возникает спонтанно и сопровождается:



  • сильный приступ страха;

  • учащенным сердцебиением;

  • проявляется потливость ладоней;

  • озноб и необъяснимый жар тела;

  • потеря концентрации и ориентации в пространстве;

  • опасения серьезной болезни или даже смерти.

Порой фобии преследуют человека с самого детства. Сильнейший стресс, который возник при контакте с определенным предметом, существом либо явлением, настолько проник в память и сознание, что фобия затем терзает человека очень долго. Примерами могут служить укус собаки, демонстрация друзьями огромного паука, пребывание (особенно помимо воли ребенка) на огромной высоте и многие другие.Вполне может быть ситуация, когда человек попросту забывает о стрессовой ситуации давних лет. В таком случае побороть беспричинные страхи становится еще сложнее.

Фобии человека настолько разнообразны, как сама жизнь. Выделяя несколько сотен фобий, медики свое внимание фокусируют на ряде наиболее часто встречающихся страхов и опасений:



  • Фобия высоты – иррациональное опасение высоты. Если страдающий фобией человек оказывается на высотном объекте, он испытывает ужас и панику, становится неуправляемым.

  • фобия болезней лежит во внутреннем способе восприятия мира человеком. Очень многие пациенты клиник идут туда не потому, что испытывают реальные проблемы, а потому, что опасаются расстройств, испытывая страх.

  • фобия чистоты. Верминофобия проявляется в патологическом неприятии грязи, человек может резко расстроиться и впасть в ступор. Сопровождается непреодолимой тягой к наведению порядка, регулярным уборкам и т.п.

  • фобия насекомых. Страх и отвращение перед насекомыми. Часто провоцируется взрослыми, которые навязывают детям мысли о «неприятных жуках» и т.п.

  • фобия одиночества. Страх остаться одному. Больной не желает быть одиноким ни на минуту, не может спать в одиночестве. В противном случае может впасть в паническое состояние, потерять контроль, проявить агрессию и истерию.

  • фобия смерти – страх умереть. Часто сопровождает пожилых людей, а также детей с повышенной впечатлительностью.

  • фобия грязи. Страх грязи может сопровождаться постоянным ощущением неаккуратности, присутствия грязи везде и всюду: на руках и теле, на столе, постели и т.п.

  • фобия преследования – навязчивое состояние, которое сопровождается представлениями человека о вымышленной погоне за ним, постоянном преследовании. Развивается на фоне автаркии и крайней подозрительности;

  • фобия старости. Мысли про естественные жизненные процессы – рост, зрелость и достижение старости – могут пугать и вгонять в паническое состояние людей, склонных к страхам.

  • фобии тишины. Современная фобия, выражающаяся в развитии беспокойства при внезапном формировании тишины в помещении или на улице.

  • фобия воды может развиться от глубокого потрясения детства: перевернулась лодка в море, сильный шторм, большая волна и т.п.

МАНИИ

Как научный термин, мания издавна служит для обозначения определенной формы душевного расстройства. Существенные свойства этой формы болезни заключаются в ускорении течения идей и усилении двигательных импульсов.

Обыкновенно развитию мании предшествует непродолжительный период психического угнетения (меланхолии, депрессии), характеризуемого как раз противоположными свойствами. Спустя несколько недель после появления такого угнетенного, подавленного состояния, с больным происходит иногда постепенно, иногда довольно быстро, резкая перемена. Он становится болтливым, перескакивает с одного предмета на другой, склонен к шуткам, подбору рифм, смехотворным замечаниям. Вместе с тем, устанавливается благодушное настроение и повышенное самочувствие, все больному представляется в розовом цвете, он чувствует себя способным к большим трудам, крупным предприятиям, преодолению всех препятствий; ему весело на душе, он испытывает потребность обнаружить это веселье в песнях, шумном обществе, угощении приятелей и незнакомых лиц. Однако, настроение больного неустойчиво, он легко раздражается, впадает из-за ничтожного противоречия в гнев, внезапно без видимой причины способен зарыдать, но так же быстро опять возвращается к смеху и шуткам, которые легко принимают характер оскорбительных и цинических выходок.

Если психическое расстройство не идет дальше этих легких изменений, совокупность которых напоминает картину алкогольного опьянения, то врачи имеют дело с видом мании, называемыми "маниакальной экзальтацией".

Эта легкая картина болезни может продержаться несколько дней или недель, и отсюда возможен исход к выздоровлению путем постепенного возвращения к норме, или же наступает дальнейшее развитие мании. В последнем случае ускорение течения идей усиливается до настоящего бегства или вихря их, и тогда связное мышление становится уже невозможным.

В то же время обыкновенно в сознании являются идеи величия. Двигательное возбуждение выражается в громких криках, безостановочном наборе слов, усиленной жестикуляции руками и ногами, прыганье, склонности рвать и разрушать все, что попадается под руки. При еще большей интенсивности болезни наступает полная спутанность, помрачение сознания и сильнейшее буйство. В таком виде мания может тянуться несколько недель или месяцев, причем за время течения болезни обыкновенно происходят колебания в интенсивности ее проявлений; при очень длительном течении, последняя вообще понижается. Большей частью психическое расстройство при мании, даже при легких формах ее, сопровождается упорной бессонницей.

Во многих случаях мания представляет самостоятельную форму болезни, и тогда она дает большой процент полного выздоровления.

Нередко, однако, мания представляет лишь эпизодическое проявление сложных, хронических душевных расстройств, таких как, например, прогрессивный паралич, периодическое, эпилептическое помешательство, и тогда исход лечения определяется свойствами основной болезни; в этих случаях, мания может пройти, но психическое расстройство не исчезает, а принимает лишь другую форму. Причины и лечение мании совпадают с соответственными данными о душевных болезнях вообще.



Экспериментально-психологическое направление исследований в патопсихологии.

Патопсихология, как и любая другая отрасль психологии, опирается на систему методов, сложившуюся в современной психологической науке. Однако характер стоящих перед ней задач и особенности предмета исследования определяют специфику выбора используемых методов и методик, технологии их применения. Патопсихологическое исследование является комплексным, так как его целью является выявление не отдельных компонентов, а целостной структуры психической деятельности психически больных людей. Основным методом патопсихологии, по мнению отечественных патопсихологов является эксперимент, а в качестве дополнительных используются наблюдение, беседа, анализ продуктов деятельности, анализ истории жизни заболевшего человека (анализ анамнестических сведений), сопоставление экспериментальных данных с историей жизни. В последнее время в патопсихологии (вернее, клинической психологии) активно используются психодиагностические методы и методики (тесты, проективные, опросные).

Сущность патопсихологического эксперимента, как и любого другого психологического эксперимента, заключается в искусственном создании условий, выявляющих те или иные особенности психической деятельности человека. Преимущества эксперимента перед наблюдением заключаются в том, что изучаемое явление специально создается или вызывается, поэтому оно может многократно наблюдаться и объективно регистрироваться в специально созданных варьирующихся условиях. С. Я. Рубинштейн указывала, что именно благодаря эксперименту причина явления отделяется от условий, в которых оно развивается, становятся известными условия, усиливающие, ослабляющие или уничтожающие данное явление, т. е. становится возможным познание самой сущности явления.

Наряду с общими чертами, присущими патопсихологическому эксперименту и экспериментально-психологическому исследованию здоровых людей, между ними имеются существенные различия. Основное различие как раз заключается в том, что патопсихолог обследует пациента, страдающего психическим заболеванием. Само психическое заболевание, по сути, является особым естественным экспериментом, который природа ставит над психикой. Поэтому в патопсихологическом эксперименте, наряду с воздействиями экспериментатора, на проявления психической деятельности оказывают влияния не контролируемые, а лишь фиксируемые психологом воздействия, обусловленные болезнью. Другими словами, патопсихологический эксперимент является одновременно спровоцированным экспериментом и экспериментом, на который ссылаются. Как известно, под спровоцированным экспериментом понимают такой эксперимент, при котором экспериментатор воздействует на независимую переменную и наблюдает вызванные его вмешательством результаты, а об эксперименте, на который ссылаются, говорят в тех случаях, когда изменение независимой переменной происходит вне связи с деятельностью экспериментатора.

В отличие от обычного экспериментального исследования (особенно его психодиагностического варианта), патопсихологический эксперимент, по сути, является совместной деятельностью экспериментатора и испытуемого, в контекст которого тесно вплетено общение. В реальной жизни человек, выполняющий какую-либо деятельность, особенно если он еще не овладел ею, обязательно вступает в контакты с другими людьми по ее поводу. Зачастую именно неумение наладить контакт, попросить о помощи, адекватно принять ее, приводит к неуспеху в освоении и выполнении деятельности, поэтому в экспериментальной ситуации психолог не только может, но и должен вступать в общение с испытуемым по поводу экспериментального задания или ситуации, в которой оно реализуется. Как известно, требования, предъявляемые к проведению психодиагностических методов (особенно тестовых), сводят к минимуму или запрещают свободное общение экспериментатора и испытуемого.

Существенные отличия наблюдаются и в технологии проведения психодиагностического и патопсихологического эксперимента. Технология проведения тестовых методик строго регламентирована, требует создания унифицированных стандартных условий. Психолог должен жестко придерживаться имеющегося алгоритма проведения исследования. Такое требование отвечает основной цели психодиагностического исследования – сопоставлению психологических показателей. Так как перед патопсихологом стоит иная цель – выявление качественного своеобразия протекания психической деятельности конкретного больного, то требования стандартизации, жесткой регламентации процедуры исследования здесь неуместны. Патопсихолог, конечно же, создает определенную программу исследования, но такая программа является всегда вариативной, изменчивой, не жестко алгоритмизированной, так как совместная деятельность психолога и испытуемого развивается в реальной ткани их взаимодействия, всегда индивидуальна и неповторима и поэтому не может быть жестко задана заранее. С. Я. Рубинштейн (1965) видела три способа видоизменения условий, влияющих на психическое состояние обследуемого и уменьшающих либо увеличивающих присущие больному психологические изменения. Первый способ заключается в изменении ситуации, в которую на время опыта помещается больной. Второй наиболее часто применяемый способ заключается в специальном варьировании деятельности больного. Третий способ отличается от предыдущих тем, что изменение состояния психических процессов у больного достигается введением определенных фармакологических препаратов.

Это разделение способов воздействия на психическую деятельность больного в патопсихологическом эксперименте необходимо учитывать для соблюдения «чистоты» преследующего определенные цели опыта. В то же время в обычно проводимых патопсихологических исследованиях могут наблюдаться элементы перечисленных трех способов воздействия на независимую переменную. Так, можно исследовать состояние внимания у больного в абсолютной тишине либо в обстановке специально воспроизводимых шумов. Исследование памяти по методу заучивания десяти слов можно сочетать с введением стимулирующих и тормозящих деятельность коры большого моз-га препаратов (брома, кофеина).

Вот поэтому патопсихологическое исследование и является более сложным, более тонким инструментом психологического познания, так как оно осуществляет переход от фиксации внешних проявлений психических нарушений к выявлению их внутренних механизмов.

Еще одной особенностью патопсихологического эксперимента является необходимость обнаруживать не только структуру измененных, но и сохранных форм психической деятельности больного. Это позволяет, во-первых, реализовать системный подход в исследовании психики больного. Именно характерное сочетание сохранных и нарушенных сторон психической деятельности определяет своеобразие патопсихологических синдромов, на выявление которых, в сущности, и направлено все патопсихологическое исследование. Во-вторых, обнаружение сохранных сторон психики при патопсихологическом эксперименте особенно важно при реализации психокоррекционных мероприятий. На необходимость такого подхода указывал в свое время А. Р. Лурия, говоря о том, что успешность восстановления нарушенных сложных психических функций зависит от того, насколько восстановительная работа опирается на сохранные звенья психической деятельности.

Для того чтобы патопсихологический эксперимент мог выявить сохранные звенья измененной психической деятельности, он должен быть направлен не только на анализ результатов этой деятельности. Более важными для выявления сохранных компонентов деятельности и для прогноза восстановления функций являются данные о том, как больной осуществляет поиск решения, насколько он восприимчив к оказываемой ему помощи, может ли он ею воспользоваться. Решение такой задачи становится возможным, как уже отмечалось, за счет активной позиции, которую занимает патопсихолог в проведении исследования.

Такой сложный характер патопсихологического эксперимента сказывается на технологии его проведения, требует от патопсихолога учета взаимосвязи множества факторов, влияющих на ход и результат психической деятельности больного. Поэтому в основе патопсихологического экспериментального исследования должны лежать принципиально иные, нежели в других экспериментальных исследованиях (например, психодиагностических), методологические и методические принципы. Б. В. Зейгарник сформулировала ряд принципиальных положений, на которых должно базироваться экспериментальное исследование, отвечающее целям и задачам патопсихологии.

Основным принципом построения патопсихологического экспериментального исследования является принцип качественного анализа особенностей протекания психических процессов больного. При использовании методов, направленных на измерение психических функций, не могут быть учтены ни особенности психической деятельности, ни качественная сторона нарушений, ни возможности компенсации, анализ которых является необходимым при решении клинических задач, в первую очередь связанных с психокоррекцией. Путем измерения выявляются лишь конечные результаты работы, сам же ее процесс, все многообразие качественных особенностей деятельности испытуемого остаются «за кадром» научного познания. А это противоречит целям и задачам патопсихологического исследования, которое должно быть направлено как раз на раскрытие психологических механизмов, закономерностей распада психической деятельности больного, а не на констатацию наличия у него отклонения от нормы.

В отечественной психологии сложился вполне определенный взгляд на природу психического, согласно которому психические процессы формируются прижизненно в ходе присвоения общественно-исторического человеческого опыта в процессе деятельности и общения. Поэтому патопсихологический эксперимент должен быть направлен не на исследование и измерение отдельных психических функций, а на исследование человека, совершающего реальную деятельность, на выявление механизмов нарушений деятельности и возможностей ее восстановления. Качественный анализ особенностей протекания психических процессов больного, в противовес сугубо количественному измерению результата этого процесса, является основополагающим принципом построения патопсихологического экспериментального исследования. Качественный подход позволяет патопсихологу не столько определить, каков уровень развития той или иной психической функции, насколько он соответствует или не соответствует нормативному стандарту, сколько ответить на вопрос, как осуществлялся сам психический процесс, чем были обусловлены выявляемые ошибки и трудности.

Приоритет качественного анализа не означает полного отказа от количественных характеристик экспериментальных данных. Естественно, количественные показатели, статистическая обработка материала должны использоваться там, где поставленная задача этого требует и допускает, но количественный анализ не может заменить собой качественную характеристику нарушений психики.

Использование качественного анализа в патопсихологическом экспериментальном исследовании позволяет успешно решать одну из самых сложных диагностических задач – получение данных для постановки дифференциального диагноза. Как известно, различные психические расстройства могут проявляться сходным образом в нарушениях познавательной деятельности, поведения. За одним и тем же патопсихологическим симптомом могут стоять различные механизмы. Например, нарушение опосредованной памяти в одном случае может быть связано с нарушением умственной работоспособности (при астениях органического генеза), в другом – с нарушением целенаправленности мотивов (у «лобных» больных, при шизофрении), в третьем – со снижением уровня обобщения (при олигофрении, деменции). Другими словами, характер нарушений психики не является специфическим для того или иного заболевания или формы его течения, он является лишь типичным для них и может быть оценен лишь в комплексе с данными целостного патопсихологического исследования. Т. е. анализ патопсихологических данных должен носить не только качественный, но и системный характер. В патопсихологии необходим не столько симптоматический, сколько синдромальный анализ (А. Р. Лурия).

Реализации этого требования способствует вытекающий из основного принципа патопсихологического исследования принцип моделирования психической деятельности, т. е. той деятельности, которую человек осуществляет в своей повседневной жизни (в процессе учебы, профессиональной деятельности, общения). Б. В. Зейгарник приравнивала экспериментальное патопсихологическое исследование к широко используемому в медицинской практике методу «функциональной пробы», который состоит в испытании деятельности какого-либо органа или системы. В патопсихологическом эксперименте роль такой функциональной пробы могут играть экспериментальные задания, при решении которых актуализируются познавательные действия и личностное отношение больного к заданию, к экспериментальной ситуации в целом. Другими словами, экспериментальное патопсихологическое исследование должно выступать в роли агента, который «провоцирует» проявление своеобразия психической деятельности больного и системы его отношений к себе и окружающему.

Патопсихолог должен рассматривать все компоненты экспериментальной ситуации, все, что происходит во время и по поводу эксперимента, так как ситуация эксперимента является отрезком реальной жизни, в которой всесторонне проявляются особенности личности и деятельности больного. Другими словами, экспериментальную ситуацию можно рассматривать как модель реальной жизненной ситуации больного, как отрезок его реальной жизни. Такой подход к патопсихологическому эксперименту делает его прогностичным. Например, если во время экспериментального исследования ребенок самостоятельно не замечает допущенных им ошибок, но при стимулирующей помощи может их скорректировать, то велика вероятность, что низкие результаты его учебной деятельности также обусловлены несформированностью саморегуляции познавательной деятельности и вместе с тем могут быть улучшены.

Понимание патопсихологического исследования как модели реальной психической деятельности больного требует пристального анализа всех элементов поведения во время его проведения: реакций на инструкцию, на содержание экспериментальных заданий, на трудности и ошибки, возникающие в ходе их решения, на оценки результатов действий самим испытуемым и экспериментатором, на оказываемую больному помощь, на изменение условий протекания деятельности и т. п.

Еще одним важным принципом патопсихологического исследования является обязательный учет роли личностного компонента в психической деятельности. Рассматривая высшие психические функции как сложные виды психической деятельности, необходимо признать, что выполняют мыслительную, перцептивную, мнестическую деятельность не мозг, не мышление или восприятие (память) сами по себе. Субъектом любой деятельности, в том числе и перцептивной, мнестической, мыслительной, является личность, т. е. человек, являющийся носителем системы социальных отношений.

Другими словами, сущность психических и психопатологических явлений раскрывается не только в процессе и результатах деятельности человека, но и в системе отношений человека к этой деятельности, к ситуации, в которой эта деятельность разворачивается. На это указывал в свое время В. Н. Мясищев. Отношения человека связаны со структурой его личности, с его потребностями, мотивами, с его эмоциональными и волевыми особенностями. Под влиянием болезни у человека зачастую возникают патологические изменения личности, которые оказывают существенное влияние на протекание всей психической деятельности в целом, так как именно личность является субъектом деятельности. Индикаторами патологических изменений личности являются изменения системы отношений человека к себе и окружающему. У него скудеют интересы, мельчают потребности, действия теряют целенаправленность, становятся бездумными, человек перестает регулировать свое поведение, адекватно оценивать свои возможности. Причем эти изменения проявляются как в реальной жизни, так и в искусственно созданной экспериментальной ситуации. Поэтому само отношение больного к ситуации, к себе, а не только ход и результат деятельности, должно стать предметом исследования, должно быть отражено в построении эксперимента.

Таким образом, можно выделить следующие принципы построения патопсихологического экспериментального исследования:

- системный качественный анализ психической деятельности больного;

- моделирование психической деятельности в экспериментальных условиях;

- апелляция к личности больного, актуализация его личностных отношений;

- активная позиция патопсихолога во время эксперимента, рассматриваемого как совместная с испытуемым деятельность;

- выявление не только нарушенных, но и сохранных сторон психической деятельности .

Точность и объективность результатов, полученных в процессе экспериментально-психологического исследования, обеспечиваются тщательной регистрацией данных и проверкой их в повторных опытах, а также при исследовании другими методами. Для патопсихологического обследования характерно применение большого количества самых разнообразных методических приемов, так как только сопоставление результатов различных методов позволяет достаточно объективно судить о характере, глубине, качестве и динамике нарушений психики больного.

Практическое применение.

1.Данные психологического эксперимента могут быть использованы для дифференциально-диагностических целей. Конечно, установление диагноза – дело врача, оно производиться не на основании тех или иных лабораторных данных, а на основании комплексного клинического исследования. Однако в психологических лабораториях накоплены экспериментальные данные, характеризующие нарушения психических процессов при различных формах заболеваний, которые могут служить дополнительным материалом при установлении диагноза. Так, например, при клинической оценке психического состояния больного нередко возникает необходимость ограничения астенического состояния органической природы от состояния шизофренической вялости. Замедленность психических процессов, плохое запоминание и воспроизведение предъявляемого материала, выявление зависимости этих нарушений от истощаемости – все это обнаруживается чаще при органическом заболевании, в то время как непоследовательность суждений при отсутствии истощаемости, разноплановость мышления при хорошем запоминании чаще наблюдается при шизофреническом процессе.

2.Перед психологическим экспериментом может быть поставлена задача анализа структуры, установление степени психических нарушений больного, его интеллектуального снижения вне зависимости от дифференциально-диагностической задачи, например при установлении качества ремиссии, при учете эффективности лечения.

3. Исследование динамики психических нарушений в связи с проводимой терапией. Многократно проводимые в процессе лечения патопсихологические исследования могут быть объективным показателем влияния терапии на течение болезни, свидетельствуют об эффективности проводимого лечения, а также характеризуют особенности наступления ремиссий и структуры формирующегося при этом психического дефекта, если речь идет о процессуальном заболевании. Другими словами, при этом изучаются особенности воздействия лечебного средства на психоз.

4. Участие в экспертной работе. Психологические исследования имеют важное значение в проведении судебно-психиатрической экспертизы. Психолог при этом не только представляет данные, облегчающие решение диагностических вопросов, но и объективно устанавливает степень выраженности психического дефекта. Например, мало диагностировать эпилепсию; следует, если правонарушение совершено не во время припадка или эквивалента, обязательно установить выраженность психического дефекта, глубины эпилептического слабоумия. То же самое относится и к олигофрении — экспертное заключение не ограничивается, например, констатацией дебильности, но уточняет и степень ее выраженности. Особенно возрастает роль психолога при отсутствии у обследуемого психического заболевания. Понимание характера совершенного преступления невозможно в этих случаях без исследования структуры мотивов и потребностей, присущей испытуемому системы отношений, установок, ценностных ориентации, без раскрытия внутренней психологической структуры личности. Психологическая экспертиза производится не только для оценки личностных свойств обвиняемого, но нередко объектами ее становятся потерпевшие и свидетели, так как получаемые психологом данные способствуют адекватной оценке их показаний, помогают судить об их достоверности. Психологическая экспертиза особенно часто производится по делам, в которых фигурируют несовершеннолетние. При этом определяются уровень их познавательной деятельности и характер присущих им индивидуально-личностных особенностей. Лишь при такой суммарной оценке можно судить о способности обследуемого сознавать противоправность своих действий и руководить ими. В рамках психолого-психиатрической экспертизы часто решается вопрос о наличии у обвиняемого какого-либо патологического аффективного состояния, а также других состояний, повлиявших на него в момент совершения преступления (переутомление, страх, горе).

Важное значение имеют установление возможности возникновения в определенной ситуации таких состояний, как растерянность, потеря ориентировки, и экспертная оценка их влияния на качество выполнения обследуемым его профессиональной деятельности.



5. Участие в реабилитационной работе. Современная психиатрия особое значение придает работе по реабилитации и социализации больных. Психиатр не ограничивается проведением активной терапии и назначением больному шизофренией поддерживающих доз лекарственных средств, но должен позаботиться и о восстановлении больным его положения в обществе — в семье, на производстве.

6. Особое место занимает использование патопсихологического эксперимента в психиатрической клинике детского возраста. Наряду с задачей дифференциальной диагностики, установления степени снижения и учета эффективности лечения встает специфический для детской психиатрической клиники вопрос о прогнозе обучаемости и связанный с ним вопрос об отборе детей в специальные школы.

Следует отметить, что экспериментальные факты, накопленные патопсихологами при решении обозначенных практических задач, могут оказаться полезными при решении и ряда теоретических вопросов.

Невроз. Симптомы. Лечение неврозов.

Невроз (или как его еще называют невротическое расстройство) – это общее название группы определенных функциональных психогенных обратимых расстройств. Невроз имеет прямую тенденцию к затяжному течению. На сегодняшний день невроз характеризуется снижением умственной и физической работоспособности. Чаще всего проявляется в виде истерики или вариантов навязчивого поведения и является астеническим состоянием человека. Невроз напрямую связан с состоянием нервной системы, и если человек испытал какие-либо сильные переживания, стрессы, или имелось какое-то другое воздействие на нервную систему, то вероятность возникновения нервоза увеличивается. Как показывает практика, невроз, чаще всего, происходит из-за сильных стрессовых ситуаций. Именно стресс является причиной истощения нервной системы, в результате чего нарушается сердечный ритм, а также работа желудка и других органов.

Сегодня любая клиника неврозов определяет заболевание как сложную форму, тесно связанную с психогенными факторами. Из практики следует, что внешний или внутренний конфликт приводит к перенапряжению и возникновению психологической травмы.

Основные причины неврозов:


  • Сильные физические или умственные нагрузки, выражающиеся в постоянной работе, без возможности отдыха в течение длительного времени. Возникновение постоянного, т.е. хронического стресса, а также сильное душевное переживание, связанное с проблемами в личной жизни. Сочетание этих факторов дает двойной эффект развития невроза.

  • Сильное истощение нервной системы из-за неспособности выполнить определенную задачу, или решить возникшую проблему. В этом случае может помочь клиника неврозов.

  • Плотный рабочий график, без возможности отдыха, или неумение отдыхать.

  • Врожденная склонность к быстрому утомлению, а затем и переутомлению.

  • Злоупотребление алкоголем или наркотическими средствами ведет к быстрому формированию невроза. Здесь снова необходима клиника неврозов, но только после избавления от зависимости.

  • Одним из сопутствующих нервозам болезней являются те которые сильно истощают организм, и в частности иммунную систему.

Основные симптомы невроза делятся на психические и соматические.

Психические симптомы:



  • Эмоциональное напряжение, часто проявляющееся в виде возникающих без видимых причин навязчивых мыслей и навязчивых действий..

  • Острая реакция и неготовность к стрессовым ситуациям. Если некоторые люди реагируют на это плаксивостью или агрессией, то при неврозе у человека появляется зацикленность и замкнутость. Постоянные переживания и тревоги без видимых на то причин. Возможно развитие фобий. Очень важно сразу же начать лечение неврозов, как только вы заметили такой симптом. Возможно, что в клинике неврозов вам предложат длительное лечение фобий и неврозов, но в нашем центре неврозов «Анитфобия», с использованием технологии «ЭМАТ», избавление от невроза, в большинстве случаев, происходит за 1-2 сеанса.

  • Быстрая утомляемость, хроническая усталость. В лечении неврозов также нуждаются люди с быстрой утомляемостью. О быстрой утомляемости можно утверждать, если вы только приступили к работе, а память уже начинает хуже функционировать, ухудшается внимание и мыслительные способности.

  • Экстра чувствительность к резким перепадам температуры, а также к яркому свету и очень громкому звуку.

  • Появление комплексов по поводу своего общения, низкая или слишком высокая самооценка.

  • Также в лечении неврозов нуждаются люди, которые страдают такими явлениями как неопределенность или противоречивость, люди которые совершенно неверно выставляют жизненные приоритеты, а также определяют свои предпочтения.

  • Легко изменчивое настроение, зависящее от пустяков. Сильная раздражительность.

Соматические симптомы:

  • Резкие боли в голове. Области живота, а также сердца. Лечение неврозов будет на пользу людям, которые заметили, что их мышцы и суставы начали сильно болеть без видимых на то причин. Частые мочеиспускания и дрожь в руках, также могут являться первыми симптомами невроза.

  • Быстрая утомляемость при малом объеме работ. Резкое или постепенное снижение работоспособности, вызванное сонливостью и потемнением в глазах.

  • Появление ВСД (вегето-сосудистая дистония), частые головокружения, а также потемнения в глазах, которые способствуют дезориентации.

  • Появление потливости в острых формах, а также снижение потенции и обострение простатита.

  • В некоторых случаях невроз проявляется в нарушении вестибулярного аппарата, т.е. появляются головокружения с элементами резкого потемнения в глазах.

  • Любая форма нарушения аппетита (чрезмерное употребление или недоедание пищи, а также быстрая насыщаемость организма).

  • Любая форма нарушения сна, будь то бессонница или быстрый уход в глубокий сон. Сон без глубокой стадии, поверхностный сон, сопровождающийся быстрым просыпанием. Появление чувства недосыпа или кошмарные сновидения.

  • Сильные эмоциональные травмы, вызванные переживанием за собственное здоровье.

  • Возникновение булимии психогенного характера.

Каталог: 2013
2013 -> 1. Предмет философии и структура философского знани
2013 -> Тесты для диагностики уровня агрессивности у воспитанников, критерии эффективности психолого-педагогической работы; подробно описываются пути и средства достижения положительного результата
2013 -> Внутрибольничное агрессивное поведение психически больных и пути его профилактики. 14. 01. 06 психиатрия
2013 -> Факторы риска патологической агрессии у больных с аффективными расстройствами 14. 01. 06 Психиатрия (мед науки)
2013 -> Пособие по обучению и воспитанию детей-инвалидов с умеренной и выраженной умственной отсталостью в условиях семьи
2013 -> Активность личности, деятельность
2013 -> «ха­рактер» означает «чеканка»,
2013 -> Сведения о цбс


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница