Этапы и закономерности смыслового восприятия текста



Скачать 159.56 Kb.
Дата14.05.2016
Размер159.56 Kb.

Этапы и закономерности смыслового восприятия текста



Шелестюк Е.В. Этапы и закономерности смыслового восприятия текста //Вопросы

когнитивной лингвистики. 2010. 2 (023). 160 с. С. 85-90.


УДК 1751

Е.В. Шелестюк




ЭТАПЫ И ЗАКОНОМЕРНОСТИ СМЫСЛОВОГО ВОСПРИЯТИЯ ТЕКСТА



В статье рассматривается зависимость смыслового восприятия текстов от характеристик таких когнитивных процессов реципиентов, как интерпретация, понимание и осмысление. Материалом анализа служат два фрагмента текстов популярной психологии и сочинения реципиентов по содержанию этих фрагментов.
Ключевые слова: смысловое восприятие текста, сканнинг/скимминг, интерпретация, понимание, осмысление.


Благодаря принципу диалогизма, присущему информационным системам (как и семиосферам, таким как цивилизация и культура, в целом), процессы концептуализации и категоризации реальных и мыслимых объектов, свойств и признаков происходят непрерывно. При этом, как отмечает Ф. Кликс, процессы понятийного обобщения и абстрагирования, обеспечивающие отбор концептуальных и сенсорных признаков («множественная категоризация»), лабильны и неустойчивы. Выделенные классы и наборы признаков хранятся в памяти непродолжительное время. Как только возникает необходимость в категоризации нового типа, сложившиеся категориальные структуры могут распадаться. Фиксируются же они в тек-стах [цит. по: Шахнарович 1995: 74].

Однако текст выступает не только как средство фиксации смысла. Любой текст (точнее, диалогическое взаимодействие с ним читателя) сам способен трансформировать личностный смысл реципиента, связанный с тем или иным объектом, видоизменить уже имеющийся категориальный (смысловой) конструкт, трансформировать другие смысловые структуры реципиента. При этом, очевидно, произведенное изменение и будет являться речевым (в нашем случае, текстовым) воздействием, рассматриваемым в ракурсе адресата.

Мы полагаем, что трансформации смысловых структур реципиентов неразрывно связаны со смысловым восприятием текста, поэтому будем изучать их именно в этом аспекте. Смысловое восприятие есть процесс формирования осмысленного целостного образа предмета с помощью высших когнитивных процессов (интеллектуальных, мыслительных) на основе низших когнитивных процессов (сенсорных и перцептивных).

Смысловое восприятие обеспечивается четырьмя основными мыслительными процессами со стороны реципиента: чтением, интерпретацией, пониманием и осмыслением. Эти процессы тесно взаимосвязаны как этапы герменевтического круга, через который, по В. Дильтею, познающий субъект познает себя через других, а других понимает через себя. В ходе смыслового восприятия указанные процессы чередуются, накладываясь друг на друга и переходя на новый этап (цикл герменевтического круга). При этом, как отмечает Ю.Б. Борев, «понимаемое интерпретируется в процессе понимания», «понимание есть творческий результат процесса интерпретации», «понимание – поступательный процесс, на каждом этапе которого достигается определенный уровень обретения смысла (от ограниченного до глубокого)» [Борев 1988: 449, 447]. Каждый из указанных когнитивных процессов, переходя на новый цикл герменевтического круга, усложняется и обогащается сопутствующими процессами.

Наше представление процессов смыслового восприятия несколько противоречит известным психологическим описаниям этапов и процедур восприятия. Рассмотрим одно из таких описаний. Восприятие включает в себя подэтапы обнаружения (чувственной реакции на стимул); различе-ния языковых знаков (сличения их с образами-эталонами, хранимыми в памяти – грамматической структурой, морфологическим нуклеусом, фонетическим словом); первичной идентификации (грамматического и семантического признания услышанного/прочитанного). Далее начинается собственно смысловое восприятие, которое синтезирует семантические компоненты на основе контекста в первичные единицы смысла; анализирует единицы смысла и производит смысловую предикацию, выявляя основные и периферийные мысли; в конечном итоге, формирует у реципиента образ содержания текста [Леонтьев 1997]. Как видно из приведенной последовательности, осознание смысла идет по направлению от частного к общему, а начальным пунктом его является отдельный знак или знаковый комплекс.

В отличие от вышеописанной концепции герменевтический подход предполагает, что смысловое восприятие идет от общего к частному (затем от частного к общему и так далее, то есть совершается многоцикличный герменевтический круг), а начальным пунктом смыслового восприя-тия является не отдельный знак либо знаковый комплекс, но целое высказывание или текст, взятый в контексте той или иной знаковой ситуации. При этом акцентируется активная диалогическая деятельность со стороны реципиента в процессе смыслового восприятия. В такой трактовке собственно чтению предшествует первичная интерпретация, которая сродни моррисовской «интерпретанте», предполагающей восприятие целого высказывания и его идентификацию и категоризацию – соотнесение с уже знакомым объектом, включение в класс известных объектов. Если говорить о смысловом восприятии текста, то первичная интерпретация соответствует апперцепции – предвосхищению концептуальной структуры и идейного развития текста в соответствии с жизненным опытом реципиента, его установками, проекциями, структурой личности, знаниями об авторе, жанре, самом произведении и т. д. Таким образом, в отличие от вышеописанной психологической концепции восприятия речи, в герменевтической трактовке с эталоном изначально сопоставляется не отдельный языковой знак, а текст в целом.

Немаловажную роль в первичной интерпретации текста играет мотив и установка чтения. Мотивом может быть познавательный интерес, желание найти ответы на актуальные для личности вопросы, желание уяснить концепцию автора, иногда с интенцией ее опровержения, любопытство, исследовательский интерес, наконец, стремление выполнить «задание» (экспериментатора) и другие субъективные мотивы. Установка является составляющей ряда отношений: к самому процессу восприятия и обстановке, к тексту1 либо его автору, а также к предъявителю текста. Установка может быть трех видов – позитивная (охотное прочтение, благожелательное отношение к автору, тексту, предъявителю), нейтральная и негативная.

Вслед за этапом первичной интерпретации следуют этапы чтения и первичного понимания (семантизирующего, когнитивного). Существует прямая зависимость между первичной интерпретацией и избираемой читателем стратегией чтения.

В общем виде, возможны две стратегии чтения: «сканнинг» – внимательное и добросовестное чтение с целью понимания авторского замысла и концептуальной структуры текста в соответствии с авторским замыслом либо «скимминг» – беглый или выборочный анализ содержания текста.

Со своей стороны, избираемая стратегия чтения влияет на адекватность понимания, а также на его качество. В случае сканнинга содержание текста отражается в сознании реципиента более или менее адекватно. В случае скимминга информация подвергается фильтрации и фокусировке (селекции) – несущественные, непонятные, несообразные или неверные, с точки зрения реципиента, суждения игнорируются, отвергаются либо опровергаются, а важные, с его точки зрения, суждения (даже если они являются периферийными в аргументации автора) оказываются в центре внимания, «выпячиваются» (читатель использует, так называемые, психологические «линзы»).

Следует также учитывать, что в зависимости от развитости рецептивных способностей читателя понимание, по Г.И. Богину [Богин 1986], может осуществляться на трех уровнях: семантизирующем, когнитивном и распредмечивающем. Семантизирующее понимание предполагает анализ и синтез отдельных элементов текста, то есть понимание значений знаков, входящих в высказывание, и схватывание смысла отдельных высказываний. Такой вид понимания типичен, если реципиент читает текст на недостаточно известном ему иностранном языке, если текст изобилует неизвестными словами, незнакомыми терминами, если его формальная оболочка тяжела для восприятия. Адекватное понимание на семантизирующем уровне выражается в способности реципиента передать содержание словами текста с небольшими вариациями или пересказать его близко к тексту. Когнитивный уровень понимания предполагает уяснение содержания текста как совокупности высказываний и сверхфразовых единств, а также осознание логических связей между ними. Такой уровень понимания характерен для изучения и усвоения новой или достаточно сложной в когнитивном отношении информации. Адекватное понимание на когнитивном уровне проявляется в способности передать содержание текста своими словами.

На первичное понимание накладывается вторичная «интерпретация» – толкование, трактовка, творческий анализ и синтез текста, диалог личностных смыслов читателя с личностными смыслами автора, когда смысл «приращивается» путем творческого домысливания, которое опирается на личный эстетический опыт читателя. Здесь имеют место такие процедуры, как раппорт, интроспекция, «вживание», проникновение в логику текста, «вчувствование в текст»; идентификация художественных образов и проблемной ситуации и «наложение» их на свой жизненно-эстетический опыт (по Ю.Б. Бореву, есть ассоциативный, адмиративный, симпатетический и катарсический типы идентификации [Борев 1988: 456–457]); «примеривание» героев произведения на свою личность, эмпатия, понимание других через себя, через свое «я»; актуализация недостающих для понимания текста сведений (фактов, исторических данных) и другие.

В процессе вторичной интерпретации человек проецирует свои представления, ощущения, переживания на объекты, подлежащие обсуждению, на авторские изложение, описание и рассуждение, связанные с этими объектами, на оценки автора, а также на формальные свойства текста. Для адекватного понимания смысла текста, однако, субъективные «побочные» смыслы читателя должны быть по возможности устранены, таким образом, понимание достигается при очищении реконструируемого смысла текста от несущественных персональных ассоциаций реципиента. Аналогичного мнения придерживается Т.М. Дридзе, согласно которой понимание определяется интенцией читателя к коммуникации в большей степени, чем к познанию, а стремление понять текст в соответствии с коммуникативными интенциями автора (которые заключаются в «трансляции собственных плодов рефлексии познанного другим людям») и способствует настоящему диалогу; если же читатель, «идя на поводу собственных познавательных интенций», а также исходя из субъективных ассоциаций и установок, не извлекает из текста авторского замысла, а переиначивает содержание, выносит поверхностное или искаженное суждение о тексте, то «коммуникация разрушается» [Дридзе 2000]. Устранение собственных смысловых наслоений и попытка проникновения в замысел автора является своего рода неписаным «этикетным правилом» интерпретации. Вместе с тем, существует несколько типов (уровней, стратегий) вторичной интерпретации [Марова 2006], и читатель волен следовать избираемой им стратегии.

Следует заметить, что адекватность и качество вторичной интерпретации также напрямую зависят от первоначально избранной стратегии чтения – сканнинг или скимминг. В первом случае концептуальная структура текста «очищается» от излишних, побочных апперцептивных и ассоциативных смысловых наложений реципиента, во втором случае – нет, происходит «контаминация» смыслов или чрезмерное смысловое развитие содержания текста в актуальных для читателя направлениях.

Со своей стороны выбор верной стратегии вторичной интерпретации важен для достижения высшего – распредмечивающего – уровня понимания, поскольку к нему способна привести не любая стратегия, а лишь та, которая соответствует прагматической цели автора. Например, если автор концентрируется на форме текста и в меньшей степени – на содержании, то адекватным типом интерпретации будет текстативный (по Н.Д. Маровой), напротив, содержательно-идейный уклон текста в ущерб форме предполагает медиативный и перспектативный типы интерпретации. Определение общих характеристик текста и оценка его места в ряду других текстов предполагает театативный тип интерпретации. Если по замыслу автора основной упор делается на эмоциональный отклик на содержание, форму или общую прагматическую цель текста и определение его статусно-ценностных свойств, то адекватной будет претативная стратегия в сочетании с прочими видами. Претатив должен основываться на медиативных, театативных, текстативных и проч. интерпретемах, иначе он не приведет к адекватному пониманию. Наконец, метаксативный тип интерпретации, объединяющий все прочие стратегии, вероятно, приведет к наиболее полному и адекватному пониманию любого текста, если при этом пропорция интерпретатем верна в соответствии с прагматическим замыслом автора.

Качественная и адекватная вторичная интерпретация ведет к распредмечивающему пониманию, которое предполагает понимание смысла текста как целостного образования в совокупности эксплицитного и имплицитного, денотативного и коннотативного компонентов. По утверждению Г. И. Богина, понимание такого уровня может достигаться, при наличии «рефлексивной» интенции, процедурой рефлексивного описывания отдельных фрагментов текста с целью выявления «метасмыслов» и «метасредств» их опредмечивания. Иначе говоря, уровень распредмечивания смысла достигается в результате внимательного «аналитико-синтетического» чтения текста, когда на основании анализа семантических центров текста делаются выводы о смысле. Важно также, что при распредмечивании становятся ясны интенции автора – иллокутивные силы текста. По замечанию Г. И. Богина, распредмечивающее понимание «восстанавливает ситуацию мыследействования автора» [Богин 2001]. Адекватное понимание на распредмечивающем уровне предполагает способность реципиента разъяснить смысл текста, подкрепляя рассуждения примерами из текста. Кроме того, мы полагаем, что достижение реципиентом распредмечивающего уровня понимания одновременно свидетельствует о готовности реципиента согласиться с идеями текста, если они не противоречат ценностным убеждениям реципиента, или, принимая их, аргументированно возразить.

Распредмечивающий уровень понимания фактически смыкается с осмыслением, отличие здесь состоит в том, что осмысление – рефлексия над понятым смыслом, по выражению Г.И. Богина, «вновь обращает сознание субъекта на себя». Иначе говоря, осмысление – это внутренняя формулировка своего отношения к содержанию и смыслу текста и интенциям автора и интеграция этого смысла в категориально-ценностную иерархию реципиента. В процессе осмысления субъект встраивает определенным образом проинтерпретированное и понятое содержание в свою картину
мира, в иерархию личностных смыслов, цен-
ностей, потребностей. Как отмечает Д. А. Леонтьев, процесс осмысления выходит за пределы наличной актуально воспринимаемой ситуации, непосредственного перцептивного поля, в план представления, воображения, идеаторных содержаний сознания [Леонтьев 2003: 283]. Далее, осмысление того или иного содержания способствует отождествлению личности с ценностями определенных социальных общностей, а также осознанию своих смысловых ориентаций и рефлексивному отношению к ним1.

Осмысление текста зависит от адекватности и качества всех предшествующих процессов. Если чтение и интерпретация текста привели к более или менее адекватному и полному его пониманию, то осмысление текста – рефлексия над ним, включение его в систему личностных смыслов и ценностей пройдет согласно замыслу автора, если нет – концептуальная структура текста встроится в систему категорий реципиента в искаженном (по сравнению с авторской интенцией) виде.

В следовании когнитивных процессов чтения, интерпретации, понимания и осмысления имеется определенная закономерность, которую в приблизительном виде можно представить в виде следующей схемы (см. схему 1).

Для того чтобы подтвердить зависимость полноты и глубины смыслового восприятия текста от качества процессов смыслового восприятия, а также взаимосвязь этих процессов, нами был проведен эксперимент с 48 студентами филологического факультета ЧелГУ. Реципиентам был дан текст жанра популярной психологии известного российского автора А. Свияша, в котором рассматривается проблема безответной любви и даются советы, как поступать в этом случае. Реципиентам было предложено задание, сформулированное так: «Поясните основные идеи текста и выскажите свое мнение по поводу них». В процессе анализа полученных экспериментальных сочинений мы рассматривали взаимодействие ключевых концептуальных структур текста и ментальных единиц субъективного сознания реципиентов, на основании чего делали выводы о каждой из фаз когнитивно-диалогической деятельности.

Анализ позволил нам сделать следующие выводы. В целом, в подходе к тексту у реципиентов проявляются «текстоцентрическая» и «эгоцентрическая» позиции. В первом случае чтение бывает более внимательным (сканнинг), а вторичная интерпретация – более адекватной, так как реципиент старается устранить неизбежные субъективные ассоциации с содержательными компонентами текста и нацелиться непосредственно на его понимание. Осмысление – конечный этап восприятия текста – является результирующим продуктом всех предыдущих когнитивных процессов. Если вторичная интерпретация была «текстоцентрической», то есть корректной, очищенной от ассоциативных смыслов реципиента, то, при условии высокого уровня понимания, можно ожидать и «качественного» (в ракурсе авторского замысла) осмысления, то есть концептуализации объектов, обсуждаемых в тексте, в соответствии с прагматическими целями автора. Однако в процесс осмысления вмешиваются такие факторы, как специфические мотивы и установки реципиента, ригидность имеющихся у него категориальных конструктов или общая направленность его личности (совокупность мотивов, интересов, склонностей, убеждений, идеалов), определяющая неактуальность для него смыслов текста.


Схема 1. Этапы смыслового восприятия текста



В нашем материале имеется случай негативного осмысления текста, который объясняется не низким уровнем интерпретации или понимания, но сформированностью у реципиента собственного, не менее логичного и законченного, чем у автора, взгляда на проблему. В другом сочинении, несмотря на корректную интерпретацию и высокий уровень понимания, общее осмысление текста проходит в негативном ключе по причине несоответствия проблематики текста направленности личности реципиента («я не поняла, зачем он (текст) написан», «текст банален»).

Во втором случае в качестве стратегии чтения преобладает скимминг, а в ходе вторичной интерпретации происходит преднамеренное или непреднамеренное искажение смысла, которое влияет на адекватность как понимания, так и осмысления. Это искажение может быть обусловлено следующими причинами.



  • Фокусировка и фильтрация содержания, то есть отбор только известных, понятных, интересных, близких реципиенту тем и идей или, наоборот, непонятных, вызывающих несогласие. Если реципиент фильтрует содержание текста и фокусируется на отдельных понятных и близких ему идеях (или напротив, непонятных и неприемлемых для него), то целостность содержания текста не воспринимается, и, как следствие, возможны недопонимание, домысливание и неверные логические выводы; осмысление текста в этом случае носит фрагментарный и не вполне адекватный характер.

  • Соотнесение новых смыслов с ригидными категориальными конструктами реципиента (позиции «я это уже знаю», «я это понимаю по-своему», «я придерживаюсь других (противоположных) взглядов»). Если на этапе интерпретации не снимается влияние собственной категориально-ценностной иерархии реципиента на понимание текста, то понимание грешит подменой «метасмыслов» текста уже существующими убеждениями реципиента; осмысление текста будет при этом чрезмерно отвлеченным от смысла оригинала, произвольным, субъективным, «эгоцентричным», реципиент будет переиначивать идеи текста в соответствии со своими структурами или подменять их собственными «на ту же тему».

  • Наслоение ранее интериоризованных смыслов на содержательные компоненты текста, когда реципиент ошибочно приравнивает понимание текста к анализу собственных ассоциаций и проекций, возникающих при его чтении. В этом случае вместо концентрации на смысле текста, реципиент анализирует собственные ассоциации и проекции, встречаются случаи домысливания и неоправданной концентрации на деталях, отвлекающих от сути; при осмыслении реципиент ссылается на ранее вычитанные идеи, на собственный опыт, рефлексирует над отдельными вырванными из контекста фразами, «поворачивая» их по своему усмотрению.

  • Предвзятая установка или специфический мотив реципиента (например, нигилизм, стремление к оригинальности, желание поделиться своим мироощущением, желание приукрасить свой имидж и др.). В случае если не снята предвзятая установка по отношению к какому-либо компоненту коммуникации – к обстановке и процессу чтения, тексту, автору, предъявителю текста, или в ходе интерпретации реализуются специфические мотивы реципиента, понимание грешит упрощенностью, «предвзятым» декодированием – сознательным отказом от декодирования существенных элементов содержания текста и неверным декодированием других, а осмысление демонстрирует внешне немотивированную предвзятую оценку (чаще отрицательную).

  • Преднамеренный или непроизвольный выбор неверного типа интерпретации. Если реципиент выбирает неверный тип интерпретации – например, текстативный, предполагающий концентрацию на форме текста, или театативный, концентрирующийся на обобщенных характеристиках текста (стиле, жанре и т. п.), вместо медиативного (содержательного) и перспектативного (смыслового), то понимание носит поверхностный, несущественный характер, реципиент не видит (или как бы не видит) «ключей» декодирования, заложенных автором. Среди наших сочинений имеется одно, в котором внимание реципиента часто сосредоточивается на не вполне удачных, вырванных из контекста, оборотах оригинала (текстативная интерпретация) в ущерб пониманию смысла. По-видимому, в данном случае неверный тип интерпретации является способом преднамеренного представления текста в негативном ракурсе как следствие неприятия его идей.

Итак, мы выделяем несколько факторов некорректного, то есть не соответствующего авторскому замыслу, смыслового восприятия текста: 1) предвзятая установка к каким-либо элементам текстовой коммуникации, негативная апперцепция; 2) скимминг – невнимательное выборочное чтение; 3) общий «эгоцентрический» подход к интерпретации концептуальных структур текста, отсюда; а) фильтрация содержания и фокусировка на отдельных идеях в ходе интерпретации;
б) влияние ранее интериоризованных смыслов, ассоциаций и проекций; в) выбор неверной стратегии интерпретации; г) ригидность категориально-ценностных структур реципиента («я это уже знаю», «я это понимаю по-своему»); 4) негативное осмысление текста, обусловленное: а) сформированностью у реципиента собственного, не менее логичного и законченного, чем у автора, взгляда на проблему или б) несоответствием проблематики текста общей направленности личности реципиента.

Особенности смыслового восприятия реципиентами напрямую влияют на воздействие текста на них. Эффективность этого воздействия связана с качеством и адекватностью процессов чтения, интерпретации, понимания и осмысления, которые, в свою очередь, обусловлены когнитивной и интенционально-смысловой сферами адресата.


Список литературы

Богин Г.И. Обретение способности понимать: Введение в филологическую герменевтику. Тверь, 2001.

Богин Г.И. Типология понимания текста. Калинин, 1986.

Борев Ю.Б. Эстетика. М.: Политиздат, 1988.

Дридзе Т.М. От герменевтики к семиосоцио-психологии: от «творческого» толкования текста к пониманию коммуникативной интенции автора // Социальная коммуникация и социальное управление в экоантропоцентрической и семисоцио-психологической парадигмах: в 2 кн. Кн. 2. М., 2000. С. 115–137.

Левин Ю.И. О типологии непонимания текста // Левин Ю.И. Избранные труды. Поэтика. Семиотика. М., 1998. С. 581–594.

Леонтьев А.А. Основы психолингвистики. М.: Смысл, 1997.

Леонтьев Д.А. Психология смысла: природа, строение и динамика смысловой реальности. 2-е изд., испр. М., 2003.

Марова Н.Д. Парадигмы интерпретации текста: монография: в 2 ч. Екатеринбург, 2006.


E.V. Shelestiuk
LAWS AND STAGES OF TEXT COMPREHENSION
The article ‘Laws and Stages of Text Comprehension’ by H. Shelestiuk deals with the interaction of textual argument structures and the readers’ categorial structures. The texts under study are excerpts from popular (‘human interest’) psychology by two Russian authors and interpretative essays of their readers. The article probes into the changes that the author’s structures undergo dependent on the quality of text interpretation, comprehension and interiorization by the readers.
Key words: text perception, scan/skim reading, interpretation, understanding, interiorization of meaning.

1 Например, мысль или слово, выхваченные читателем из текста во время беглого ознакомления с ним и оцененные негативно, могут сформировать у читателя негативную установку по отношению ко всему тексту.

1 Как нам представляется, в английском языке адекватными соответствиями упомянутым терминам будут: интерпретация – interpreting, interpretation; понимание – understanding, comprehension, семантизирующее – semantic, когнитивное – cognitive, распредмечивающее – reflective; осмысление – interiorization (of text meanings). Последний термин переведен словом, достаточно редко встречающимся в английском языке и относящимся к психологической терминологии, он означает ‘making a part of one's own inner being or mental structure’ (Merriam-Webster). Мы думаем, что этот термин ближе всего по смыслу русскому слову «осмысление».

№ 2 (023) 2010 г.



Каталог: publications
publications -> Balachova T. N., Isurina G. L., Regentova A. U., Tsvetkova L. A bonner B. L., Изучение влияния информационных материалов на отношение женщин к употреблению алкоголя во время беременности
publications -> Наукометрия «психологии туризма» naukometriya of "tourism psychology"
publications -> Психология социальной работы с детьми-инвалидами и их семьями в россии
publications -> Адаптация иностранных студентов подготовительных факультетов
publications -> Особенности введения вновь нанятого работника в организацию и в должность
publications -> Исследование «Новая наркоситуация в Вооруженных Силах России состояние, тенденции изменения, причины и проблемы эффективности борьбы»
publications -> Постнеклассическая методология в клинической психологии: научная школа л. С. Выготского а. Р. Лурии
publications -> «Вовлечение несовершеннолетних в транснациональный наркотизм: проблемы и пути решения
publications -> Культурфилософский анализ музыки в картине мира казахов
publications -> Философия марксизма и принцип единства сознания и деятельности в психологии


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница