Факторы стресса в социальных контактах



Дата12.05.2016
Размер135 Kb.
ИНТЕРТИПНЫЕ ОТНОШЕНИЯ и ТИМ –

ФАКТОРЫ СТРЕССА

В СОЦИАЛЬНЫХ КОНТАКТАХ
“Соционика, ментология и психология личности”

№6/2005
© 2005 г. Шлаина В.М.

В последние десятилетия существенно возрос интерес к изучению природы психологического стресса, что объясняется в известной мере исследованиями особенностей информационных процессов в общении и в деятельности человека, их роли в регуляции поведения, в возникновении специфических функциональных состояний и психоэмоциональных расстройств здоровья.

Стресс определяется как событие или условие в физическом или социальном окружении, которое ведет к принятию мер по избежанию, агрессии, принятию решений об устранении и ослаблении угрожающих условий. Такое понятие как «стрессоры» подобны понятию опасность, угроза, давление, конфликт, фрустрация и экстремальная ситуация. Стресс как особое психическое состояние является весьма своеобразной формой отражения человеком сложной, экстремальной ситуации, в которой он находится. Психологический стресс развивается в результате оценки значимости ситуации для субъекта, его интеллектуальных процессов и личностных особенностей.

Ведущую роль в развитии стресса (согласно когнитивной теории стресса) играют:


  • Психическое отражение явлений действительности и их субъективная оценка;

  • Познавательные процессы преобразования информации с учетом значимости, интенсивности, неопределенности событий;

  • Индивидуальные различия реализации этих процессов;

  • Оценка субъективной опасности, вредности (степени угрозы) стимулов.

Любая разновидность психологического стресса (личностного, межличностного, семейного, профессионального и т.п.) является в своей основе информационной. Источником его развития служат внешние сообщения – информация о текущем (реальном) или предполагаемом, вероятном воздействии неблагоприятных событий, их угрозе. Также и «внутренняя» информация – в форме прошлых представлений, извлекаемых из памяти сведений о травмирующих психику событиях, ситуациях и их последствиях. Эти реакции зачастую связаны с продуцированием негативных эмоций, развитием чувства тревоги – вплоть до разрешения реальной или воображаемой стрессовой ситуации или субъективного преодоления этого состояния.

Главным фактором, вызывающим нервно-психические перегрузки, переутомление, стал так называемый информационный стресс – необходимость переработки большого количества информации в жесткие сроки. Если обозначить в самом общем виде причины, вызывающие стресс, – то мы получим следующее:



  • избыточность или недостаточность информационных сигналов;

  • пропускная способность информационных каналов (соционических функций);

  • скорость обработки (осмысления) информации;

  • общая мощность «пропускного устройства» (объем сознательного внимания человека);

  • синхронизация информационных ритмов (длительность концентрации внимания).

Стресс представляет собой состояние чрезмерно сильного и длительного психологического напряжения, возникающее у человека, когда он получает информационную и эмоциональную перегрузку. Стресс возникает тогда, когда влияние раздражителя (стрессора) превышает приспособительные возможности организма и психики. Воздействие стресса порождает чувство неуверенности (как реагировать на возникшую проблему?), замешательства и даже шока.

Поскольку каждому человеку приходится постоянно решать разнообразные социальные вопросы в своей деятельности, то взаимодействие с другими лицами и оценка его ими оказывают существенное влияние на восприятие, переживание, отношение к событиям и явлениям внешнего мира. Большинство жизненных проблем являются проблемами отношений между людьми. Личностный стресс имеет отношение к тому, что делает индивид и что происходит с ним, когда он не выполняет, нарушает определенные предписанные социальные роли.

Информационные (интертипные) отношения играют роль стрессора (стрессового фактора) в социальных контактах и межличностных отношениях. Стресс закономерно проявляется в длительных контактах, когда участники, находящиеся в общем информационном потоке, осмысливают текущие события вместе и ожидают непосредственного со-участия друг от друга. Т.е. общаются. В социальных контактах можно выделить общение формальное (ритуальное, статусно-ролевое, деловое) и неформальное (семейное и дружеское). В каждом из перечисленных видов общения есть взаимные ожидания (обусловленные как осознаваемыми, так и неосознаваемыми потребностями, в том числе – информационными), регламентирующие нормативы и – неизменно (хотя и фоново) – особенности интертипных отношений.

Стресс является своеобразной формой отражения сложной ситуации, в которой человек находится. Эта ситуация в целом или ее отдельные элементы в силу внутренних причин становятся значимыми для человека, что и является самой общей предпосылкой для возникновения у него напряженности. Психологическая специфика состояний напряженности зависит не только от внешних воздействий, но и от личностного смысла получаемой и передаваемой информации, от оценки ситуации, в которой пребывает человек. Выраженность стресса зависит от отношения к стрессу самого человека.

В.А.Бодров понимает стресс «в виде совокупности внешних воздействий (стресс-факторов), которые воспринимаются личностью как чрезмерные требования и создают угрозу ее самоуважению, самооценке, что вызывает соответствующую эмоциональную реакцию (состояние тревоги) различной интенсивности» [1, с.18].

Эмоциональное стрессовое напряжение оказывает значительное влияние на различные функциональные системы организма и психики, вплоть до нарушения механизмов саморегуляции на физиологическом уровне. Это сказывается как в форме видимых проявлений (изменение мимики, речи, жестов, движений), так и невидимых проявлений (вегетативно-эндокринные изменения, гормональные выбросы). Они затрагивают почти весь обмен веществ, нервную, гуморальную и гормональную системы. Меняется и структура речи: при высокой степени эмоционального напряжения речь может стать хаотичной, отрывочной, бессвязной (деструктурированной). В результате тяжелого и продолжительного стресса в течение взрослой жизни человека возникают изменения личности.

В.А.Бодров утверждает, что «Стресс начинается тогда, когда человек почувствует, что ситуация (реальная или воображаемая) представляет собой для него определенную физическую или психическую опасность (первичная оценка), и когда он поймет, что не сможет эффективно отреагировать на эту ситуацию (вторичная оценка). Стресс может прекратиться, если человек изменит значимость события до уровня, когда оно уже не будет представлять для него опасности, а также, если человек использует какой-либо метод преодоления (купирования) для устранения чувства опасности или ее нейтрализации» [1, с.209].

Человек оценивает общение с другими людьми и события как стрессовые благодаря эмоциям, переживаемым в общении или ассоциирующимся с данным событием. На оценку стрессогенности влияет значимость события, отражающая степень его безопасности для самого человека и для окружающих. Также на оценку события как стрессогенного влияет неопределенность ситуации, которая связана с дефицитом информации, необходимой для ее (ситуации) оценки.

В общении совместная обработка информации осуществляется (передается и принимается) всеми доступными человеку «средствами сообщения»: вербальными (речь – письменная и устная) и невербальными. Т.е. – всеми остальными. А остальные – это эмоции (темп речи и паузы, громкость и звучание голоса, интонации, голосовые модуляции), жесты и мимика, пантомимика, взгляды, общая манера говорить и двигаться, дистанция между партнерами по общению – как территориальная, так и психологическая, и общее энергетическое состояние. Информационная и энергетическая напряженность контактов способна достигать разной силы и определенным образом влиять на обстановку общения, оказывать благоприятное или неблагоприятное воздействие на партнеров. То, как человек движется в пространстве, как пользуется голосом, мимикой, жестами, дистанцией общения и расстоянием между общающимися – это физическая и психическая работа, которую он осуществляет в межличностном пространстве.

В передаваемое сообщение человек «вкладывает» самого себя – вместе со всеми своими смыслами. Однако смысл, «вложенный» в сообщение, и смысл «извлеченный» – не одинаковы, не идентичны. Интерпретация информации предполагает придание информации определенного значения и выработку целостного суждения о ней. Зачастую основой этому служит ТИМ человека. При длительных контактах людей с разными ТИМами этот постоянно действующий фактор становится стрессогенным, вызывающим хроническую усталость и напряженность.



В обыденной жизни такая хроническая напряженность переживается как постоянное раздражение. Все выводит из себя!… Не так повернулся, не так посмотрел, не достаточно быстро (или наоборот, слишком быстро) что-то сделал… Ответил не так! Спросил не тем тоном!…И начинаются взаимные претензии: и руки у тебя растут невесть откуда; – а у тебя мозги не работают! И тому подобное…

Внутреннее напряжение может создавать все виды проблем – от постоянных пререканий и ссор до отчаянных действий.



Интуиты упрекают сенсориков в непонятливости и – в свою очередь – слышат замечания о неумелости. Этики кажутся логикам «глупыми», за что в ответ называют логиков бессердечными и бесчувственными. Экстраверты восклицают об интровертах: «Да как же можно быть такими замкнутыми?!», на что те резонно возражают: «В чужой монастырь со своим уставом не ходят!». Об иррационалах и рационалах и говорить не приходится: рационалы организуют все так, чтобы иррационалы могли «свести на нет» их великие планы . При этом, конечно же ни те, ни другие не могут понять, как вообще создаются такие проблемы. Рационалов раздражает «дерганый» иррациональный ритм переключения внимания в речи и в действиях. Иррационалы – в свою очередь – чувствуют себя угнетенными рациональной прямолинейностью.

В [9] указывается, что одной из центральных проблем психологии является проблема общения, т.е. процесс взаимодействия двух и более лиц, направленный на взаимное познание, установление и развитие взаимоотношений, оказания взаимовлияния на их состояния, взгляды и поведение, а также на регуляцию совместной деятельности.

Возможно, что человек недостаточно осознает себя как субъекта общения. И не последнюю роль в этом играют тип информационного метаболизма и интертипные отношения. Речевые паттерны, детерминированные ТИМом – акцент на словах, кодирующих передаваемый образ и предопределенная другим ТИМом последовательность перекодирования аспектов; алгоритм построения фразы; последовательность “озвучиваемых” и “означиваемых” аспектов; интонационный акцент на определенных словах, передающий или меняющий смысл всего высказывания, – все это происходит неосознанно, неумышленно. Эмоциональная дисгармония при озвучивании одного и того же аспекта у людей с разными ТИМами [10] и различные ритмы соционических функций [11] обеспечивают «какой-то странный» отклик на взаимные ожидания, создают стресс неопределенности.

В.А.Бодров считает, что «Неопределенность ситуации часто приводит к замешательству, растерянности при определении значения характеризующей ее информации. Человек не обладает готовыми схемами интерпретации любой и каждой ситуации. Это часто делает то или иное событие непредсказуемым и не позволяет заранее определить адекватное поведение для конкретной ситуации, в результате чего возникает чувство беспомощности и тщетности любых попыток повлиять на ситуацию. Поиск информации для снижения неопределенности является одной из наиболее важных стратегий поведения человека в подобных обстоятельствах» [1, с.213].



«Успешность купирования неопределенности зависит от способности индивида выдерживать и переносить такое состояние, умения искать и находить недостающую информацию, способности предсказывать развитие опасного, угрожающего события и контролировать свое поведение в этих условиях». [1, с.160].

Информационные (интертипные) отношения играют роль стрессора (стрессового фактора) в отношениях межличностных – как формальных (ритуальное, статусно-ролевое, деловое), так и неформальных (семейное и дружеское), поскольку передается и декодируется не только словесное сообщение, но также информация, содержащаяся в зрительных, слуховых, обонятельных, тактильных и других образах.

Общение как межличностное взаимодействие представляет собой совокупность связей и взаимовлияний, возникающих и закрепляющихся между людьми в процессе их совместной жизнедеятельности. Сам процесс общения – слишком сложный феномен в жизни человека и человечества в целом. Поэтому все многообразие смыслов и чувств, всю глубину содержания межличностных отношений, формируемых в общении, невозможно свести к краткой формулировке. В то же время, рассматривая отдельно стороны общения и его виды, можно извлечь больше пользы и знаний, в дальнейшем применяемых на практике.

Регуляторами межлюдских связей становятся вырабатываемые в любом обществе социальные и межличностные ритуалы, а также социальные нормы (образцы поведения, одобряемые и ожидаемые от каждого). В.Н.Куницына и др. дают такое определение социальному ритуалу: «Социальный ритуал – это исторически сложившаяся форма неинстинктивного, предсказуемого, социально санкционированного, упорядоченного символического поведения, в котором способ и порядок исполнения действий строго канонизированы и не поддаются рациональному объяснению в терминах средств и целей» [5, с.119]. «Межличностные ритуалы – это обмен принятыми в обществе фразами и жестами, уместными в данной ситуации; стереотипные модели поведения, выполняющие функции стабилизации отношений, социального контроля, передачи опыта» [5, с.122]. Однако значения слов, сформировавшихся в общественно-историческом опыте человека (общепринятые значения) могут не совпадать с их субъективными значениями, которые определяются личностным смыслом.



Целью ритуального общения является выполнение ожидаемой от человека роли, демонстрация своего знания норм социальной среды. Общение при этом выглядит анонимным, независимо от того, происходит ли оно между незнакомцами, знакомыми или близкими людьми.

В краткосрочных контактах выход за рамки нормативных ритуалов общения кажется странным. Когда на ритуальное приветствие: «Рад тебя видеть! Как у тебя дела?» другой человек в ответ обстоятельно и подробно сообщает о том, «как у него дела», – это вызывает удивление, недоумение и производит впечатление занудства.

Несмотря на всеобщее морально-этическое порицание лицемерия, окружающие ревностно относятся к тому, чтобы каждый демонстрировал чувства и эмоции, соответствующие месту времени и происходящим событиям.

Согласно [5, с.123] успешность ритуального взаимодействия зависит в основном от трех факторов:



  1. Знание норм и правил поведения, характерных для ситуации общения;

  2. Умение подчинять свое поведение этим правилам (часто вопреки непосредственным эмоциям и ощущениям – выделено мной, В.Ш.), не смущаясь некоторой неискренностью своих проявлений;

  3. Умение помочь другому прийти к взаимному согласию, если поведение партнера в чем-то не соответствует сложившемуся стереотипу о должном поведении.

Если человек не соблюдает рамки приличия, возведенные в ранг нормы тем или иным обществом или социальной группой, то окружающие делают вывод, что он либо не знаком с ними («чужак»), либо сознательно не считается с установленными нормами (противопоставляет себя другим), либо находится в состоянии сильного душевного волнения и требует к себе особого отношения.

Статусно-ролевое общение можно кратко охарактеризовать следующим образом: «Положение обязывает, ситуация требует». Такое общение обусловлено различными социальными ролями, которые определяются местом человека в системе объективных социальных отношений (например, профессиональных или социально-демографических). Один и тот же человек одновременно является носителем множества ролевых позиций и ролевых отношений.

Общение деловое имеет свои отличия. Главное из них таково: цель делового взаимодействия находится за пределами процесса общения, а сам процесс – подчинен решению конкретной задачи. Поэтому в деловом общении наблюдается достаточно жесткая регламентация целей и мотивов общения, способов осуществления контактов. В организации (где общаются по делу ) за каждым сотрудником нормативно закреплен стандарт поведения в виде устойчивой структуры формальных прав и обязанностей, которой необходимо следовать. Ожидается, что обмен сведениями (информацией) между сотрудниками носит не личный характер, а прежде всего подчиняется решению служебной задачи (в результате чего деловое общение оказывается в значительной степени «холодным» – отстраненным и формализованным).

Целью делового общения является организация совместной деятельности, поиск средств повышения эффективности сотрудничества. При этом партнеры оцениваются не как уникальные, неповторимые личности, а с точки зрения того, насколько хорошо они могут выполнить поставленные перед ними задачи, т.е. оцениваются их функциональные качества.

Деловое общение ориентировано на эффективность распространения деловой информации, поэтому требования к деловой коммуникации следующие:



  • Нужно четко определять цель своего сообщения;

  • Сообщение нужно сделать понятным и доступным для восприятия того, кому оно адресовано;

  • Нужно отказаться от излишней информации, делая сообщение по возможности кратким, сжатым, сводя к минимуму элементы случайности (что затруднительно иррационалам), т.к. пространная и избыточная информация осложняет усвоение самого существенного.

Для выполнения вышеперечисленных пунктов нужно сознательно настроиться на уровень своего собеседника, учитывая содержание выполняемых им задач, его полномочий и сферы ответственности, жизненного и трудового опыта, интересов, особенностей его мышления и речи (знающим соционику – учесть ТИМ собеседника и влияние интертипных отношений).


Деловое общение осуществляется, в основном, вербальными средствами. В то же время система невербальной коммуникации по-прежнему в работе: кодирует, передает, перерабатывает и расшифровывает (декодирует) содержание сообщений. Что может привести (и приводит) к информационным перегрузкам и искажению смысла – в соответствии с ТИМами общающихся и их интертипными отношениями.

В силу вышеперечисленных факторов общение становится затрудненным, и затруднения эти обеспечены также индивидуальным сочетанием особенностей каждого участника: личностными качествами, системой сложившихся отношений, способами понимания, стратегиями мышления, шаблонами эмоционального реагирования и переживания ситуации затрудненного общения. В.А.Лабунская и др. [6, с.52] утверждают, что «В целом субъекта затрудненного общения от субъекта незатрудненного общения отличает уровень развития ряда социально-перцептивных способностей, обусловливающих эффект межличностного познания:



  1. Низкий уровень развития способности понять другого человека, неумение вникать в виртуальные процессы и состояния душевных движений окружающих, невозможность видеть мир глазами другого человека, неадекватность воссоздания представлений и содержания воздействий;

  2. Низкий уровень развития способности к эмпатии, в которой преобладает эгоцентрическая направленность эмоционального резонанса, свернутость сочувствия и содействия, неадекватность восприятия эмоциональных состояний другого;

  3. Низкий уровень развития способности к идентификации;

  4. Низкий уровень способности к психологической проницательности, которая позволяет мгновенно осознать проблему, возникшую в процессе межличностного общения, и быстро найти решение, опираясь на собственное чувственное восприятие;

  5. Низкий уровень развития сензитивности;

  6. Низкий уровень развития способности к наблюдательности и т.д.

Однако человек не всегда сознательно, целенаправленно преобразует общение в сторону затрудненного. Не всегда осознает тот факт, что сам создает коммуникативные, смысловые, эмоциональные и другие барьеры. Не всегда преследует цель вызвать у другого состояние эмоционального напряжения, тревоги, гнева и т.п. С уверенностью можно сказать лишь то, что сочетание его особенностей ведет к сложностям и взаимной неудовлетворенности в общении, и как следствие – к взаимной неприязни. Сам человек может не осознавать этого даже тогда, когда последствия его действий получают оценку (обратную связь) со стороны других людей. Он достаточно редко осознанно выбирает те способы общения, которые разрушают само общение, не всегда предвидит последствия сказанных слов и фраз, своих интонаций и смыслов, своих действий и поступков.

Интертипные отношения и ТИМ как факторы стресса особенно ярко проявляют себя в неформальном общении – в семье, с друзьями, – что предполагает большую степень свободы в самовыражении, спонтанности и непринужденности, близости, открытости, эмоциональной отзывчивости – легкой и быстрой настройки на эмоциональную волну окружающих (особенно если и они также эмоционально отзывчивы). Эмоционально отзывчивый партнер наиболее предпочтителен, поскольку способен откликаться на состояния другого созданием и поддержанием идентичных эмоциональных состояний. Во взаимодействии с таким партнеров у других больше шансов быть замеченным и оцененным, выше вероятность получить сочувствие и поддержку. В семье это – просто необходимость.

Неформальное общение имеет более обширный контекст содержания и диапазон эмоций. Содержание общения – это информация, которая передается от одного участника общения другому. Люди обмениваются друг с другом самым широким спектром сведений о мире, о собственном опыте, о своем эмоциональном состоянии и пр. Цель общения – то, ради чего осуществляется данное взаимодействие. Зачастую цели общения дифференцируют по характеру реализующихся в нем потребностей. Поскольку в жизни человека все виды потребностей (даже биологические) социализированы, то любой вид общения, осуществляемого человеком, имеет социальный характер.

В ситуациях непосредственного взаимодействия чаще всего реализуются следующие цели и намерения общающихся: побуждение партнера по общению к определенным действиям; торможение нежелательного действия (поведения); получение или передача объективных знаний об окружающем мире; согласование взаимных действий; установление между партнерами определенных эмоциональных связей и отношений и др. Семейное и дружеское общение способствует этому в полной мере.

Значение семьи в жизни человека трудно переоценить. Идеалом семейных контактов давно стали искренние теплые взаимоотношения, позволяющие максимально самореализоваться, исцеляющие душевные раны, компенсирующие потери, понесенные во «внешнем мире». С.В.Ковалев утверждает, что семья дает человеку:


  • Чувство принадлежности – позволяет отчетливо и определенно отнести себя к семейной группе (идентифицироваться с ней), без чего любой человек будет испытывать все углубляющееся чувство одиночества (реализация потребности в человеческих связях);

  • Ощущение и реальные доказательства своей значимости (ценности) для других, без чего человек испытывает чувство ущербности и неполноценности (реализация потребности в самоутверждении).

  • Ощущение взаимного тепла, без которого у человека нередко возникает негативное отношение к жизни, склонность к апатии, пессимизму (реализация потребности во взаимной приязни).

  • Формирование чувства своей неповторимости, индивидуальности, недостаток которого порождает мучительное ощущение безликости, болезненное чувство своей «серости», невзрачости, неоригинальности, бесталанности, что в свою очередь ведет ко всплескам агрессии, когда человек не щадит ни себя, ни других (реализация потребности в самосознании).

  • Образцы для подражания (реализация потребности в ориентации), ведь каждому нужно во что-то верить, на что-то надеяться, что-то признавать, что-то отрицать, – иначе жизнь кажется бессмысленной [4, с.40-41].

Все эти потребности жизненно важны для каждого! Их невозможно отменить или оставлять неудовлетворенными длительное время. Именно в семье человек стремится удовлетворить свои основные, насущные потребности. Взаимные ожидания в семье подразумевают эмоциональный резонанс и сходство смыслов. Супружеские отношения«два сапога – пара» или «муж и жена – одна сатана». Потом обнаруживается, что «сатана» вовсе не в единственном экземпляре, т.к. муж и жена – не пара, их отношения – не дуальные, а другие интертипные отношения. Детско-родительские отношения«мы с тобой одной крови»… Подразумевается (со стороны родителей), что «ты – продолжение меня» (мы продолжаем друг друга по линии поколений, по линии кровного родства), поэтому «как же ты так???». Наличествуют неосознаваемые предположения, что другой, пребывая в общем для участников информационном поле, переживает такие же чувства, испытывает те же стремления, понимает так же.

Общение в семье (непосредственное постоянное взаимодействие между отдельными ее членами) тоже имеет свою специфику – как позитивного свойства, так и негативного. Ведь расстояние друг до друга – минимально (живем под одной крышей многие годы). Специфика семейного общения подробно охарактеризована в [8].



Позитивные особенности семейного общения таковы:

  • Его отличает интимность, сокращение «доверительного интервала» между участниками, близость партнеров благодаря общим условия жизни, семейным приоритетам, духовной и/или телесной (физической) привлекательности друг для друга.

  • Семейное общение включает все стороны жизни человека за пределами ее ролевого значения. Семья воспринимает своих членов многогранно, полностью, помогая каждому усваивать и успешно выполнять роли и обязанности во «внешнем мире».

  • В семье невозможно отделить друг от друга обучение, воспитание, развитие, – это комплексный процесс, в котором в равной мере активно участвуют и дети, и взрослые.

  • Семья регулирует разнообразные взаимоотношения своих членов и «внешнего мира» (родители, как «буфер», смягчают требования объективной реальности; супруги оказывают реальную помощь или психологическую поддержку друг другу в решении жизненных проблем).

  • В семейном взаимодействии преобладает личностное начало, возрастает значение не абстрактного, а индивидуального примера, образца.

  • Очень важной является возможность общаться наедине, влиять друг на друга непосредственно, исключая воздействие социального фона.

  • Семья обеспечивает максимальную продолжительность межличностных отношений (часто в течение всей жизни), непрерывный процесс познания самого себя и других членов семьи как участников процесса общения.

  • Благодаря семье адаптация человека к новым социальным условиям или полная социализация (особенно в жизни ребенка) осуществляется в относительно стабильной социальной среде с устойчивыми моральными нормами и определенными взаимными требованиями.

Вместе с позитивными особенностями наличествуют и негативные особенности общения в семье, вызывающие осложнения в отношениях.

  • В семье человек ослабляет самоконтроль, не скрывает свое раздражение, плохое настроение, откровенничает с близкими и склонен все «рассказать без утайки» (говорить, что вздумается). Диапазон эмоциональных проявлений в семье значительно шире, чем в других сферах общения.

  • Конфликты возникают, когда один член семьи хочет расспросить, выслушать, рассказать (зачастую такую активность проявляют экстраверты), а тот, к кому он обращается, стремится отдохнуть, промолчать, уединиться (чаще интроверты). Это особенно заметно в тех случаях, когда неработающий член семьи имеет обостренную потребность в контактах, а другие в этом постоянно ему отказывают. Т.е. взаимодействие в семейном общении может быть ограничено, поскольку члены семьи уже удовлетворили свои коммуникативные потребности (на работе, в школе) и хотят покоя.

  • Общение в семье осуществляется на фоне ежедневных бытовых забот, что нередко обесценивает его содержание. Такая обыденность контактов, постоянная озабоченность родителей домашними делами может быть невыносимой для подростков с романтичными взглядами на жизнь (и для фантазирующих, мечтательных интуитов, кажущихся вечно «витающими в облаках» и «не от мира сего»).

  • Семейные отношения и общение осложняются отсутствием у большинства людей психолого-педагогических знаний и опыта оптимальной организации отношений. Так, родители зачастую сами приобретают опыт воспитания лишь по мере роста и развития ребенка, что приводит к педагогическим ошибкам: родители оценивают ситуацию неадекватно, попытки решить проблемы воспитания осуществляются с ориентацией на себя (свой ТИМ, свой опыт, свои убеждения и установки, свои «принципы»), причем нередко в состоянии раздражения; потребности ребенка не осознаются (или родители не осведомлены даже о возрастных особенностях – своих и ребенка).

  • Иногда человек даже с позитивными установками просто не умеет общаться. Речь идет о недостаточном уровне коммуникативных умений.

  • Недооценка налаживания отношений в семье приводит к ее распаду или к постоянным конфликтам и осложнениям. Но значительная часть людей даже не догадывается, что создание благоприятного психологического климата в семье потребует значительных усилий.

Психологические основы семейного комфорта закладываются как на макроуровне (выполнение семьей ее главных функций), так и на микроуровне – в ежедневных заботах, в индивидуальных и общих радостях и горестях, в столкновении мыслей и точек зрения. И здесь интертипные отношения и ТИМы участников становятся мощным фактором стресса. А также источником обогащения новыми знаниями. Главным в семейном общении становится умение наладить благоприятный характер отношений, ибо чаще всего ошибки общения есть результат «добрых намерений» и желания «причинять добро» (мой фирменный  термин – В.Ш.)

Общение с друзьями – по всей вероятности, наименее конфликтно, наименее стрессогенно (если, конечно, это истинные друзья – единомышленники). Дружба играет особую роль в жизни человека. Она представляет собой обладающую особой ценностью форму общения людей, которая характеризуется высокой степенью взаимной привязанности тех, кто общается. Дружба – это безбоязненное общение с человеком на интимной дистанции, отсутствие опасений, что он злоупотребит этой психологической близостью. Дружба – это максимальная откровенность и открытость, доверительность отношений, искренность и бескорыстие чувств. Друзья испытывают взаимный интерес друг к другу, активно оказывают помощь и содействие, демонстрируют взаимопонимание. Отношения с друзьями помогают человеку чувствовать себя полноценным, понимать других и быть понятым самим. В общении с друзьями удовлетворяются потребности в самореализации, в раскрытии личностного потенциала, в сущностном самовыражении. Дружеское общение – это обмен мыслями, чувствами, переживаниями, смыслами и содержаниями.

Интертипные отношения и ТИМ выступают в качестве факторов стресса только из-за различных смыслов общающихся, из-за переживания разных эмоций по одному и тому же поводу, из-за разного отношения к жизненным событиям.



Стресс как особое психическое состояние связан с зарождением и проявлением эмоций (мрачное настроение, тяжкая обида, злобная зависть, ярость, гнев, ревность, страх, мучительные сомнения, неуверенность в себе). Хронический стресс, обусловленный неинтегрированностью, разобщенностью интертипных отношений, поведения, присущего ТИМу (обеспеченного ТИМом) и ролевого поведения, обеспеченного социальными установками, может привести (и зачастую приводит) к социальной дезадаптации личности и формированию негативной жизненной установки.

В.В.Бойко [2, с.200 – 202] перечисляет следующие пять признаков негативной установки:


  1. Завуалированная жестокость в отношениях к людям, в суждениях о них. В замаскированной, приглушенной или косвенной форме суждения личности содержат недоброжелательность, настороженность в отношениях со многими партнерами, отрицательные выводы о людях, нежелание откликаться на их проблемы. Подобные умонастроения несут в себе негативную энергию. У людей, которые встречаются с явлениями столкновения и отчуждения, возникает чувство неудовлетворенности общением. В ситуациях стресса и конфликта возникают страх, враждебность, ощущение угрозы. Эти ситуации приводят к тому, что многие усилия, творческие замыслы, надежды, личные судьбы оказываются загубленными в атмосфере межличностной борьбы.

  2. Открытая жестокость в отношениях к людям. Личность не скрывает и не смягчает свои негативные оценки и переживания по поводу большинства окружающих. Выводы о них резкие, однозначные и сделаны, возможно, навсегда. («Обжегшись на молоке, на воду дует»). Такое умонастроение заранее отрицательно настраивает человека против любого партнера.

  3. Обоснованный негативизм в суждениях о людях. Негативизм выражается в объективно обусловленных отрицательных выводах о некоторых типах людей и отдельных сторонах взаимодействия: ведь в жизни имеют место огорчительные явления, не замечать которые было бы наивно. Оттого доля негативизма в установке к людям неизбежна, – нельзя же воспринимать действительность сквозь розовые очки.

  4. Брюзжание, т.е. склонность делать необоснованные обобщения негативных фактов в области взаимоотношений с партнерами и в наблюдении за социальной действительностью. Даже эпизодические приступы брюзжания несут в себе отрицательную энергию и вызывают дискомфорт у партнеров.

  5. Негативный личный опыт общения с окружающими. Негативный опыт играет роль конденсатора, который удерживает постоянно высокое напряжение отрицательной энергии эмоций. Порой достаточно небольшого провоцирующего обстоятельства, чтобы такой опыт воспроизвелся в сознании и поведении личности и отразился на отношениях с людьми. Партнеры по общению могут и не знать, и не догадываться о том, что в свое время пережила личность, но они непременно подвергнутся негативному энергетическому воздействию и испытают дискомфорт.

В социальных контактах и в отношениях (как формальных, так и неформальных) каждый участник подспудно ожидает (для себя) понимания и сопереживания. Какие бы цели ни декларировались сознательно, удовлетворенность общением характеризуется прежде всего его смысловым и эмоциональным резонансом. А также отсутствием страхов, подозрительности, напряженности, отсутствием чувств одиночества и отвержения. В.Н.Куницына и др. обозначают такое понятие, как «успешность общения». «Успешность общения проявляется в достижении и сохранении психологического контакта с партнером в целях стабилизации межличностных отношений на их оптимальной стадии развития через достижение совместимости, согласия, взаимной приспособленности и удовлетворенности путем гибкой корректировки целей, умений и состояний, способов воздействия в соответствии с меняющимися обстоятельствами. Успешность определяется скорее не как единичный конечный результат, но как процесс, в который оба партнера должны сделать равный вклад, чтобы достигнуть состояния взаимной удовлетворенности. Основными психологическими критериями успешности следует считать легкость, спонтанность, свободу, контактность, коммуникативную совместимость, адаптивность и удовлетворенность. …Кульминационную стадию доверительного общения знаменует чувство психологической близости и безусловного принятия друг друга» [5, с.415].
Хотя стресс как особое психическое состояние связан с зарождением и проявлением эмоций, но он не сводится только к эмоциональным феноменам. Значительный вклад в состояние стресса вносят наши познавательные процессы, образ мыслей и оценка ситуации, знание собственных возможностей (ресурсов), степень обученности способам управления поведением и стратегиям преодоления со стрессом, стратегиям совладания со стрессом, их адекватному выбору.

В регуляции информационных процессов, в защите от перегрузки информацией существенную роль играет избирательность внимания, которая помогает сконцентрироваться на необходимой информации и блокировать несущественные сигналы-стимулы, чтобы защититься от чрезмерно интенсивной или нежелательной информации.

Для преодоления стресса чрезвычайно важную роль играют осознанные наличные ресурсы. Ресурсы могут включать наличие средств, необходимых для выполнения имеющихся задач, информацию, физические возможности человека, а также индивидуальные особенности, навыки и общие способности адаптации к требованиям. Основной ресурс человека – энергия, обеспечивающая оптимальное состояние для обработки (осмысления) личностно значимой информации. На регулирование энергетического состояния оказывают влияние умственные усилия (состояние ресурсно-ограниченное, требующее активного привлечения внимания), эмоции и ритм работы каждой соционической функции.

«Влияние процессов преобразования информации на регулирование энергетического состояния происходит автономно, независимо, и субъект деятельности не может сознательно, по своему желанию, менять уровень регуляции. Воздействие сильных эмоций на энергетическое состояние проявляется достаточно оперативно и является наиболее выраженным. Это эмоциональная обработка информации, как правило, нелогична и не следует формальным правилам, субъект не может произвольно, по своему желанию, начать или остановить этот процесс. Едва ли возможно не обращать внимания на сигналы, которые формируют наши эмоции. Сильные отрицательные эмоции оказывают первоочередное действие, они постоянно привлекают внимание и требуют принятия решений и действий. Чтобы нейтрализовать или игнорировать эти сигналы требуется самоконтроль и усилия». [1, с.124].

По мнению авторов интегративной модели стресса «способности человека в решении возникающих перед ним проблем зависят от ряда факторов: 1) ресурсов человека – его общих возможностей по разрешению различных проблем; 2) личного энергетического потенциала, необходимого для решения конкретной проблемы; 3) происхождения проблемы, степени неожиданности ее возникновения; 4) наличия и адекватности психологической и физиологической установки на конкретную проблему; 5) типа выбранного реагирования – защитного или агрессивного. Значение и учет этих факторов определяет выбор стратегии поведения для предотвращения стресса» [1, с.30].

Ресурсами в преодолении стресса становятся также следующие факторы: повышение пропускной способности информационных каналов (умение долго удерживать внимание на соответствующем аспекте информации); готовность (а в дальнейшем освоенная способность) синхронизироваться с потоком жизненных событий (умение «жить здесь и сейчас», а не прошлым и/или будущим); освоение умения воспринимать текущий поток информации в полной мере. Ресурсы человека в преодолении стресса –это не только способность обрабатывать информацию, но и социальные способности – умение взаимодействовать с окружением, социальный интеллект и социальная компетентность.

Немецкий психолог Ю.Мель [7] считает, что социально-компетентный человек в состоянии:


  • Принимать решения относительно себя самого и стремится к пониманию собственных чувств и требований;

  • Забывать блокирующие неприятные чувства и собственную неуверенность;

  • Представлять, как следует достигать цели наиболее эффективным образом;

  • Правильно понимать желания, ожидания и требования других людей, взвешивать и учитывать их права;

  • Анализировать область, определяемую социальными структурами и учреждениями, роль их представителей и включать эти знания в собственное поведение;

  • Представлять, как с учетом конкретных обстоятельств и времени вести себя, принимая во внимание других людей, ограничения социальных структур и собственные требования;

  • Отдавать себе отчет, что социальная компетентность не имеет ничего общего с агрессивностью и предполагает уважение прав и обязанностей других.

Социальная компетентность определяется как «система знаний о социальной действительности и себе, сложных социальных умений и навыков взаимодействия, сценариев поведения в типичных социальных ситуациях; эта система позволяет человеку быстро и адекватно адаптироваться, принимать решения со знанием дела, учитывая сложившуюся конъюнктуру; действуя по принципу “здесь, сейчас и наилучшим образом”, извлекая максимум пользы из сложившихся обстоятельств» [5, с.480].

«Социальная компетентность – операциональное понятие, которое имеет временнЫе, исторические рамки. Залогом успешного функционирования человека в изменяющихся социальных обстоятельствах является выработка поведенческих сценариев, отвечающих новой социальной действительности и ожидаемых партнерами по взаимодействию. Основные функции социальной компетентности – социальная ориентация, адаптация, интеграция общесоциального и личного опыта». [5, с.480].

Для каждого вида социальных контактов (каждого вида общения) можно создать – в индивидуальном порядке – свою систему социальной компетентности. Самые общие стратегические рекомендации – изучать соционику и психологию. Современная практическая психология предлагает обширный диапазон методов и приемов психологического воздействия и личностного развития. Для каждого вида вида социальных отношений можно рассмотреть первоначальные (и далеко не всеобъемлющие) приемы и методы совладания со стрессом, который обусловлен интертипными отношениями и ТИМом участников. Ритуальное (нормативное) общение: знание «ритуалов общения» – в достаточной для себя мере; сокращение количества нормативных контактов; умение грамотно «выйти из контакта».

Статусно-ролевое общение: соответствие участников общения взаимным ролевым ожиданиям (снижает потенциальную конфликтность взаимодействия) или хотя бы демонстрация того, что эти ожидания осознаны и учтены партнером по общению, когда обстоятельства не позволяют их реализовать. Ведь взаимодействие людей, выполняющих разные роли, в значительной степени регулируется ролевыми ожиданиями. Независимо от пожеланий самого человека окружающие его люди выдвигают по отношению к нему систему ролевых ожиданий, сравнивая его поведение с соответствующим нормативно-ролевым образцом. Для практической наработки соответствующих умений существует множество разновидностей психологического тренинга – игрового и ролевого.

«Человек по необходимости вступает в социальные отношения, но делает это опосредованно – через свою таковость, т.е. через свою социальную маску, которая чаще всего скрывает истинное содержание внутреннего мира человека. Если научиться отделять для себя самого «маску» как форму игры, а не «свое лицо», можно более осознанно подойти к процессу социальной игры и, меняя таковость, можно управлять системой своих социальных взаимодействий, легко переходя (в соответствии с наличной ситуацией) от одной социальной роли к другой» – пишет И.Н.Калинаускас [3, с.26].



Деловое общение: тренировка избирательности внимания. Умение концентрировать внимание на существенном (важном для дела), при отвлечении от всего остального. Повышение своей профессиональной компетентности.

Общение с друзьями: изучение соционики и психологии (литература, курсы, тренинги) – для понимания причин, по которым друзья оказываются «инакомыслящими»; для осознания того, что каждому человеку в его развитии нужен непосредственный опыт переживания разных интертипных отношений. При необходимости – согласование времени общения и тем для беседы. Развитие у себя чувства меры нахождения в контакте. («Все хорошо в меру».  Народная мудрость).

Общение в семье: многие рекомендации дает психология. Еще множество рекомендаций – находятся пока в стадии разработки. Соционика и психология семьи – тема обширная и неисчерпаемая.

Один из ресурсов для преодоления стресса семейного общения – создание нужной коммуникативной установки пробуждающей позитивные эмоции. Это энергетический ресурс, доступный каждому. Коммуникативная установка личности представляет собой готовность воспринимать происходящие события под определенным углом зрения, расширяя/сужая фокус собственного внимания (управление восприятием) и готовность реагировать (на привычные, эмоциональные или иные стимулы) заранее выбранным определенным образом – манера говорить и действовать (управление поведением).

Иными словами, установка – это некий заученный, натренированный шаблон восприятия и шаблон реагирования, умение отвечать заученным способом на знакомые жизненные ситуации – на повторяющие социальные явления, на часто встречающихся людей. Установка – носитель энергии, она подобна пружине внутри человека, выжидающей момента для действия. Необходим лишь соответствующий сигнал, роль которого чаще всего играют привычные эмоциональные стимулы, которые мы (зачастую неосознанно) «приписываем» образу другого человека, и уже автоматически реагирует на образ.

Партнеры в общении воздействуют друг на друга своими эмоциями. Эмоции обладают информацией и энергией, что может оказывать как благотворное влияние на другого человека, так и стрессогенное. Участники общения создают единое информационно-энергетическое поле, влияющее даже на тех, кто в нем присутствует пассивно. Прежде чем сформировать у себя желаемую позитивную коммуникативную установку, каждому участнику (каждому из нас!!!) следует осознать ответственность за свой информационно-энергетический вклад в коммуникацию и задать себе вопросы, рекомендуемые В.В.Бойко [2, с.159].



  • Какое влияние оказывает моя психическая энергия на партнеров?

  • Что определяет коммуникативные достоинства или недостатки моей энергии?

  • Можно ли и как управлять своими энергетическими проявлениями, если возникает конкретная цель – повлиять на данного партнера?

  • Что происходит со мной, когда я оказываюсь под влиянием той или иной по качеству психической энергии партнера?

  • Сумею ли я управлять энергетическим состоянием партнера, если это потребуется во имя сотрудничества?

Один из способов создания коммуникативной установки – концентрация внимания на позитивном образе партнера (безусловно, в каждом человеке что-то хорошее есть!). Наличие позитивной установки обеспечивает ее носителю преобладание положительных суждений о людях, веру в их лучшие качества. Причем позитив, на котором мы концентрируем свое внимание, должен соответствовать своим собственным представлениям о «добре и зле» («что такое хорошо и что такое плохо»). Каждый, кто душевно здоров, находит те или иные способы удержать положительные факторы в фокусе своего сознательного внимания. Те, кому удается создавать дополнительные положительные факторы (позитивные установки) и сводить на нет воздействие отрицательных, фактически формируют у себя «иммунную систему» защиты душевного здоровья.

Установка экономит наши ресурсы – интеллектуальные и эмоциональные, психические и физические. Будучи созданной однажды, она вызывает желаемые ответные реакции на известные и узнаваемые обстоятельства, социальные явления, деловые ситуации, типы партнеров. В новых и неожиданных ситуациях человек реагирует прежде всего типно. Когда человек впервые сталкивается с каким-либо проявлением социальной действительности, он затрачивает некоторые усилия для того, чтобы его понять и оценить, переживает, осмысливает и делает выводы о том, как лучше вести себя, как относиться к подобным обстоятельствам. Но все же человек – не только тип. Человек больше, объемнее, мощнее – настолько больше, насколько развито его сознание. И сознательно человек в состоянии поступать вовсе не типно. А – по своему выбору. Конечно, в общем информационном пространстве каждому (безусловно) требуется информационное дополнение. Что ж, таковы наши информационные потребности (тоже не отменяемые, просто-таки жизненно необходимые), желательно – удовлетворить их. Но ведь не стоит ждать этого друг от друга (особенно когда нЕчем удовлетворить ожидания соконтактника), тем более – не стоит требовать. Когда свои потребности мы превращаем в требования и претензии к другим людям (ОБЕСПЕЧЬ! ХОЧУ!!), особенно к ближним, рядышком находящимся, или к тем, кого мы восприняли как «ближних», то общение становится террором. Сформировав себе желаемую установку, человек, встречаясь с тем же явлением неоднократно, уже не совершает соответствующую внутреннюю работу. Установка как готовая целостная ответная реакция «включается» автоматически. Позитивно настроенный человек широко распахивает двери своей души и предоставляет счастью возможность войти и задержаться подольше. А семейное счастье – желательно большинству людей.

Таким образом человек в значительной мере способен управлять собой (т.е. искусно манипулировать ), задавая самому себе нужные установки (ситуативные управляющие программки) и выбирая себе желаемый образ поведения. Однако долгосрочное употребление сформированных шаблонов (в частности, установок, созданных с благими целями, используемых уместно и оправданно) приводит к снижению восприимчивости, проявлению автоматического реагирования. В отношениях нарушается принцип диалогичности, притупляется внимание к сущности партнера и к его состояниям, ослабевает нравственная сторона общения.

Фактически, контакт с каждым участником общения осуществляется через создаваемые и транслируемые образы - самопрезентации. И для человека становится чрезвычайно трудно в дальнейшем отказаться от тех привычных образов и ролей, которые он играет в разных жизненных ситуациях. Внутренний дискомфорт и метания могут быть из-за того, что образы стали автоматическими (выученные шаблоны эмоционального реагирования), со-образное реагирование происходит неосознанно и не адекватно текущей ситуации. Роль (образ) вышла из-под сознательного контроля (погрузилась в подсознание, укрепилась там и проросла) и теперь управляет человеком. Привычка – вторая натура – этакий внутренний диверсант, который «вредит» нам изнутри, заслоняя нас от общения с живым реальным человеком. Поэтому стоит овладевать и управлять своими шаблонами, ролями, установками и прочими автоматизмами, неуклонно приближаясь к тому времени, когда культура общения станет явлением массовым. Когда перестанет казаться «личной обидой и оскорблением» различие смыслов и переживаний по одному и тому же поводу. Когда мы научимся замечать в Другом не продолжение себя, не отражение себя, не внешний набор многообразных личин (созданных пусть даже с самыми искренними намерениями для «установления контакта» и для «поддержания отношений»), а неповторимую индивидуальность живого человеческого существа.



Такое время неизбежно придет. Я в это верю.


ЛИТЕРАТУРА:


  1. Бодров В.А. Информационный стресс: Учебное пособие для вузов. – М.: ПЕР СЭ, 2000. – 352 с. – (Современное образование).

  2. Бойко В.В. Энергия эмоций. – СПб.: Питер, 2004. – 474 с.

  3. Калинаускас И.Н. Игры, в которые играет «МЫ». – К.: Ника-Центр, 2005. – 224 с.

  4. Ковалев С.В. Психология современной семьи. – М., 1988. – 208 с.

  5. Куницына В., Казаринова Н.В., Погольша В.М. Межличностное общение. Учебник для вузов. – СПб.: Питер, 2002. – 544 с.

  6. Лабунская В.А., Менджрицкая Ю.А., Бреус Е.Д. Психология затрудненного общения: Теория. Методы. Диагностика. Коррекция: Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений – М.: Изд. центр «Академия», 2001. – 288 с.

  7. Мель Ю. Социальная компетентностькак цель психотерапии: проблемы образа Я в ситуации перелома // Вопросы психологии. – 1995. – №5 – с.61-68.

  8. Семіченко В.А., Заслуженюк В.С. Мистецтво взаєморузуміння. Психологія та педагогіка сімейного спілкуваня. – К.: Веселка, 1998. – 214 с.

  9. Соснин В.А., Рощин С.К., Резников Е.Н. Психология межличностного взаимодействия. Современная психология / Под рд. В.Н.Дружинина. М.: ИНФРА-М., 1999.

  10. Шлаина В.М. Чем мы познаем (особенности информационного метаболизма) // Соционика, ментология и психология личности №6/2003 – с.34-44.

  11. Шлаина В.М. Об отношениях дуальных // Соционика, ментология и психология личности №2/2002 – с.44-48.




Каталог: files -> articles -> veronika
veronika -> Соционика, ментология и психология личности” №2/2007 с. 56-69 Шлаина В. М. 2006 г. Психологическая помощь
articles -> Детекция лжи и обмана
articles -> Методические рекомендации по реализации гендерного подхода в работе образовательных учреждений с родителями по проблемам гендерного подхода в семейном воспитании
articles -> Программа дополнительного образования
articles -> «Развитие воображения старших дошкольников через занятия оригами, основанные на игре-сказке»
articles -> 2003 Андреева Н. А., Тихонов А. П., Кто же пришел в кадровики?
articles -> Исследовательская работа летнего школьного экологического отряда 5 класса по теме
veronika -> Переоценка ценностей
veronika -> Ресурсы профессионального развития 2004 г. Шлаина В. М
veronika -> Проблемы отношений – интертипные и межличностные “Соционика, ментология и психология личности” №4/2002 с. 49-53 2002 г. Шлаина В. М


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница