Феденок Ю. Н., Буркова В. Н., Бутовская М. Л



Дата11.05.2016
Размер172 Kb.
Феденок Ю.Н., Буркова В.Н., Бутовская М.Л.

Индивидуальная дистанция и её связь с некоторыми морфологическими показателями у московских подростков1

Институт этнологии и антропологии РАН, Москва

// Человек: его биологическая и социальная история. Труды Международной конференции, посвященной 80-летию академика РАН В.П. Алексеева (Четвертые Алексеевские чтения) / Отв.ред. Н.А. Дубова; Отделение ист.-филол. наук РАН; ИЭА РАН, ИА РАН. – М.-Одинцово: Из-во АНОО ВПО «Одинцовский гуманитарный институт», 2010. Т.2. С. 169-176


Введение

Пространственное поведение человека является механизмом регулирования межличностного взаимодействия и во многом отражает особенности культуры. Понятие персонального пространства включает в себя индивидуальную дистанцию, ориентацию тела, контакт глазами, тактильный контакт. Размеры персонального пространства ситуативны и зависят от индивидуальных особенностей человека. Последние определяются половой принадлежностью индивида, культурной принадлежностью, статусом, личными особенностям человека (Бутовская, 2004а; Altman, 1975; Hall, 1966; 1997; Remland et al., 1995).

Индивидуальная дистанция определяется как среднее минимальное расстояние, на которое индивид подпускает к себе любого другого индивида. Это такое расстояние от нее до других особей, при уменьшении которого она испытывает дискомфорт, реагируя либо агрессией, либо отступлением (Marler, 1956).

Этот параметр — один из центральных среди других параметров пространственного поведения человека и связан с его индивидуально-психическими характеристиками (Altman, Chemers, 1980). Дистанция, на которую индивид допускает к себе других, также отражает структуру его социальных связей в группе (Бутовская, Плюснин, 1995). Предпочтение проявляется в пространственной близости, а избегание – в поддержании максимальной дистанции и сведении к минимуму тактильных контактов. Индивидуальная дистанция определяет количество и качество стимулов, которыми обмениваются партнеры (тактильные контакты, контакт глаз и др.), а также качество их взаимоотношений (Hall, 1963).

Исследователи персонального пространства считают, что гендерные различия индивидуальной дистанции ярко выражены (Crawford & Unger, 2000; Deaux et al., 1998; DePaulo et al., 1998). По классическим представлениям этологов минимальное расстояние наблюдается между женщинами, среднее в смешанной паре и максимальное – между двумя мужчинами (Burgoon et al., 1989; Patterson et al., 1987; Hayduk 1983). Известно, что мужчины подсознательно опасаются быть вовлеченными в гомосексуальные отношения, с которыми и ассоциируется близкая дистанция с представителями своего пола (Crawford & Unger 2000). Согласно нашим ранее полученным результатам на московской выборке пол действительно является важным фактором, влияющим на дистанцию общения партнеров: в парах девочек дистанция значительно меньше, чем в парах мальчиков, а в смешанных по полу парах дистанция общения схожа с дистанцией в парах мальчиков (Борисова, Бутовская, 2004; Феденок, Бутовская, 2008а). Не меньшее значение играет и этническая (культурная) принадлежность (Бутовская и др., 2007; Феденок, Бутовская, 2008а; Hall, 1963).

Известно, что помимо гендерных различий на пространственное поведение влияют темперамент и другие личностные характеристик взаимодействующих партнеров. Пространственное поведение тесно связано с проявлением агрессии у человека (Буркова, Бутовская, 2008а: 132; Буркова, Бутовская, 2008б: 120). Согласно этологическим представлениям, персональное пространство функционирует на подсознательном уровне и формируется под влиянием эволюционных процессов, контролирующих агрессию. Персональное пространство позволяет оптимальным образом защитить себя от влияния окружающих и снизить по возможности стрессовое воздействие нежелательных контактов (Evans et al.,1973). Г.А. Тлегенова в своей работе показала, что группы агрессивных и неагрессивных юношей достоверно различаются по расстоянию, которое они спонтанно выбирают в разговоре с сокурсником - агрессивные юноши достоверно чаще общаются на более короткой дистанции (Тлегенова, 1990). Помимо лиц, ведущих себя доминантным образом, близкую дистанцию стараются поддерживать также люди, ощущающие потребность в аффилиации и социальной зависимости (Kline et al.,1984; Mehrabain et al.,1984). В нашем исследовании, проведенном среди российских детей и подростков, мы обнаружили, что индивиды, общающиеся на меньшей дистанции со сверстниками, воспринимаются ими как более агрессивные, доминантные. Это происходит вследствие того, что агрессивные и доминантные индивиды подходят к собеседнику на более близкое расстояние, тем самым вторгаясь в личное пространство другого человека, что и вызывает у собеседника чувство дискомфорта. Неудивительно, что они описывают потом своих собеседников как агрессивных и доминантных. Напротив, индивиды с ярко выраженным неагрессивным поведением («пугливым»), как правило, сами стараются держаться подальше от всех возможных конфликтов (и их последствий), добиваясь этого с помощью избегания, т.е. увеличивая дистанцию общения с собеседниками (Буркова, Бутовская, 2008б: 133-135). Эти данные подтверждаются и результатами, полученными Дж. Хаммесом: люди с высоким уровнем тревожности боятся различного вида угроз от окружающих и «на всякий случай» увеличивают дистанцию (Hammes, 1962).

Также установлено, что люди с более высоким статусом занимают большее пространство (Leffler et al., 1982), в тоже время размеры тела человека положительно коррелируют с его статусом (Бутовская, 2004а, с. 232).

Целью данного исследования было проанализировать взаимосвязь индивидуальной дистанции с такими морфологическими показателями как длина тела, масса тела, весоростовой индекс (индекс массы тела) и пальцевой индекс (2D:4D).

Что касается влияния размеров тела на пространственное поведение, таких исследований не проводилось, но есть косвенные данные, указывающие на эту связь – влияние размеров тела на агрессивное поведение человека.

В физической антропологии, а также в медицинской практике широко используется весоростовой индекс или индекс массы тела (body mass index). Меньшие значение этого индекса указывают на большую «стройность» тела и относительно меньшую массу тела, высокие значения индекса свидетельствуют об избыточной массе тела. По данным ВОЗ (1997г.) нормальным индексом тела считаются показатели BMI 18,5-24,9, дефицит массы тела <18,5, избыточный вес 25,0-29,9, ожирение 30,0-34,9 (Негашева, 2006, с.148).

Что касается связи размеров тела и агрессии, исследования показывают, что индивиды с бóльшими размерами тела, как правило, реагируют более агрессивно и с большим потенциальным риском, чем более маленькие (Archer, 1988; Pusey and Packer, 1997). С другой стороны, индивиды со слишком большим весом (перевесом) подвергаются преследованиям со стороны сверстников (Nishina et al., 2006). Предыдущие исследования также показывают, что правонарушители имеют тенденцию быть более мускулистыми и толстыми, и менее тонкими и худыми по сравнению с контрольной группой (Wilson & Herrnstein, 1985; Eysenck & Gudjonsson, 1989; Raine, 1993). Результаты лонгитюдного исследования Э.Рэйна с коллегами показали, что рост и вес в возрасте 3 лет являются значимыми предсказателями агрессивного поведения к 11-летнему возрасту (Raine et al., 1998), тогда как рост и вес в 8-10 лет предсказывают насилие среди подростков 16-18 лет (Farrington, 1989). Кроме того, более агрессивные дети в 3 года были выше и весили больше, чем неагрессивные (Raine et al., 1998).

Ещё одним морфологическим показателем мы взяли пальцевой индекс - соотношение длин второго (указательного) пальца (2D) и четвертого (безымянного) пальца (4D). Этот индекс (2D:4D) – биологический маркер степени маскулинизации плода в ранний эмбриональный период, вызванной действием пренатальных андрогенов (McFadden & Shubel, 2002; Manning et al., 2003). Дж. Мэннинг и его коллеги (Manning et al., 1998) установили, что этот индекс отражает половой диморфизм: у мужчин он достоверно ниже, чем у женщин в пределах каждой популяции (Бутовская, 2004б; Палмер и др., 2007; Manning, 2002). 2D:4D может служить маркером гормонального состояния индивида во время раннего развития, что в дальнейшем влияет на его здоровье и поведение (McFadden et al., 2005). Кроме того, пальцевой индекс коррелирует с некоторыми психологическими чертами. Мужчины с меньшим пальцевым индексом оценивались женщинами как более маскулинные и доминантные (Neave et al., 2003), а женщины с более высоким (фемининным) пальцевым индексом считались менее эмоционально стабильные и менее социально смелые (Lindova et al., 2008). Исследователи также находят связь 2D:4D с разными видами агрессии: у мужчин (Буркова, 2008; Bailey & Hurd, 2005; Hampson et al., 2008) и у женщин (Benderlioglu & Nelson, 2004; Coyne et al., 2007; Hampson et al., 2008). Кроме того, пальцевой индекс также влияет на способности ориентироваться в пространстве, восприятие пространства и эта зависимость имеет гендерные различия (Castho et al., 2003; Bull & Benson, 2006).
Методы и участники

Объектами нашего исследования были группы детей с 10 до 17 лет. Всего было опрошено и измерено 313 школьников (154 мальчика и 159 девочек) из г.Москвы (Россия). Исследование проводилось на добровольной основе и являлось анонимным.



Антропометрические измерения. Нами проводились непосредственные измерения длины 2-го и 4-го пальцев на правой и левой руках у каждого участника по методике, разработанной Дж.Меннингом (Manning et al., 1998). Каждый палец был измерен дважды с использованием скользящего циркуля (с точностью 0,01 мм). Пальцевой индекс был посчитан по формуле: среднее значение длины второго пальца деленное на среднее значение длины четвертого пальца. Также нами были использованы антропометрические данные, полученные в ходе медицинской диспансеризации школьников (длина тела, масса тела). На основе этих данных нами был посчитан индекс массы тела по формуле: масса тела (кг) деленная на длину тела (м) в квадрате.

Измерение индивидуальной дистанции. При исследовании индивидуальной дистанции школьников применялось прямое этологическое наблюдение за свободно общающимися школьниками с фиксацией ряда параметров невербальной коммуникации (ориентация тела, тактильные контакты) с использованием бланка, использовавшегося ранее в подобных исследованиях (Борисова, Бутовская, 2004). Затем производилось непосредственное измерение межличностной дистанции измерительной лентой в условиях парного взаимодействия и формализованное интервьюирование (вопросы о возрасте, национальность, близость отношений общающихся). Зафиксированные случаи индивидуальной дистанции при парном взаимодействии были разбиты на группы по половому (пары мальчиков, девочек и смешанные) и возрастному (пары детей 9-11, 12-13, 14-15, 16-17 лет) признакам. Также по каждому школьнику, принявшему участие в исследовании, была подсчитана средняя дистанция, на которую он допускает к себе других людей (со своим и противоположным полом, соответственно).
Результаты

Анализ полученных данных с помощью Т-теста показал значимые гендерные различия почти по всем параметрам. Индивидуальная дистанция в парах мальчиков значимо больше, чем в парах девочек и составляет 23,10 см и 18,68 см, соответственно (Табл.1). Пальцевой индекс имел меньший показатель у мальчиков, и больший у девочек на обеих руках. Значимый половой диморфизм также прослеживался по всем морфологическими показателям: длине тела, массе тела, индексу массы тела (Таб.1).



Таблица 1. Гендерные различия морфологических показателей и индивидуальной дистанции




Мальчики

Девочки







среднее

SD

N

среднее

SD

N

t-коэф.

df

P

Пальцевой индекс (правая рука)

0.966

0.033

150

0.982

0.034

155

-4.19

303

0.000

Пальцевой индекс (левая рука)

0.976

0.034

150

0.989

0.033

155

-3.33

302

0.001

Длина тела

163,80

15,452

154

160,15

9,2089

158

2,54

310

,012

Масса тела

53,20

13,655

154

47,39

9,495

158

4,37

310

,000

Индекс массы тела (ИМТ)

19,60

3,256

154

18,40

2,917

158

3,44

310

,001

Дистанция с партнером своего пола

23,10

14,406

89

18,68

8,969

100

3,079

187

,002

Дистанция с партнером противоположного пола

26,71

13,969

34

28,09

16,786

40

-,378

72

NS

Примечания: SD – стандартное отклонение, N – количество случаев, df – степень свободы, P – значимость, NS – не значимо
С помощью частичной корреляции (с контролем по возрасту), мы проанализировали связь дистанции общения с морфологическими характеристиками. У мальчиков были найдены положительные корреляции дистанции общения с партнером своего пола с длиной и массой тела. Кроме того, пальцевые индексы были скоррелированы между собой, равно как длина тела и масса тела между собой; масса тела также была связана с индексом массы тела (далее ИМТ) (Табл. 2).
Таблица 2. Корреляции между морфологическими показателями партнеров и дистанцией общения партнеров одного пола у мальчиков




Пальцевой индекс (правая рука)

Пальцевой индекс (левая рука)

Длина тела

Масса тела

Индекс массы тела

Дистанция с партнером своего пола

Пальцевой индекс (правая рука)

-

,305*

-

-

-

-

Пальцевой индекс (левая рука)

,305*

-

-

-

-

-

Длина тела

-

-

-

,517**

-

0,290**

Масса тела

-

-

,517**

-

,797**

0,341**

Индекс массы тела

-

-

-

,797**

-

-

** Корреляции, значимые на уровне 0.01; * Корреляции, значимые на уровне 0.05
У девочек обнаружена отрицательная (в отличие от мальчиков) корреляция между дистанцией общения с партнером своего пола и длиной тела. Кроме того, дистанция негативно коррелирует с пальцевым индексом правой руки. Пальцевые индексы были скоррелированы между собой, также как и длина тела, масса тела и ИМТ (Табл.3).
Таблица 3. Корреляции между морфологическими показателями партнеров и дистанцией общения партнеров одного пола у девочек




Пальцевой индекс (правая рука)

Пальцевой индекс (левая рука)

Длина тела

Масса тела

Индекс массы тела

Дистанция с партнером своего пола

Пальцевой индекс (правая рука)




,479**-

-

-

-

-,197*

Пальцевой индекс (левая рука)

,479**




-

-

-

-

Длина тела

-

-

-

,490**

-

-,363**

Масса тела

-

-

,490**

-

,736**

-

Индекс массы тела (BMI)

-

-

-

,736**

-

-

** Корреляции, значимые на уровне 0.01; * Корреляции, значимые на уровне 0.05
У мальчиков не обнаружено связи дистанции общения с противоположным полом и какими-либо морфологическими характеристиками. Но обнаружены положительные корреляции пальцевого индекса на левой руке и ИМТ, массы тела и ИМТ, длины тела и массы тела (Табл. 4).

Таблица 4. Корреляции между морфологическими показателями партнеров и дистанцией общения партнеров разного пола (мальчики)






Пальцевой индекс (правая рука)

Пальцевой индекс (левая рука)

Длина тела

Масса тела

Индекс массы тела

Дистанция с партнером другого пола

Пальцевой индекс (правая рука)

-

-

-

-

-

-

Пальцевой индекс (левая рука)

-

-

-

-

,463**

-

Длина тела

-

-

-

,638**

-

-

Масса тела

-

-

,638**

-

,760**

-

Индекс массы тела (BMI)

-

,463**

-

,760**

-

-

** Корреляции, значимые на уровне 0.01; * Корреляции, значимые на уровне 0.05
У девочек дистанция общения в смешанных по полу парах была положительно скоррелирована с пальцевым индексом на правой руке. Кроме того, длина тела была положительно связана с массой тела; масса тела - с ИМТ; пальцевые индексы положительно коррелировали между собой (Табл. 5).
Таблица 5. Корреляции между морфологическими показателями партнеров и дистанцией общения партнеров разного пола (девочки)




Пальцевой индекс (правая рука)

Пальцевой индекс (левая рука)

Длина тела

Масса тела

Индекс массы тела

Дистанция с партнером другого пола

Пальцевой индекс (правая рука)

-

,547**

-

-

-

,445*

Пальцевой индекс (левая рука)

,547**

-

-

-

-

-

Длина тела

-

-

-

,459**

-

-

Масса тела

-

-

,459**

-

,689**

-

Индекс массы тела (BMI)

-

-

-

,689**

-

-

** Корреляции, значимые на уровне 0.01; * Корреляции, значимые на уровне 0.05
Обсуждение

Гендерные различия индивидуальной дистанции, обнаруженные нами в ходе исследования, подтверждают общетеоретические представления об этой составляющей пространственного поведения человека: дистанция общения в мужских парах достоверно больше, чем в женских парах, в смешанных по полу парах дистанция общения ближе к дистанции в мужских парах (Борисова, Бутовская, 2004; Феденок, Бутовская, 2008б; Crawford et al., 2000; Deaux et al., 1998; DePaulo et al., 1998).

Пальцевой индекс демонстрирует значимый половой диморфизм на обеих руках – мальчики имеют меньший пальцевой индекс, чем девочки, что согласуется с большинством предыдущих исследований (Brown et al., 2002; Manning, 2002; McFadden & Shubel, 2002; Bailey & Hurd, 2005; Butovskaya et al., 2009, in press).

У мальчиков дистанция с партнером своего пола зависит от массы тела и длины тела. Такая связь свидетельствует о том, что для мальчиков важным показателем при общении является размер тел партнеров: чем крупнее один или оба партнера, тем достовернее больше будет дистанция общения между ними. Собеседник с более крупными размерами тела воспринимается как более агрессивный, доминантный и потенциально опасный, поэтому партнер с меньшим размером тела будет стараться держаться на большем расстоянии от него (Бутовская, 2004а; Лоренц, 2008). Эти данные подтверждаются другими работами, которые показали, что индивиды с бóльшими размерами тела, как правило, реагируют более агрессивно и с большим потенциальным риском, чем более маленькие (Archer, 1988; Pusey and Packer, 1997; Raine et al., 1998). Опосредованное влияние агрессии на размеры тела и дистанцию общения не удивительно в свете биологических исследований антисоциального и агрессивного поведения. Повышенный рост индивида ассоциируется с повышенным уровнем тестостерона и пониженным уровнем серотонина, которые в свою очередь связаны с повышенной агрессивностью (Virkkunen &Linnoila, 1993; Zuckerman, 1995; Mason et al., 1990).

У девочек дистанция с партнером своего пола отрицательно связана с длиной тела. Скорее всего, такая связь обусловлена тем, что человек невысокого роста будет стараться держаться на некотором удалении от более крупного собеседника, что также связано с восприятием крупного партнера как более агрессивного (за исключением близких и родственных пар). А из предыдущих исследований известно, что индивиды с ярко выраженным неагрессивным поведением («пугливым») стараются держаться подальше от возможных конфликтов (и их последствий), добиваясь этого с помощью избегания, т.е. увеличивая дистанцию общения с собеседниками (Буркова, Бутовская, 2008б: 133-135; Hammes, 1962).

У мальчиков в смешанных по полу парах зависимости индивидуальной дистанции с морфологическими параметрами не обнаружено.

Дистанция общения в парах девочек также отрицательно коррелировала с пальцевым индексом на правой руке, то есть чем ниже (маскулинней) пальцевой индекс у девочки, тем больше дистанция общения. На наш взгляд это объясняется тем, что девочки с более маскулинными пальцами и ведут себя более по-мужски (более доминантно и агрессивно). Более низкий пальцевой индекс характерен для мужчин и связан с повышенным уровнем тестостерона, который в свою очередь связан с повышенной агрессивностью (Sanchez-Martin et al., 2001; Archer et al., 2005). В исследовании, проведенном среди американских студентов 20-ти лет, также было показано, что высокие оценки по агрессии у женщин были связаны с более низким (более маскулинным) пальцевым показателем (Benderlioglu & Nelson, 2004). Также более маскулинный показатель наблюдался у людей, склонных к антисоциальному поведению при наличии определенных агрессивных стимулов (Millet & Dewitte, 2009). Таким образом, типичные для мужчин морфологические характеристики ассоциировались с повышенной агрессией у женщин, а в нашем случае - у девочек. В рамках данного исследования мы не можем однозначно сказать, инициируют ли увеличение дистанции общения сами девочки с низким пальцевым индексом или же их собеседницы предпочитают «держаться от них подальше».

Дистанция общения с партнерами другого пола у девочек положительно коррелирует с пальцевым индексом на правой руке, то есть чем выше (фемининней) пальцевой индекс у девочки, тем на более близкой дистанции происходит общение с противоположным полом. Казалось бы, эти данные несколько противоречат ранее обсуждаемой негативной зависимости персональной дистанции и пальцевого индекса с партнером своего пола. Однако, нам представляется, что в основах пространственного поведения при общении с противоположным полом в действие вступают другие механизмы. Как известно, высокий пальцевой индекс у женщин связан с более высоким уровнем эстрогена (Manning, 2002a; Austin et al., 2002). Высокий уровень эстрогена коррелирует с более округлыми формами груди и бедер, то есть говорит о репродуктивных качествах девушки (Бутовская, 2004б). Таким образом, связь дистанции общения с противоположным полом у девушек с более высоким (фемининным) пальцевым индексом может говорить о большей заинтересованности как самих девушек, так и юношей в более близком пространственном контакте с ними.

В заключение, хотелось бы отметить, что исследование прямой взаимосвязи персонального пространства и морфологических показателей (рост, вес, пальцевой индекс, ИМТ) ранее не проводилось, поэтому наша работа носит пилотажный характер. Несмотря на это, нельзя отрицать наличия этой связи, и факторов (агрессивное поведение), влияющих на неё.
Благодарность

Мы выражаем особую благодарность всем директорам, учителям и ученикам школ в г. Москве, принявших участие в этом проекте. Большое спасибо Веселовской Е.В. за помощь при сборе данных в г.Москве.



Литература

Борисова Л.В., Бутовская М.Л. Пространственное поведение в современной русской городской культуре: возрастные и гендерные аспекты // Этология человека и смежные дисциплины. Современные методы исследования. М., 2004, c. 13-20.

Буркова В.Н. Пальцевой индекс, агрессия и личностные черты у российских подростков // Вестник НГУ. Серия: Психология. 2008, том 2, выпуск 2, с. 79-84.

Буркова В.Н., Бутовская М.Л. Агрессия, доминантный статус и индивидуальная дистанция у российских подростков (на примере русских и осетин) // Человек в прошлом и настоящем: поведение и морфология. По материалам IV летней школы в РГГУ "Поведение человека в настоящем и будущем» (Отв. ред. М.Л. Бутовская). М.: ИЭА РАН. 2008а, с.131-148.

Буркова В.Н., Бутовская М.Л. Персональное пространство и агрессивное поведение у российских подростков: этологический анализ // Развитие личности. М. 2008б, № 3, с. 119-135.

Бутовская М.Л. Язык тела: природа и культура (эволюционные и кросс-культурные основы невербальной коммуникации человека). М. 2004а. 437 с.

Бутовская М.Л. Тайны пола. Мужчина и женщина в зеркале эволюции. Фрязино. 2004б. 363 с.

Бутовская М.Л., Плюснин Ю.М. Принципы организации пространственного поведения у человека и высших приматов (сравнительный анализ) // Современная антропология и генетика и проблема рас у человека (Под. ред. И.М. Золотаревой). М. 1995.

Бутовская М.Л., Феденок Ю.Н., Буркова В.Н. Взаимопонимание и толерантность в поведении детей и подростков в условиях многоэтничных школьных коллективов // Молодежь Москвы: адаптация к многокультурности. Под. ред. М.Ю.Мартыновой. Н.М. Лебедевой. М. РУДН. 2007, с. 314 – 366.

Лоренц К. Так называемое зло. К естественной теории агрессии // Так называемое зло. СПб. 2008, с. 87-308.

Негашева М.А. Телосложение московских студентов во временном и экологическом аспектах // Как человек заселил планету Земля. М., 2006, с. 121-159.

Палмер Дж., Палмер Л. Эволюционная психология. Секреты поведения Homo sapiens. СПб., 2007. 384 с.

Тлегенова Г.А. (неопубликованные данные). Влияние агрессивности на проксемические характеристики невербального поведения. Дипломная работа выпускницы кафедры социальной психологии факультета психологии. СПб.: Санкт-Петербургский государственный университет. 1990.

Феденок Ю.Н., Бутовская М.Л. Пространственное поведение детей ми подростков в полиэтничных коллективах // Человек в прошлом и настоящем: поведение и морфология. По материалам IV летней школы в РГГУ "Поведение человека в настоящем и будущем» (Отв. ред. М.Л. Бутовская). М.: ИЭА РАН. 2008а, с. 166-180.

Феденок Ю.Н., Бутовская М.Л. Возрастная динамика индивидуальной дистанции и тактильной коммуникации: привязанность, пол и культура // Вестник НГУ. Серия: Психология. 2008б, том 2, выпуск 2, с. 136-139.

Altman I. The environmental and social behavior. Monterey. Calif.: Brooks, Cole. 1975.

Altman I., Chemers M. Culture and environment. Monterey, Calif.: Brooks, Cole. 1980.

Archer J. The behavioural biology of aggression. Cambridge, Cambridge University Press. 1988.

Archer J., Graham-Kevan N. & Davies M. Testosterone and aggression: A reanalysis of book, Starzyk, and Quinsey’s (2001) study // Aggression and Violent Behavior, 2005, 10, pp. 241-261.

Austin E.J., Manning J.T., McInroy K., Mathews E. A preliminary investigation of the associations between personality, cognitive ability and digit ratio // Personality and Individual Differences, 2002, 33, pp. 1115-1124.

Barnard W.A., Bell P.A. An unobtrusive apparatus for measuring interpersonal distance // Journal of General Psychology, 1982, 107, pp. 85-90.

Bailey A.A., Hurd P.L. Finger length ratio (2D:4D) correlates with physical aggression in men but not in women // Biological Psychology, 2005, 68, pp. 215-222.

Benderlioglu Z., & Nelson, R.J. Digit length ratios predict reactive aggression in women, but not in men // Hormones and Behavior, 2004, 46, pp. 558–564.

Brown W.M., Hines M., Fane B.A., Breedlove S.M. Masculinized finger length patterns in human males and females with congenital adrenal hyperplasia // Hormones and Behavior, 2002, 42, pp.380-386.

Bull R., Benson P.J. Digit ratio (2D:4D) and the spatial representation of magnitude // Hormones and Behavior, 2006, 50, pp. 194–199.

Burgoon J.K., Buller D.B., Woodal W.G. Nonverbal communication: The unspoken dialogue. N.Y., Harper and Row. 1989.

Butovskaya M., Burkova V., Mabulla F. Sex Differences in 2D:4D Ratio, Aggression and Conflict Resolution in African children and adolescents: A Cross-Cultural Study // Journal of aggression, conflict and peace research, 2009 (in press).

Coyne S.M., Manning J.T., Ringer L. and Bailey L. Directional asymmetry (right–left differences) in digit ratio (2D:4D) predict indirect aggression in women // Personality and Individual Differences, 2007, 43 (4), pp. 865-872.

Crawford M., Unger R. Women and gender: a feminist psychology (3th ed.). New York: MeCrowHill. 2000.

Csatho A., Osvath A., Bicsak E., Karadi K., Manning J., Kallai J. Sex role identity related to the ratio of second to fourth digit length in women // Biological Psychology, 2003, 62, pp. 147-156.

Deaux K.K., LaFrance M. Gender // In: The handbook of social psychology (Eds.: D.T. Gibert, S. Fisle & C. Lindzey). New York: MeCrowHill, 1998, 1 (4 ed.), pp. 788 – 827.

DePaulo H., Friedman H. Nonverbal condition // In: The handbook of social psychology (Eds.: D.T. Gibert, S. Fisle & C. Lindzey). New York: MeCrowHill, 1998, 1 (4 ed.), pp. 3–38.

Evans G.W., Howard R.B. A methodological investigation of personal space // In: Environmental design: research and practice (Ed. W.J. Mitchell). Los Angeles. 1973.

Eysenck H.J, Gudjonsson G.H. The Causes and Cures of Criminality. New York, NY: Plenum Press. 1989.

Farrington D.P. Early predictors of adolescent aggression and adult violence // Victims Violence, 1989, 4, pp. 79-100.

Hall E.T. A system for the notation of proxemic behavior // American Anthropologist, 1963, 65, pp. 1003 – 1026.

Hall E.T. The hidden dimension. N.Y.: Anchor Books. Doudleday. 1966.

Hall E.T. Cultural mulpractice: The growing obsolesce of psychology with the changing U.S. population // American Psychologist, 1997, 52, pp. 642-651.

Hammes J.A. The personal distance effect as a function of esthetic stimulus, anxiety and sex // Journal clinical psychology, 1962, pp.353-354.

Hampson E., Ellis C.L. and Tenk C.M. On the Relation Between 2D:4D and Sex-Dimorphic Personality Traits // Archives of Sexual Behavior, 2008, 37 (1), pp. 133-144.

Hayduk L.A. Personal space: Where we now stand. // Psychological Bulletin, 1983, 94, pp. 293-335.

Kline L.M., Bell P.A., Babcock A.M. Field dependence and interpersonal distance // Bulletin of Psychonomic Society, 1984, 22, pp. 421-422.

Leffler A., Gillespie D.L., Conaty J.C. The effects of status differentiation on nonverbal behavior // Social psychology Quarterly, 1982, 45 (3), pp. 53-161.

Lindova J., Hruskova M., Pivonkova V., Kubena A. and Flegr J. Digit Ratio (2D:4D) and Cattell’s Personality Traits // European Journal of Personality Eur. J. Pers., 2008, 22, pp.347–356.

Manning J.T., Scutt D., Wilson J. and Lewis-Jones D.I. The ratio of 2nd to 4th digit length: a predictor of sperm numbers and concentrations of testosterone, luteinizing hormone and estrogen. // Hum Reprod, 1998, 13, pp. 3000–3004.

Manning, 2002 – Manning J.T. Digit ratio: a pointer to fertility, behavior, and health. New Brunswick. Rutgers University Press. 173 p.

Manning, J.T., Bundred, P.E., Newton, D.J., Flanigan, B.F. The second to fourth digit ratio and variation in the androgen receptor gene // Evolution and Human Behavior, 2003, 24, pp. 399-405.

Marler P. Behaviour of the chaffinch, Fringilla coelebs // Behaviour, 1956, 5, p. 184.

Mason JW, Giller EL, Kosten TR, Wahby VS. Serum testosterone levels in post-traumatic stress disorder patients // J Traumatic Stress, 1990, 3, pp. 449-457.

McFadden D., Shubel E. Relative lengths of fingers and toes in human males and females // Hormones and Behavior, 2002, 42, pp. 492-500.

McFadden D., Loehlin J.C., Breedlove S.M., Lippa R.A., Manning J.T., Rahman Q. A Reanalysis of Five Studies on Sexual Orientation and the Relative Length of the 2nd and 4th Fingers (the 2D:4D Ratio) // Archives of Sexual Behavior, 2005, 34 (3), pp. 341–356

Mehrabain A., Diamond S.G. Seating arrangement and conversation // Sociometry, 1971, 34, pp. 281-289.

Millet K., Dewitte S. The presence of aggression cues inverts the relation between digit ratio (2D:4D) and prosocial behaviour in a dictator game // British Journal of Psychology, 2009, 100 (1), pp. 151-162(12).

Neave N., Laing S., Fink B., Manning J.T. Second to fourth digit ratio, testosterone, and perceived male dominance // Proceeding of the Royal Society of London Series B, Biological Sciences, 2003, pp. 2167-2172.

Nishina A., Ammon N.Y., Bellmore A.D., Graham S. Body dissatisfaction and physical development among ethnic minority adolescents // Journal of Youth and Adolescence, 35 (2), 2006, pp.189-193.

Patterson M.L., Edinger J.A. A functional analysis of space in social interaction // Nonverbal behaviour and communication. NJ: Erlbaum, 1987, pp. 523-561.

Pusey A. E. & Packer C. The ecology of relationships // In: Behavioural Ecology: An Evolutionary Approach (Ed. by J. R. Krebs & N. B. Davies). Oxford: Blackwell, 1997, pp. 254–283.

Raine A. The Psychopathology of Crime: Criminal Behavior as a Clinical Disorder. San Diego, Calif: Academic Press, 1993.

Raine A., Reynolds C., Venables P.H., Mednick S.A., Farrington D.P. Fearlessness, Stimulation-Seeking, and Large Body Size at Age 3 Years as Early Predispositions to Childhood Aggression at Age 11 Years // Arch Gen Psychiatry, 1998, 55, pp.745-751.

Remland M.S., Jones T.S., Brinkman H. Interpersonal distance, body orientation and touch: Effect of Culture, Gender and Age // Journal of Social Psychology, 1995, 135, pp. 281 – 297.

Sanchez-Martin J.R., Fano E., Ahedo L., Cardas J., Brain P. F. and Azpiroz A. Testosterone and aggression in male and female preschool children // Prevention and Control of Aggression and the Impact on Its Victims (Ed. by M. Martinez, Kluwer Academic). Plenum Publishers, 2001, pp. 61-69.

Virkkunen M, Linnoila M. Serotonin in personality disorders with habitual violence and impulsivity // In: Hodgins S, ed. Mental Disorders and Crime. Newbury Park, Calif: Sage Publications; 1993. pp. 194-207.

Wilson J.Q., Herrnstein R.J. Crime and Human Nature. New York, NY: Simon & Schuster, 1985.

Zuckerman M. Good and bad humors: biochemical bases of personality and its disorders // Psychol Sci, 1995, 6, pp. 325-332.



1 Исследование проведено при финансовой поддержке РФФИ (грант № 07-06-00078a), и в рамках Программы фундаментальных исследований Президиума РАН «Кросс-культурный анализ социального пространства и механизмов регуляции социальной напряженности: от традиции к современности»




Каталог: materials
materials -> Примерная программа дисциплины психология журналистики
materials -> Тема 10. Учение о бытии (онтология)
materials -> Методические рекомендации и планы семинарских занятий часть 2 «Систематическая философия»
materials -> Департамент образования города Москвы
materials -> Учебно-методический комплекс обсужден и утвержден на заседании кафедры клинической и специальной психологии
materials -> Вопросы к зачету
materials -> В педагогике различают несколько моделей обучения
materials -> Практикум по профориентации дс специальность 030301 Психология, квалификация специалиста Курс 5 заочной формы обучения
materials -> Методические указания для подготовки к входному компьютерному тестированию по возрастной и педагогической психологии для специальности 1-01 01 02 Дошкольное образование
materials -> Методическая разработка Хабирьялова Рината Рафкатовича, воспитателя моу специальной (коррекционной) школы-интерната №9


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница