Федосеева Анна Михайловна



Скачать 143.18 Kb.
Дата21.05.2016
Размер143.18 Kb.
ТипТезисы
Тезисы к научному семинару кафедры психологии образования МПГУ

Семинар пройдет 15 марта 2011 (вторник) в конференц-зале факультета педагогики и психологии МПГУ (Малый Сухаревский пер., д. 6). Начало – в 17.00
Федосеева Анна Михайловна, к.психол.н., доцент кафедры психологии образования МПГУ

Динамика субъектности в переживании критических ситуаций
В современной России крайне актуальной представляется проблема переживания человеком различных критических ситуаций. Экономические перемены, техногенные катастрофы, масштабные социокультурные трансформации, эффекты научно-технического прогресса порождают дезадаптивные психологические феномены, опасные как для отдельных людей, так и для общества в целом. Поэтому научное исследование изменения личности в процессе переживания критических ситуаций, определение эффективной психологической помощи, разработка психологических моделей сопровождения переживания и эффективных методов профилактики и коррекции являются жизненно важными как с научной точки зрения, так и с социальной. Выполнение предлагаемого исследовательского проекта, по нашему мнению, значимо не только с позиции фундаментальной науки, но и, безусловно, имеет прикладное, практическое значение. Для постановки целей, задач исследования проведем развернутое описание и обоснование теоретической модели исследования.
Субъектность или многосубъектность личности

Проблема субъекта и субъектности привлекает внимание многих психологов, занимающихся вопросами личности и индивидуальности (С.Л. Рубинштейн, А.Н. Леонтьев, А.В. Брушлинский, А.К. Абульханова, Л.И. Анцыферова, Б.Ф. Ломов, Б.Г. Ананьев, В.А. Барабанщиков, М.И. Воловикова, Л.М. Веккер, В.Н. Дружинин, А.Л. Журавлев, В.В. Знаков, В.П. Зинченко, В.А. Кольцова, О.А. Конопкин, В.И. Моросанова, А.К. Осницкий, В.И. Степанский, Л.А. Стахнева, Т.А. Ребеко, В.В. Селиванов, Е.А. Сергиенко, И.Г. Скотникова, А.Н. Славская, И.Р. Федоркова, В.И. Слободчиков, Е.Д. Божович, Г.А. Цукерман, Б.Д. Эльконин и др.), она имеет продолжительную историю в философской (Аристотель, Г.В.Ф. Гегель, И. Кант, Н.Н. Бердяев, М.Фуко, Е.В. Шорохова, М.С. Каган, А.М. Коршунов, А.С. Арсеньев и др.) и психологической культуре. Понимание субъекта и субъектности имеет множество разнообразных, зачастую несогласующихся определений.


В каком смысле употребляется в философско-психологических текстах понятие «субъект» и «субъектность»?

В отечественной психологии родоначальником субъектного подхода считается Г.И. Челпанов, который описал субъекта как интегрирующее начало психологических свойств человека, субстанцию, объединяющую сознание и психические процессы1. Субъектно-деятельностная теория разрабатывалась С.Л. Рубинштейном и далее его учениками - А. В. Брушлинским, К. А. Абульхановой-Славской и другими.

В современной психологической науке существует одно определение понятия «субъект» и разные смыслы в использовании этого понятия в приложении к исследованию психической реальности человеческой жизни.

1) философско-психологическое определение: понятие «субъект» описывает индивида со стороны его активности – деятельного состояние живых существ как условия их существования в мире.

2) в субъектном подходе – субъект как носитель и двигатель внешней и внутренней деятельности;

3) с позиции социального конструктивизма и герменевтики – субъект жизненного мира личности, и если таких жизненных миров личности много, соответственно множество субъектов (есть подозрение, что они же обозначаются как субличности).

В.А. Петровский выделяет четыре атрибута субъекта:

1) субъект есть целеустремленный (то есть целеполагающее и целедостигающее) индивид: иначе ни о каком «воспроизводстве» нет, и не может быть, речи;

2) субъект есть рефлектирующее индивид, обладатель образа себя; иное немыслимо, так как самовоспроизводство подразумевает наличие образа того, что должно быть воспроизведено;

3) субъект есть свободный и ответственный индивид (никто, кроме него самого, не инициирует и не отвечает за процесс, не направляет его и не заключает о мере его завершенности);

4) субъект есть развивающееся существо, ибо ему приходится действовать в изменчивой, непредсказуемой, среде, и по этой причине воспроизводству подлежат новые, обозначившиеся на предшествующем шаге активности, условия и способы самовоспроизводства.

Как видим, сквозной характеристикой субъектности индивида является его активность, которая, в нашем понимании, обеспечивает расширенное воспроизводство его жизни2.

Из опыта психотерапевтической практики следует, что субъект на самом деле не один у личности, их множество. Как пишет в своей статье В.Н. Цапкин3, многие философы, психологи и психотерапевты сегодня решительно заключают, что представление о монолитной, «монологической» личности является рудиментом эпохи рацонализма, продуктом кратезианско-ньютоновской картины мира. Идея полифонической модели личности оказывается наиболее эвристической для отечественных ученых, создающих методологию психотерапевтической работы в рамках отечественной психологической школы (Ф.Е. Василюк – понимающая психотерапия, теория стратификации сознания, В.А. Петровский – мультисубъектная теория личности и др.). Нужно отметить однако, что представление о личности, которая «состоит» из нескольких субличностей, чрезвычайно распространенное явление в психотерапевтических моделях (псизоанализ, аналитическая психология, транзактный анализ, гештальт-терапия, психодрама, психосинтез).

Представление о личности человека, как состоящей из нескольких отдельных частей, обладающих в некоторой степени индивидуальностью и самостоятельностью существования, встречается в художественном искусстве чрезвычайно часто – что само по себе может быть еще одним доказательством. Например, гоголевский Нос, гуляющий сам по себе или «Женитьба», или герои произведений Достаевского, - возникает ощущение, что разные персонажи вполне можно «прочитать» как голоса субличностей в целостной работе переживания. Весь вопрос в том, кто одержит окончательную победу; сможет ли герой произведения подняться до состояния новой внутренней целостности в самом себе?

«Внутренний мир и мышление каждого человека, - писал М.Бахтин, - имеет мвою стабилизированную социальную аудиторию, в атмосфере которой строятся его внутренние доводы, внутренние мотивы, оценки и пр.» (цит. По Цапкину). Эти внутренние диалоги подчас неосознаются, тем не менее, продолжают оказывать влияние на деятельность человека. Например, феномен «проективной идентификации» в психоанализе, юмористическим примером которого может быть описание Варцлавиком4 внутреннего диалога и последующих неадекватных действий мужчины, который хотел познакомиться с соседкой, поводом для знакомства выбрал просьбу одолжить на 10 минут утюг, а в результате прокричал в открывающуюся дверь: «Да и не нужен мне Ваш утюг!». То есть, если какой-то человек разговаривает со мной, то это не значит, что он разговаривает именно со мной. Как часто в повседневной жизни люди разговаривают с Другим собой, при этом обращаясь к другому человеку.

В концепции сознания и системе понимающей психотерапии Ф.Е. Василюка субъект рассматривается в контексте жизненного мира личности, а каждый уровень сознания порождает свои жизненные миры. Отдельный жизненный мир может быть описан с помощью определенного набора параметров. «Та функциональная констелляция процессов сознания, которая со структурно-стратиграфической точки зрения предстает как отдельный регистр сознания, с точки зрения феноменологической выступает как особый жизненный мир. Такой отдельный жизненный мир может быть описан с помощью определенного набора параметров. В этот набор входит специфическое пространство и время жизненного мира, субъект данного жизненного мира и характерный другой (другие), предметное наполнение и особая атмосфера, язык и миф5». Например, аспектами описания жизненного мира могут быть: чувство личной несостоятельности / Жизненный план/ Идеи нормы и правильности в представлении о течении своей жизни, Жизненный темп, время. Ощущение времени, его "тесноты" или "длительности".

То есть, каждый жизненный мир человека имеет собственного субъекта. О том же пишет и В.А. Петровский: «Жизненный мир человека, заключающего чью-либо отраженную субъектность, может быть представлен в виде эллипса, имеющего два фокуса: Я и Другой во мне»6.

Мы исходим из феноменологического факта множественности жизненных миров, в которых реально пребывает человек и его сознание7. Мир детства обладая феноменологической реальностью, является особым жизненным миром, безусловно отличающимся от жизненных миров его взрослой жизни. Множественности регистров сознания соответствует факт множественности жизненных миров, (а соответственно и множество субъектов) в которых феноменологически пребывает сознание человека. Для того чтобы совершилась работа переживания, сознание человека должно перемещаться между различными жизненными мирами, попутно создавая и изменяя как сами эти миры, так и отношения и связи между ними.8.

Возникает несколько вопросов. Можно ли тогда говорить о множественных субъектах человека, если каждый жизненный мир имеет своего? Можно ли говорить о субъектах, которые «постоянно действующие», базовые, - которые не зависят от постоянного процесса миро-порождений? Забегая вперед, хочется отметить такой интересный языковой феномен. Если обрести субъектность в обыденном лингвистическом экскурсе значит – «прийти в себя». Возникает уже психолингвистическое недоумение – откуда прийти, в какого себя?

Попробуем теперь определить следующее базовое понятие исследования: субъектность. Этот феномен в современных исследованиях достаточно популярен и по обозначению и по упоминанию. Этим он обязан, в первую очередь, ленинградской психологической школе и С.Л. Рубинштейну, а также гуманистическому и экзистенциальному подходу – популярному в отечественных исследованиях личности.

Проблема становления субъектности человека является чрезвычайно актуальной в психологии личности и консультативной психологии. Можно выделить такие направления исследований субъектности, как: педагогическое направление (психологическая антропология В.И. Слободчикова, и его последователей И.В. Вачкова, М.Р. Битяновой, исследовательская деятельность – А.С. Обухов); психотерапевтическое – В.А. Петровский, А. Ассаджиоли, Ф.Е. Василюк и пр.

Субъектность как качество развития внутреннего мира человека изучается как в отечественной, так и в зарубежной психологической науке. В.А. Петровский, А.Ассаджиоли, Э. Берн – изучали много субъектность личности, понимая субъектность как особое качество личностного развития человека; Ф.Е. Василюк, А.А. Цапкин – субъектность рассматривают как присутствие личности в верхних регистрах сознания; В.И. Слободчиков – понимает субъектность как становление человеческого в человеке, возможность быть автором собственной жизни.

Опрос многих начинающих и практикующих психотерапевтов о целях их профессиональной помощи людям показывает, что очень часто, в попытке сформулировать собственную целевую ориентацию, без обращения к уже заявленным разными психотерапевтическими школами целям, целью оказывается – достижение клиентом внутренней гармонии. Это вполне ненаучное и неопределенное описание может иметь свой важный психологический смысл, если понимать его как стремление к обретению внутренней непротиворечивости, цельности и целостности. На наш взгляд, описанные в психологической литературе пиковые переживания и чувство обретения самости или Перзон (В.Франкл, А.Ленгле, Р.Мей, А.Маслоу, К.Юнг – про самость и др.) позволяют человеку переживать именно внутреннюю гармонию (на языке обыденного сознания) и являются следствием такого качества человека, проявляющегося в способности «собирать себя» - субъектности.

Несмотря на особенный интерес к субъектности – как системному качеству развивающейся личности, качественных и количественных исследований этого феномена чрезвычайно мало. Не описаны качественные особенности и проявление субъектности в деятельности, личностных нарративах, переживании критических ситуаций. Не исследовано влияние различных методов психотерапевтической практики на становление субъектности. Не описана феноменология субъектности в разных жизненных мирах сознания личности. Все вышесказанное определяет научную актуальность данного исследования динамики субъектности в переживании критических ситуаций.

В общем плане, субъектность как особое качество человека представляет собой квинтэссенцию индивидуальности, выраженную в стремлении человека к достижению адекватной себе формы духовности, своей человеческой подлинности, посредством соизмерения своих действий, переживаний, мыслей с социокультурными образцами, как мерами, представляющими собой композицию ценностей, свойственных определенному типу культуры9.

Субъектность может быть понято как свойство человеческой личности возникающей вследствие «практики себя». М.Фуко в своем философском исследовании герменевтики субъекта в культурогенезе, утверждает следующее: диспозитив субъективности, зависящего от духовного характера познания и практикования истины субъектом – в иной диспозитив субъективности, в котором главенствует вопрос о самопознании субъекта и подчинения субъекта закону10. То есть, здесь субъект не свободный Автор, а скорее Субъект в волевом усилии реализующий свой жизненный замысел, в существующих ограничениях социальной реальности (преобразующий жизненный опыт и самопреобразующийся в этом опыте).

В разных психотерапевтических школах по разному «обходятся» с субъектностью человека. Например, в классическом психоанализе интерпретация – это по сути недоверие к субъективности клиента, которая нуждается в разоблачении. В психосинтезе – достижение субъектности или высшего «Я» является, по сути, стратегической целью психологической работы (аналогично и в экзистенциальном анализе); в психодраме – не претендуя на целостность, стремление к внутренней согласованности субъектов (субличностей).

В.А. Петровский выделяет пять преемственных форм субъектности: «трансцендентальный субъект», «нуклеарный субъект», «целеполагающий субъект», «субъект установки», «субъект поведения»11. Отраженная субъектность есть, таким образом, форма идеальной представленности этого человека в моей жизнен¬ной ситуации, выступающая как источник преобразования данной ситуации в значимом для меня направлении12. Индивидуальность – потенциал субъектности, но сама она не есть субъект, а скорее – «республика субъектов», единомножие Я. Итак, мы возвращаемся к тому, что служит базой субъектности, в свою очередь, субъектностью не являясь. Что же это? Наш ответ – самость. Но самость как цель, самость как целостность, всё-таки переживается нами, и в такие мгновения мы ощущаем себя – собой, в своей общности с миром, другими людьми, вечностью13.


Изменение субъектности в продуктивном переживании

Переживание (продуктивное), согласно нашим исследованиям и представлениям, занимает ключевые позиции в развитии субъектности человека. Поэтому, выявление закономерностей процесса продуктивного переживания, рассматриваемого как целостная внутренняя деятельность, направленная на преодоление смысловой опустошенности жизни (Ф.Е. Василюк, 1984) – есть важная актуальная задача консультативной психологии.

Психотерапевтическая тактика перехода в более «высокий» тип жизненного мира может быть решающим событием работы переживания клиента14, а соответственно выступает, на данный момент, ведущей гипотезой о способе развития субъектности клиента в консультировании. Процесс движения между регистрами вверх и вниз имеет отличия в переживании. Переход «вниз» имеет непроизвольный характер, не требуя особой работы сознания, переход «вверх», требует произвольного и рефлексивного усилия – возвращая человека к осознанию самого себя в процессе виртуализации жизненного мира. Не в этом ли проявляется психотехническая суть качества субъектности человека – как автора своей жизни, ответственного, свободного и духовного?
Переход «вверх» как бы берет весь предыдущий жизненный мир в кавычки, демонстрируя его искусственность, сделанность, производность. Весь этот мир – «произведение», а вот и его «автор» – «разгоряченное воображение», «буйная фантазия», «сон», «мечта», «воспоминание» и т.п. Переход выставляет напоказ все швы, сам процесс производства, виртуализации производного жизненного мира, возвращая исходному жизненному миру статус настоящей реальности, узурпированный было миром произведения. Поэтому переход «вверх» почти всегда требует произвольного и рефлексивного усилия.

Переход «вниз», напротив, часто вуалирует «производственные процессы», старается быстро и незаметно проскочить мимо их упоминания и осознания, как бы соскальзывая в мир более низкого порядка. Таковы и естественные переходы, носящие непроизвольный характер (незаметно для себя задремал, замечтался, погрузился в воспоминания), таковы и разворачивающиеся в диалогическом режиме в ходе психотерапии процессы переживания (скажем, когда клиент, рассказывая о семейных неурядицах, неприметно «втягивается» в пространство собственного рассказа, теряет авторскую позицию и уже не столько повествует об эпизодах, сколько аффективно проигрывает их), таковы и приемы гипнотизации, и эстетические приемы создания отдельных миров в художественном произведении15.


Всегда ли движение к верхнему регистру необходимо? Можно ли сказать, что только организация «всплытия» в верхние регистры сознания обеспечивает клиенту продуктивный процесс переживания?

Все поставленные вопросы требуют своего научного прояснения и определяют цели, задачи, методологию и методы нашего исследования.


Цель и задачи проекта исследования: выявление и описание оптимальной динамики субъектности и ее нарушений в процессе переживания критических ситуаций; описание феноменологии субъектности в переживании критических ситуаций; разработка моделей психологической помощи в переживании критических ситуаций; разработка рекомендаций по использованию методов психологического консультирования в продуктивном переживании критических ситуаций.

Предполагается решить следующие задачи исследования динамики субъектности в переживании критических ситуаций:

1) проанализировать современное состояние изученности данной проблемы в отечественных и зарубежных психологических исследованиях;

2) разработать теоретические основы динамики субъектности человека в переживании критических ситуаций;

3) провести сравнительный анализ основных направлений и методов психологического исследования динамики субъектности человека в переживании критических ситуаций;

4) разработать методологию проведения психологического исследования динамики субъектности в переживании критических ситуаций;

5) выявить закономерности формирования, проявления и динамики исследуемого феномена (динамики субъектности человека в переживании критических ситуаций в процессе психологического консультирования);

6) выявить закономерности нарушения динамики субъектности человека в переживании критических ситуаций в процессе психологического консультирования;

7) разработать эффективную модель психологической помощи в переживании критических ситуаций;

8) выработать рекомендации по использованию методов психологического сопровождения динамики субъектности в переживании критических ситуаций в процессе психологического консультирования.



Методология исследования:

Общенаучные принципы: субъектный подход, культурно-историческая теория Л.С. Выготского.

Психологические основания: теория сознания и психотехническая система Ф.Е. Василюка, концепции консультативной персонологии В.А. Петровского.

Методы:

Теоретические – а) метод структурно-методологического анализа; б) метод категориально-типологического анализа; и методы практические – в) клинико-психотехнический метод, контент-анализ текстов консультативного процесса и г) метод дидактического психотехнического эксперимента.



Общая гипотеза исследования:

Существуют общие и особенные закономерности формирования, проявления и динамики субъектности личности в продуктивном и непродуктивном переживании критических ситуаций в процессе психологического консультирования.




1 Цит. по Фахрутдинова Л. Р. О субъектности переживаний // Мир психологии, 2008, №4.

2 Петровский В.А. Логика «Я»: персонологическая перспектива. Моногр. – М.: Издательство САМГУ, 2009. – С. 21.

3 Цапкин В.Н. Личность как группа – группа как личность. // МПЖ, 1994, №4. – С. 11-28.

4 Варцлавик Как стать несчастным без посторонней помощи.

5 Василюк Ф.Е. Модель стратиграфического анализа сознания // МПЖ, 2009.

6 Петровский В.А. Логика «Я»: персонологическая перспектива. Моногр.– М.: Издательство САМГУ, 2009. – С. 65.

7 Василюк Ф.Е. Семиотика психотерапевтической ситуации и психотехника понимания // Московский психотерапевтический журнал 1996 №4

8 Василюк Ф.Е. Модель стратиграфического анализа сознания // МПЖ, 2009.

9 Большунова Н.Я. Условия и средства развития субъектности: автореферат докт. диссертации, Новосибирск, 2006.

10 Фуко М. Герменевтика субъекта. – СПб.: Наука, 2007 – С. 346

11 Петровский В.А. Логика «Я»: персонологическая перспектива. Моногр. / В. А. Петровский.– М.; Издательство САМГУ, 2009. – С. 162.

12 Там же, С.63.

13 Там же, С.192

14 Василюк Ф.Е. Психотехническая система понимающей психотерапии: автореферат докторской диссертации. – Москва, 2007.

15 Василюк Ф.Е. Модель стратиграфического анализа сознания // Московский психотерапевтический журнал №4, 2009.


Каталог: uploads -> all
all -> Курс, группа
all -> Сборника докладов VI межвузовской конференции молодых ученых по результатам исследований в области педагогики, психологии, социокультурной антропологии
all -> Психолого-акмеологические особенности копинг-поведения руководителей с различным уровнем успешности деятельности 19. 00. 13 психология развития, акмеология
all -> Адеева Танзеля Гумеровна
all -> Алла Николаевна Фоминова
all -> Тезисы доклада на научном семинаре кафедры психологии образования мпгу
all -> К вопросу об определении игры как ведущей деятельности в дошкольном возрасте
all -> Семинар кафедры психологии образования мпгу 23 ноября 2010 (вторник), 17. 00
all -> Калинина Н. И., аспирантка 1 курса кафедры социальной педагогики и психологии факультета педагогики и психологии мпгу


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница