Формы поведения человека экстремальных ситуациях



Скачать 183.65 Kb.
Дата12.05.2016
Размер183.65 Kb.
Поведение человека в экстремальных ситуациях.

Формы поведения человека экстремальных ситуациях.


«Гибель Помпеи» К. Брюллова – всемирно известная картина. Но способны ли мы увидеть и почувствовать в неё нечто большее, чем её высокие художественные достоинства? Разрушается город, гибнут родные и близкие. Что чувствует человек в такие минуты, как ведёт себя? Не праздное любопытство и не теоретический интерес к психологии заставляют задать этот вопрос. Трагедия Помпеи в разных масштабах многократно повторялась и будет повторяться. Как же ведут себя люди в тяжёлых критических си-туациях, что лежит в основе их поведения, как повысить устойчи-вость поведения в этих ситуациях?

Поведение определяется сочетанием трёх основных факторов:

  • биологические свойства организма (наследственность; нервно- психические заболевания; физико – химические нарушения в составе окружающей среды);

  • личность человека, как совокупность индивидуально – психи-ческих особенностей (нравственное и правовое сознание, цен-ностные ориентации, установки и т. д.);

  • внешняя среда с её экономическими, социальными, политичес-кими, культурными и другими нормами.

Чрезмерные психические и физические нагрузки, возникающие в чрезвычайных ситуациях, могут снижать эффективность поведения и деятельности вплоть до полной дезорганизации. Возникающие на этой почве так называемые трудные состояния могут выражаться в стрессе, фрустрации, тревоге, страхе.

Стресс (англ.stress – давление, напряжение) – это особое состоя- ние человека в период приспособления к новым условиям сущест-вования. Его психическим выражением может стать повышенная тревожность, неуверенность в себе, переутомление.

Фрустрация (лат. frustratio – обман, тщётное ожидание) – есть острое переживание неудовлетворённой потребности, как биоло-гической (голод, жажда, сон и т.д.), так и социальной. С точки зрения нарушения в сфере поведения фрустрация может появлять-ся в двух уровнях: как утрата волевого контроля (дезорганизация поведения) или как снижение степени обусловленности сознания адекватной мотивацией (потеря терпения и надежды).

Тревога – напряжённость, тягостный душевный дискомфорт. Раздражители, ранее являвшиеся нейтральными, усиливают трево-гу. Интенсивная тревога снижает возможность логической оценки воспринимаемой информации, её правильной переработки.

Страх – ощущение безысходности, неотвратимости надвигаю – щейся катастрофы – вызывает повышенную двигательную актив – ность, панические поиски помощи.

Тревожно – боязливое возбуждение – такое название получило крайнее выражение расстройств тревожного ряда. Оно характери – зуется дезорганизацией поведения, невозможность целенаправлен-ной деятельности.

Экстремальные ситуации сопряжены с психическим травмами, которые могут стать причиной психических болезней, объединён – ных под общим названием психогений. Клинические проявления таких расстройств многообразны. Наибольший удельный вес при – надлежит неврозам и реактивным психозам.



Неврозы – это группа заболеваний, возникающих под влиянием психических травм, сопровождающихся нарушением самочувст-вия и соматовегетативных функций, повышенной психической истощаемостью при достаточно сохранной оценке окружающего и осознании факта своего болезненного состояния.

Реактивные психозы – это выраженные психогенно обуслов-ленные расстройства преимущественно психотического характера, возникающие в связи с действием факторов, угрожающих жизни, благополучию индивидуума или особо для него значимых. Эти расстройства возникают в связи с тяжёлым эмоциональным стрессом. Имеются наблюдения, когда психические расстройства после тяжёлых травм возникают спустя некоторое время (отстав-ленные реакции) и долго не проходят после завершения действия эмоциональной травмы.

В зависимости от клинических проявлений реактивные состоя-ния подразделяются на острые и затяжные.



Острые реактивные состояния (аффективно- шоковое реак-ция) проявляется в виде возбуждения или заторможенности вплоть до ступора. Реакции с возбуждением протекают на фоне суженного сознания. Поведению людей в этот период хаотично, беспорядочно. Поступки людей бывают бессмысленны, а иногда и во вред им. Например, во время пожара лица, охваченные таким хаотическим возбуждением, могут выброситься из окна и погиб-нуть, хотя непосредственной угрозы для жизни могло и не быть.

После выхода из такого состояния больные плохо помнят про-исшедшем, испытывают состояние общей слабости, вялости, апа – тии. При аффетивно-шоковых реакциях с заторможенностью может наступить частичная или полная обездвиженность (состоя-ние ступора). Лица в таких состояниях испытывают трудности с выполнением действий.

В условиях угрожающей опасности человек испытывает осо-бую тяжесть в ногах, его движения замедлены. Он не в состоянии чётко и быстро действовать, чтобы избежать опасности. Иногда в таких ситуациях наступает как бы оцепенение (ступор). Однако лица, пребывающие в состоянии частичной или полной затормо-женности, могут достаточно правильно воспринимать и оценивать окружающую их обстановку.

Аффективно-шоковое состояния, как уже отмечено, возни-кают в условиях, угрожающих жизни, и проходят, когда эти обстоятельства и исчезают. Такие больные обычно не наблюдают-ся в больничных условиях.

Другую группу составляют затяжные психогенные реакции. Они могут возникать после случаев, имеющих для больного особую значимость (смерть близких, угроза дальнейшему благопо-лучию и т.д.). наиболее типичными формами таких реакций являются реактивная депрессия и реактивный параноид.

Следующие примеры иллюстрируют поведение людей в стрес-совых ситуациях, когда те или иные психические нарушения приводили к тяжёлым последствиям.

Для состояния ажитации в условиях аварии наиболее типич-ны неадекватность восприятия окружающей действительности. В частности, случается нарушение оценки временных интервалов, что затрудняет понимание ситуации в целом. Примером может быть такое наблюдение. Во время полёта по маршруту загорелся самолёт. В состав экипажа, кроме пилота, входили ещё два челове-ка. Исход создавшейся ситуации: лётчик катапультировался, а остальные члены экипажа погибли, хотя в их распоряжении тоже были катапультные установки.

При расследовании выяснилось, что командир перед катапуль-тированием дал команду оставить самолёт, однако, по его словам, не получил ответа, хотя ждал несколько минут. Фактически же промежуток времени между командой и катапультированием составил лишь несколько секунд. Остальные члены экипажа за этот промежуток времени не смогли подготовиться к катапуль-тированию. Доли секунды субъективно были восприняты пилотом как минуты, что и привело к гибели двух человек.

Кратковременный ступор в условиях угрозы для жизни характе-ризуется внезапным оцепенением. При этом сохраняется интел-лектуальная деятельность. Лётчик, выполняя полёт на высоте 8000 м, услышал резкий хлопок. Этот звук ассоциировался для него со взрывом. Это привело его в состояние кратковременного ступора – он не мог управлять самолётом из-за наступившего оцепенения. За это время самолёт потерял 3000 м высоты. Осознав, что звук вызван отказом двигателя, лётчик пришёл в нормальное состояние и начал действовать в соответствии с ситуацией.

Когда намерения к действию уже сформированы и начинают реализоваться, появление неожиданных, неопределённых раздра-жителей наносит «удар» по системе предвидения. Этот «удар» даже у людей с высокой подготовленностью может вызвать аффективное состояние.



Пример. 8 декабря 1972 года «Боинг-707» с пассажирами на борту потерпел катастрофу. Расследование показало, что идя на посадку, лётчик привёл в действие интерцепторы – металлические пластины, выдвигаемые из крыльев самолёта поперек воздушного потока для уменьшения скорости. Но посадочная полоса оказалась занятой. Руководитель полетов в резкой форме дал пилоту приказ пойти на второй круг. Лётчик, не ожидая такого распоряжения, растерялся; вывел двигатели на полную мощность, но забыл убрать интерцепторы. Это явилось причиной катастрофы – само-лёт упал на жилые дома и взорвался.

Готовность к экстремальным ситуациям.

Известно, что поведенческие реакции человека в экстремаль-ных ситуациях, психофизиологические возможности людей – величины чрезвычайно вариативные, зависящие от особенностей нервной системы, жизненного опыта, профессиональных знаний, навыков, мотивации. Вывести интегральную формулу поведения человека в сложной ситуации сейчас не представляется возмож-ным. Тем не менее появляется всё больше данных, что психологи-ческие факторы индивидуальные качества, способности человека, готовность, установки, характер, темперамент – в сложной обстановке не суммируются арифметически, а образуют некий комплекс, который реализуется либо в правильных, либо ошибоч-ных действиях.

Возможность противостоять экстремальной ситуации включает три составляющие:


  1. физиологическую устойчивость, обусловленную особенностя-ми организма (конституция, тип высшей нервной деятельности, вегетативная пластичность и т.д.).

  2. психическую устойчивость, обусловленную профессиональной подготовкой и общим уровнем качеств личности (специальные навыки действий в напряжённой ситуа-ции, наличие положительной мотивации, чувство долга и др.).

  3. психологическую готовность (активно-деятельное состояние, мобилизованность всех сил и возможностей на предстоящие действия).

Первостепенное место в поведении человека занимают социаль-ные ценности, поскольку именно они определяют характер челове-ческих отношений.

Готовность к экстремальным ситуациям нужна каждому челове-ку, чтобы не быть застигнутым врасплох, не стать их жертвой, и особенно тем, кто работает в напряжённых условиях. Это люди многих профессий: космонавты, авиаторы, военные, спасатели и др. Принципы подготовки к деятельности в экстремальных, опас-ных ситуациях общие.

Для понимания сущности рассматриваемой готовности важно учитывать значение установок личности. Установка – это внутре-ннее состояние человека, определяющее устойчивость и направ-ленность деятельности и изменяющихся условиях.

Готовность не достигается помимо установок. Она включает не только разного рода осознанные и неосознанные установки, но и осознание задачи, модели вероятного поведения, определение оптимальных способов деятельности, оценку своих возможностей.

Чрезвычайно ответственные и опасные условия могут вызвать психические состояния, которые способны не только понизить, но и дезорганизовать готовность. Поэтому готовность следует рассматривать с учётом природы таких состояний, как стресс, фрустрация, психическая напряжённость.

Эти состояния нарушают прежде всего сложные действия и интеллектуальные процессы, тогда как простые обладают относи- тельно большей устойчивостью. Отрицательное влияние данных состояний выражает в ухудшении понимания, памяти, мышления, в скованности действий, несоразмерности, даже хаотичности движений. Затрудняет протекание контролирующих и регулирую-щих функций сознания, а это мешает своевременно учитывать и предвосхищать изменения в обстановке, изменения в обстановке, оперативно видоизменять приёмы и способы действий.

Положительные эффекты стресса выражаются в активизации психики, ускорении психических процессов, гибкости мышления, улучшении оперативной памяти и т.д. при психологическом стрессе его выражённость зависит от той оценки, которую человек даёт воздействующему фактору. Изменив оценку, можно изменить интенсивность стрессовой реакции.

Устойчивость к стрессу, сохранение эффективности деятель-ности в напряжённой ситуации определяется прежде всего высо-ким уровнем профессионального мастерства, направленностью личности, мотивами поведения, готовностью к активным дейст-виям. Именно поэтому морально-психологическая подготовка к выполнению задач, умелое руководство могут предупредить появление крайних форм стресса, помочь людям преодолеть трудности.

Есть основания, наряду с индивидуальным, выделять группо-вой стресс, который может нарушить общую деятельность, пони-зить уровень коллективного взаимодействия.

Если возникший групповой стресс связан с трениями, конфликтами и т.п., то нарушается взаимопонимание, исчезают синхронность и согласованность в работе.

Отрицательные эффекты группового стресса предупреждаются воспитанием сплочённости и готовности коллектива, формирова – нием взаимного доверия, выработкой навыков успешного взаимо –действия. Предупреждает групповой стресс опыт коллективной деятельности, накопленный в ходе совместного выполнения задач.

В сложной обстановке личные доброжелательные взаимоотно-шения выступают существенным фактором успеха.

Социально – психологическая общность группы, солидарность достигается тогда, когда члены группы не просто идентифициру- ют себя с ней, но обладают системой представлений о целях своей группы на макросоциальном уровне.

Сказанное иллюстрируется многочисленными случаями из жизни. Например, в 1973 году небольшое грузовое судно «Звезда» с десятью моряками перевернулось и затонуло у берегов Тасма-нии. Члены экипажа в течение девяти дней держались на плоту, борясь с холодом и штормовым морем, не имея воды и пищи. Один не выдержал, умер. Когда, наконец, достигли земли, трое отправились за помощью. Вернулись только на четвёртый день. К тому времени скончалось ещё двое их товарищей.

Позднее оставшиеся в живых рассказывали, как они боролись за жизнь. По мнению врачей, во многом помогло выдержать такое испытание так называемое привязанностное воображение. Люди в экстремальных условиях постоянно думали о тех, кто им дорог – о жёнах, матерях, детях, друзьях. Один так и сказал: «Я просто думал о жене, о семье, о тех, ради кого должен выживать». Другой из пострадавших говорил: «Единственное, о чём я думал – это выбраться из ужасной передряги, и даже не помышлял о том, чтобы сдаться».

Немаловажным фактором в деле выживания надо признать «моделирование» или веру в лидеров, стремление быть похожим на них. В данном случае надежды команды были связаны со стар-шим помощником капитана, который для всех служил воплоще-нием выдержки, компетентности, надёжности.

Примером развития реактивного психоза в условиях групповой изоляции может служить случай, имевший место во время транс-океанского плавания на плоту «Таити – Нуи II» с экипажём из четырёх человек под руководством Э.Бишопа. один из низ – Хуанито – оказался в социальной изоляции. В кульминационный момент нарастания психического напряжения он поднялся с места, схватил топор и, не говоря ни слова, стал рубить крепления эква-липтового бушприта. Когда его спросили, что он собирается делать с отрубленными брёвнами, в ответ хлынул поток бессвяз-ных слов: «Я буду строить себе полт… , я больше не могу…, заткнитесь…, во всём виноваты ты…» Трясущимися пальцами он указал на Бишопа.

Размахивая топором, Хуанито угрожающее кричал, что не позволит, чтобы ему мешали построить плот. Его больному воображению представлялось, что легче погибнуть от жажды в просторах солёной воды, чем переносить муки одиночества среди людей.



Физиологические основы поведения человека в экстремальных ситуациях и адаптация к ним.

Стрессоры-факторы, воздействующие на человека (психические, физические, химические, биологические) – обладают специфичес-ким и неспецифическим действием. Каждое предъявленное организму требование в каком – то смысле своеобразно т.е. специ-фического эффекта, все воздействующие на нас агенты вызывают также и неспецифическую потребность осуществить приспособи-тельные функции и тем самым восстановить нормальное состояние.

Стресс – трёхфазная реакция.

  • Первая фаза – реакция тревоги. Организм меняет свои характе-ристики, но сопротивление его недостаточно, и, если стрессор сильный, может наступить смерть.

  • Вторая фаза – сопротивление;

  • Третья фаза – истощение.

После длительного действия стрессора, к которому организм приспособился, постепенно истощаются запасы адаптационной энергии; вновь появляются признаки реакции тревоги.

Организм человека и его психика могут приобрести устойчи-вость(адаптироваться) к определённому стрессорному фактору (факторам) окружающей среды и таким образом жить в условиях, ранее несовместимых с жизнью, и решать задачи, прежде неразре-шимые.

В развитии большинства адаптационных реакций прослежива-ется два этапа: начальной этап – «срочная», но несовёршённая адаптация, и последующий этап – долговременная адаптация.

«Долговременный» этап адаптации возникает постепенно в результате длительного или многократного действия на организм факторов окружающей среды.

Такова адаптация, обеспечивающая осуществление организмом ранее недостижимой по своей интенсивности физической работы, приобретение устойчивости к холоду, теплу, ядам. Такова же каче-ственно более сложная адаптация к окружающей действительнос-ти, проявляющаяся возникновением новых устойчивых временных связей и их реализацией в виде соответствующих поведенческих реакций. Переход от «срочного» этапа к «долговременному» – это узловой момент адаптационного процесса, так как именно он делает возможной постоянную жизнь организма в новых условиях, расширяет свободу поведения вменяющейся биологической и социальной среде.

Реакция на любое новое и достаточно сильное воздействие среды – на любое нарушение гомеостаза (постоянство внутренней среды) – обеспечивается, во – первых, системой, специфически реагирующей на данный раздражитель, и во – вторых, стрессреа – лизующими, адренергической и гипофизарно-адреналовой систе – мами, неспецифически реагирующими на самые различные изменения окружающей среды.

По существу адаптация – это формирование определённой функциональной доминирующей системы, представляющей собой совокупность нервных центров и подчиняющихся им исполните-льных органов.

В организме не бывает готовых функциональных систем, способных обеспечить реакцию, соответствующую требованиям окружающей среды. Для того чтобы сложилась устойчивая, гаран- тированная в будущем адаптация, необходимо время и некоторое количество повторений, т.е. упрочение нового стереотипа.

Для перехода «срочной» адаптации в гарантированную «долго-временную» внутри возникшей функциональной системы реализу-ется важный процесс, обеспечивающий фиксацию сложившихся адаптационных систем и увеличение их мощности до уровня, диктуемого средой.

Последовательность явлений при процессе формирования «долговременной» адаптации состоит в том, что увеличение физиологической функции клеток систем, ответственных за адап-тацию, вызывает увеличение скорости транскрипции информационной РНК на структурных генах ДНК в ядрах этих клеток. Это приводит к интенсивному синтезу клеточных белков. В результате масса структур увеличивается и происходит увеличе-ние функциональных клеток, составляющих основу «долговремен-ной» адаптации.

Существенно, что после того, как системный структурный «след» полностью сформировался и стал основой адаптации, устойчивая адаптация устраняет нарушение гомеостаза, и, как следствие, исчезает ставшая излишней стресс – реакция.

Системный структурный «след» влияет на устойчивость организма не только к тому фактору, к которому шла адаптация, но и к другим. Так, при адаптации к физической нагрузке или высотной гипоксии повышается резистентность организма к стрес-сорным повреждениям.

Это пример положительно перекрёстной резистентности.

Стресс - реакция является важным достижением в эволюции и составляет необходимое звено в адаптации. Однако в так называе-мых безвыходных условиях, когда действующий на организм фактор необычайно силён или ситуация слишком сложна, приспо – собительная реакция оказывается неосуществимой. Эффектив-ная функциональная система и системный структурный след в ней не формируются. В результате первоначальные нарушения гомео-стаза сохраняются, а формируемая ими стресс – реакция достигает чрезвычайной интенсивности и длительности и из звена адаптации превращается в звено повреждения и разрушения. Это может привести к гибели человека или возникновению так называемых стрессорных заболеваний, занимающих одно из основных мест в современной медицине (ишемическая болезнь сердца, гипертония, язвенная болезнь желудка и 12-перстной кишки, психические болезни, диабет и др.).

Однако очень важное обстоятельство состоит в том, что большинство людей, поставленных в так называемые безвыходные ситуации, приобретает или иную степень резистентности к ним.

Следовательно, организм должен обладать механизмами, обес- печивающими адаптацию к стрессовым ситуациям, которую мож-но обозначить как процесс, обеспечивающий сохранение жизни и активной деятельности, а также предупреждение заболеваний в опасных, потенциально повреждающих ситуациях, которые не могут быть преодолены путём простых реакций из бегания, избав-ления или путём специфического приспособления к какому – либо физическому, химическому или биологическому фактору.

В результате такой адаптации возможна специализированная работа людей, несмотря на опасность и изменения окружающей среды, например, на высоте, в космосе, в военной обстановке, при действии таких факторов как боль, холод и т.д.

Успешная деятельность людей в экстремальных природных и социальных условиях – одна из важных задач, выдвигаемых совре-менным этапом цивилизации.

Многообразные ситуации, вызывающие тяжёлый и длительный стресс, чреватый повреждением внутренних органов, в конечном счёте сводятся к конфликту между повелительной потребностью немедленного осуществления оборонительной, пищевой, половой реакций и непреодолимым запретом на них. Этот конфликт является более сложным, когда человек подвергае-тся воздействиям социальной сферы, угрожающим его существованию или достоинству, а запрет на ответную реакцию наложен другими (тоже социально детерминированными) условиями.

Выдержка, действительно, оказывает обеспеченной путём критического напряжения механизмов коркового торможения. Но при этом заторможенным или видоизменённым оказывается лишь внешний поведенческий компонент реакции. Её внутренний вегетативный компонент, т.е. стресс – реакция, мобилизация функ-ций кровообращения, дыхания, сохраняется и даже может оказать-ся более интенсивным и длительным, чем при осуществлении самой поведенческой реакции. В основе этих вегетативных изменений лежит длительное и значительное повышение концент-рации катехоламинов и глюкокортикоидов в крови.

Тревожное ожидание и конфликт между опытом и реальностью резко усиливают стресс – реакцию в безвыходных ситуациях.

Многочисленные свидетельства, представленные в историче-ской, военной, спортивной литературе, и экспериментальные данные говорят о том, что повторное воздействие стрессорных ситуаций может реально предупреждать их первоначальное повреждающее действие на организм.

Адаптация к стрессорным повреждениям – это состояние повышенной резистентности (сопротивляемости) к стрессорным воздействиям, характеризующее организм в целом и состветствен-но обеспечивающее предупреждение самых различных стрессор-ных повреждений.

Основные изменения нейрогуморальной регуляции при адап-тации к повторным стрессорным воздействиям заключаются в:


  1. адаптивном увеличении потенциальной мощности стресс – реализующих систем;

  2. снижении степени включения таких систем, т.е. уменьшении стресс –реакции по мере повторения стрессорных ситуаций;

  3. снижении реактивности нервных центров и исполнительных органов к медиаторам и гормонам стресса – их своеобразная десенситизация.

В результате адаптации к повторным стрессорным воздействиям

стрессорная реакция угасает.

Снижения активизации гипофизарно - адреналовой системы не зависит от истощения функциональных возможностей надпочеч-ников. В основе адаптации к многократному или длительному действию стрессорной ситуации лежит, во-первых, торможение высших адренергических центров в головном мозге за счёт синте-за определёнными системами нейронов стресс – лимитирующих агентов (ГАМК, дофамин, серотонин, глицин, опиоидные пептиды и др.) и, во-вторых, за счёт десенситизации, т.е. уменьшения чувствительности мозга и периферических тканей к стрессорным гормонам. Понижают чувствительность периферических тканей к стрессорным гормонам адениннуклеотиды, простагландины, анти-оксиданты, выступающие в роли модуляторов стресс – реализую-щих систем.

Таким образом, при эмоциональном стрессе, возникающем под влиянием сложной ситуации, аппарат эмоций детерминирует по меньшей мере два связанных между собой звена целостной реак-ции организма.



Первое звено, обращенное во внешнюю среду, - это эмоцио-нальное поведение и мышление – энергетически расточительные и беспорядочные на первый взгляд процессы, в действительности обеспечивающие поиск нового решения, нового модуса поведения.

Второе звено, реализующееся внутри организма, проявляется активизацией адренергической и гипофизарно-адреналовой систе-мы, которые вызывают стандартный комплекс метаболических и физиологических изменений, необходимых для энергетического и структурного обеспечения поискового поведения, т.е. в конечном счёте для формирования новой структурно закреплённой функцио-нальной системы, ответственной за адаптацию.

В настоящее время очевидно, что стресс – лимитирующие сис-темы моделируют оба эти звена, составляющие существо эмоцио-нального стресса, и тем самым ограничивают избыточность и уточняют вектор как поведенческих реакций, так и стандартной стресс – реакции, развёртывающейся внутри организма. Показано, что активация стресс – лимитирующих систем с помощью адапта-ции к мягким стрессорным воздействиям или с помощью прицель-но действующих химических веществ может предупредить не только многообразную гамму болезней – от язв желудка и сердеч-ных аритмии до нарушения противоопухолевого иммунитета, но также предотвращает повреждения, вызванные прямым действием физических и химических факторов, адаптирует к эмоциональным стрессам.

Примеры отрицательной перекрестной резистентности при напряжённой адаптации к интенсивному действию факторов окру-жающей среды также могут оказаться достаточно выраженными.

Адаптация к чрезмерным физическим нагрузкам или гипоксии может ослабить иммунитет; адаптация к стрессорным ситуациям и некоторым видам физической нагрузки тормозит функцию поло-вых желез.

Явления отрицательной перекрестной адаптации или «цены» адаптации повышают значимость правильного «дозирования» факторов окружающей среды и управления адаптационным процессом.



Способы выхода из кризиса людей, переживших экстремальные ситуации.

Экстремальные ситуации часто связаны с тяжелейшими психи-ческими травмами переживших их людей. Человек оказывается в состоянии психического кризиса (греч. crisis – решение, поворот-ный пункт). Это состояние, порождаемое вставшей перед индиви-дом проблемой, от которой он не может уйти и которую не может разрешить в короткое время и привычным способом (смерть близ-кого, тяжёлое заболевание, изменение внешности, резкое измене-ние социального статуса).

Кризисные ситуации требуют от человека тяжёлой внутренней интеллектуально – волевой работы по восстановлению душевного равновесия и утраченной осмысленности существования. В преде-льном понимании это борьба против невозможности жить, против смерти внутри нас.

Психологи выделяют четыре типа переживания кризисных ситуаций, что определяется интеллектом личности, её отношени-ем к окружающему миру.



  1. Гедонистическое игнорирует свершившийся факт, внутренне искажает и отрицает его («ничего страшного не случилось»), формирует и поддерживает иллюзию благополучия и сохран-ность нарушенного содержания жизни. Это защитная реакция инфантильного сознания.

  2. Реалистическое подчиняется принципу реальности; в основе его лежит механизм терпения, трезвого отношения к тому, что происходит. Человек, в конечном счёте, понимает реальность случившегося, приспосабливает свои потребности и интересы к новому смыслу жизни. Человек имеет прошлое, но теряет историю.

  3. Ценностное полностью признает критическую ситуацию, повреждающую смысл жизни но отвергает пассивное принятие удара судьбы. Ставшее невозможным жизненное отношение не сохраняется в неизменном виде в сознании, как при гедонисти-ческом переживании, и не изгоняется из него полностью, как при реалистическом переживании. Ценностное переживание строит новое содержание жизни в связи с понесённой утратой. Ориентированное на само углубление и самопознание оно может достичь и более высокого постижения смысла жизни.

  4. Творческое характерно для сложившейся волевой личности.

Исход переживаний кризиса здесь может быть двояким: либо восстановление прерванной кризисом жизни, возрождение её, либо её перерождение в другую по существу жизнь.

В любом случае это самосозидание, самостроительство.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

Реальный процесс преодоления критических ситуаций чаще всего включает в себе несколько типов переживаний. От того, какой тип переживаний доминирует, зависит степень сохранности личности после выхода из кризиса. Если доминантным был прин-цип удовольствия (гедонистический), то переживание может привести к регрессу личности; принцип реальности в лучшем случае удерживает от деградации. Только принципы ценности и творчества обладают возможность превратить потенциально разрушительные события жизни в точки духовного роста и совер-шенствования лично.



Выход из кризиса подразумевает большую внутреннюю работу, тяжёлый нервный труд.
Каталог: uploads -> files -> administracia
files -> Перечень теоретических вопросов выносимых на Комплексный экзамен по специальности 050711 «Социальная педагогика с дополнительной подготовкой в области психологии»
files -> Программа учебной дисциплины «Логика» Раздел логика как наука лекции 2 часа. Практические занятия нет
files -> Неэкспериментальные методы Диагностические методы экспериментальные методы формирующие экспериментальные методы литература
files -> Дисциплины «Психиатрия, медицинская психология»
files -> С. В. Березин, К. С. Лисецкий. Психология ранней наркомании
files -> Методические рекомендации к курсу психодиагностика для студентов специальности
administracia -> Статья Основания разработки настоящего Кодекса


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница