Г. А. Балл, В. А. Мединцев Личность как модус культуры и как интегративное качество лица



Скачать 237.63 Kb.
Дата14.05.2016
Размер237.63 Kb.


Балл Г. А., Мединцев В. А. Личность как модус культуры и как интегративное качество лица // Мир психологии. – 2010. – № 4. – С. 167–178.
Г. А. Балл, В. А. Мединцев
Личность как модус культуры и как интегративное качество лица
В статье изложена трактовка личности как отнесённого к человеческому индивиду (лицу) модуса культуры. Предлагается понятийная конкретизация трактуемой так категории личности, использующая уточнённую характеристику логического понятия «качество» и способствующая раскрытию интегративного потенциала рассматриваемой категории. Обосновывается модельная интерпретация культуры и личности как её модуса. Охарактеризованы обобщающий и разграничивающий подходы к понятийной конкретизации человековедческих категорий, в том числе категории личности. Показано значение осуществлённого анализа для совершенствования интегративно-личностного подхода в психологии.

Ключевые слова: культура, лицо, личность, качество, модель, понятийная конкретизация категорий, обобщающий подход, разграничивающий подход, интегративно-личностный подход в психологии.

1. Трактовки категории личности – одной из важнейших в психологии и во всём человековедении – весьма разнообразны, то и дело противоречат друг другу. Мы – см. также [; ; ] – отдаём предпочтение трактовке, тесно связывающей категорию личности с категорией культуры. Говоря конкретнее, с помощью категории личности характеризуется воплощение культуры в человеческом индивиде; ср. []. Такую трактовку мы стараемся разрабатывать в интегративном ключе, причём по меньшей мере в двух аспектах: а) гносеологическом (стремясь к синтезу адекватных решаемой научной задаче компонентов разных концепций личности); б) онтологическом (рассматривая человеческого индивида в единстве его соматических, психологических и духовных свойств). В связи с этим мы говорим об интегративно-личностном подходе [] в психологии. Ниже предпринимается попытка углубить его содержание.

2. Можно согласиться с тем, что «именно культура в широком антропологическом понимании этого термина позволяет свести воедино различные стороны человеческой деятельности, направленные на развитие самого человека и человеческих сообществ» [. C. 150]. Желательно, однако: а) учитывать наличие в составе культуры и составляющих противоположной направленности – ср. []; б) не противопоставлять культуру природе, а связывать её с определённым этапом в развитии жизни и бытия в целом – ср. [. Гл. XIII]. Последняя идея конкретизируется ниже – см. п. 4, 14, 15.

3. Мы исходим из того, что человеческая культура (в упомянутом в п. 2 широком понимании) охватывает совокупность составляющих бытия людей, включённых в их деятельность и используемых ими (сознательно или неосознанно) как для сохранения (и воспроизведения) её компонентов (целей, средств, способов, результатов и пр.), так и для их обновления. В этой связи идёт речь о том (см. []), что культура обеспечивает репродуктивно-нормативную и диалогово-творческую функции человеческих индивидов, сообществ и человечества в целом. Их прочие функции (касающиеся добывания, распределения и потребления средств жизнеобеспечения, регулирования взаимодействия сообществ и индивидов и т. д.) опосредствуются культурой и в этом смысле являются культуросообразными.

Характеристики культуры, соответствующие указанным выше функциям, выделялись многими авторами. Например, Н. А. Бердяев [] говорил о консервативном и творческом началах в культуре, В. М. Межуев [. С. 289] указывает на традицию и новацию как на составляющие культуры. Вместе с тем уместны приведённые выше двойные термины. В самом деле, социокультурные нормы, во всём их разнообразии, служат воспроизведению (репродуцированию) установившихся форм (говорят ещё: «паттернов» или «моделей» – см. ниже, п. 13) бытия людей в обществе. Подобно этому, неотделимы друг от друга диалог и творчество – ср. [].

4. Имея в виду распространённое (в частности, в марксистской традиции) подчёркивание социальной сущности человека, следует учитывать, что и животным свойственна проявляющаяся очень по-разному социальность (организация жизнедеятельности в форме функционирования общностей, от которого существенным образом зависит бытие каждой особи). Для человека специфична не социальность как таковая, а «социокультурное – … несравненно более зрелая форма социальности, чем биосоциальное» [. С. 190]. Не надо, однако, абсолютизировать указанную специфику, затрудняя тем самым анализ генезиса культуры и личности, – тем более что констатируются, во всяком случае у высших животных, зачаточные формы данных феноменов [].

5. Следуя известной философской установке, целесообразно выделять такие модусы человеческой культуры: а) всеобщий (общечеловеческий); б) особенные (в частности, этнические, суперэтнические, субэтнические, а также присущие профессиональным, возрастным, гендерным и иным компонентам социума, в том числе малым группам, напр. семьям); в) индивидуальные (личностные). Ср. трактовки личности как «единичного воплощения культуры, т. е. всеобщего в человеке» [. С. 261] и как «культуры, отражённой в индивидуальном поведении» [], причём в последнем случае имелась в виду прежде всего особенная культура, присущая определённой социальной общности. В действительности, конечно, к становлению, функционированию и развитию личности причастны все три вышеупомянутых типа модусов культуры.

Подобно тому, как человеческий организм не только функционирует в природной среде, но и является частью природы, – так и человек-индивид как носитель личности (как лицо – см. ниже, п. 6) не только пребывает в культурном окружении, но является носителем и «соавтором» (одним из творцов) культуры. Ниже будем выражать эту мысль словами «является субъектом культуры» (не обращаясь в этой статье к анализу категории «субъект»). Так или иначе, воплощение культуры в человеческом индивиде охватывает и репродуктивно-нормативную, и диалогово-творческую стороны последней – причём тем явственнее, чем это воплощение гармоничнее. Ср. необходимость рассматривать подлежащий освоению ребёнком культурный опыт «не только в его ставшей форме, но и как креативный потенциал рода…» [. С. 11].

6. Очерченный в п. 5 подход находит конкретизацию в определении личности как такого качества1 человеческого индивида, которое позволяет ему быть относительно автономным и индивидуально своеобразным субъектом культуры. Разные индивиды проявляют это качество в разной мере – как и один индивид на разных этапах жизненного пути; ср. [; ]. С учётом сказанного, понятие личность (англ. personality, фр. personnalité, нем. Persönlichkeit, укр. особистість) корректнее относить именно к качеству, а не к целостному индивиду (лицу – англ. person, фр. рersonne, нем. Person, укр. особа), обладающему (в большей или меньшей мере) этим качеством; кстати, важность различения данных понятий отмечалась уже давно – см. []. Ср. также различение личной и личностной идентичности []. Конечно, трудно обойтись без употребления слова личность (и его иноязычных соответствий) для обозначения конкретного человека, обладающего обсуждаемым качеством, особенно если оно достигло высокого уровня развития. Но такое употребление можно считать метафорическим.

Рассмотрение личности как качества, в разной степени сформировавшегося у разных индивидов, позволяет избегать непродуктивных дискуссий по поводу того, например, с какого возраста ребёнка можно «считать личностью». Очерченный подход открывает путь к анализу зачаточных форм личности, выделяемых и в филогенезе (о чём шла речь в п. 4), и в онтогенезе (см. [. С. 316]), и при совместном рассмотрении филогенеза и онтогенеза [].

7. При характеристике личности как качества индивида (лица) обычно подчёркивается (см. [; ; ]), что она представляет собой его системное качество. Можно, однако, усомниться в необходимости здесь прилагательного «системное». Основания для этого предоставляет философская традиция, различающая логические понятия «качество» и «свойство» (что учитывают и некоторые исследователи личности – см. [. Гл. 10]) и признающая качествами объекта те его характеристики, в которых проявляется его сущностная определённость и благодаря которым, соответственно, его можно выделить среди прочих объектов2. Мы считаем полезным воспользоваться выдвинутым в развитие этой традиции положением, согласно которому «о качестве можно судить лишь по тому, какую роль по отношению к другим вещам, явлениям, процессам играет вещь, обладающая данным качеством» [. С. 32].

В самом деле, выделить объект, обладающий некоторым качеством, среди прочих объектов можно только благодаря тому, что это качество (которое, вообще говоря, может быть развито в разной степени – см. п. 6) отражает некоторое отношение3 между данным объектом и другими объектами (или между ним и им же как другим, например желательным или прогнозируемым состоянием этого объекта в будущем). Указанное отношение конституирует систему, охватывающую рассматриваемый объект как один из её компонентов, и только в рамках такой системы может быть установлено качество объекта. Это качество часто выражается в обобщённой оценке объекта (в простейшем варианте – положительной или отрицательной), выносимой исходя из существующих в культуре критериев, которые образуют в данном случае ведущее звено вышеупомянутой охватывающей системы. При таком подходе слово «системное» в термине «системное качество» избыточно: ведь любое качество любого объекта системно в очерченном понимании.

8. Изложенные в п. 7 соображения легко иллюстрируются на человековедческом материале. В частности, одним и тем же свойствам (в том числе находящим выражение в определённых количественных показателях) даются разные качественные оценки в зависимости от норм, действующих в охватывающей системе. Например, человек, не годный, по состоянию здоровья, к воинской службе, вполне может стать выдающимся учёным, писателем и т. п. Такая характеристика совокупности лиц, как их равенство или неравенство в гражданских и социальных правах, очень по-разному зависит в разных социумах от свойств этих лиц (пола, возраста, происхождения, имущественного положения и пр.). Выработка (и изменение) критериев качественной оценки разнообразных объектов (в частности, лиц) – применительно и к относительно простым качествам (например, какое расстояние является близким, а какое – далёким), и к очень сложным (как, скажем, положительная или отрицательная оценка общественного деятеля) – служит одним из важных видов культурных процессов.

Разумеется, различие между свойством и качеством относительно. Ведь установить наличие у объекта некоторого свойства и количественно охарактеризовать (измерить) последнее можно тоже только благодаря определённым отношениям между рассматриваемым и другими объектами. Но идентифицируя некоторую характеристику объекта как его свойство, мы вправе забыть о том, как были установлены её наличие и мера; мы приписываем свойство объекту как таковому, абстрагируясь, насколько возможно, от проявления этого свойства в отношениях между данным и другими объектами («стороны отношения как бы сняты в свойстве» [. С. 39]). Фиксируя же качество объекта, мы обязаны помнить о том, с опорой на какое отношение оно рассматривается (в контексте какой системы оно имеет место).

9. Психологическую трактовку личности как качества индивида (лица) желательно не ограничивать фиксацией указанной в п. 6 функции этого качества, выражающей (см. п. 7, 8) отношение между этим лицом и культурой (напомним, эта функция позволяет лицу быть относительно автономным и индивидуально своеобразным субъектом культуры); следует также выяснять пути реализации данной функции. Поэтому любые более или менее устойчивые свойства индивида (лица), служащие средствами такой реализации, можно считать компонентами личности как качества лица. Но эти компоненты проявляют себя по-разному в зависимости, прежде всего, от присущей лицу направленности (подсистемы личности, охватывающей её ценностно-мотивационные составляющие). Примером может служить роль психомоторного совершенства («ловкости рук») в деятельности карманного вора, с одной стороны, и циркового иллюзиониста, с другой.

10. Личность (как она трактуется в этой статье) – отнюдь не единственное качество индивида (лица). К его качествам можно относить, например, такие характеристики, отражающие определённые стороны зафиксированной в п. 6 определяющей функции личности, как личностная свобода и личностная надёжность [], адаптационный потенциал [], субъектность, трактуемая по [], психологическая суверенность []. Качествами лица уместно считать и его способности – при их трактовке (см. [; ; ; ]), охватывающей не только его функциональные возможности, но и прочие свойства (прежде всего, мотивационные, обычно описываемые под названием склонностей), существенные для овладения той или иной деятельностью, её осуществления и совершенствования в ней. Способность как качество лица отражает отношение не между ним и культурой в целом (как это имеет место для личности), а между лицом и какой-то сферой культуры, например сферой определённой профессиональной деятельности и подготовки к её осуществлению.

11. Мы сочли избыточной характеристику личности как системного качества лица (считая все качества системными в понимании, раскрытом в п. 7). Но мы не отказываемся от стремления очертить специфическое место личности среди разных качеств лица, которые интересуют психологов: просто мы хотим чётче раскрыть эту специфику. Видимо, она состоит в том, что личность является интегративным качеством лица в отличие от его парциальных качеств, в том числе упомянутых в п. 10. В соответствии со сказанным в п. 8 об относительности различия между свойствами и качествами, характеристики лица, составляющие содержание его парциальных качеств, могут быть интерпретированы и как свойства лица, выступающие (см. п. 9) компонентами личности. Такую двойную интерпретацию можно распространить на характеристики, именуемые в психологии личностными чертами и личностными факторами – во всём разнообразии содержаний этих понятий в различных психологических школах и подходах.

К этому следует добавить, что доступные психологам методы реально позволяют охарактеризовать – и при рассмотрении понятия «личность», и применительно к конкретному лицу – только некоторую совокупность составляющих личности; постижение же личности как целого – это методологический идеал, который, будучи в абсолютном измерении недосягаем, призван направлять осуществляемый психологом теоретический и эмпирический поиск.

С учётом сказанного, обогащается, по сравнению со сказанным в п. 1, понятие «интегративно-личностный подход в психологии». Становится актуальной его трактовка, настаивающая не только на целостности (интегративности) реального человека-индивида (лица) и на необходимости интеграции конструктивных результатов, полученных на основе разных концепций личности; эти аспекты интегративности дополняются рассмотрением интегративного потенциала самóй категории «личность», ориентированной на максимально полное воплощение – в его разнообразных измеренияхиндивидуального (соответствующего отдельному лицу) модуса человеческой культуры.

12. Гуманистическая ориентация в области образования, воспитания, психологической помощи и т. д. предполагает направленность: а) на гармоническое совершенствование целостного индивида (лица); б) на повышение уровня его собственно личностного развития, что требует возможно более полного и органичного (соответствующего ресурсам и потенциям лица) его «вхождения в культуру», причём в качестве не только её носителя, но и её субъекта. Впрочем, точнее говорить о вхождении в систему, компоненты которой представляют репродуктивно-нормативную и диалогово-творческую стороны культуры в её общечеловеческом, особенных (национальных, профессиональных и пр.) и индивидуальных (личностных) модусах.

13. Дополнительные возможности для анализа личности и культуры в целом предоставляет рассмотрение последней как системы моделей. При этом мы обратились к обобщённой интерпретации понятия модели, фактически использованной в трудах Н. А. Бернштейна, Ю. М. Лотмана, Я. А. Пономарёва и др. и эксплицированной в [; ]. В культурологии (см., напр., []) отдают предпочтение термину «паттерн»4, который можно считать синонимичным термину «модель» в его рассматриваемом значении.

Согласно обсуждаемой интерпретации, моделью считается любая система, несущая информацию, которая может быть использована, о другой (моделируемой) системе. При анализе культуры как системы моделей полезно различать:

а) модели, вторичные и первичные по отношению к моделируемым системам. Из разнообразных моделей, одновременно являющихся вторичными по отношению к ранее возникшим моделируемым системам и первичными по отношению к системам, которые возникнут позже, состоит, собственно, вся культура;

б) модели идеальные, материализованные (таковы, в частности, тексты, зафиксированные на любых материальных носителях) и материальные.

14. Весьма распространённое сведение культуры к совокупности идеальных моделей (норм, ментальностей, верований, идеологий, теорий и т. п.) не кажется нам оптимальным вариантом5: оно затрудняет раскрытие механизмов функционирования культуры. Предпочтительнее, с этой точки зрения, подход, при котором в состав культуры включают не только идеи, но и «их воплощения в институциях, практиках и артефактах» [. С. 341]. Ещё предпочтительнее включать в состав культуры и носителей упомянутых идей (см. выше, п. 5).

Ограничивая сферу культуры идеальными моделями, абстрагируются, в частности, от того обстоятельства, что культура создаётся, поддерживается и совершенствуется материальными живыми существами (собственно, людьми, поскольку речь идёт о человеческой культуре) – с использованием, конечно, технических и других культурных средств, которые, в свою очередь, являются продуктами человеческой деятельности. Ср. констатацию того, что «культура человечества созидалась при условии известной устойчивости и постоянства биологического человеческого типа» [. С. 22].

15. Вместе с тем в содержании всех моделей, составляющих человеческую культуру, так или иначе отражаются особенности идеальных моделей, представленных в сознании людей, а именно:

а) то, что они несут о моделируемых ими системах иерархически структурированную информацию (знания, в широком понимании, которые могут существовать в вербальной, образной или смешанной форме);

б) рефлексивность этих знаний (согласно одному из постулатов гуманистической психологии [], «люди осведомлены и осведомлены о том, что они осведомлены, – т. е. они сознательны»). Людьми осуществляется рефлексия не только 1-го, но и более высоких порядков. Так, в случае рефлексии 3-го порядка «я осознаю осознание своего сознания» [. С. 24];

в) описываемая с помощью категории «значение» предуготовленность знаний к коммуникации с другими людьми (и с самим собой как другим), необходимая, в частности, для сознательной деятельности: ведь «когда я действую на предмет, то я всегда имею в виду… другого человека, которому моя деятельность адресована» [. С. 55];

г) описываемая с помощью категории «смысл», в её психологической интерпретации, пристрастность этих знаний, т. е. их связанность с присущими индивиду потребностями разного уровня – от витальных (являющихся базовыми – ср. сказанное в п. 2) до высших духовных. При этом диапазон доступных индивиду уровней отражает степень его личностного развития.

Отмечается, что «в живом знании слиты значение и укоренённый в бытии личностный, аффективно окрашенный смысл» [. С. 33]. Такая слитность непосредственно характеризует знания, фигурирующие в наиболее распространённых дискурсах (обыденных, мифологических, художественных и пр.). Особый случай составляют научные дискурсы, где ориентация на идеал рационально обоснованной истины предостерегает против эклектического, неконтролируемого слияния значений со смыслами, так что предпочтительны такие варианты, характерные соответственно для естественнонаучной и гуманитарной традиций: а) сосредоточение «аффективно окрашенного смысла» не столько на объекте познания, сколько на самой познавательной деятельности; б) дополнение идеала рационально обоснованной истины идеалом «правды, большей, а не меньшей, чем истина» [], когда «аффективно окрашенный смысл» познаваемого объекта сохраняется, но прилагаются усилия к тому, чтобы этот смысл как можно меньше искажал выясняемое значение указанного объекта.

16. В контексте модельной интерпретации культуры личность и другие абстрагированные от реального живого человека (лица) его качества (см. п. 10) могут трактоваться как идеальные модели (или системы таких моделей – ср. []). Сам же носитель этих качеств («телесный индивид со всеми его прирождёнными и приобретёнными свойствами» [. С. 385]) предстаёт той или иной материальной моделью в зависимости от того, в соотнесении с какой моделируемой системой и активной системой, использующей модель, он рассматривается. (Модельное отношение – см. [] – является тернарным, т. е. связывает три системы, названия которых выделены в предыдущем предложении.) Например, человек, чья личность сформировалась под мощным влиянием какой-либо религии или идеологии, оказывается для их исследователя вторичной материальной моделью этих образований. Для юноши, который, по В. Маяковскому, ищет, «делать бы жизнь с кого», человек, избранный им в качестве образца, предстаёт первичной материальной моделью образа «Я-идеального», формирующегося в психике юноши (впрочем, опосредствующими звеньями здесь, как правило, выступают материализованные модели, сформированные в рамках искусства, пропаганды и т. п.).

17. Указанная в п. 6 определяющая функция личности (позволяющая индивиду /лицу/ быть относительно автономным и индивидуально своеобразным субъектом культуры) реализуется в разных (хотя и взаимосвязанных) «пространствах»: интраиндивидном, интериндивидном (в пространстве актуального общения с другими индивидами) и метаиндивидном – через осуществляемые вне такого общения вклады в формирование личностей других индивидов [] (ср. [; ]). Однако «“инобытие” индивида в других людях» [. С. 292], в том числе достигаемое благодаря созданным этим индивидом произведениям культуры, не следует понимать упрощённо. Ведь произведение осуществляется «каждый раз заново» [, с. 290]. Замысел произведения (например, литературного) в сознании его автора, написанное произведение, это произведение в восприятии определённого читателя и т. д. образуют цепь моделей, через последовательное формирование которых функционирует культура. Каждая последующая модель в цепи имеет своим источником предыдущую – но не только её. Механизм функционирования культуры можно представить как сложное переплетение подобных цепей. Звеньями этих цепей являются и личности (а также лица как носители личностей). Предвидение А. С. Пушкина «весь я не умру» оправдалось в полной мере. Но, как известно, у каждого из почитателей поэта – свой Пушкин.

18. Разработка кратко изложенной выше трактовки категории личности сопровождалась методологической рефлексией. Приведём (здесь и в п. 19) некоторые соображения, явившиеся её итогом.

Прежде всего, на наш взгляд, требует уточнения едва ли не общепринятое положение, согласно которому категориями некоторой научной области считаются наиболее важные для неё понятия, значимые во всём объёме предмета этой области. В важности и значимости категорий нет оснований сомневаться, но логическим требованиям к научным понятиям категории (по крайней мере, в гуманитарной сфере) не удовлетворяют и, собственно, не обязаны удовлетворять. По своим логическим, семантическим и психологическим характеристикам категории примыкают не к научным понятиям как таковым, а к концептам [; ] – составляющим индивидуального и общественного сознания, теснее связанным с обыденным мышлением и в большей мере насыщенным «аффективно окрашенными смыслами». Назначение категорий иное, чем научных понятий. Представляя, в рамках упомянутой научной области, какой-то аспект бытия, каждая категория находит конкретизацию в научных понятиях, являющихся компонентами концепций, гипотез, теорий. По сравнению с категориями эти понятия должны быть более определёнными по содержанию и в большей мере удовлетворять логическим требованиям (пусть и ослабленным в гуманитарных дисциплинах по сравнению с «точными» науками); детальнее см. []. Такие понятия – вместе с терминами, которыми они обозначаются (и которые несут на себе, помимо прочего, специфику национальных языков), – образуют понятийно-терминологическое поле данной категории.

Впрочем, в предыдущем абзаце описано желательное состояние, от которого реальное положение дел (в частности, в психологической науке – несмотря на имеющиеся достижения в построении категориальной системы психологии []) существенно отличается: и в конкретных исследованиях, и в учебной литературе понятийная конкретизация категорий, если и осуществляется, то, как правило, не рефлексируется. В настоящей статье мы попытались осуществить такую рефлексию: рассмотрение личности как отнесённого к человеческому индивиду модуса культуры – это предпочитаемая нами трактовка категории личности, а изложенная в п. 6 и 11 характеристика личности как интегративного качества индивида (лица) – это предлагаемая понятийная конкретизация указанной трактовки. Опора на понятие модели дополнительно уточняет эту конкретизацию.

19. Анализ представленных в современном человековедении понятийных конкретизаций целого ряда категорий (в том числе таких используемых в данной статье, как «культура», «личность», «творчество», «диалог», «смысл») позволяет констатировать наличие (чаще всего не учитываемое) двух принципиально различных методологических подходов к характеристике вводимых понятий (которые обозначаются теми же терминами, что и категории; в лучшем случае указывается, в трактовке какого автора употребляется приводимый термин). Первый подход – обобщающий, ориентированный на возможно более широкое использование рассматриваемого понятия. Второй подход – разграничивающий, ставящий это понятие в соответствие прежде всего наиболее ярким проявлениям отражаемого им явления или качества. Характерный пример высказывания приверженца такого подхода: «Мы говорим: самостоятельная личность. Но несамостоятельная личность – и не личность вовсе» [. С. 125].

С логико-методологической точки зрения преимуществами обладает обобщающий подход, поскольку: а) он соответствует оправдавшей себя в методологии науки тенденции ко всё большему обобщению основных понятий; б) содержание, вкладываемое в обсуждаемое понятие в соответствии с разграничивающим подходом, может быть передано (причём чётче) и на основе обобщающего подхода посредством применения классификационных схем (когда, например, «духовные смыслы» рассматриваются как частный вид смыслов в широком понимании). Исходя из этого, в данной статье мы старались руководствоваться обобщающим подходом. Но вместе с тем следует уважать мотивы, то и дело побуждающие учёных-гуманитариев отдавать предпочтение разграничивающему подходу. В центр своей деятельности (часто не только научно-познавательной, но и научно-практической – предусматривающей непосредственное воздействие на социум и/или его членов) такой учёный чаще всего ставит феномен, которому придаёт ярко выраженный положительный смысл и который он стремится поэтому как можно шире утвердить в социальной практике (либо, напротив, феномен, которому придаёт явно отрицательный смысл и от которого стремится, по возможности, избавить социальную практику). Соответственно, он определяет главное понятие разрабатываемой им концепции так, чтобы оно описывало именно этот феномен, – и отдаёт такому понятию предпочтение как главному перед понятиями более обобщёнными, более чёткими, но ценностно нейтральными. Поскольку, однако, научное исследование требует должного логического уровня системы используемых понятий, а его значительно легче достичь, ориентируясь на обобщающий подход, – необходим диалог обозначенных подходов. (Кстати, в предыдущем предложении использована разграничивающая трактовка понятия «диалог»; это неудивительно, поскольку мы пропагандируем определённое усовершенствование социальной практики – в данном случае в сфере науки).

20. Перспективу развития тезисно изложенного выше подхода к характеристике категории личности и её понятийной конкретизации мы усматриваем:

– в выяснении соотношения этого подхода с известными в психологии интегративными концепциями личности и индивидуальности (в том числе построенными А. Ф. Лазурским, Ф. Лершем, Г. Олпортом, Б. Г. Ананьевым, В. С. Мерлиным), а также с концепциями, сосредоточивающими внимание на генезисе и развитии личности – см., в частности [, , ];

– в рассмотрении иных, кроме личности, интегративных качеств человеческого индивида (таким качеством, например, можно считать здоровье) и выяснении их соотношения с личностью;

– в разработке (с возможной опорой, в частности, на []) формализованной версии описанного подхода.
The authors propose to interpret personality as the modus of culture which is related to a human individual (to a person). A notional concretization of the personality category, treated in such a way, is offered. This concretization, through using a specified characteristic of the logical notion ‘quality’, helps to reveal integrative potency of the considered category. The model interpretation of culture, and of personality as of its modus, is grounded. Generalizing and differentiating approaches to notional concretization of anthropological categories, including the personality category, are characterized. The role of performed analysis in perfecting the integrative-personality approach in psychology is shown.

Keywords: culture, person, personality, quality, model, notional concretization of categories, generalizing approach, differentiating approach, integrative-personality approach in psychology.

Литература

 Ахлибининский, Б . В. Теория качества в науке и практике: Методологический анализ / Б. В. Ахлибининский, Н. И. Храленко. – Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1989. – 200 с.

 Балл, Г. А. Система понятий для описания объектов приложения интеллекта / Г. А. Балл // Кибернетика. – 1979. – № 2. – С. 109-113.

 Балл, Г. О. Здібності учня та принципи їх урахування в підготовці до професійної праці / Г. О. Балл // Професійно-технічна освіта.  1998.  № 1.  С. 45-48.

 Балл, Г. А. Психология в рациогуманистической перспективе / Г. А. Балл. – Киев: Основа, 2006. – 402 с.

 Балл, Г. А. Как «усовершенствовать мысль и выразить её ещё лучше»? (Актуальные вопросы использования и совершенствования понятийно-терминологических средств человековедения) / Г. А. Балл // Практична психологія та соціальна робота. – 2009. – № 2. – С. 1-7.

 Балл, Г. А. Психологические принципы современного гуманизма / Г. А. Балл // Вопр. психологии. – 2009. – № 6. – С. 3-12.

 Балл, Г. Інтегративно-особистісний підхід у психології: впорядкування головних понять / Г. Балл // Психологія і суспільство. – 2009. – № 4. – С. 25-53.

 Балл, Г. А. Понятия «значение» и «смысл» в характеристике идеалов учёного / Г. А. Балл // Психологические проблемы смысла жизни и акме. Материалы XIV симпозиума / Под ред. Г. А. Вайзер, Н. В. Кисельниковой. – М.: ПИ РАО, 2009. – С. 51-53.

 Бердяев, Н. А. Философия неравенства / Н. А. Бердяев. – М.: ИМА-пресс, 1990. – 288 с.

 Библер, В. С. От наукоучения  к логике культуры / В. С. Библер.  М.: Политиздат, 1991.  413 с.

 Библер, В.С. Самостоянье человека: «Предметная деятельность» в концепции Маркса и самодетерминация индивида / В. С. Библер.  Кемерово: Алеф, 1993.  96 с.

 Библер, В. С. На гранях логики культуры: Книга избранных очерков / В. С. Библер.  М.: Русск. феноменологич. общ-во, 1997.  440 с.

 Богомолов, А. М. Личностный адаптационный потенциал в контексте системного анализа / А. М. Богомолов // Психологич. наука и образование. – 2008. – № 1. – С. 67-73.

 Войтко, В. І. Узагальнена інтерпретація поняття моделі / В. І. Войтко, Г. О. Балл // Філософська думка. – 1976. – № 1. – С. 58-64.

 Воскобойников, А. Э. Перспективная ретроспектива / А. Э. Воскобойников, В. В. Журавлёв // Обществ. науки и современность. – 1999. – № 5. – С. 188-191.

 Выготский, Л. С. Собр. соч.: В 6 т. / Л. С. Выготский – М.: Педагогика, 1983. – Т. 3. – 368 с.

 Выготский, Л. С. Собр. соч.: В 6 т. / Л. С. Выготский – М.: Педагогика, 1983. – Т. 5. – 369 с.

 Давыдов, В. В. Развивающее образование: теоретические основания преемственности дошкольной и начальной школьной ступеней / В. В. Давыдов, В. Т. Кудрявцев // Вопр. психологии. – 1997. – № 1. – С. 3-18.

 Демьянков, З. Г. Понятие и концепт в художественной литературе и в научном языке / З. Г. Демьянков // Вопр. философии. – 2001. – № 1. – С. 35-47.

 Дерябо, С. Личность: от субъективности к субъектности / С. Дерябо // Развитие личности.  2002.  № 3.  С. 261-265.

 Елисеев, О. П. Практикум по психологии личности / О. П. Елисеев. – СПб.: Питер, 2001. – 560 с.

 Завгородняя, Е. В. Понимание личности: попытка интегративного подхода / Е. В. Завгородняя // Горизонты образования.  2009.  № 2.  С. 7-22.

 Зинченко, В. П. Перспектива ближайшего развития развивающего образования / В. П. Зинченко // Психологич. наука и образование. – 2000. – № 2. – С. 18-44.

 Ильенков, Э. В. Диалектическая логика: Очерки истории и теории / Э. В. Ильенков.  М.: Политиздат, 1974.  271 с.

 Карасик, В. И. Лингвокультурные концепты: Подходы к изучению / В. И Карасик // Социолингвистика вчера и сегодня: Сб. науч. трудов: Изд. 2-е, доп. – М.: ИНИОН РАН, 2008. – С. 127-155.

 Кемеров, В. Е. Введение в социальную философию: Изд. 3-е, испр. и доп. / В. Е. Кемеров – М.: Академический проект, 2000. – 314 с.

 Костюк, Г. С. Навчально-виховний процес і психічний розвиток особистості / Г. С. Костюк. – Київ: Радянська школа, 1989. – 609 с.

 Леонтьев, А. Н. Избр. психологические произведения: В 2 т. / А. Н. Леонтьев – М.: Педагогика, 1983. – Т. І. – 392 с.

 Леонтьев, А. Н. Глава о способностях (рецензия на рукопись Н. С. Лейтеса) / А. Н. Леонтьев // Вопр. психологии. – 2003. – № 2. – С. 7-13.

 Леонтьев, Д. А. Очерк психологии личности / Д. А. Леонтьев. – М.: Смысл, 1997. – 64 с.

 Максименко, С. Д. Личность начинается с любви / С. Д. Максименко, Н. В. Папуча // Генезис существования личности / С. Д. Максименко. – Киев: Изд-во ООО «КММ», 2006. – С. 70-86.

 Мареев, С. Н. Зачем человеку личность / С. Н. Мареев // Мир психологии. – 2007. – № 1. – С. 114-125.

 Мєдінцев, В. Категорія «культура» у розбудові діалогічного інтегративного підходу до вивчення особистості / В. Мєдінцев // Соціальна психологія. – 2008. – № 5. – С. 23-38.

 Межуев, В. М. Идея культуры: Очерки по философии культуры / В. М. Межуев. – М.: Прогресс-Традиция, 2006. – 408 с.

 Нартова-Бочавер, С. К. Человек суверенный: психологическое исследование субъекта в его бытии / С. К. Нартова-Бочавер. – СПб: Питер, 2008. – 400 с.

 Петров, И. Г. Время и пространство материального взаимодействия и вневременное, непространственное нематериальное отношение (парадокс, его смысл и значение) / И. Г. Петров // Мир психологии. – 2009. – № 1. – С. 16-25.

 Петровский, А. В. Теоретическая психология / А. В. Петровский, М. Г. Ярошевский – М.: Издат. центр «Академия», 2001. – 496 с.

 Петровский, В. А. «Существование личности» как психологическая проблема / В. А. Петровский // Теоретическая психология / А. В. Петровский, М. Г. Ярошевский. – М.: Издат. центр «Академия», 2001. – С. 286-294.

 Поддъяков, А. Н. Противодействие обучению и развитию как психолого-педагогическая проблема / А. Н. Поддъяков // Вопр. психологии. – 1999. – № 1. – С. 13-20.

 Разлогов, К. Э. Глобальная или массовая? / К. Э. Разлогов // Обществ. науки и современность. – 2003. – № 2. – С. 143-156.

 Старжинский, В. П. История и теория: на пути преодоления непредсказуемости прошлого / В. П. Старжинский, А. С. Табачков // Вопр. философии. – 2010. – № 1. – С. 33-42.

 Старовойтенко, Е. Б. Культурная психология личности / Е. Б. Старовойтенко. – М.: Академический Проект; Гуадеамус, 2007. – 310 с.

 Флиер, А. Я. Принадлежит ли культура только человеку? / А. Я. Флиер // Обществ. науки и современность. – 2006. – № 3. – С. 155-161.

 Чепелєва, Н. В. Теоретичні засади наративної психології / Н. В. Чепелєва // Наративні психотехнології / За заг. ред. Н. В. Чепелєвої. – Київ: Главник, 2007. – С. 3-37.

 Adams, G., Markus, H. R. Toward a conception of culture suitable for a social psychology of culture / G. Adams, H. R. Markus // The Psychological Foundations of Culture / Ed. by Mark Schaller, Christian S. Crandall. – Mahwah: Lawrence Erlbaum, 2004. – P. 333-360.

 Five basic postulates of humanistic psychology / Adapted by Tom Greening from J. F. T. Bugental (1964) // Journal of Humanistic Psychology. – 2005. – V. 45. – No. 2. – P. 139.

 Honigmann, J. J. Culture and Personality / J. J. Honigmann.  New York: Harper, 1954.  Х, 499 p.



 Nuttin, J. La structure de la personnalité / J. Nuttin.  Paris: PUF, 1971.  256 p.
Английское название статьи:

Ball G. A., Medintsev V. A. Personality as a modus of culture and as an integrative quality of a person.

1 Применяемая нами трактовка понятия «качество» раскрывается в п. 7.

2 Мы отвлекаемся в этой статье от эпистемологических тонкостей, в частности от того, что свойства и качества правильнее приписывать не самому объекту, существующему в мире, а сформированному исследователем предмету, который, как надеется исследователь, соответствует указанному объекту.


3 «Отношение» здесь – логическое понятие, характеризующее (в отличие от «свойства») совокупность, состоящую как минимум из двух объектов (в математической логике свойство эксплицируется как одноместный предикат, а отношение – как n-местный предикат, где n ≥ 2).

4 Отмечается также (см. []) целесообразность его использования в эпистемологии истории.

5 Впрочем, высказывается обоснованная критика (в частности, В. М. Межуевым), и в адрес тоже очень распространённой, но не акцентирующей основных функций культуры её «суммативной» трактовки как «эмпирически фиксируемой совокупности результатов материальной и духовной деятельности людей, получаемых ими на протяжении всей их истории» [. С. 282].

Каталог: Labs -> Methodolg -> Medintsev
Medintsev -> Диалогическое моделирование психологических взаимодействий
Labs -> Семинар ( reading course ) открыт для студентов всех факультетов мгу, всех кафедр и всех курсов
Labs -> -
Medintsev -> Мединцев в. А. Субъектное и позиционное моделирование внутренних диалогов // Оновлення змісту, форм та методів навчання І виховання в закладах освіти: Зб наук праць. Наукові записки Рівненського державного гуманітарного університету
Labs -> Дискуссия: Украина и Россия в 1917-1945 гг.: вместе или порознь?
Labs -> И. Бортник (Полоцк). Попытка объяснения религиозной нетерпимости с точки зрения культурно-антропологического подхода
Labs -> «Украина и Россия: история и образ истории».
Labs -> Брестские церковные соборы в октябре 1596 р.: подготовка, состав учасников, лидеры


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница