Г. Чернышевского Социально-психологическая адаптация личности в изменяющемся обществе



страница1/12
Дата13.05.2016
Размер2.54 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12


Балашовский институт (филиал)

ГОУ ВПО «Саратовский государственный университет

имени Н. Г. Чернышевского»
Социально-психологическая

адаптация личности

в изменяющемся обществе

Материалы

Международной (заочной) научно-практической конференции

(г. Балашов, 24 сентября 2010 г.)

Под общей редакцией

Т. Н. Смотровой

Балашов


2010




УДК 159.9

ББК 88.5

Э69

Рецензенты:
Доктор психологических наук, профессор

Смоленского гуманитарного университета

В. В. Гриценко;

Кандидат психологических наук, доцент Балашовского института (филиала)

ГОУ ВПО «Саратовский государственный университет
имени Н. Г. Чернышевского»


А. А. Алимов.
Редакционная коллегия:
Д-р псих. наук, проф. В. В. Гриценко (Смоленск); д-р соц. наук, проф. Н. Р. Маликова (Москва); канд. псих. наук, доц. Г. Н. Малюченко (Балашов), канд. псих. наук, доц. Т. Н. Смотрова (Балашов); канд. социологич. наук, доц. Н. Е. Шустова (Балашов).

Авторская позиция и стилистические особенности публикаций

полностью сохранены.

Э69 Социально-психологическая адаптация личности в изменяющемся обществе : матер. Междунар. науч.-практич. конф. (г. Балашов, 24 сентября 2010 г.) / под общ. ред. Т. Н. Смотровой. — Балашов : Николаев, 2010. — 204 с.



ISBN 978-5-94035-376-8
Представлены доклады и сообщения, ставшие предметом обсуждения на Международной научно-практической конференции «Социально-психологическая адаптация личности в изменяющемся обществе», прошедшей в г. Балашов 19—20 марта 2009 г. В сборник вошли статьи ученых из России и сопредельных государств: Беларуси, Казахстана, Узбекистана, Эстонии, Молдовы, Украины, Германии, в которых отражены результаты исследований важнейших феноменов социально-психологической адаптации.

Издание рассчитано на специалистов в области психологии, социологии, этнологии, педагогики, а также на самый широкий круг читателей, интере-сующихся проблемами социально-психологической адаптации в трансформирующемся обществе.


УДК 159.9

ББК 88.5
ISBN 978-5-94035-376-8  Коллектив авторов, 2010




С о д е р ж а н и е

Ю. Н. Долгов 48

А. В. Капцов, А. А. Карпова 63

Литература 67

Т.А.Пиунова (статья в редакторской правке) 113

Т.Н.Смотрова (статья в редакторской правке) 113

Наши авторы 158





А. А. Алимов, П. В. Андреев

Балашовский институт СГУ имени Н.Г.Чернышевского

Развитие социальной отвественности студентов

в учебно-профессиональной деятельности

Важнейшая задача современной системы высшего профессионального образования заключается в том, чтобы предоставить учащимся широкие возможности для выбора собственной образовательной траектории, научить их свободно двигаться в пространстве идей, помочь им выработать целостный взгляд на мир.

Среди приоритетных требований современного образования, которые предъявляются к качествам студентов – это способность принимать ответственные решения относительно себя и других.

В психологических исследованиях социальная ответственность трактуется как склонность личности придерживаться в своем поведении общепринятых в данном обществе социальных норм, исполнять ролевые обязанности и ее готовность дать отчет за свои действия.

В нашем исследовании мы исходили из понимания социальной ответственности студентов как интегративного качества личности, выступающего показателем её социальной зрелости и определяющего направление активности учащихся на основе осознания социальных норм и ценностей, их принятия, способности оценивать последствия и результаты собственной деятельности.

С целью выявления основных особенностей развития социальной ответственности студентов было проведено экспериментальное исследование. Базой для исследования выступил факультет психологии студенты психологи БИ СГУ им. Н.Г. Чернышевского. В эксперименте принимали участие студенты факультета психологии с 1 по 4 курсы (80 человек) в возрасте 18-21 год.

В ходе проведения методики «Методики на изучение психологических компонентов ответственности» нами было установлено, что в когнитивном компоненте ответственности у студентов преобладает переменная «осмысленность» (87%) над «осведомленностью» (13%). Это означает, что студенты ощущают ответственность за обязанность выполнения порученного дела, строгое выполнение своих обязанностей и обещаний. Также ощущают внутреннюю обязанность перед собой, надежность и чувство долга. В мотивационном компоненте ответственности у студентов преобладает «социально значимая мотивация» (73%) над «личностно значимой мотивацией» (27%), что говорит о том, что студенты в поведении руководствуются чувством ответственности, долга перед собой и перед другими. В эмоциональном компоненте социальной ответственности у студентов преобладает «стеничность» (60%) над «астеничностью» (40%), что указывает на то, что у студентов доминируют эмоции радости, гордости, оптимизма, предвосхищение положительного исхода и намерений. Такие студенты испытывают радостные эмоции от предстоящих ответственных дел, они готовы преодолевать трудности при выполнении ответственных поручений.

Мы полагаем, что важным этапом в исследовании социальной ответственности студентов является этап разработки и апробации практико-ориентированной программы развития социальной ответственности учащихся.

Решение этой задачи возможно на основе внедрения новых методов и технологий обучения, нацеленных на объединение учебного процесса и практической деятельности студентов в партнерских организациях вуза. Один из таких методов уже давно используется преподавателями зарубежных вузов под названием «Обучение действием» (Service Learning). Истоки данного метода базируются на разработках американских ученых и связаны с именем Дж.Дьюи. Анализ научных книг по данной проблеме, а также анализ сайтов вузов США показывает, что они активно внедряют метод на практике. Наиболее распространенное определение метода «Обучение действием» Обучение действием в американских исследованиях - это стратегия преподавания и обучения, которая интегрирует значимую общественную работу с преподаванием и рефлексией с целью обогащения опыта обучения, научения гражданской ответственности и укрепления сообществ.

В российской высшей школе уже имеются попытки внедрения данного метода на практике. Однако наш опыт апробации данного метода в 2009 году показал, что основным препятствием для использования его в российском вузе являются определенные психологические барьеры, связанные с отсутствием готовности и студентов и преподавателей к ответственному поведению для решения проблем местного сообщества.

Использование «Обучение действием» в российских вузах только начинает становиться предметом психологических исследований. Актуальным для изучения является выявление психологических условий, создание которых повышает уровень социальной ответственности студентов в ходе реализации преподавателем метода «Обучение действием». Данные условия являются пока недостаточно изученными, и разработка психологических рекомендаций на их основе позволит преподавателям вузов эффективно внедрять метод «Обучение действием» в преподавании своих дисциплин.
Литература


  1. Кармаев А.А. Метод «Service Learning - Обучение действием» в практике работы высшей школы: учебно-методическое пособие / А.А. Кармаев, А.А. Алимов, П.В.Андреев. – Балашов: Изд-во «Николаев», 2010. – 48 с.

  2. Муздыбаев, К. Психология ответственности / К. Муздыбаев. – Л.: Наука, 1983. – 240 с.



К. О. Андреев

Балашовский институт СГУ имени Н.Г.Чернышевского

Современное состояние исследований

в области восприятия и оценки рекламы

С падением «железного занавеса» в России начали формироваться и устанавливаться рыночные отношения. Вместе с преобразованной экономической системой нашему обществу пришлось столкнуться и принять неизбежные побочные явления новых взаимоотношений. Одним из них стала реклама, которую естественным путём рождает растущая конкуренция, пришедшая на смену тотальной монополии.

Реклама, являвшаяся очень скудным и практически неизвестным понятием для жителей Советского союза, была совсем не нова для развитых стран Америки и Европы. Уже в середине двадцатого века пришло осознание того, что реклама это не просто средство конкурентной борьбы между отдельными коммерческими организациями, но это общественное явление, которое пускает свои корни во многие сферы жизни человека и оказывает не последнее влияние на его социализацию. В пятидесятых годах исследованием разных аспектов рекламного воздействия занимались уже не только менеджеры коммерческих структур, преследующие финансовые интересы, но и социологи, психологи и педагоги, которые видели в рекламе мощный инструмент воздействия на общественное мышление.

В нашу страну реклама пришла также неожиданно, как и множество других явлений нового времени. В определённой степени она стала даже ярким символом смены эпох. Она вызывала недоумение, несогласия, протесты, споры, но в конечном итоге россияне смирились, что она будет неизбежным контентом их жизни.

К концу девяностых всё большее количество российских бизнесменов стали осознавать, что реклама ради рекламы далеко не всегда является эффективной. Практическим итогом этих выводов стал всё возрастающий интерес к исследованиям в области восприятия и оценки рекламы. С каждым годом в бюджетах российских компаний и фирм рекламная статья стала получать всё больший процент средств. И значительная их часть стала направляться не только на создание и размещение рекламной продукции, но и на исследования общественного влияния той или иной рекламной компании, призванные оптимизировать и повысить эффективность затрачиваемых ресурсов.

Надо отметить, что компании, которые имели какие-либо взаимоотношения, чаще всего в форме инвестиций, с европейскими или западными коллегами, быстрее приходили к необходимости подобных исследований в силу того, что опыт иностранных партнёров подталкивал их к таким шагам. Компании же, имеющие на сто процентов российские корни, несколько позже осознавали важность и значимость таковых исследований.

Ещё одним фактором, повлиявшим на поворот российского бизнеса к исследованиям в области восприятия и оценки рекламы, заключается в появлении под занавес уходящего века первых отечественных специалистов, окончивших новые рекламные факультеты, созданные в российских вузах в ответ на нужду формирующейся рыночной системы.

Однако исследования, которые проводятся самостоятельно или по заказу коммерческих организаций и преследуют, исключительно, коммерческие цели: как реклама изменила отношение потенциальных потребителей к продукции, насколько повысилась узнаваемость бренда, увеличились ли продажи и т.д. Но так как реклама это уже не только способ достижения финансовой выгоды, но и мощный инструмент общественного влияния, то изучение этого явление не должно ограничиваться лишь коммерческими целями. Реклама требует всестороннего исследования как фактор социального познания и социализации личности. Важно ясно видеть позитивное и негативное воздействие рекламной индустрии на российское общество.

К сожалению, развитие исследований в области восприятия и оценки рекламы в этом направлении не столь активное, как хотелось бы. В середине первого десятилетия нового века о значимости подобной работы стали говорить всё чаще, однако реальные шаги делаются очень медленно. Этому есть несколько причин.

Во-первых, любое исследование требует финансовых затрат. Напрямую заинтересованность в подобной деятельности могут проявить только государство и общественные организации. Именно эти два источника и являются основными каналами финансирования социально значимых исследований рекламы в странах запада и Европы. В нашей стране, как количество общественных организаций, так и широта их деятельности значительно уступают вышеназванным государствам. Руководство же страны также пока не находит средств на регулярное финансирование исследований в области восприятия и оценки рекламы. Те же исследования, которые имели место, чаще всего носят разовый и локальный характер. Пожалуй, отсутствие финансов на сегодняшний день является главным фактором сдерживающим развитие этой деятельности.

Второй причиной медленного развития данных исследований является стремительное обновление форм, приемов и каналов современной рекламы, требующее постоянного совершенствования методологии и исследовательских подходов.

Третьей причиной является отсутствие должного осознания значимости проблемы. Практика показывает, что исследования появляются тогда, когда негативное влияние отдельной рекламы, рекламной компании или целого рекламного направления становится очевидным. Примером может послужить серьёзное ограничение рекламы пива, которая на протяжении десяти лет имела зелёный свет для распространения через любые каналы, и последствия которой теперь отразятся ещё ни на одном поколении.

Таким образом, на сегодняшний день мы можем сформулировать два подхода к исследованиям в области восприятия и оценки рекламы. Они выделяются на основании целей, определяющих исследование. Первый – это коммерческий подход. Исследования такого типа базируется, соответственно, на целях, имеющих коммерческое значение. Второй подход – социальный. Эти исследования в основе своей имеют цели, значимые для общества. Социальные исследования, в свою очередь, можно классифицировать на основании изучения типа рекламного влияния. Одни исследования рассматривают отрицательное влияние рекламного продукта на социум, вторые же сконцентрированы на том, чтобы отследить и проанализировать положительное общественное влияние того или иного рекламного послания.

Перечисленные выше факты важности и значимости вопроса влияния рекламы на общественное сознание наряду с неразвитостью в нашей стране социальных исследований в области восприятия и оценки рекламы, на наш взгляд, подчёркивают новизну и определяют актуальность данной темы.



О.А. Ахвердова, В.А. Погорелова

ГОУ ВПО «Ставропольский государственный университет»

Этническая идентичность

как условие межэтнической толерантности личности

Проблемы формирования позитивного межэтнического взаимодействия приобретают особую актуальность в современной российской действительности. Это обусловлено тем, что многие народы, проживающие на территории России, имеют значительные этнокультурные и конфессиональные различия. Непонимание «этнической картины» мира того или иного народа, его культурных норм и ценностей, традиций, может привести к тяжелым последствиям и долго незатухающим конфликтам. Особенно эта проблема актуальна для Северо-Кавказского федерального округа России. Именно поэтому приоритетное значение приобретает проблема развития у личности позитивной этнической идентичности в условиях поликультурного пространства. С точки зрения Г.У. Солдатовой, «устойчивость идентичности и ее позитивность — центральные моменты для ощущения группой психологической безопасности и стабильности» (Солдатова Г.У., 1998).

Этническая идентичность — составная часть социальной идентичности личности, психологическая категория, которая относится к осознанию своей принадлежности к определенной этнической общности. В ее структуре обычно выделяют два основных компонента — когнитивный (знание этнодифференцирующих признаков, позволяющих конструировать у индивида представление об этносе и о своем соответствии этому этносу) и аффективный (оценка собственной этнической группы, своего членства в ней и статусности группы относительно других этнических групп). Некоторые авторы выделяют и поведенческий компонент этнической идентичности, понимая его как реальный механизм не только осознания, но и проявления себя членом определенной группы, «построение системы отношений и действий в различных этноконтактных ситуациях» (Дробижева Л.М., Аклаев А.Р., Коротеева В.В., Солдатова Г.У., 1996).

Формирование этнической идентичности обычно исследуется на уровне индивидуальных изменений, в общем контексте развития самосознания. Подразумевается, что в процессе своего становления этническая идентичность проходит ряд этапов, соотносимых с этапами психического развития ребенка. Первые «проблески» диффузной идентификации с этнической группой большинство авторов обнаруживает у детей 3-4 лет, есть даже данные о первичном восприятии ярких внешних различий — цвета кожи, волос — детьми до трех лет. Но реализованной этнической идентичности ребенок достигает в подростковом возрасте, когда рефлексия имеет для человека первостепенное значение. На последовательных этапах развития этнической идентичности формируется как этническая осведомленность, так и этническая самоидентификация. Этническая осведомленность возрастает с опытом, получением новой информации и развитием когнитивных способностей. Во многих исследованиях подтверждено, что первоначально она основывается на очевидных показателях — цвете кожи, внешности, языке, элементах материальной культуры (еде, одежде), обычаях. И лишь постепенно ребенок включает в комплекс этнических признаков все новые элементы — общность предков, общность исторической судьбы, религию, национальный характер и пр. (Phinney J.S., 1990).

Существует точка зрения, что «этнический ярлык», получаемый ребенком на начальных стадиях формирования его представлений о себе от ближайшего социального окружения, первоначально никак не соотносится с его этнической осведомленностью. Ребенок может чувствовать недостаточность одного «этнического ярлыка» ввиду того, что он является частью двух и более групп. Самоидентификация особенно проблематична для выходцев из национально-смешанных браков: они могут считать себя членом этнической группы одного из родителей, ориентироваться на две этнические общности (хотя идентификация с каждой из них может быть не всегда равнозначной) или выбирать для идентификации третью национальность (Стефаненко Т.Г., 1999).

Особое внимание привлекает еще один аспект формирования этнической идентичности — появление у индивида чувства неизменности и устойчивости этнических характеристик — этническая константность. Как свидетельствуют эмпирические данные, формирование этнической константности протекает аналогично процессам усвоения постоянства половых и расовых признаков: сознательное отнесение себя к определенному этносу и использование этнических ярлыков происходит раньше, чем ребенок начинает осознавать константность этнических характеристик.

Достигнутый в подростковом возрасте этнический статус чаще всего остается неизменным на протяжении всей жизни человека. И все-таки этническая идентичность не статичное, а динамичное образование, ее становление часто не завершается в отрочестве. Как подчеркивает А. Финни: «Процесс не обязательно заканчивается с достижением этнической идентичности, он может продолжаться в новых циклах, которые включают дальнейшее исследование или переосмысление роли или значения собственной этничности» (Phinney J.S., 1990).

На формирование и проявление этнической идентичности индивидов влияет целый ряд факторов, обусловленных особенностями их социального окружения, этнических групп, к которым они принадлежат, и межгрупповых отношений: особенности этнической социализации в семье, школе и ближайшем социальном окружении; особенности этноконтактной среды, прежде всего ее гетерогенность/гомогенность; статусные отношения между этническими группами.

В подростковом возрасте, с ослаблением влияния родителей, особое значение в процессе становления этнической идентичности приобретает группа сверстников, которая в современном обществе «является наиболее жестким социализатором, требующим постоянных знаков верности от тех, кто участвует в ее жизни» (Девос Дж.). На формирование идентичности членов этнических меньшинств непосредственное влияние оказывает также плотность этнического окружения: многие авторы отмечают позитивную связь реализованной этнической идентичности с этнической гомогенностью ближайшего социального окружения (Баклушинский С.А., Орлова Н.Г.). Также на становление этнической идентичности оказывает воздействие степень гетерогенности не только ближайшего окружения, но и окружения более широкого. Иными словами, значимо то, живет ли человек в полиэтнической или моноэтнической среде. Ситуация межэтнического общения дает индивиду больше возможностей для приобретения знаний об особенностях своей и других групп, их сходстве и различиях, способствует развитию межэтнического понимания и формированию коммуникативных навыков. Это вовсе не противоречит тому, что в полиэтнической среде (особенно в ситуации неконфликтных межэтнических отношений) неизбежна некоторая размытость этнической идентичности (Стефаненко Т.Г., 1999). Размытая самоидентификация может соседствовать с глубоким переживанием своей этнической принадлежности, использованием при ее конструировании большего количества элементов. А. Финни утверждает, что «этническая идентичность приобретает значимость только в ситуациях, в которых две (или более) этнические группы находятся в долговременном контакте» (Phinney J.S., 1990).

Итак, этническая идентичность более четко осознается, а знания о различиях между группами раньше приобретаются, если социализация ребенка проходит в полиэтнической среде. Но временные границы формирования этнической идентичности и точность знаний о своей принадлежности к определенной этнической общности во многом зависит от того, к какой группе ребенок принадлежит — группе большинства или группе меньшинства. Исследования показали, что члены этнического большинства могут даже не задумываться о своей этничности, тогда как для членов этнических меньшинств идентификация оказывается как минимум вынужденной, а связанные с ней проблемы попадают в разряд жизненно важных. Иными словами, на определение собственной этнической принадлежности оказывает влияние осознание статуса этноса в социальной структуре общества.

Литература
1. Ахвердова О.А. Конституциональная психотипологическая и поведенческая изменчивость личности подростка в полиэтнической среде: монография / О.А. Ахвердова. – М., 2007.

2. Дробижева Л.М., Аклаев А.Р., Коротеева В.В., Солдатова Г.У. Демократизация и образы национализма в Российской Федерации. - М., 1996.

3. Солдатова Г.У. Психология межэтнической напряженности / Г.У.Солдатова. - М., 1998. С. 47-51.

4. Стефаненко Т.Г. Этнопсихология. – М., 1999

5. Шаповалов В.А. Высшее образование в поликультурном обществе / В.А. Шаповалов. – Ставрополь, 2006.

6. Phinney J.S. Ethnic Identity in Adolescents and Adults: Review of Research//Psychological Bulletin, 1990, Vol. 108, No. 3. P.471-514.


Е. С. Базарова, Ю .В. Юсупова

Филиал МГУ им. М.В.Ломоносова в г.Ташкенте.

Особенности ответственности

в старшем подростковом возрасте

В основу нашего исследования легла идея о том, что ответственность - это характеристика системы саморегуляции. Соответственно, мы изучали ответственность как качественную характеристику, описывающую самовосприятие и восприятие окружающих, а также способность адекватно принимать решение по избеганию или преодолению проблем.

Феномен ответственности рассматривается различными науками. Существует много определений данному понятию. В книге К. Муздыбаева даются следующие примеры его употребления: 1. брать, принимать на себя ответственность; 2. ответственность лежит на ком-либо, падает на кого-либо; 3. нести ответственность за кого-либо, что-либо; 4. слагать, снимать с себя, с кого-либо ответственность; 5. привлекать ответственность. К. Муздыбаев подчеркивает, что ответственность проявляется также и в «сфере чувств» (1), так, ответственность выступает и как черта характера личности.

Как отметил Д.А. Леонтьев в своей статье «Феномен ответственности»: «…сутью ответственности является признание моих поступков моими, тем, что я сам делаю, а не, что просто со мной происходит и, соответственно, признание себя самого причиной определенных событий».(6)

Существует субъект и объект ответственности. Субъект – это тот, кто берет, возлагает на себя ответственность за совершение какого-либо действия, а объект - это то, «за что субъект несет ответственность, что возложено на него или принято им для исполнения». (1) К. Муздыбаев отмечает, что в социуме существует субъектно-субъектное отношение. Т.е. есть субъект ответственности, есть объект ответственности, но есть еще один субъект, перед которым надо держать ответ - «инстанция». Это положение можно выразить следующей схемой: S-O-I, где S – субъект ответственности, O – объект ответственности и I – инстанция.

По мнению Д.А. Леонтьева существует своеобразный диагноз цивилизации - «синдром недержания» - «…разрыв между готовностью быть причиной каких-то действий и готовностью отвечать за их последствия, между поступками и ответственностью»(6).

Саморегуляция – это своеобразный процесс управления человеком собственными психологическими и физиологическими состояниями и поступками. Необходимо затронуть понятие «локус контроля». Предположительно, что и ответственность бывает либо внешней, либо внутренней. Если человек в основном принимает ответственность за события, которые происходят в его жизни на себя, то это говорит о наличии у него внутреннего контроля. А если человек возлагает ответственность за происходящее на других, внешние факторы, то это говорит о наличии у него внешнего контроля.

В нашем исследовании мы предположили, что, в системе ответственности, её качественные характеристики, описывающие самовосприятие, восприятие окружающих и желание уйти от решения проблем, находятся в тесной взаимосвязи. Адекватное принятие себя, которое воспитывается в семье уважительным отношением родителей, будет предопределять уважительное отношение к окружающим. Уверенность в своих силах и возможностях позволит человеку с большей уверенностью брать ответственность на себя, а не перекладывать её на других и стремиться избежать столкновения с проблемой и её решения.

В качестве испытуемых были выбраны подростки 17-19 лет, женского и мужского пола, жители Каракалпакстана и Хорезмской области. Использовалась методика диагностики социально – психологической адаптации К.Роджерса и Р.Даймонда (СПА).

Таблица 1.

Распределения корреляционных зависимостей между показателями:







Самовосприятие

n-человек в выборке

1

Принятие других

0,47

56

2

Интернальность

0,53

58

3

Эскапизм

-0,42

73

Все корреляции значимы на уровне 0,01.

Мы подтвердили нашу гипотезу о том, что чем больше человек принимает себя, тем выше вероятность, что он примет других, у него появляется чувство уважения к другому и его ценностям. По мнению К. Роджерса, «самопринятие и принятие других характеризует отношения родитель-ребенок». Так, если ребёнка в семье принимали, считались с его точкой зрения при принятии решений, ребёнок вырастал с адекватной самооценкой, и в свою очередь также принимал и считался с другими людьми, и наоборот, ребёнок, выросший в недемократичной семье, обладает неадекватной самооценкой и, в свою очередь, не считается с мнением других. Из вышеуказанного можно сделать вывод о том, что самовосприятие человека может не только предопределить его отношение к другим людям, но и показать характер взаимоотношений в его семье (5).

В исследовании выявлена довольно высокая взаимосвязь между показателями «Интернальность» и «Самовосприятие». Таким образом, мы можем предположить, что чем выше у человека самовосприятие, вера в себя, свои силы и возможности, тем больше вероятность, что он не будет бояться брать ответственность на себя. По-видимому, чем больше человек принимает себя, верит в свои силы и возможность добиться успеха, тем меньше он стремится уйти от решения проблем, понижается страх перед неудачей, т.е. уровень его ответственности повышается и «улучшается» саморегуляция.

Литература

1. Муздыбаев К. Психология ответственности. – Ленинград: Наука, 1983г.

2. Синягин Ю. В., Синягина Н.Ю. Детский суицид: психологический взгляд. - СПб.: КАРО, 2006 – 176с.

3. Фетискин Н.П., Козлов В.В., Мануйлов Г.М. Социально-психологическая диагностика развития личности и малых групп. – М., Изд-во Института Психотерапии. 2002.-490с.

4. Хьелл Л., Зиглера Д. Теории личности. - СПб.: Питер, 2003. – 608с.

5. http://www.psyinst.ru/library.php?part=article&id=1248




Д.С. Батарчук

ГОУ ВПО «Астраханский государственный университет»,

Каталог: elbibl -> direction -> sbornik
sbornik -> Сборник научных статей Под редакцией М. М. Гладковой Балашов 2009 ббк 60. 992 С69
sbornik -> Материалы Региональной научно-практической конференции Под редакцией М. М. Гладковой Балашов 2009
sbornik -> Материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием Балашов, апрель, 2012 г. Под редакцией А. В. Викулова, Н. В. Тимушкиной Балашов 2012
sbornik -> Г. Чернышевского Социально-психологическая адаптация личности в изменяющемся обществе
sbornik -> Е. А. Лобанова зав кафедрой дошкольной педагогики и психологии
sbornik -> России Материалы Всероссийской (заочной) научно-практической конференции г. Балашов, 20-21 сентября 2010 г. Под общей редакцией Т. А. Юмашевой. Балашов 2010
sbornik -> А43 Актуальные вопросы современной ювенологии
sbornik -> Сборник научных трудов факультета психологии бфсгу под общей редакцией Э. Ю. Чикиревой Балашов 2005
sbornik -> Сборник научных трудов факультета психологии бфсгу под общей редакцией Э. Ю. Чикиревой Балашов 2004
sbornik -> -


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница