Ii. Анализ деятельности в психологии



Дата12.05.2016
Размер151 Kb.
ТипРеферат




Содержание:
Введение…………………………………………………………………………...2
Глава I. Проблема деятельности как категория психологии………………4

1.1.Понятие и сущность деятельности………………………….4

2.Категория деятельности в психологической науке…………5

1.3.Характеристики и структура деятельности……………..6

1.4.Предметное содержание деятельности…………………….7

1.5.Предметная деятельность и психология……………………9

1.6.Соотношение внутренней и внешней деятельности…….10

Глава II.Анализ деятельности в психологии………………………………15


2.1.Общее строение деятельности……………………………….15

2.2.Целеобразование деятельности……………………………….17

2.3.Соотношение понятий «действие» и «операция»………..18

2.4.Единицы деятельности…………………………………………19

2.5.Психофизические исследования деятельности…………….21

2.6.Нейропсихологические исследования деятельности……..25
Заключение………………………………………………………………………27

Список литературы……………………………………………………………28

Введение.
В современной психологической науке проблема деятельности занимает одно из центральных мест. Подобное положение ее обусловлено тем, что в своей основе процесс человеческой деятельности включает в себя основные компоненты жизни.

Деятельность каждого живого существа вызывается его потребностями, мотивациями и т.п., т.е. основополагающими компонентами жизни. Многие действия, направленные на достижение определенных целей человеком выполняются неосознанно, но всегда подразумевают скрытый или явный ее мотив. Тем самым, именно деятельность, во всех ее проявлениях (как внутренняя, так и внешняя), является главным фактором существования человека.

Процессы деятельности человека всегда были в центре внимания психологов всего мира, со дня образования психологии как науки. Вместе с тем, исследования указанных процессов в разные периоды времени затрагивал лишь определенные, весьма ограниченные аспекты деятельности. Только к концу XX века разрозненные аспекты указанной проблемы стали рассматриваться в совокупности, с привлечением данных и результатов исследований других наук.

Таким образом, введение категории деятельности в понятийный аппарат психологической науки как объекта исследования, во всем его многообразии создало принципиально новые возможности для развития не только самой психологии, но и других отраслей человеческого знания. Кроме того, эти же процессы обусловили возрастающую актуальность исследования деятельности.

В представленной работе рассматриваются основные направления исследования деятельности в современной психологии, а также работ более раннего периода. Кроме того, здесь же рассмотрены основные понятия и структура деятельности как категории психологической науки. Главной целью данного исследования является подробный анализ категориального аппарата проблемы деятельности, а также подробный анализ самой сути указанной проблемы.

Гипотеза предлагаемого исследования состоит в том, что анализ проблемы деятельности позволит выявить основные направления исследовательской работы современных психологов, области их сотрудничества с представителями других наук, а также первостепенные аспекты проблемы деятельности, требующие скорейшего разрешения.



Глава I. Проблема деятельности как категория психологии.

1.1.Понятие и сущность деятельности.

Стоит отметить, что именно введение в психологию категории деятельности создало возможность для адекватного подхода к проблеме биологического и социального в развитии психики человека.

Решение этой проблемы в предыдущий период развития психологической науки сводилось к утверждению того, что психика человека имеет двойную детерминацию (биологическую и социальную). При этом главный вопрос заключался лишь в относительном значении каждой из этих детерминант. Таким образом, упускалось то, что в процессе усвоения человеческим индивидом опыта общественно-исторической практики человечества необходимо преобразуются его исходные биологические потребности и влечения, а также врожденные способы поведения и познания.

Тем самым, проблема биологического и социального в психологии не может быть сведена лишь к соотношению двух разных сил или факторов, движущих развитием психики (наследственности и социальной среды). Данная проблема характеризуется, в первую очередь, как проблема снятия законов биологического развития психики законами ее общественно-исторического формирования.

Деятельность представляет собой молярную, не аддитивную единицу жизни телесного, материального субъекта. В более узком смысле, на психологическом уровне, деятельность – это единица жизни, опосредованной психическим отражением, реальная функция которого состоит в том, что оно ориентирует субъекта в предметном мире. Другими словами, деятельность не может рассматриваться как реакция или совокупность реакций. Общепринятым в современной психологии определением деятельности является следующие. Деятельность – это активное взаимодействие с окружающей действительностью, в ходе которого живое существо выступает как субъект, целенаправленно воздействующий на объект и удовлетворяющий таким образом свои потребности1. Она представляет собой систему, имеющую строение, свои внутренние переходы, превращения и развитие.

1.2.Категория деятельности в психологической науке.

Введение категории деятельности в психологию поменяло весь понятийный строй психологического знания. Однако, категорию необходимо рассматривать во всей ее полноте: со стороны ее структуры и в ее специфической динамике, в ее различных видах и формах. Таким образом, необходимо ответить на вопрос о том, каким именно образом выступает категория деятельности в психологии.

Психология человека имеет дело с деятельностью конкретных индивидов, протекающей в условиях открытой коллективности (среди окружающих людей, совместно с ними и во взаимодействии с ними), а также с глазу на глаз с окружающим предметным миром (перед гончарным кругом или за письменным столом).

Однако, в каких бы, условиях и формах ни протекала деятельность человека, какую бы структуру она ни приобретала, ее ни в коем случае нельзя рассматривать как изъятую из общественных отношений и жизни общества. Несмотря на свое своеобразие, деятельность индивида представляет собой систему, которая включена в систему отношений общества. Вне этих отношений человеческая деятельность вообще не может существовать. При этом, как именно существует деятельность, определяется теми формами и средствами материального и духовного общения, которые порождаются развитием производства и которые не могут реализоваться иначе, как только в деятельности конкретных людей.

При этом, деятельность каждого отдельного человека зависит от его места в обществе, условий жизни, а также от того, как она складывается в неповторимых индивидуальных обстоятельствах.

Стоит заметить, что понимать деятельность человека как отношения, существующего между человеком и противостоящим ему обществом ни в коем случае нельзя, что довольно часть присуще позитивистским концепциям2.

В обществе человек находит не просто внешние условия, к которым он должен приспосабливаться, но сами эти общественные условия несут в себе мотивы и цели его деятельности, ее средства и способы. Таким образом, общество производит деятельность образующих его индивидов. Стоит заметить, что это не означает, что их деятельность лишь персонифицирует отношения общества и его культуру. Между ними присутствуют сложные связывающие их трансформации и переходы, поэтому никакое прямое сведение одного к другому невозможно. Для психологии, которая ограничивается понятием «социализация» психики индивида без дальнейшего его анализа, указанные трансформации остаются тайной, которая открывается только в исследовании порождения человеческой деятельности и ее внутреннего строения3.

1.3.Характеристики и структура деятельности.

  Основной характеристикой деятельности является ее предметность. Стоит отметить, что уже в самом понятии деятельности уже имплицитно содержится понятие ее предмета. При этом предмет деятельности выступает двояко. Первично – в своем независимом существовании, как подчиняющий себе и преобразующий деятельность субъекта, а также вторично – в качестве образ предмета, как продукт психического отражения его свойств, которое осуществляется в результате деятельности субъекта и иначе осуществиться не может.

Предыстория человеческой деятельности начинается с приобретения жизненными процессами предметности, что означает также появление элементарных форм психического отражения - превращение раздражимости в чувствительность, в «способность ощущения».   Развитие предметного содержания деятельности находит свое выражение в идущем развитии психического отражения, регулирующее деятельность в предметной среде.

Всякая деятельность имеет кольцевую структуру: исходная афферентация; эффекторные процессы, реализующие контакты с предметной средой; коррекция и обогащение с помощью обратных связей исходного афферентирующего образа. Однако главное заключается не в самой кольцевой структуре, а в том, что психическое отражение предметного мира порождается теми процессами, с помощью которых субъект вступает в практические контакты с предметным миром, которые необходимо подчиняются его независимым свойствам, связям и отношениям.Все это означает, что «афферентатором», управляющим процессами деятельности, первично является сам предмет, а вторично - его образ как субъективный продукт деятельности, который фиксирует, стабилизирует и несет в себе ее предметное содержание4.



1.4.Предметное содержание деятельности.Потребности.

Взгляды на эмоционально-потребную сферу как на сферу состояний и процессов, природа которых лежит в самом субъекте и которые лишь изменяют свои проявления под давлением внешних условий, основываются на смешении разных категорий, которое в наибольшей степени дает о себе знать в проблеме потребностей.

 Стоит отметить, что в психологии потребностей необходимо исходить из того, что различения потребности как внутреннего условия, как одной из обязательных предпосылок деятельности и потребности как того, что направляет и регулирует конкретную деятельность субъекта в предметной среде. В направляющей функции потребность и является предметом психологического познания. В первом случае потребность выступает как состояние нужды организма, которое само по себе не способно вызывать никакой определенно направленной деятельности; функция которой ограничивается активацией соответствующих биологических отправлений и общим возбуждением двигательной сферы, проявляющимся в ненаправленных поисковых движениях. Только в результате ее «встречи» с отвечающим ей предметом она впервые становится способной направлять и регулировать деятельность.

Встреча потребности с предметом представляет собой чрезвычайный акт опредмечивания потребности – «наполнения» ее содержанием, которое черпается из окружающего мира, что переводит потребность на психологический уровень.

Развитие потребностей на этом уровне происходит в форме развития их предметного содержания, что позволяет понять появление у человека новых потребностей, в том числе таких, которые не имеют своих аналогов у животных. Их формирование объясняется тем, что в человеческом обществе предметы потребностей производятся, благодаря чему производятся и сами потребности.

 Тем смым, потребности управляют деятельностью со стороны субъекта, но они способны выполнять эту функцию лишь в том случае, лишь при условии, что они являются предметными. Отсюда и происходит возможность оборота терминов, который позволил К.Левину говорить о побудительной силе самих предметов.

Практически также дело обстоит с эмоциями и чувствами. Здесь также необходимо различать беспредметные стенические, астенические состояния, и собственно, эмоции и чувства, порождаемые соотношением предметной деятельности субъекта с его потребностями и мотивами. В связи же с анализом деятельности следует указать и на то, что предметность деятельности порождает не только предметный характер образов, но и также предметность потребностей, эмоций и чувств.

Необходимо также отметить, что процесс развития предметного содержания потребностей не является односторонним. Другая его сторона состоит в том, что сам предмет деятельности открывается субъекту как отвечающий какой-либо его потребности. Таким образом, потребности побуждают деятельность и управляют ею со стороны субъекта. Однако, они способны выполнять эти функции лишь при условии, что они являются предметными5.



1.5.Предметная деятельность и психология.

 Генетически исходной и основной формой человеческой деятельности является деятельность внешняя, чувственно-практическая, имеет для психологии особый смысл. Стоит заметить, что психология всегда изучала деятельность. Например, деятельность мыслительную, деятельность воображения, запоминания и т.д., более того, только такая внутренняя деятельность, и считалась психологической, единственно входящей в поле зрения психолога. Таким образом, психология, по сути, отлучалась от изучения практической, чувственной деятельности.

Если внешняя деятельность и фигурировала в более ранней психологии, то лишь как выражающая внутреннюю деятельность, деятельность сознания. Подготовленный объективным ходом развития психологических знаний был вопрос, ставший центральным, состоит в том, входит ли изучение внешней практической деятельности в задачу психологии. Как и всякая эмпирически данная реальность, деятельность изучается самыми разными науками.

Еще в 1930-х гг. С. Л.Рубинштейн подчеркивал, что, несмотря на то, что в сферу психологии входит практическая деятельность, посредством которой люди изменяют природу и общество, предметом психологического изучения «является только их специфически психологическое содержание, их мотивация и регуляция, посредством которой действия приводятся в соответствие с отраженными в ощущении, восприятии, сознании объективными условиями, в которых они совершаются6».

   Таким образом, практическая деятельность, согласно Рубинштейну, входит в предмет изучения психологии, но лишь тем своим содержанием, которое выступает в форме внутренних психических процессов и состояний субъекта. Однако, стоит заметить, что данное утверждение является односторонним, поскольку абстрагируется от того факта, что деятельность входит в процесс психического отражения, в само содержание этого процесса, его порождение.

Деятельность необходимо вступает в практические контакты с сопротивляющимися человеку предметами, которые отклоняют, изменяют и обогащают ее. Таким образом, именно во внешней деятельности человека происходит размыкание круга внутренних психических процессов навстречу объективному предметному миру, врывающемуся в этот круг.

Следует подчеркнуть, что деятельность входит в предмет психологии, но не своей особой «частью» или «элементом», а своей особой функцией. Это функция полагания субъекта в предметной действительности и ее преобразования в форму субъективности.

Реальность, с которой имеет дело психолог, является весьма сложной и богатой. Усложнение деятельности и, а значит и усложнение ее психической регуляции ставит чрезвычайно широкий круг научно-психологических проблем, из числа которых, в первую очередь, необходимо выделить вопрос о формах человеческой деятельности, а также их взаимосвязи7.



1.6.Соотношение внутренней и внешней деятельности.

Психология первой половины- середины XX века имела дело только со внутренними процессами, которые, как и непознавательные внутренние переживания, считались единственно составляющими предмет изучения психологии.

 Начало переориентации прежней психологии было положено постановкой проблемы о происхождении внутренних психических процессов, начало чему было положено И.М.Сеченовым, который указывал, что психология незаконно вырывает из целостного процесса, звенья которого связаны самой природой, его середину – «психическое», противопоставляя его «материальному». Сеченов отмечал, что подобный подход должен измениться: «Научная психология по всему своему содержанию не может быть ничем иным, как рядом учений о происхождении психических деятельностей8».

Следует отметить, что многие теории и направления самых различных наук внесли свой вклад в развитие понятия деятельности и введения его в психологическую науку. Однако главную роль в развитии конкретно-психологических взглядов на происхождение внутренних мыслительных операция сыграло введение в психологию понятия об интериоризации.

   Интериоризацией называют переход, в результате которого внешние по своей форме процессы с внешними же, вещественными предметами преобразуются в процессы, протекающие в плане сознания. При этом они подвергаются специфической трансформации - обобщаются, вербализуются, сокращаются и, что наиболее важно, становятся способными к дальнейшему развитию, переходящее границы возможностей внешней деятельности, что представляет собой ведущий от сенсомоторного плана к мысли9.

   Процесс интериоризации детально изучен в контексте самых различных проблем (онтогенетических, психолого-педагогических и общепсихологических). В ходе этого изучения обнаружились довольно серьезные различия как в теоретических основаниях исследования этого процесса, так и в теоретической его интерпретации.

Так, например, для Ж. Пиаже важнейшее основание исследований происхождения внутренних мыслительных операций из сенсомоторных актов состоит в невозможности вывести операторные схемы мышления непосредственно из восприятия. Такие операции, как объединение, упорядочение, центрация, первоначально возникают в ходе выполнения внешних действий с внешними объектами, а затем продолжают развиваться во внутренней мыслительной деятельности по ее собственным логико-генетическим законам10.

В советской психологии понятие об интериоризации («вращивании») принято связывать с именем Л. С. Выготского и его последователей. Отправной точкой размышлений Выготского к проблеме происхождения внутренней психической деятельности из внешней, принципиально отличались от теоретических концепций других современных ему авторов. Эти идеи родились из анализа особенностей специфически человеческой деятельности (трудовой, продуктивной, осуществляющейся с помощью орудий), которая является изначально общественной, развивающейся только в условиях кооперации и общения людей.

Выготский выделял два главных взаимосвязанных момента, которые должны быть положены в основание психологической науки. Это орудийная («инструментальная») структура деятельности человека и ее включенность в систему взаимоотношений с другими людьми. Именно они определяют собой особенности психологических процессов у человека. Высшие специфические человеческие психологические процессы могут родиться только во взаимодействии человека с человеком, т.е. как интерпсихологические, и только после этого начинают выполняться индивидом самостоятельно. При этом, некоторые из них впоследствии утрачивают исходную внешнюю форму, превращаясь в процессы интрапсихологические11.

Таким образом, с течением времени, к положению о том, что внутренние психические деятельности происходят из практической деятельности, исторически сложившейся в результате образования человеческого, основанного на труде общества, и что у отдельных индивидов каждого нового поколения они формируются в ходе онтогенетического развития, присоединялось еще одно весьма значимое положение, состоящее в том, что одновременно происходит изменение самой формы психического отражения реальности. Данное положение заключается в том, что возникает сознание – рефлексия субъектом действительности, своей деятельности, самого себя. При этом, подразумевается, что индивидуальное сознание может существовать лишь при наличии общественного сознания и языка, являющегося его реальным субстратом.

Психология первой половины-середины XX века рассматривала сознание как некую метапсихологическую плоскость движения психических процессов. Однако, сознание не дано человеку изначально и не порождается природой: сознание порождается обществом. Таким образом, сознание нельзя рассматривать как постулат или условие психологии, а представляет собой ее проблему – предмет конкретно-научного психологического исследования. Таким образом, процесс интериоризации характеризуется тем, что в нем формируется внутренний план.

Позднее Л. С. Выготский обратился к исследованию сознания, словесных значений, их формирования и строения. При этом для Выготского незыблемым оставался тезис о том, что за сознанием лежит жизнь. Следует заметить, что психологически мышление (и индивидуальное сознание в целом) значительно шире, чем те логические операции и значения, в структурах которых они свернуты. Значения сами по себе не порождают мысль, а лишь опосредствуют ее.

На позднейшем этапе своего исследования Л. С. Выготский неоднократно в разных формах высказывал это важное положение. По его мнению, детерминистическое рассмотрение психической жизни исключает приписывание мышлению магической силы определять поведения человека одной собственной системой12.

Главное различение, лежавшее в основе классической картезианско-локковской психологии, должно уступить свое место другому различению. С одной стороны – предметной реальности и ее идеализированных, превращенных форм, с другой стороны – деятельности субъекта, включающей в себя как внешние, так и внутренние процессы, что означало, что рассечение деятельности на две части или стороны, якобы принадлежащие к двум совершенно разным сферам, устраняется. Все это поставило новую проблему, которая заключалась в необходимости исследования конкретного соотношения и связи между различными формами деятельности человека.

Данная проблема была весьма значима, однако лишь в 1960-е годы она приобрела вполне конкретный смысл, когда происходило более тесное переплетение и сближение внешней и внутренней деятельности. Такое единение разных по своей форме процессов деятельности уже не может быть интерпретировано как результат лишь тех переходов, которые описываются термином интериоризации внешней деятельности. Оно необходимо предполагает существование постоянно происходящих переходов также и в противоположном направлении, от внутренней к внешней деятельности.

Необходимо заметить, что в общественных условиях, которые обеспечивают всестороннее развитие людей, их умственная деятельность не обособляется от практической. Тем самым, их мышление становится воспроизводящимся по мере надобности моментом в целостной жизни индивидов.

При этом, взаимопереходы образуют важнейшее движение предметной человеческой деятельности и возможными они становятся потому, что внешняя и внутренняя деятельность имеют одинаковое общее строение. Открытие общности их строения являются одним из важнейших открытий современной психологической науки.

 Таким образом, внутренняя, по своей форме деятельность, происходя из внешней практической деятельности, не отделяется от нее сохраняет принципиальную, двустороннюю связь с ней13.


Глава II.Анализ деятельности в психологии.

2.1.Общее строение деятельности.

Идея анализа деятельности как метод научной психологии человека была заложена еще в ранних работах Л. С. Выготского. Именно в них были введены понятия орудия, орудийных («инструментальных») операций, понятие цели, а позднее и понятие мотива («мотивационной сферы сознания»). Однако, долгое время не удавалось дать описание общей структуре человеческой деятельности и индивидуального сознания. Первые описания представляются во многом неудовлетворительными и чрезмерно абстрактными. Тем не менее, именно благодаря его абстрактности оно может быть взято в качестве исходного, отправного для дальнейшего исследования.

Следует сказать, что в реальности мы всегда имеем дело с особенными деятельностями, каждая из которых отвечает определенной потребности субъекта, стремится к предмету этой потребности, угасает в результате ее удовлетворения и воспроизводится.

   Отдельные конкретные виды деятельности можно различать между собой по самым различным признакам: по их форме, способам их осуществления, эмоциональной напряженности, временной и пространственной характеристике, по их физиологическим механизмам и т.д. Однако главное, что отличает одну деятельность от другой, состоит в различии их предметов, поскольку именно предмет деятельности придает ей определенную направленность. Леонтьев определил предмет деятельности как ее действительный мотив, который может быть как вещественным, так и идеальным, как данным в восприятии, так и существующим только в воображении, в мысли, но за этим всегда стоит потребность, которая всегда отвечает той или иной потребности. Таким образом, понятие деятельности связано с понятием мотива. Таким образом, «немотивированная» деятельность представляет собой деятельность с субъективно и объективно скрытым мотивом14.

Основными «составляющими» отдельных человеческих деятельностей являются осуществляющие их действия. Действием называется процесс, подчиненный сознательной цели. Следует отметить, что понятие цели соотносится с понятием действия.

Возникновение в деятельности целенаправленных процессов стало следствием перехода к жизни человека в обществе. Выделение целей и формирование подчиненных им действий приводит к тому, что происходит расщепление прежде слитых между собой в мотиве функций. Функция побуждения, при этом полностью сохраняется за мотивом. Выделение целенаправленных действий в качестве составляющих содержание конкретных деятельностей неизбежно ставит вопрос о связывающих их внутренних отношениях. Исходя из данного выше определения деятельности, действия не могут рассматриваться как особые «отдельности», включенные в состав деятельности. Человеческая деятельность может существовать лишь в форме действия или цепи действий. Таким образом, когда перед нами развертывается конкретный процесс, то со стороны его отношения к мотиву он выступает в качестве деятельности человека, а как подчиненный цели - в качестве действия или совокупности, цепи действий.

Вместе с тем деятельность и действие представляют собой подлинные, не совпадающие между собой реальности. Стоит отметить, что одно и то же действие может осуществлять разные деятельности, переходить из одной деятельности в другую, тем самым, проявляется их относительная самостоятельность. Одно и то же действие может иметь совершенно разные мотивы, т.е. реализовать совершенно разные деятельности, а один и тот же мотив может конкретизоваться в разных целях и соответственно вызвать разные действия.

  Как правило, деятельность осуществляется определенной совокупностью действий, подчиняющихся частным целям, которые могут выделяться из общей цели. При этом в более высоких ступенях развития, роль общей цели выполняет осознанный мотив, превращающийся благодаря его осознанности в мотив-цель.

Одним важных вопросов при исследовании деятельности является проблема целеобразования, которая занимает одно из центральных мест в психологии. Это проблема обусловлена тем, что от мотива деятельности зависит только зона объективно адекватных целей. При этом субъективное выделение цели, т.е. осознание ближайшего результата, достижение которого осуществляет данную деятельность, способную удовлетворить потребность, опредмеченную в ее мотиве, представляет собой особый, практически не изученный процесс15.

2.2.Целеобразование деятельности.

Как правило, из поля зрения исследователей ускользает процесс целеобразования. Однако, в реальной жизни, целеобразование выступает в качестве важнейшего момента движения той или иной деятельности субъекта. В этом отношении развитие научной деятельности весьма важно не только с точки зрения существования огромных различий в том, как субъективно происходит выделение целей, но и с точки зрения психологической содержательности процесса их выделения.

   В обоих случаях очевидно, что цели не изобретаются и не ставятся субъектом произвольно, они даны в объективных обстоятельствах. При этом выделение и осознание целей не происходит автоматически и одномоментно, а относительно длительный процесс апробирования целей действием и их, если можно так выразиться, предметного наполнения.

Другой важной стороной процесса целеобразования является конкретизация цели, в выделении условий ее достижения. Абсолютно любая цель объективно существует в некоторой предметной ситуации. Для сознания субъекта цель может выступить в абстракции от этой ситуации, но его действие не может абстрагироваться от нее. Таким образом, осуществляющееся действие отвечает задаче, а задача и представляет собой цель, данная в определенных условиях. В силу этого, действие имеет особое качество, способы, какими оно осуществляется16.



2.3.Соотношение понятий «действие» и «операция».

Термины «действие» и «операция» часто не различаются, но в контексте психологического анализа деятельности их четкое различение представляется необходимым. Действия, соотносительны целям, а операции - условиям. Если допустить, что цель остается неизменной, а меняются лишь условия, в которых она дана, в этом случае меняется только операционный состав действия.

Наиболее наглядно несовпадение действий и операций выступает в орудийных действиях, поскольку орудие – это материальный предмет, в котором кристаллизованы именно способы, операции, а не действия, не цели.   Действия и операции имеют разное происхождение, динамику и судьбу. Генезис действия лежит в отношениях обмена деятельностями, а всякая операция представляет собой результат преобразования действия, происходящего посредством его включения в другое действие и наступающей его «технизации».

Тем не менее, операция не отделяется от действия. Даже в том случае, когда операция выполняется машиной, она, тем не менее, реализует действия субъекта. Таким образом, в общем потоке деятельности, который образует человеческую жизнь в ее высших, опосредствованных психическим отражением проявлениях, анализ выделяет, особенные деятельности (по критерию побуждающих их мотивов). Затем выделяются действия, т.е. процессы, подчиняющиеся сознательным целям, а также операции, которые непосредственно зависят от условий достижения конкретной цели.

Эти «единицы» деятельности образуют ее макроструктуру. Особенность анализа, приводящего к их выделению, состоит в том, что он пользуется не расчленением живой деятельности на элементы, а раскрывает характеризующие ее внутренние отношения, за которыми скрываются преобразования, возникающие в ходе развития деятельности, в ее движении. Сами предметы способны приобретать качества побуждений, целей и орудий только в системе человеческой деятельности, изъятые из связей этой системы, они утрачивают свое существование как побуждения, цели, орудия17.

2.4.Единицы деятельности.

Исследование деятельности требует анализа ее внутренних системных связей, поскольку иначе просто невозможно ответить даже на самые простые вопросы. Кроме того, деятельность представляет собой процесс, который характеризуется постоянно происходящими трансформациями. Она может утратить мотив, вызвавший ее к жизни. В этом случае деятельность превратится в действие, реализующее, возможно, совершенно иное отношение к миру, другую деятельность. Действие может также трансформироваться в способ достижения цели, в операцию, способную реализовать различные действия.

Подвижность отдельных «образующих» системы деятельности выражается, также, в том, что каждая из них может включать в себя единицы, которые прежде были относительно самостоятельными. Так, например, в ходе достижения выделявшейся общей цели может происходить выделение целей промежуточных, в результате чего целостное действие дробится на целый ряд отдельно последовательных действий. Все это наиболее характерно для случаев, когда действие протекает в условиях, затрудняющих его выполнение с помощью уже сформировавшихся операций. Противоположный процесс состоит в укрупнении выделяемых единиц деятельности, в этом случае, объективно достигаемые промежуточные результаты сливаются между собой и перестают сознаваться субъектом.

Таким образом, происходит дробление или, наоборот, укрупнение также и «единиц» психических образов. Процесс дробления или укрупнения единиц деятельности и психического отражения нельзя отчетливо проследить. Исследовать его можно, только пользуясь специальным анализом и объективными индикаторами, к числу которых, принадлежит, например.

Выделение в деятельности образующих ее «единиц» имеет важнейшее значение для решения ряда проблем, одной из которых является проблема единения внешних и внутренних по своей форме процессов деятельности, обусловленная тем, что это единение всегда происходит, точно следуя описанной структуре.

Стоит отметить, что существуют такие деятельности, все звенья которых являются существенно – внутренними, например, познавательная деятельность. Более частым случаем является то, что внутренняя деятельность, отвечающая познавательному мотиву, реализуется существенно-внешними по своей форме процессами (внешние действия, либо внешне-двигательные операции, но не отдельные их элементы). То же самое относится и к внешней деятельности: некоторые из осуществляющих внешнюю деятельность действий и операций могут иметь форму внутренних, умственных процессов, но лишь как действия, или операции, в их целостности. Основанием положения вещей лежит в самой природе процессов интериоризации и экстериоризации, поскольку никакое преобразование отдельных «осколков» деятельности вообще невозможно, поскольку это означало бы деструкцию деятельности.

Анализ деятельности обусловлен также тем, что за деятельностью и регулирующими ее психическими образами открывается грандиозная физиологическая работа мозга. Проблема этого анализа состоит в том, чтобы найти те действительные отношения, которые связывают между собой деятельность субъекта, опосредствованную психическим отражением, и физиологические мозговые процессы.

Соотношения психического и физиологического рассматривается во многих работах ведущих психологов. Наиболее подробно оно освещено С. Л. Рубинштейном, развившим мысль о том, что физиологическое и психическое представляет собой одну и ту же, рефлекторную отражательную деятельность, которая рассматривается в разных отношениях. Кроме того, по его мнению, ее психологическое исследование является логическим продолжением ее физиологического исследования18.



2.5.Психофизические исследования деятельности.

Стоит отметить, что вплоть до начала 1970-х гг., психология ограничивалась утверждением параллелизма психических и физиологических явлений, на основании чего возникла теория «психических теней», которая, по сути, означала отказ от решения поставленной проблемы. С известными оговорками это в полной мере относится и к последующим теоретическим попыткам описать связь психологического и физиологического, основываясь на идее их морфности и интерпретации психических и физиологических структур посредством логических моделей.

Несмотря на то, что мозговые функции и механизмы составляют предмет физиологии, это отнюдь не означает, что эти функции и механизмы остаются вне психологического исследования. Стоит отметить, что прогресс физиологии необходимо ведет к углублению физиологического анализа до уровня биохимических процессов, однако, только развитие физиологии порождает ту особую проблематику, составляющую специфическую область биохимии.

Важно отметить, что переход от анализа деятельности к анализу ее психофизиологических механизмов отвечает реальным переходам между ними. Однако, следует иметь ввиду, что механизмы эти формируются в филогенезе и в условиях онтогенетического (особенно-функционального) развития по- разному и, соответственно, выступают не одинаковым образом.

Филогенетически сложившиеся механизмы составляют готовые предпосылки деятельности и психического отражения. Так, например, процессы зрительного восприятия как бы записаны в особенностях устройства зрительной системы человека, но в виртуальной форме - как их возможность.

У человека формирование специфических для него функциональных систем происходит в результате овладения им орудиями (средствами) и операциями. Указанные системы представляют собой отложившиеся, овеществленные в мозге внешне-двигательные и умственные, например, логические, операции. Однако, это не просто их «калька», а их физиологическое иносказание. Для того чтобы это иносказание было прочитано, необходимо использовать уже другим языком, другими единицами, которыми мозговые функции, их ансамбли – функционально-физиологические системы19.

Включение в исследование деятельности уровня психофизиологических функций позволяет охватить такие реальности, изучения которых, и началось развитие экспериментальной психологии. Довольно скоро после начала экспериментальных психологических исследований был выявлен факт изменчивости конкретного выражения психофизиологических функций в зависимости от содержания деятельности субъекта. Однако, научная задача заключалась в том, чтобы исследовать те преобразования деятельности, которые ведут к перестройке ансамблей мозговых психофизиологических функций.

Значение психофизиологических исследований состоит в том, что они позволяют выявить те условия и последовательности формирования процессов деятельности, требующие для своего осуществления перестройки или образования новых ансамблей психофизиологических функций, новых функциональных мозговых систем. Однако, когда исследование требует точной квалификации изучаемых процессов деятельности, особенно деятельности, протекающей в условиях дефицита времени, повышенных требований к точности, избирательности и т.п., психологическое исследование деятельности неизбежно включает в себя в качестве специальной задачи ее анализ на психофизиологическом уровне.

Наиболее остро задача разложения деятельности на элементы, а также определения их временных характеристик и пропускной способности отдельных рецепирующих и «выходных» аппаратов встала в инженерной психологии. Так, было введено понятие об элементарных операциях, но в совершенно другом, не психологическом, а логико-техническим смысле, что было обусловлено потребностью распространить метод анализа машинных процессов на процессы человека, участвующего в работе машины. Однако, такого рода дробление деятельности в целях ее описания и применения теоретико-информационных мер столкнулись с тем, что в итоге за пределами поля зрения исследования остались главные образующие деятельности, и ее определяющие.

Вместе с тем, нельзя было отказаться от такого изучения деятельности, которое выходило бы за пределы анализа ее общей структуры, в следствие чего, с одной стороны, то обстоятельство, что основанием для выделения «единиц» деятельности служит различие связей их с миром, в общественные отношения к которому вступает индивид, с тем, что побуждает деятельность, с ее целями и предметными условиями, что ставит предел дальнейшему их членению в границах данной системы анализа. С другой стороны, необходимо было также решить задачу изучения интрацеребральных процессов, что требовало дальнейшего дробления этих единиц20.

В этой связи, была выдвинута идея «микроструктурного» анализа деятельности, задача которого состояла в объединении генетический (психологический) и количественный (информационный) подходы к деятельности. Все это обусловило введение понятия о «функциональных блоках», а также о прямых и обратных связях между ними, образующих структуру процессов, которые физиологически реализуют деятельность. При этом предполагалось, что эта структура в целом соответствует макроструктуре деятельности и что выделение отдельных «функциональных блоков» позволит значительно углубить анализ, продолжая его в более дробных единицах.

Таким образом, возникла необходимость понять отношения, связывающие между собой интрацеребральные структуры и структуры реализуемой ими деятельности. Дальнейшее развитие микроанализа деятельности необходимо выдвигает эту задачу, поскольку сама процедура исследования, опирается на регистрацию явлений, возникающих только благодаря последующей переработке этих первичных образов в таких гипотетических «семантических блоках», функция которых определяется системой отношений, по самой природе своей являющихся экстрацеребральными, а значит, не физиологическими.

Несмотря на то, что анализ деятельности на психофизиологическом уровне открывает возможность адекватного использования тонких индикаторов, языка кибернетики и теоретико-информационных мер, он также неизбежно абстрагируется от ее детерминации как системы, порождаемой жизненными отношениями.

Анализ структуры интрацеребральных процессов, их блоков или констелляций представляет собой, как уже было сказано, дальнейшее расчленение деятельности, которое не только возможно, но часто бывает необходимым. Такое членение переводит исследование деятельности на особый уровень, изучения переходов от единиц деятельности (действий, операций) к единицам мозговых процессов, которые их реализуют. Здесь необходимо еще раз обратить внимание на то, что речь идет именно об изучении переходов, что отличает т. н. микроструктурный анализ предметной деятельности от изучения высшей нервной деятельности в понятиях физиологических мозговых процессов и их нейронных механизмов, данные которого могут лишь сопоставляться с соответствующими психологическими явлениями21.

Кроме того, исследование реализующих деятельность интерцеребральных процессов позволяет обозначить понятие «психических функций» как проявления общих функциональных физиологических (психофизиологических) свойств, несуществующих как отдельности. Таким образом, только физиологические системы функций осуществляют перцептивные, мнемические, двигательные и другие операции, но операции не сводятся лишь к ним и всегда подчинены объективно-предметным, т.е. экстрацеребральным отношениям22.

2.6.Нейропсихологические исследования деятельности.

По другому пути проникновения в структуру деятельности со стороны мозга идут нейрописхология и патопсихология, общепсихологическое значение которых состоит в том, что они позволяют увидеть деятельность в ее распаде, зависящем от выключения отдельных участков мозга или от характера тех, более общих нарушений его функции, которые выражаются в душевных заболеваниях.

Так, в результате сопоставительного анализа обширного материала, собранного в экспериментах на больных с разной локализацией очаговых поражений мозга, нейропсихологические исследования показали, как именно «откладываются» в морфологии мозга разные «составляющие» человеческой деятельности23. Таким образом, нейропсихология посредством изучения мозговых структур позволяет проникнуть в «исполнительские механизмы» процесса деятельности.

Выпадение отдельных участков мозга, приводящее к нарушению тех или иных процессов, открывает также возможность исследовать в этих эксквизитных условиях их функциональное развитие, выступающее здесь в форме их восстановления. Наиболее ярко это проявляется в восстановлении внешних и умственных действий, выполнение которых стало недоступным больному вследствие того, что очаговое поражение исключило одно из звеньев какой-либо осуществляющей их операции. С целью обойти предварительно квалифицированный дефект больного, исследователь проектирует новый состав операций, которые способны выполнять данное действие, а затем формирует у него этот состав, где пораженное звено не участвует, но в него включены звенья, в нормальных случаях избыточные или даже отсутствующие.

Разумеется, нейропсихологические исследования, как и исследования психофизиологические, ставят проблему перехода от экстрацеребральных отношений к интрацеребральным. Данная проблема не может быть решена путем прямых сопоставлений и решение ее лежит в анализе движения системы предметной деятельности в целом, в которую включено и функционирование телесного субъекта - его мозга, его органов восприятия и движения. При этом, законы, управляющие процессами их функционирования проявляют себя, но лишь до того момента, пока исследование не касается самих реализуемых ими предметных действий или образов, анализ которых возможен лишь на уровне исследования деятельности человека, на психологическом уровне.

 При переходе от психологического уровня исследования к собственно социальному происходят те же процессы. Однако, здесь этот переход к новым, т.е. социальным, законам происходит как переход от исследования процессов, реализующих отношения индивидов, к исследованию отношений, реализуемых их совокупной деятельностью в обществе, развитие которых подчиняется объективно-историческим законам. Тем самым, системный анализ человеческой деятельности является также анализом многоуровневым. Только такой анализ и позволяет преодолеть противопоставление физиологического, психологического и социального, равно как и сведение одного к другому24.




Заключение.
Подводя итог проведенному анализу проблемы деятельности в современной психологии, можно сделать ряд немаловажных выводов.

Прежде всего, следует отметить, что, несмотря на многолетние разработки в данной области, проблема деятельности еще весьма далека от своего разрешения. Многочисленные теоретические и практические разработки в данном направлении до сих пор во многом основываются на работах выдающихся ученых-психологов середины – третьей четверти XX века, выделившие основные направления и вопросы, связанные с указанными вопросами.

Однако необходимо отметить, безусловно позитивную тенденцию последних 30 лет к сотрудничеству и совместному решению проблем человеческой деятельности специалистов-психологов и представителей других наук. Подобное сотрудничество создает возможность для решения целого ряда весьма важных вопросов теоретического характера, а также разработки конкретным методик и способов решения важных практических проблем.

Следует также отметить, что дальнейшая разработка проблемы деятельности в психологии, в сотрудничестве с рядом смежных наук имеет весьма важное значение, являясь весьма перспективным направлением научной деятельности.



Список литературы:


  1. Выготский Л. С. Избранные психологические произведения. М., 1956.

  2. Выготский Л.С.Развитие высших психических функций. М., 1960.

  3. Леонтьев А. Н. Деятельность. Сознание. Личность. М., 1977.

  4. Лурия А.Р.Высшие корковые функции человека. М., 1969.

  5. Маклаков А. Г. Общая психология. СПб., 2005.

  6. Немов Р. С. Психология. Кн. 1. М., 2004.

  7. Пиаже Ж. Избранные психологические труды. М., 1969.

  8. Пиаже Ж. Роль действия в формировании мышления./ Вопросы психологии. 1965, No 6.

  9. Психологический словарь. Ред. Давыдов В. В. и др. М., 1983.

  10. Рубинштейн С.Л. Бытие и сознание. М., 1957.

  11. Рубинштейн С.Л. Принципы и пути развития психологии. М., 1959.




1 Психологический словарь. Ред. Давыдов В. В. и др. М., 1983. С. 91.

2 Леонтьев А. Н. Деятельность. Сознание. Личность. М., 1977. С. 315-316.

3 Немов Р. С. Психология. Кн. 1. М., 2004. С. 146.

4 Леонтьев А. Н. Деятельность. Сознание. Личность. М., 1977. С. 317.

5 Леонтьев А. Н. Деятельность. Сознание. Личность. М., 1977. С. 318-320.

6 Рубинштейн. С.Л Принципы и пути развития психологии. М., 1959. С. 40.

7 Маклаков А. Г. Общая психология. СПб., 2005. С. 130-132.

8 Сеченов И.М.Избранные произведения. Т. I, М., 1952. С. 209.

9 Пиаже Ж. Роль действия в формировании мышления./ Вопросы психологии. 1965, No 6. С. 33.

10 Пиаже Ж. Избранные психологические труды. М., 1969. С. 215-230.

11 Выготский Л.С.Развитие высших психических функций. М., 1960. С. 198-199.

12Выготский Л. С. Избранные психологические произведения. М., 1956. С. 54.

13 Леонтьев А. Н. Деятельность. Сознание. Личность. М., 1977. С. 323-325.

14 Маклаков А. Г. Общая психология. СПб., 2005. С. 122.

15 Маклаков А. Г. Общая психология. СПб., 2005. С. 126-127.

16 Леонтьев А. Н. Деятельность. Сознание. Личность. М., 1977. С. 327-328.

17 Немов Р. С. Психология. Кн. 1. М., 2004. С. 153.

18 Рубинштейн С.Л. Бытие и сознание. М., 1957. С. 219-221.

19 Леонтьев А. Н. Деятельность. Сознание. Личность. М., 1977. С. 330-331.

20 Маклаков А. Г. Общая психология. СПб., 2005. С. 126-127.

21 Леонтьев А. Н. Деятельность. Сознание. Личность. М., 1977. С. 332.

22 Немов Р. С. Психология. Кн. 1. М., 2004. С. 156-157.

23 Лурия А.Р.Высшие корковые функции человека. М., 1969. С. 48-51.

24 Леонтьев А. Н. Деятельность. Сознание. Личность. М., 1977. С. 333-335.

Каталог: wp-content -> uploads -> 2015
2015 -> Методическте рекомендации для студентов по дисциплине «психология журналистики» цели и задачи дисциплины дисциплина «Психология журналистики»
2015 -> Агрессивное поведение детей дошкольного возраста
2015 -> -
2015 -> «влияние компьютерных игр на проявление агрессивности у подростков»
2015 -> Причины появления агрессии у детей Телевизионные программы и компьютерные игры
2015 -> Программа коррекционно-профилактических мероприятий по снижению агрессивности у молодежи
2015 -> Лекция «Адаптация убд лвк к мирной жизни»
2015 -> Адаптация первоклассников
2015 -> Адаптация пятиклассников к новым условиям учёбы
2015 -> Зависимости


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница