II. метод беседы в исследовании личности



Скачать 173.64 Kb.
Дата14.05.2016
Размер173.64 Kb.
Из книги: Метод беседы в психологии / Редактор-составитель А. М. Айламазьян. — М.: Смысл, 1999.

II. МЕТОД БЕСЕДЫ В ИССЛЕДОВАНИИ ЛИЧНОСТИ


(Н. И. Евсикова, стр. 50-64)

Основные типы бесед в исследовании личности


Как известно, беседа является одним из самых продуктив­ных методов в психологии личности, дающих возможность вглядеться во внутренний мир человека, во многом понять его сложное, часто противоречивое содержание. Особое место бе­седы в арсенале методов исследования личности связано так­же с тем, что, хотя данный метод не требует привлечения сложной дополнительной аппаратуры и оборудования, он в то же время, как ни один другой, предъявляет высокие требова­ния к экспериментатору-психологу, его мастерству, профес­сиональной зрелости.

Возможности беседы как диалога — инструмента встречи человека с человеком — связаны, в частности, с широтой выбора типа беседы в спектре от «полностью контролируемой» до «практически свободной». Основными критериями отне­сения беседы к определенному типу являются особенности предварительно подготовленного плана (программа и страте­гия) и характер стандартизации беседы, т. е. ее тактика. Под программой и стратегией, как правило, подразумевают состав­ленный психологом в соответствии с целями и задачами бесе­ды набор смысловых тем и последовательность движения между ними. Чем выше степень стандартизации беседы, тем более строг, определен и неизменяем набор и форма вопросов психолога в ней, т, е. тем более жесткой и ограниченной яв­ляется его тактика. Стандартизация беседы означает также и то обстоятельство, что инициатива в ней перемещается на сторону психолога, задающего вопросы.

Таким образом, полностью контролируемая беседа предпо­лагает жесткую программу, стратегию и тактику, а противо­положный полюс — практически свободная беседа — отсут­ствие заранее сформулированной программы и наличие ини­циативной позиции в беседе у того, с кем она проводится. Между ними располагаются следующие основные типы бесед:

— стандартизированная беседа — стойкие программа, стратегия и тактика;

— частично стандартизированная — стойкие программа и стратегия, тактика значительно более свободная;

— свободная — программа и стратегия заранее не опреде­ляются или же только в основных чертах, тактика со­вершенно свободная.

Полностью и частично стандартизированная беседа дает возможность сравнения разных людей; беседы такого типа являются более емкими в отношении времени, могут опирать­ся на меньший клинический опыт психолога и ограничивать непреднамеренное воздействие на испытуемого. Однако их большим недостатком является то, что они представляются не вполне естественной процедурой, имеющей более или ме­нее выраженный оттенок экзаменационного опроса, и поэто­му сковывающей непосредственность и вызывающей к действию защитные механизмы.

Как правило, к подобного типа беседам прибегают в том случае, если психологом уже установлено сотрудничество с собеседником, исследуемая проблема несложна и носит ско­рее частичный характер.

Беседа свободного типа всегда ориентирована на конкрет­ного данного собеседника. Она позволяет получать множество данных не только прямым, но и косвенным образом, поддер­живать контакт с собеседником, отличается сильным психо­терапевтическим содержанием, обеспечивает высокую спон­танность проявления значимых признаков. Подобный тип беседы характеризуется особенно высокими требованиями к профессиональной зрелости и уровню психолога, его опыту и умению творчески пользоваться беседой1.

В целом процедура проведения беседы предполагает воз­можность включения в нее разнообразных модификаций — тактических приемов, позволяющих особенно обогатить ее содержание. Так, в беседах с детьми хорошо оправдывают себя куклы, различные игрушки, бумага и карандаш, драматичес­кие сценки. Аналогичные приемы возможны и в беседах со взрослыми людьми, необходимо только, чтобы они органич­но входили в систему разговора. Предъявление конкретного материала (например, шкалы) или обсуждение содержания только что выполненного испытуемым рисунка становится не только «зацепкой» для дальнейшего хода беседы, разверты­вая его программы, но и позволяет получить дополнительные косвенные данные об испытуемом.



Структура беседы


Несмотря на очевидное многообразие типов беседы, все они имеют ряд постоянных структурных блоков, последователь­ное движение по которым обеспечивает беседе полную целост­ность.

Вводная часть беседы играет очень важную роль в компо­зиции. Именно здесь необходимо заинтересовать собеседни­ка, привлечь его к сотрудничеству, т, е. «настроить» его на совместную работу. Принципиальным является то обстоятель­ство, кто инициировал проведение беседы. Если она происхо­дит по инициативе психолога, то ее вводная часть должна заинтересовать собеседника темой предстоящего разговора, пробудить желание участвовать в нем, сделать понятной зна­чимость его личного участия в беседе. Чаще всего это дости­гается посредством апеллирования к прошлому опыту собе­седника, проявлением доброжелательного интереса к его взглядам, оценкам, мнениям. Испытуемому сообщается так­же о примерной продолжительности беседы, ее анонимности, и, если это представляется возможным, то о ее целях и даль­нейшем использовании результатов.

Если инициатором предстоящей беседы является не сам психолог, а его собеседник, обращающийся к нему по поводу своих проблем, то вводная часть беседы должна отчетливо продемонстрировать главным образом следующее: что психо­лог тактично и бережно относится к позициям собеседника, он ничего не осуждает, но и не оправдывает, принимая его таким, каков он есть.

Во вводной части беседы происходит первая проверка ее стилизации. Ведь набор используемых психологом выраже­ний и оборотов, обращение к собеседнику зависят от возраста последнего, пола, социального положения, жизненной среды, уровня знаний. Иными словами, словарный состав, стиль, концептуальная форма высказываний должны вызывать и поддерживать у собеседника положительную реакцию и же­лание давать полную и истинную информацию.

Продолжительность и содержание вводной части беседы принципиально зависят от того обстоятельства, будет ли она единственной с данным собеседником или у нее возможно развитие; каковы цели исследования и т.д.

На начальной стадии беседы особую роль для установле­ния и поддержания контакта играет невербальное поведение психолога, свидетельствующее о понимании и поддержке со­беседника.

Невозможно дать готовый алгоритм вводной части беседы, репертуар фраз и высказываний. Важно наличие отчетливо­го представления о ее целях и задачах в данной беседе, Их последовательная реализация, установление прочного контак­та с собеседником позволяют переходить к следующему, вто­рому этапу.

Его характеризует наличие общих открытых вопросов по теме беседы, вызывающих как можно больше свободных выс­казываний собеседника, изложение им своих мыслей и переживаний. Такая тактика позволяет психологу накопить оп­ределенную фактическую событийную информацию.

Успешное выполнение этой задачи позволяет перейти к этапу подробного прямого обсуждения основной темы беседы. (Эта логика развития беседы реализуется и внутри развития каж­дой частной смысловой темы: следует от общих открытых воп­росов переходить к более специфическим, конкретным). Таким образом, третьим этапом беседы становится подробное иссле­дование содержания обсуждаемых проблем. Это кульминация беседы, один из самых сложных ее этапов, поскольку здесь все зависит только от психолога, от его умения задавать вопросы, слушать ответы, наблюдать за поведением собеседника. Содер­жание этапа подобного исследования полностью определяется конкретными целями и задачами данной беседы.

Завершающая фаза — это окончание беседы. Переход к ней возможен после успешного и достаточно полного проведения предшествующего этапа исследования. Как правило, здесь в той или иной форме делаются попытки ослабить напряжение, возникающее в ходе беседы, и выражается признательность за сотрудничество. Если беседа предполагает свое последующее продолжение, то ее завершение должно сохранить готов­ность собеседника к дальнейшей совместной работе.

Конечно, описанные этапы беседы не имеют жестких гра­ниц. Переходы между ними являются постепенными и плав­ными. Однако «перескакивание» через отдельные фазы бесе­ды может привести к резкому снижению достоверности по­лучаемых данных, нарушить процесс общения, диалога собеседников.

Вербальное общение в процессе беседы


Вербальное общение в процессе беседы в общем смысле предполагает умение правильно обращаться к своему собесед­нику, задавать вопросы и слушать его ответы.

Одним из основных приемов обращения, позволяющих собеседнику яснее выразить свои мысли, чувства, проблемы, а психологу понять его, является так называемый «Вы-подход» — изучение человека, чтобы лучше понять его. Спросим себя: что бы нас интересовало в этом случае? Как бы мы реа­гировали на месте нашего собеседника? Это уже первые шаги в направлении «Вы-подхода»2. В словесном плане он реали­зуется в переходе от высказываний в первом лице к форму­лировкам, непосредственно обращенным к собеседнику. На­пример, вместо «Я бы хотел…» — «Вы хотите…»; «Мне пред­ставляется…» — «Ваша проблема, похоже, заключается в том…», или: «Вероятно, Вам интереснее говорить о…». То же относится к констатации и передаче фактов. Например, вме­сто: «Хоть Вам и не известно…» — «Как Вы знаете…»; «Веро­ятно, Вы не слышали…» — «Вы, наверное, уже об этом слы­шали…». Любой человек охотнее говорит о собственных про­блемах и желаниях, и ни один собеседник не является исклю­чением из этого правила.

Поощрить собеседника к высказыванию своих мыслей можно посредством «минимизации ответов», т. е. сознатель­ным использованием в своей речи нейтральных, малознача­щих по существу фраз, позволяющих содержательно продол­жить беседу. Такие ответы — не просто реплики, которые делаются тогда, когда ответить нечего; они помогают выра­зить одобрение, понимание, интерес, приглашение, выска­заться свободно и непринужденно. Исследования показали, что простейшая нейтральная реплика, или утвердительный наклон головы ободряют собеседника и вызывают у него желание продолжить общение. Важно только, чтобы ответы возникали естественно и были бы всегда действительно ней­тральными. Наиболее употребительными минимальными ответами являются следующие: «Да?»; «Продолжайте, про­должайте, это интересно»; «Понимаю»; «Можно ли попод­робнее…».

Эти реплики нейтральны, их иногда называют «открыва­ющими», т. е, такими, которые способствуют развитию бесе­ды, особенно в самом ее начале. Они снимают напряженность говорящего, возникающую из боязни быть непонятым, полу­чить отказ, т. к. молчание слушающего может быть неправиль­но истолковано как незаинтересованность или несогласие.

С другой стороны, некоторые краткие реплики, напротив, могут стать помехой в общении, т. к. могут быть поняты как принуждение к нему. Это высказывания следующего типа: «Это почему же?»; «Приведите мне хотя бы на то причины»; «Почему бы и нет?»; «Ну, не может быть, чтобы так уж пло­хо...». Они скорее приведут к прекращению разговора, чем к его продолжению.

Принципиальное значение в проведении беседы имеют воп­росы. С их помощью можно:

— вести процессы передачи информации собеседником в определенном направлении, соответствующем програм­ме беседы;

— взять инициативу в беседе;

— активизировать собеседника, чтобы от монологической речи перейти к диалогу;

— дать возможность собеседнику проявить себя, доказать свои знания, продемонстрировать свои мнения, оценки, взгляды и позиции.

Известно, что между вопросом и ответом существует дос­таточно строгая смысловая и формальная координация. Воп­рос строится в зависимости от потенциального ответа. Суще­ствует несколько классификаций типов вопросов, используе­мых в беседе.

Первая из них основана на широте предстоящего ответа. В ней выделяются три основные группы вопросов:

А. Закрытые вопросы — это вопросы, на которые ожида­ется ответ «да» или «нет». Они обращены ко всему объему содержащегося в них смысла. Примеры: «Любите ли Вы бро­дить осенним вечером под теплым и негромким дождем?»; «Это все, что Вы хотели сказать?»; «Это трудно?»; «Предпоч­ли бы Вы это сделать сами?». Закрытые вопросы ведут к со­зданию напряженной атмосферы в беседе, поскольку резко сужают «пространство для маневра» у собеседника, легко могут нарушить ход мыслей говорящего. Они переключают фокус общения с говорящего на слушающего, нередко застав­ляют говорящего занимать защитную позицию. Следователь­но, использование такого типа вопросов осуществляется не случайно, а только со строго определенной целью — расши­рить или сузить первоначальное сообщение говорящего, на­целить непосредственно на принятие решения,

Б. Открытые вопросы — это вопросы, на которые нельзя ответить «да» или «нет», они требуют какого-то объяснения. Это так называемые вопросы «кто», «что», «как», «сколько», «почему». Например: «Каково Ваше мнение по данному воп­росу?»; «Почему Вы считаете такой взгляд недостаточным?»; «Что Вы собираетесь делать летом?».

Вопросы такого типа позволяют общению перейти в разно­видность диалога-монолога с упором на монолог собеседника, т. е. на более высокую ступень беседы. Благодаря их исполь­зованию собеседник находится в более активном состоянии; он имеет возможность без подготовки, по своему усмотрению, строить содержание ответов. Открытые вопросы могут быть и переломными по своей функции, т. е. для перехода от одной, уже полностью раскрытой смысловой темы, к другой.

В. Выясняющие вопросы — являются обращением к гово­рящему за уточнением. Они вынуждают собеседника размыш­лять, тщательно обдумывать и комментировать то, что уже было сказано. Например: «В этом ли состоит проблема, как Вы ее понимаете?»; «Что Вы имеете в виду?».

Однако на пути углубленного выяснения содержания от­вета собеседника более удобным представляется не формули­рование вопросов, а прием перефразирования, когда говоря­щему передают его же сообщение, но словами слушающего. Цель перефразирования — собственная формулировка сообщения говорящего для проверки его точности. Перефразирова­ние можно начать следующими словами: «Как я понял Вас…»; «Как я понимаю, Вы говорите…»; «Другими словами, Вы счи­таете…»; «По Вашему мнению…». При перефразировании вы­бираются только главные, существенные моменты сообщения, иначе ответ вместо уточнения понимания может стать причиной путаницы. Слушающему важно уметь выразить чужую мысль своими словами.

Существует и другая классификация вопросов в зависимо­сти от смысла соотносимых с ними ответов:

А. «Да—нет» вопросы, т. е. закрытые.

Б. Альтернативные вопросы. Вопрос содержит в себе са­мом тот возможный выбор, который предстоит сделать собе­седнику. Ответ на него будет охватывать лишь часть (боль­шую или меньшую) смысла, содержащегося в вопросе.

В. Избирательные вопросы. Вопрос задает некоторый круг «предметов», не называя их конкретно, из которых можно сделать выбор. Этот выбор содержится в ответе на избиратель­ный вопрос. Например: «Чем он болен?» — «Гриппом».

Г. Иксовые вопросы, не подсказывающие ответа. Например: «Что он сказал?»; «Что Вы собираетесь делать летом?». На вопрос такого типа могут последовать любые ответы, которые явным образом не связаны с теми смысловыми ориентира­ми, которые содержатся в вопросе. Координация между воп­росом и иксовым ответом подтверждается тем фактом, что вопрос при иксовом ответе не может строиться так же, как строится при «да-нет» ответах, альтернативных и избиратель­ных ответах.

Данная классификация не является абсолютной и жесткой. Предложенные четыре типа вопросов надо рассматривать как основные ориентиры, к которым могут в большей мере тяго­теть конкретные ответы.

В основе еще одной классификации вопросов в беседе ле­жит совершенно иной качественный признак, а именно, функ­циональная роль данного вопроса в целостной программе бе­седы3. В ней выделяются следующие типы вопросов:

А. Подспудные вопросы — это те переменные, в которых мы хотим охарактеризовать испытуемого. Это, по сути дела, вопросы, которые задает себе сам проводящий беседу. Содер­жание «подспудного», «генерального» вопроса порождает целый веер конкретных вопросов, ответы на которые позволя­ют нам проникнуть в те проблемы , которые в ходе беседы явно не формулируются.

Б. Прямые вопросы — это средство реализации подспудно­го вопроса. Прямые вопросы могут быть сформулированы в лич­ной форме: «Знаете ли Вы…»; «Что Вы думаете о …?»; «Каково Ваше мнение по поводу…?» Они также могут быть сформули­рованы в безличной или полубезличной форме: «Некоторые люди считают, что…»; «А как с Вашей точки зрения?».

В. Фильтрующие вопросы — выполняют функцию конт­рольных. Положительный или отрицательный ответ, получен­ный на них, должен быть повторен на связанные с ними по смыслу вопросы. Если у испытуемого нет знания о предмете обсуждения, то не может быть своих мнений и оценок.

Основой еще одной классификации вопросов является ха­рактер связи их с исследуемым, обсуждаемым предметом. В этом случае выделяют:

Прямые — непосредственно касаются исследуемого пред­мета, например: «Боязно ли Вам обращаться к незнакомому человеку?»;

Косвенные — более опосредованно касаются исследуемого предмета, оставляя испытуемому достаточно широкий выбор ответа, например: «Как Вы поступаете, когда Вам бывает бо­язно обратиться к незнакомому человеку?»;

Проективные — касаются той области, в которую вклю­чен исследуемый предмет: «Все ли боятся обращаться к не­знакомым людям?». К ним можно добавить вспомогательный вопрос: «Ну, а как Вы?»,

Независимо от конкретного вида вопросов и их классифи­кации существует ряд общих правил относительно неприем­лемых в беседе типов высказываний.

Следует избегать наводящих вопросов, которые самой сво­ей формулировкой подсказывают ответ: «Вы, конечно, люби­те читать книги?»; вопросов, первая часть которых содержит любую оценочную позицию или точку зрения эксперимента­тора: «Я знаю, что такие уверенные в себе люди, как Вы, легко общаются. Не так ли?»; вопросов, носящих произвольный, непроверенный, альтернативный характер: «Вам легко зна­комиться с другими людьми или Вам это трудно сделать?» (испытуемый может придерживаться третьей точки зрения, которая вовсе не задана этим вопросом и потому может ос­таться невысказанной); и, наконец, вопросов, слишком ши­роко сформулированных относительно предмета обсуждения: «Как Вы относитесь к другим людям?»

Если вопросы экспериментатора начинают затрагивать об­ласть, к которой испытуемый относится болезненно, то мож­но смягчить эту субъективную болезненность общими фраза­ми, преуменьшающими неблагоприятное впечатление: «Всем иногда приходится переживать неприятности, разочарова­ния»; «Родители не всегда правильно понимают своих детей» и т. п. Иногда такие фразы облегчают испытуемому сообще­ние (прямое или косвенное) о важных для него событиях, ситуациях, оценках. Следует, однако, как мы уже говорили, не злоупотреблять комментариями и высказывать их как можно реже, осторожнее и всегда продуманно. Эффективность процесса беседы во многом зависит от умения слушать собе­седника. Слушать и воспринимать означает, иными словами, умение не отвлекаться, поддерживать постоянное внимание, устойчивый визуальный контакт. Поскольку скорость мыш­ления примерно в четыре раза больше скорости речи, следует использовать время на анализ и выводы из непосредственно услышанного.

Таким образом, проведение беседы требует успешной реа­лизации психологом профессионального умения слушать, наблюдать, говорить.

Невербальное общение в процессе беседы


Невербальное общение включает в себя такие формы са­мовыражения, которые не опираются на слова и другие ре­чевые символы. Его ценность состоит, в частности, в том, что оно спонтанно и проявляется бессознательно. Невер­бальное общение содержит достаточно элементов, которые позволяют убедиться в достоверности того, что сказано сло­вами.

Понимание невербального языка в основном приобретает­ся при обучении. И, хотя люди в этом плане очень отличают­ся друг от друга, установлено, что чуткость в невербальном общении повышается с возрастом и опытом.

Выражение лица — мимика — главный показатель чувств. Легче всего распознаются положительные эмоции: счастье, любовь, удивление; труднее — отрицательные: печаль, гнев, отвращение. Наиболее информативны в данном случае поло­жение бровей, «открытость» или прищуренность глаз, поло­жение губ. Особенно экспрессивны губы человека. Так, плот­но сжатые губы отражают глубокую задумчивость, изогну­тые — сомнение или сарказм4. Улыбка, как правило, выра­жает дружелюбие, потребность в одобрении. В то же время, как элемент мимики и поведения она зависит от региональ­ных и культурных различий. Поскольку улыбка может отра­жать разные мотивы, следует быть осторожным в ее истолко­вании. Например, чрезмерная улыбчивость часто выражает потребность в одобрении или почтение по отношению к на­чальству; улыбка, сопровождаемая приподнятыми бровями, выражает готовность подчиняться, а улыбка с опущенными бровями выражает превосходство. Лицо экспрессивно отража­ет чувства, поэтому говорящий обычно пытается контролировать выражение своего лица. В неприятной ситуации натяну­тая улыбка выдает чувства беспокойства и извинения.

Визуальный контакт является исключительно важным элементом общения. Когда мы смотрим на говорящего, это означает не только заинтересованность, но и помогает нам сосредоточить внимание на том, что нам говорят. Во время беседы говорящий и слушающий то смотрят, то отворачива­ются друг от друга, чувствуя, что постоянный взгляд может мешать собеседнику сосредоточиться. Время от времени гла­за собеседников встречаются, но на короткое время. Легко поддерживается визуальный контакт при обсуждении прият­ной темы; собеседники избегают его, обсуждая запутанные или неприятные вопросы. Настойчивый или пристальный взгляд в подобных случаях воспринимается как признак враждеб­ности, создает неблагоприятное впечатление о смотрящем. Визуальный контакт помогает регулировать беседу. Если го­ворящий то смотрит в глаза, то отводит взгляд в сторону, то он еще не закончил говорить. По завершении своего выска­зывания говорящий, как правило, прямо смотрит в глаза со­беседнику, как бы предлагая тому вступить в разговор.

Интонация и тембр голоса. Умеющий слушать понимает больше, чем значат слова говорящего. Можно оценить и тон голоса, скорость речи, заметить отклонения в построении фраз (например, аграмматизмы, незаконченность предложений), частоту пауз. Эти вокальные выражения наряду с отбором слов и выражением лица очень важны для понимания сообщения. Чувства собеседника прямо отражаются в тоне голоса. Легко распознаются, например, гнев, печаль, несколько труднее не­рвозность, ревность. Сила и высота голоса тоже несут допол­нительную информацию о сообщении говорящего. Так, напри­мер, радость, недоверие, энтузиазм передаются высоким голо­сом, гнев и страх тоже выражаются высоким голосом, но в более широком диапазоне тональности, силы и высоты звуков; пе­чаль, горе, усталость обычно передаются мягким и приглушен­ным голосом с понижением интонации к концу каждой фра­зы. Скорость речи возрастает, когда говорящий взволнован, обеспокоен или сообщает о своих личных трудностях. Быстро говорит и тот, кто стремится убедить своего собеседника. Медленная речь чаще свидетельствует об угнетенном состоянии, горе, высокомерии или усталости. Допуская в речи незначи­тельные ошибки — повторение слов, неуверенный или непра­вильный их выбор, обрыв фразы на полуслове — люди неволь­но выражают свои чувства или намерения. Обычно речевые недостатки более выражены при неуверенности собеседника в себе, в состоянии волнения или при попытках обмануть. По­рою звуки — междометия, вздохи, нервный кашель, фырка­нье и т. п. — могут означать больше, чем слова.

Позы и жесты. Установку и чувства человека во многом можно определить по его моторике, т. е. по тому, как он сто­ит или сидит, по его жестам и движениям. Поза говорящего, склоняющегося к сидящему, более способствует развертыва­нию общения, поскольку она свидетельствует о внимании. В разговоре труднее с теми, кто откидывается назад или раз­валивается в кресле. Следует понаблюдать, в каком положе­нии собеседник чувствует себя наиболее удобно, как он стоит, сидит, передвигает стул или как движется, когда думает, что на него смотрят. Значение многих жестов рук или дви­жений ног в определенной мере очевидно. Например, скре­щенные руки (или ноги) обычно указывают на скептическую, защитную установку, тогда как не скрещенные конечности выражают более открытую установку доверия. Сидят, подпе­рев ладонями подбородок, обычно в задумчивости. Стоять, подбоченившись, — признак неповиновения, или, наоборот, го­товности приступить к работе. Руки, заведенные за голову, выражают превосходство. Во время разговора головы собесед­ников находятся в постоянном движении; хотя кивание го­ловой не всегда означает согласие, оно действенно помогает беседе, как бы поощряя собеседника продолжить речь. Кив­ки головой действуют на собеседника одобряюще, однако быст­рый наклон или поворот головы в сторону, жестикуляция ча­сто указывают на то, что слушающий хочет высказаться.

Обычно и говорящим, и слушающим легче беседовать с теми, у кого оживленное выражение лица и экспрессивная моторика. Активная жестикуляция часто отражает положи­тельные эмоции и воспринимается как признак заинтересован­ности и дружелюбия. Чрезмерное жестикулирование, однако, может быть выражением беспокойства или неуверенности.

Другим важным фактором является межличностное про­странство — как близко или далеко собеседники находятся по отношению друг к другу. Обычно, чем больше собеседни­ки заинтересованы друг в друге, тем ближе они располагают­ся. При этом социальное расстояние для неформальных социальных и деловых отношений составляет от 1,2 до 3,7 м, причем верхний предел более соответствует формальным отношениям. На расстояние между собеседниками может повли­ять и стол, если во время беседы он не используется по свое­му прямому назначению, т. е. на нем не пишут, не рисуют и т. п. Стол может ассоциироваться в подобном случае с высо­ким положением и властью, что может сразу же придать бе­седе вид ролевого общения. По этой причине удобнее в неко­торых случаях проводить беседы, сидя рядом с собеседником на стульях, стоящих под углом друг к другу.

Невербальное общение позволяет точнее понять сказанное. В том случае, когда невербальные «сообщения» противоречат сказанным словам, следует особенно внимательно отнестись к этому обстоятельству. На противоречивые жесты и слова собеседника следует отвечать подчеркнуто продуманно, остав­ляя себе время для оценки происходящего и принятия реше­ния. Например, говорящий соглашается с вами, но проявля­ет при этом признаки сомнения: делает частые паузы, задает вопросы, его лицо выражает удивление и т. п. В данном слу­чае возможно высказывание такого типа: «Похоже, Вы к это­му относитесь скептически? И с чем это может быть связа­но?». Подобное высказывание выражает внимание к тому, что говорит и делает собеседник, не вызывая у него беспокойства или защитной реакции.

Итак, эффективность беседы зависит не только от внима­ния к словам говорящего, но и в не меньшей степени от по­нимания невербальных сигналов — жестов и мимики говоря­щего. Анализ содержания вербального и невербального обще­ния позволяет правильно интерпретировать содержание бесе­ды и, следовательно, повышает уровень достоверности ее ре­зультатов .




1 См. Шванцара И. Диагностика психического развития. Прага: Авиценум, 1978.

2 См. Мицич П. Как проводить цеховые беседы, М.: Экономика, 1987. С. 53.

3 См. Лекции по методике конкретных социальных исследований / Под ред. Г. М. Андреевой, М.: Изд-во Моск. ун-та, 1972.

4 См. Атватер И. Я вас слушаю: Советы руководителю, как пра­вильно слушать собеседника. М.: Экономика, 1984.






Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница