Инструменты речевой манипуляции в политическом медиадискурсе



Дата22.05.2016
Размер127 Kb.




УДК 811.111-3

Виноградова С.А.

Инструменты речевой манипуляции в политическом медиадискурсе

В статье описываются инструменты речевой манипуляции, используемые в англоязычном политическом дискурсе, на примере статей политической тематики в американских печатных СМИ. Выделяются манипулятивные средства на фонографическом, грамматическом, лексическом и лексико-прагматическом уровнях. Изучение механизма манипулирования с помощью лингвистических средств помогает избежать психотехнического эффекта манипуляции.


Ключевые слова: манипуляция, политический дискурс, медиадискурс, коммуникация.

Key words: manipulation, political discourse, mediadiscourse, communication.


«Вероятно, с момента зарождения язык стал использоваться с целью воздействия и манипуляции. И наш древний предок, догадавшийся использовать в качестве орудия воздействия слово, а не дубину, был, без сомнения, одним из первых манипуляторов» [Иссерс 1996: 71].

Традиция изучения манипуляции восходит к работам психологов, социологов, политологов. Все эти ученые оценивают манипуляцию преимущественно как «воздействие на человека с целью побудить его сделать что-либо (сообщить информацию, совершить поступок, изменить свое поведение) неосознанно или вопреки его собственному желанию, мнению, намерению» [Трошина 1990: 72]. Воздействие в рамках институциональной коммуникации осуществляется с помощью агитации, пропаганды, демагогии, убеждения, внушения и суггестии, «пиара» (PR) и НЛП. Речевое воздействие (далее РВ) как область исследований изучает процессы речевого регулирования деятельности одного человека или группы людей. С середины прошлого века изучались различные аспекты данного явления на аудиторию, что позволило говорить о формировании новой научной дисциплины.

Под речевым манипулированием (далее РМ) понимают «вид языкового воздействия, используемый для скрытого внедрения в психику адресата целей, желаний, намерений, отношений или установок, не совпадающих с теми, которые имеются у адресата в данный момент» [Веретенкина 1999: 99]. Иными словами, когда скрытые возможности языка используются адресантом высказывания для того, чтобы навязать адресату определенное представление о действительности, сформировать нужное отношение к ней, вызвать необходимую адресанту эмоциональную реакцию, мы говорим о речевом манипулировании.

Инструмент речевой манипуляции (далее ИРМ) в широком смысле – это любой вербальный знак, который в определенном контексте и смысле может иметь необходимое воздействие на адресата. Человеку присуще использовать слово для воздействия на собеседника - осознанно или нет. В случае осознанного использования языка можно говорить о речевой манипуляции в ее истинном значении, т.к. это действие, прежде всего, целенаправленное. «Каждый языковой элемент является очень сложным и чувствительным инструментом, на котором играет тот, кто пользуется языком. Таким образом, восприятие и понимание, рождающееся у получателя, зависят от того, как пользуется этим тонким инструментом отправитель» [Блакар1987: 90].

В качестве ИРМ используются разнообразные фонографические, лексические средства, морфологические категории, синтаксические конструкции, текстовые категории, в основном во взаимодействии. В данном исследовании выделяются следующие уровни речевой манипуляции: фонографический, лексический, грамматический.

1. На фонографическом уровне речевая манипуляция осуществляется с помощью особого звукового и графического оформления сообщения. Использование фонетических средств – прерогатива устной речи: применяются и интонация, и тембр, и выделение голосом, и паузы. В политическом дискурсе СМИ фонетические инструменты речевой манипуляции широко применяются в устных видах дискурса. Но в нашем исследовании материалом служат тексты печатных изданий, поэтому интерес представляют инструменты письменной речи, фонографические.

Некоторые ИРМ фонографического уровня одинаково присутствуют и в устной, и в письменной речи: аллитерация, рифмизация и ритмизация. Эти средства, призванные передавать особенности звуковой оболочки текста, встречают довольно редко. Так, следующий заголовок является примером аллитерации и ритмизации: (1) Re-win, re-run, re-up (UT 23/03/2007). Автором статьи применяется параллельная конструкция с префиксом re- плюс односложные корни. Таким образом, создается особый ритм и динамика, которые задают бодрый тон всему последующему тексту, как и в случае применения в следующем заголовке рифмизации и ритмизации: (2) Money talk, as you walk (WP 24/02/2007)

Другие инструменты речевой манипуляции на фонографическом уровне не имеют аналогов в письменной речи. Однако некоторые из таких средств (интонация, регистр голоса, темп речи и паузация) можно компенсировать с помощью графических средств: пунктуация, метаграфические средства (подчеркивание, выделение шрифтом, заглавные буквы).

Средства графики могут являються не только «транскрипцией» устной речи, но и самодостаточным средством речевого воздействия, провоцирующим определенное произнесение письменной речи читателем, а также являются маркерами других инструментов речевой манипуляции.

2. Лексические средства речевой манипуляции составляют самую широкую и часто употребляемую область инструментов речевой манипуляции. Являясь самым обширным классом, инструменты речевой манипуляции на лексическом уровне допускают систематизацию на основании их знаковых свойств - семантики, синтактики и прагматики. Соответственно, в зависимости от того, какой аспект лексической единицы как языкового знака оказывается задействован в реализации манипуляции, можно разделить лексические ИРМ на три группы: лексико-семантические, лексико-синтаксические и лексико-прагматические.



Номинализация – один из лексико-семантических инструментов – превращение мотивирующей конструкции с глаголом в отглагольное имя. Номинализация - распространенное в политическом дискурсе средство обезличивания действия. Семантическим итогом замены личных форм глаголов производными существительными является исчезновение субъекта, агенса того, о чем говорится. Например: (3) It is not а secret that Arab immigrants suffer insult and abuse (CT 15/02/2007).

Здесь использование существительных insult и abuse (a не соответствующих им глаголов действия) позволяет автору умолчать о субъекте действия.

Широко востребованными в политическом дискурсе СМИ являются метафора и метонимия. (4) ...The war of words continues. (NYP 14/05/2008). (5) Nuclear weapons are all over, in friendly and unfriendly hands (NYP 14/04/2006). Для называния информационной борьбы оппонентов используются семы сражения и масштабного использования средств, присущие войне в первичном значении.

К лексико-семантической группе ИРМ относятся конверсивы. Например, в следующих отрывках результаты губернаторских выборов описываются с разных точек зрения - победы или проигрыша. (6) А former Bush administration official ... ousted Indiana's sitting governor on Tuesday (UT 22/10/2006). (7) ... Republican Bob Brown was disgracefully beat by a ... political newcomer Democrat Brian Schweitzer (UT 22/10/2006).

В первом отрывке используется конверсив to oust, который означает «вытеснять, выгонять» (to force someone out of a position of power, especially so that you can take their place [Longman]). Таким образом, в данном случае ситуация показана с точки зрения победителя. Во втором же высказывании употреблено to be beat – «быть побежденным» (to beat – «победить», to get the most points, votes etc in a game, race, or competition [Longman]). Здесь события представлены с позиции проигравшего.

«Слова-амебы» - так называют «прозрачные» слова, не связанные с контекстом реальной жизни. Они могут употребляться практически в любом контексте, т.к. не связаны с реальными предметами и явлениями [Кара-Мурза 2003: 72]. Отличительной чертой таких слов является предельно широкая семантика в контексте политического дискурса СМИ. Они обозначают абстрактное понятие, не имеющее конкретного содержания. «Блестящая всеобщность» - прием, тождественный «словам-амебам», также его называют «блистательная неопределенность» - «набор благозвучных слов, которые вызывают доброжелательное отношение аудитории, но не имеют четко определенного содержания» [Власов 1976: 106].

E.g. (8) Repeated suggestions by the White House and friendly commentators that the news media's selective displays of terrorist attacks in Iraq are warping American public opinion are belied by the U.S. State Department's own recent Country Report on Human Rights Practices for Iraq (WP 23/03/2006). «Американское общественное мнение» (American public opinion) не имеет конкретного содержания и не связано с реальным объектом, это - предполагаемое абстрактное понятие, вызывающее благоприятный эффект. Такие выражения часто употребляются в политическом дискурсе СМИ и направлены на описание научно подкрепленного мнения жителей страны (региона).



Группа лексических ИРМ включает помимо прочего использование неологизмов, что С.Г.Кара-Мурза называет «вторжением в язык с целью программирования» [Кара-Мурза 2003: 80]. Эффект таких лексических единиц зависит от нескольких факторов: они передают более точное значение или, наоборот, маскируют его, приближаясь к словам-амебам или терминам, но в любом случае, они всегда приковывают внимание читателя.

(9) The United States has made clear its opposition to Lebanon's Hezbollethargy, and has crystallized its support for Israel's anti-Hezbollah campaign. (WP 13/07/2007). В данном примере использование неологизма Hezbollethargy выражает критику автора в адрес ливанских властей, которые игнорируют террористическую деятельность группировки Хезболла.

Зачастую в политическом дискурсе в качестве ИРМ встречаются измененные (деформированные) прецедентные феномены. Источниками таких речевых стереотипов могут быть самые разные: названия нашумевших фильмов, часто исполняемых песен, фрагментов рекламных роликов, известные высказывания общественных деятелей, политиков и пр. Часто используются афоризмы, перефразированные пословицы.

E.g. (10) Cheney pans Kerry's goose (UT 23/10/2005, заголовок).

В названии статьи (10) используется фразеологизм to pan sb 's goose, что означает «доставить неприятности» (to get someone into serious trouble [Longman]), но в то же время соотносится и с реальным гусем, о котором говорится во вступительном абзаце (Kerry shot а goose during an early-morning hunt in Boardman, Ohio). Таким образом автор статьи создаёт каламбур, в контексте которого поддерживаются оба значения выражения – прямое и фразеологическое.

К лексико-синтаксическим ИРМ относятся перифразы и уточнении, которые преследуют одну цель - выделить некоторый аспект многогранного явления (лица, предмета, ситуации), сконцентрировать внимание на одной его черте. Перифраза позволяет заменять слова, фокусировать внимание на одной характеристике объекта, либо скрывать некоторые его стороны. Например, в следующем высказывании акцент делается на одной характеристике - Афганистан - страна, которую помогли освободить США. (11) "It is deeply troubling that a country we helped liberate would hold a person to account because they chose a particular religion over another," Mr. Bush said (WT 23/03/2006).

Воздействие лексико-прагматических ИРМ основано, главным образом, на передаче отношения автора сообщения к объекту.

ИРМ дейктики служат «для актуализации компонентов ситуации речи и компонентов денотативного высказывания» [ЛЭС: 128]. Различные формы адресации часто используются как риторический прием - обращение к аудитории, и как прием демагогии - особенно использование местоимения «солидарности» «мы».

E.g. (12) "It's my country," Fadhil said. "This is the place I was born, and I want to die here. I don't want to go outside. We - the students - we will change it. It's our duty" (LAT 25/03/2006). В данном высказывании взаимодействуют несколько дейктиков – I (я), ту (мой), we (мы), our (наш), here (здесь). Главная роль отводится местоимению солидарности we, которое повторяется в пределах одного предложения и характеризуется обособленным уточнением the students. Таким образом, социальная группа студентов, к которой принадлежит субъект высказывания, представлена как единое целое, ей приписываются общие интенции.

Лексические ИРМ широко используют возможности коннотации, т.к. основная функция коннотации - это функция воздействия. Слова с оценочной коннотацией вносят определенные оценки без прямого их проявления в тексте, но проявляющиеся в значении.

E.g. (13) The unfortunate ban by Gov. Robert L. Ehrlich Jr. that prevents state employees from talking to a reporter and a columnist for The Sun ... (BS 30/03/2006). В значении слова unfortunate, «неудачный» содержится оценочный компонент: «происходящий по причине неудачи и зачастую имеющий серьезные или опасные последствия» (happening because of bad luck and often having serious or dangerous results [Longman]).

Некоторые лексические единицы могут приобретать оценочность в контексте. E.g. (14) Russian authorities refused to ease their tough stance in a political dispute with Ukraine over gas prices Friday, issuing a stern new threat to halt supplies to its neighbor on New Year's Day and criticizing Kiev's call for more time reach a deal (WP 30/01/2008).

Определение political не имеет оценочной коннотации. Political означает «connected with the government or public affairs of a country and its relations with other countries» [Longman] - связанный с правительством, общественной деятельностью страны и ее связями с другими государствами. В контексте же всего дискурса, определение приобретает резко негативную оценку, и характеризует осуждение действий российской стороны, которая использует «энергетическое оружие» в политических целях. Это обусловливается его ближайшим контекстом, содержащим слова с негативными компонентами значения: tough - жесткий (likely to be violent or to contain violence, not kind or pleasant [Cambridge]); stern – суровый (severe, or showing disapproval [Cambridge]); threat - угроза (a suggestion that something unpleasant or violent will happen, especially if a particular action or order is not followed [Cambridge]).

В значении многих лексических единиц имеется эмотивный компонент значения. Посредством выбора лексических единиц с эмотивной коннотацией происходит апелляция к эмоциям адресата. Необходимо отметить, что эмотивность может быть обусловлена и контекстом. Как известно, категория эмотивности тесно связана с оценочностью.

E.g. (15) President Bush formally a second term in office Wednesday ... after a taut and chaotic contest... (UT 22/10/2004).

Выделенные единицы taut и chaotic отрицательно характеризуют выборы как «напряженные» (showing signs of worry or anxiety [Longman]) и «хаотичные» (a chaotic situation is one in which everything is happening in a confused way [Longman]).

Слова с экспрессивной коннотацией способствуют манипулятивному воздействию дискурса. Экспрессия – «такое свойство текста или части текста, которое передает смысл с увеличенной интенсивностью, выражая внутреннее состояние говорящего» [Арнольд 1975: 15].

(16) "These and other inflammatory images deserve our scorn, just as the violence against embassies and military installations are an unacceptable and intolerable form of protest," said Senator John F. Kerry, Democrat of Massachusetts (BG 16/02/2006).

Здесь экспрессивность заложена в словообразовательных средствах - в отрицательных префиксах. Unacceptable характеризует референт как настолько неправильный или плохой, что его нельзя допустить (something that is unacceptable is s. wrong or bad that you think it should not be allowed [Longman]). Intolerable относится к настолько трудному, неприятному, раздражающему объекту, что его невозможно выносить (too difficult, unpleasant, annoying etc for you to bear [Longman]).

Слова со стилистической коннотацией - лексические единицы, основное значение которых дополнено стилистической составляющей, характеризующей условия речи, сферу языковой деятельности, социальные отношения участников и т.п. Использование слов и выражений, принадлежащих книжному или разговорному пластам, на фоне преобладающей нейтральной лексики сообщения создают стилистический контраст и повышают экспрессивность текста. Помимо этого автор может добиться множества эффектов: иронии, даже сарказма, введения адресата в определенную среду, снижения значения явления и других.

(17) ...this week's festivities also provide an opportunity for an enormous

schmooze-fest sponsored by interests... (UT 23/10/2006).

Так, в этом примере используется неформальная лексика: schmooze – «сплетничать» ((АтЕ si.) to talk about unimportant things [Longman]), fest является разговорным сокращением festival, празднество (a special occasion when people celebrate something such as a religious event, and there is often a public holiday [Longman]). Таким образом, значительно снижается значение описываемого события - инаугурации президента, достигается эффект сарказма.

Слова с идеологической коннотацией имеют манипулятивную направленность. «Идеологический компонент значения можно охарактеризовать как отражающий определенные политические, идейные, социальные, экономические и др. представления, которые являются основанием для выявления различных, порой конфликтующих, точек зрения. Такие … слова называют «священными формулами». [Никитина 2006: 14] Для американского политического дискурса СМИ характерно употребление слов democracy, law, freedom of thought, national security и т.п. в манипулятивных целях. Эти понятия часто используются политиками для обоснования своих действий перед обществом.

Например, (18) Muslims here tend to speak of justice. … There is а widespread feeling that the region's governments deny their people justice. ...All they want is justice» (HT 12/02/2006). В данном случае автор может добиться положительного эффекта у аудитории, т.к. социальная справедливость - одна из ценностей современного общества.



Эвфемизмы представляют реальность в более благоприятном свете, часто имеют позитивную эмоциональную окраску, оказывая тем самым и эмоциональное воздействие. И.Р. Гальперин замечает, что цель политических эвфемизмов – замалчивать, вводить в заблуждение общественное мнение и выражать то, что неприятно, более мягким образом» [Galperin 1981: 175]. Так, в следующем сообщении используется эвфемизм, который завуалировал действия в Ираке:

E.g. (19) McCain said he's learned much about the intelligence agencies and how they interact now and in the run-up to the Iraq operation for WMD proliferation prevention (UT 23/03/2005).

Таким образом, война в Ираке представлена как «операция по предотвращению распространения оружия массового поражения», что придает ей положительную окраску и часто используется в американских СМИ.

Противоположную цель преследуют дисфемизмы, основанные на подчеркивании некоего отрицательного признака, их цель – «сформировать восприятие объекта как подозрительного и нежелательного, квалифицировать его так, чтобы вызвать неприязнь, отвращение или ненависть» [Шейгал 2004: 179]. Например, называя программу по прослушиванию телефонов, автор использует дисфемизм, подчеркиваюший враждебное отношение к населению страны: (20) domestic spying watch (WP 23/03/2006), «внутренний шпионаж». Этот дисфемизм сталкивает два понятия - domestic, внутренний, относящийся к своей стране (happening within а country and not involving any other countries [Longman]), и spying watch «шпионаж», секретный сбор информации о враге (to spy - to secretly collect information about an enemy country or an organization you are competing against [Longman]).



Софистицизмы, или софистицированная лексика, т.е. сложная, непривычная, не является понятной аудитории, хотя может иметь вполне определенное содержание. Этой особенностью и обусловлено ее использование в манипулятивных целях. Аналогичный механизм действия имеют термины - слова или словосочетания, «обозначающие понятия специальной области значения или деятельности» [ЛЭС: 508]. Такие лексические единицы «обладают магическим воздействием на сознание, имея на себе отпечаток авторитета науки» [Кара-Мурза]. Например, использование латинского выражения в следующем отрывке, несомненно, отягощает его, делает трудно читаемым, но очень авторитетным: (21) Their agreement did not turn out to he the sine qua поп of the ... future (WP 05/01/2008) (sine qua поп – (Latin formal) something that you must have, or which must exist, for something else to be possible [Longman]). Sine qua поп, являясь примером софистицированной лексики, означающее «обязательное условие», относится к формальному слою лексики и не является понятным каждому читателю.

Варваризмы – «иноязычные слова и выражения, используемые в речи при описании реалий, обычаев и т.п. других народов» [БСЭ: 508]. Эти слова призваны привлечь внимание читателя. Зачастую они используются как средство создания иронии, пародийности, но в зависимости от того, каким образом они трактуются автором, зависит степень их манипулятивности. Например, (22) Television news programs extolled Ukrainians to hang tough and make sacrifices, and talk shows featured Russia's most xenophobic politicians, who referred repeatedly to Ukrainians using a slur deeply offensive to many here - "khokhly" - which refers to the appearance of Ukrainian Cossacks and has come to mean "bumpkins" (WP 07/01/2006).

Используя кальку русского слова «хохлы», автор статьи объясняет его значение с помощью разговорного bumpkins, означающего глупого сельского жителя ((informal) someone from the countryside who is considered to be stupid [Longman]). Также дается комментарий по этимологии слова и его употреблению: оно чрезвычайно (deeply offensive) оскорбительно (- very rude or insulting and likely to upset people [Longman]), дискредитирующе и несправедливо (slur - an unfair criticism that is intended to make people dislike someone or something [Longman]). В таком объяснении прослеживается отрицательная эмоционально-оценочная окраска. В результате, используя иноязычное наименовании khokhly, автор фокусирует на нем внимание читателя и через него показывает несправедливое отношение к Украине.

3. Функционируя на грамматическом уровне, ИРМ используют возможности морфологии и синтаксиса: выбор грамматической формы, эллиптический язык, фигуры речи, особенности коммуникативных типов предложений и др.

Что касается морфологических средств, то в первую очередь необходимо отметить использование пассивного залога вместо активного. Его принцип действия аналогичен лексическому ИРМ номинализации - оставить ответственное лицо (лица) «за кадром». Например:

(23)...Arab Australians and Muslim Australians from other backgrounds began to be subjected to a highly increased level of vilification and even assault in public places (HT 15/02/2006). В этом отрывке субъект действия не упоминается, а камуфлируется с помощью страдательного залога: began to be subjected, т.е. «начали подвергаться», но кто агенс – неизвестно. Уход автора статьи от обозначения ответственных лиц продолжается с помощью использования номинализации: vilification и assault.

Выбор грамматической формы способен актуализировать действие (the Present tense вместо the Past tense), придать динамизм и эмоциональность (continuous forms), выразить отношение к возможности, желательности, необходимости некоего события (сослагательное наклонение).

(24) I recall the first days after the attacks. The fear, the anger, the desire for retribution that is everywhere. And also - the love that flows freely... as people from other nations console us (PDN 11/09/2002).

(25) Such language could be seen as provocative at a time when the United States and its European allies is bringing Iran before the U.N. Security Council to answer allegations that it is secretly developing nuclear weapons (WP 25/03/2006).

В примере 24 используется настоящее время (the Present Indefinite Tense), хотя речь идет о событиях в прошлом. Такой выбор грамматической формы позволяет добиться эффекта сопереживания в момент прочтения. Использование «исторического настоящего» призвано создавать яркую картину описываемых событий [Blokh, 2000, с. 138]. Длительная форма глагола в примере 25 указывает на события, которые находятся в развитии (is bringing, is developing). В рамках данного высказывания такой выбор обусловлен необходимостью подчеркнуть, что действие динамично разворачивается на момент другой, не совсем уместной ситуации. «Продолженные формы более эмоциональны» [Арнольд, 1981, с. 154].

Различные синтаксические средства - еще один ресурс манипулятивности политического дискурса СМИ. Эллиптические и параллельные конструкции, а также инверсия и обособление - самые распространенные воздействующие средства. Так, эллиптический язык (с пропуском некоторых элементов высказывания) заставляет читателя самого заканчивать или дополнять предложения, и он в некоторой степени становится соавтором дискурса, принимая, таким образом, точку зрения реального автора.

Параллелизм - соединение двух и более сочиненных предложений (или частей их) путем строгого соответствия их структуры - грамматической и семантической [ЛЭС, с. 416].

E.g. (26) Corporate tax loopholes? Gone "in a nanosecond," says Kerry. The Bush administration's new overtime regulations? Reversed on Day One, says running mate John Edwards (UT 23/10/2004).

В данном отрывке оказываются задействованными несколько инструментов речевой манипуляции на грамматическом уровне. Во-первых, это - эллиптические конструкции: Corporate tax loopholes?, Gone "in a nanosecond", The Bush administration's new overtime regulations? Reversed on Day One, которые не только создают живой разговорный поток речи, но и заставляют читателя достраивать фразы, а также задают особый ритм и темп высказывания. Во-вторых, параллельные конструкции: Gone "in а nanosecond," says Kerry, Reversed on Day One, says running mate John Edwards, a также эллиптические вопросы, упомянутые выше. Как известно, «эллипсис... придает тексту динамичность, большую выразительность, усиливает его экспрессивность» [ЛЭС, с. 592]. Это же можно сказать и о параллельных конструкциях, которые к тому же акцентируют внимание читателя на определенных элементах высказывания.

В качестве ИРМ на грамматическом уровне инверсия выполняет эмфатическую функцию: (27) Ahead the Iranians move. And the situation is changing daily... (LAT 29/03/2006). Необычный порядок слов позволяет выделять ту часть предложения, которую автор считает наиболее важной или информативной [Грамматика, 2000, с. 391-400]. Наречие ahead представлено в начальной позиции, хотя обычно следует за глаголом (to move ahead), тем самым акцент делается на поступательности и динамичности движения.



Выбор коммуникативного типа предложения - еще один способ повлиять на восприятие читателя. Из четырех коммуникативных типов предложений (повествовательные, вопросительные, восклицательные, побудительные) наиболее популярны в целях манинуляции в СМИ вопросы (помимо повествовательных, которые являются нормой в передаче информации). В аналитических и редакционных материалах встречаются различные виды вопросов, в частности риторические, которые не предполагают ответа, а выступают в роли скрытого утверждения. Вопросительная форма удобна для «намекающих» высказываний: (28) It is а strange irony: John McCain as the last Bush Republican? (WP 28/03/2008). В данном случае предположение John McCain as the last Bush Republican? не является вопросительным предложением в обычном понимании, оно имеет лишь формальный признак - вопросительный знак. Его цель - выразить насмешку.

Таким образом, речевая манипуляция на грамматическом уровне использует как возможности морфологических категорий и форм, так и синтаксических конструкций и категорий. В первом случае ИРМ передают различное видение автором ситуации: ответственность ее субъектов за совершение действий, причинно-следственные связи между событиями, важность одного действия на фоне другого и т.п. ИРМ второй группы - синтаксические конструкции и использование необычных коммуникативных типов предложения - выполняют общую задачу. Эти выразительные синтаксические средства призваны интенсифицировать высказывание.

Итак, инструментарий речевой манипуляции в политическом дискурсе СМИ присутствуют на всех уровнях языка - фонографическом, лексическом и грамматическом. Самый широкий пласт речевых средств манипуляции представлен на уровне лексическом. ИРМ разных уровней вступают во взаимодейсвие друг с другом, что позволяет добиться более эффективного воздействия на читателя.

Речевая манипуляция в рамках политического дискурса СМИ - многомерное явление. Достигать одну из главных задач политического дискурса СМИ, управление общественным мнением, ей позволяют такие свойства, как целенаправленность и ориентированность на массового адресата, а также скрытость: речевая манипуляция не раскрывает своей установки на воздействие, и от того зависит ее эффективность. Изучение механизма манипулирования с помощью лингвистических средств помогает избежать психотехнического эффекта речевой манипуляции, или, как пишут современные лингвисты, речевой демагогии, речевой агрессии или даже речевого насилия.


Список литературы


  1. Арнольд И.В. Интерпретация художественного текста: типы выдвижения и проблема экспрессивности. // Экспрессивные средства английского языка. - Л.,1975.

  2. Блакар P.M. Язык как инструмент социальной власти // Язык и моделирование социального воздействия. - М., 1987.

  3. Веретенкина Л. Ю. Лингвистическое выражение межличностных манипуляций (к постановке проблемы)// Предложение и слово: Докл. И сообщ. Международной научной конференции, посвященной памяти профессора В. С. Юрченко / Отв. Ред. О. В. Мякшева. Саратов, 1999.

  4. Власов Ю.М. Пропаганда за фасадом новостей. М., 1976

  5. Иссерс О.С. Что говорят политики своему народу, чтобы понравиться //Вестник Омского университета, 1996. - Вып. 1. - С. 71-74.

  6. Кара-Мурза С.Г. Краткий курс манипуляции сознанием. - М., 2003.

  7. Кара-Мурза С.Г. Манипуляция сознанием.- www.xlibri.ru/elib/krmrzOOO/index.htm

  8. Никитина К.В. Технологии речевой манипуляции в политическом дискурсе СМИ (на материале газет США) – Автореферат дисс… кандидата наук. -Уфа, 2006.

  9. Трошина Н.Н. Стилистические параметры текстов массовой коммуникации и реализация коммуникативной стратегии субъекта речевого воздействия // Речевое воздействие в сфере массовой коммуникации.- М., 1990

  10. Шейгал Е.И. Семиотика политического дискурса. - М., 2004.

  11. Galperin l.R. Stylistics. - M., 1981

Словари


  1. БСЭ - Большая советская энциклопедия. - www.rubricon.com/bse_l .asp

  2. ЛЭС - Лингвистический энциклопедический словарь / под ред. В.Н. Ярцевой. - М.: Большая Российская энциклопедия, 2002.

  3. Longman Dictionary of Contemporary English - Longman Group Ltd., 1995.


Источники

BG - Boston Globe

СТ- Chicago Tribune

HT- Herald Tribune

LAT - Los Angeles Times

PDN- Philadelphia Daily News

NYP- New York Post

UT - USA

WP - Washington Post

WT- Washington Times

Мурманский государственный педагогический университет. Поступила в редакцию:


  1. Arnold I.V. Interpretatsia khudozhestvennogo teksta: tipy vydvizhenija I problema ekspressivnosti. // Ekspressivnye sredstva anglijskogo jazyka. - L.,1975.

  2. Blakar R.M. Jazyk kak instrument sotsialnoj vlasti // Jazyk I modelirovanie sotsialnogo

      1. vozdejstvija. – M.1987.

  3. Veretenkina L. Ju. Lingvisticheskoe vyrazhenie mezhlichnostnykh manipuljatsij (k postanovke problemy)// Predlozhenie i slovo: Dokl. i. soobshch. Mezhdunarodnoj nauchnoj konferentsii, posvjashchennoj pamjati professora V.S. Jurchenko / Otv. red. O. V. Mjaksheva. Saratov, 1999.

  4. Vlasov Ju.M. Propaganda za fasadom novostej М., 1976

  5. Issers O.S. Chto gavorjat politiki sviemu narodu, chtoby ponravit’sja //Vestnik Omskogo universiteta, 1996. - Vyp. 1. - С. 71-74.

  6. Kara-Murza S.G. Kratkij kurs manipuljatsii soznaniem. - M., 2003.

  7. Kara-Murza S.G. Manipuljatsija soznaniem.- www.xlibri.ru/elib/krmrzOOO/index.htm

  8. Nikitina K.V. Tekhnologii rechevoj manipuljatsii v politicheskom diskurse SMI (na materiale gazet SShA) – Avtoreferat diss… kandidata nauk. - Ufa, 2006.

  9. Troshina N.N. Stilisticheskie parametry tekstov massovoj kommunikatsii i

  10. realizatsija kommunikativnoj strategii sub’ekta rechevogo vozdejstvja // Rechevoje vozdejstvie v sfere massovoj kommunikatsii.- M., 1990

  11. Sheigal E.I. Semiotika politicheskogo diskursa. - M., 2004.

  12. Galperin l.R. Stylistics. - M., 1981


Slovari


  1. BSE – Bolshaja Sovetskaja Entsiklopedia. - www.rubricon.com/bse_l .asp

  2. LES – Lingvisticheskij Entsiklopedicheskij Slovar’. / pod red. V.N. Jartsevoj. - М., 2002.

  3. Longman Dictionary of Contemporary English - Longman Group Ltd., 1995.


Istochniki

BG - Boston Globe

СТ- Chicago Tribune

HT- Herald Tribune

LAT - Los Angeles Times

PDN- Philadelphia Daily News

NYP- New York Post

UT - USA

WP - Washington Post

WT- Washington Times

Vinogradova S. Instruments of speech manipulation in the political media-discourse

Summary: The range of manipulative means on the linguistic level is described in this article on the example of political texts in the American press. The manipulative linguistic means are analysed on the phonographic, grammatical, lexical and lexico-pragmatic levels. The knowledge of the linguistic manipulation mechanisms can help to resist psycho-technical effect of manipulation.


Vinogradova Svetlana, Murmansk State Pedagogical University, Head of the English Philology Department, PhD in Philology, Associate Professor
Каталог: %D0%92%D0%B8%D0%BD%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D0%B4%D0%BE%D0%B2%D0%B0 -> articles -> %D1%80%D0%B5%D1%87.%D0%BC%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%BF%D1%83%D0%BB%D1%8F%D1%86%D0%B8%D0%B8
%D0%92%D0%B8%D0%BD%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D0%B4%D0%BE%D0%B2%D0%B0 -> «Влияние дидактической игры и упражнений на развитие логического мышления у детей дошкольного возраста», над которой я работаю в течение трех лет, актуальна и своевременна, т к
%D1%80%D0%B5%D1%87.%D0%BC%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%BF%D1%83%D0%BB%D1%8F%D1%86%D0%B8%D0%B8 -> Политический медиадискурс как коммуникативное явление с манипулятивным потенциалом
%D0%92%D0%B8%D0%BD%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D0%B4%D0%BE%D0%B2%D0%B0 -> Рассказать и продемонстрировать этапы обработки медицинских инструментов многократного применения
%D0%92%D0%B8%D0%BD%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D0%B4%D0%BE%D0%B2%D0%B0 -> Практикум «Психологическое здоровье: стресс и стрессоустойчивое поведение»


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница