Исследование психосемантического пространства девушек с разными типами психологической готовности к материнству Дармостук Н. В



Скачать 163.55 Kb.
Дата15.05.2016
Размер163.55 Kb.
ТипИсследование
Дармостук Н. В. Исследование психосемантического пространства девушек с разными типами психологической готовности к материнству/ Н.В. Дармостук // Вісник Одеського національного університету. – Серія «Психологія». – 2010. – Випуск № 4, Том 15. – С. 39–50.
Исследование психосемантического пространства девушек с разными типами психологической готовности к материнству

Дармостук Н.В.
Актуальность. В последние годы в психологии активно разрабатываются разные аспекты проблемы материнства – психологический компонент гестационной доминанты [1], стадии, и этапы формирования материнства в онтогенезе [2,3], особенность материнско-детских отношений [4], и тому подобное. В психологических исследованиях наблюдается повышение частоты работы, которая рассматривает материнство не только как обеспечение качества раннего развития ребенка: теория привязанности [5], холдинга [6], но и как составляющую женской личности, актуализация которой является одним из показателей сформированной гендерной идентичности [7,8].

Психологически материнство может рассматриваться как готовность женщины стать матерью [2], актуализация материнского потенциала [1], готовность, к изменению образа жизни [6]. В этом контексте важной является роль матери в формировании экзистенциальной проблемы с которыми сталкивается человек в будущем. В литературе [3] предложена классификация материнства, которая строится на разных основаниях: тип привязанности [4], особенности личности [9], характер ассимиляции архетипічних образований [8] и тому подобное.



Аналитичний обзор. В ряде современных исследований в области психологии материнства и смежных проблем отличаются обширностью, разнонаправленностью концепций и подходов. На основе теоретического обобщения проблемы можно выделить, по крайней мере, два направления, в пределах которых осуществляется изучение сущности материнства: 1) материнство как обеспечение условий для развития ребенка;2) материнство как часть личностной сферы женщины.

В комплексных психологических исследованиях [2,3,4,6,8,9,10,14] состояний женщины во время беременности, связанных с успеваемостью ее адаптации к материнству и обеспечением адекватных условий для развития ребенка, учитываются всевозможные факторы. Это личностная особенность будущей матери история ее жизни, особенности личностной адаптации, как свойство лица и в частности адаптация к браку. Изучается удовлетворенность женщины эмоциональными взаимоотношениями со своей матерью, модель материнства ее матери, культурная, социальная и семейная особенность образа жизни, физическое и психическое здоровье.

Кроме этого, исследована психологическая особенность женщины с патологической особенностью беременности [9,12]. Есть разные направления этой работы - проблема невынашивания беременности [14], исследования навязчивых состояний, у беременной [11], изучение влияния острого и хронического стрессов на психологическое состояние беременной [15], изучения психозов беременности [16], исследования функциональных расстройств нервной системы, у беременной [17]. Есть исследование психологической особенности женщины с обремененной беременностью, страдающей токсикозом, с медицинскими диагнозами гестоз, бесплодие и что имеют экстрагенитальные заболевания, которые влияют на физиологичный ход беременности, а также исследования психологической проблемы женщины, которая родила с помощью кесаревая рассечению [18] Данные исследования показывают, что беременная женщина с нарушением течения беременности по сравнению с женщиной с физиологически протекающей беременностью, как правило, имеют ряд психологической особенности, которая характеризует их как личностно незрелых, таких, которые имеют нарушение статеворольової идентификации, дезадаптивні формы переживания стрессовой ситуации, в форме соматизации [18]. Исследованная связь конфликтности в отношениях с собственной матерью и проблеме в психофизиологическом ходе беременности и родов [16]. Низкая мотивация к рождению ребенка и нежелательность этого часто приводят к частой патологии беременности и родов, около 35% нежелательной беременности не донашивается [17].

В данной статье приведено исследование внутренней психосемантической структуры, которая выражает содержательную и эмоциональную картину сформированности материнской сферы и их взаимосвязь с типами и особенностью психологической готовности к материнству.

Универсальный семантический дифференциал был использован в двух исследовательских заданиях: для определения типа психологической готовности к материнству и для установления эмоционального отношения к возможному смыслу материнства (беременность и появления будущего ребенка).

Этот метод позволяет установить не объективные качества измеряемых понятий, а особенность эмоционального отношения, к им (их эмоциональная расцветка).

Во-первых, семантический дифференциал был использован для диагностики психологической готовности к материнству. Для этого оценке были подвергнуты следующие конструкты: я, мать, ребенок; качества материнского холдинга: забота, ласка, тепло, принятие, помощь; символы трансперсонального опыта: Бог, Свет, Душа, а также три базовые эмоции: радость, страх, гнев для определения коннотативного значения оцениваемых конструктов. Затем между указанными конструктами была вычислена близость данных понятой, которая отражает сходство данных объектов в субъективном восприятии. На основании этого было построено психосемантическое пространство материнства индивидуально для каждой исследуемой девушки в форме корреляционной плеяды (учитывались только то корреляционные связи, которые достигают значимого уровня р<0,05). В результате содержательного анализа психосемантических структуры материнства нами были выделены наиболее типичные варианты взаимосвязи между указанными понятиями, что позволило определить тип психологической готовности к материнству.

Во-вторых, с помощью семантического дифференциалу нами была осуществлена непрямая оценка смысла будущей беременности и рождения ребенка. Для этого исследуемым было предложено за шкалой универсального семантического дифференциалу оценить следующие конструкти: «Я», «мой ребенок», «мужчина» (или «партнер», «мой парень»), «моя иметь», «мой отец» и смыслы рождения ребенка: «женской долг», «крепкая семья», «внешняя привлекательность», «женственность», «сексуальность», «работа» («учеба»), «карьера», «моя взрослость», «моя гордость», «моя опора», «мой груз», «мое спасение». Оценке было подданное также 3 базовая эмоция: радость, страх и гнев, для того, чтобы впоследствии определить конотативне значение указанных смыслов материнства. Конотативне значения показывает степень их эмоциональной насыщенности, и определяется путем установления корреляционной связи указанных смыслов материнства с базисной эмоцией - радости, страху, гневу. Те смыслы, которые обнаружили корреляцию с радостью, могут быть трактовано как собственный смыслы желаемого материнства; смыслы, которые обнаружили корреляцию со страхом или гневом, - как те, которые при своей реализации встречают препятствия (пассивные или активные).

В рамках второго (личностного) подхода, рассмотрение материнства может быть осуществлено через анализ женских архетипических образов, ассимиляция которых происходит задолго к реализации материнской функции. В данном случае речь идет об устойчивых личностных структуре, имеющих бессознательную природу, и определяющих не только поведение женщины по отношению к ребенку, но и установка относительно материнской функции, занимаемую позицию в роли матери, то есть, то, что может быть обозначено как психологическая готовность к материнству.

Поэтому основной задачей данного исследовательского этапа стало построение самого понятия психологическая готовность к материнству в контексте личностного подхода. Поскольку выявление архетипических образов матери имеет трудности в операционализации, мы использовали психосемантический подход. Для этого нами был применен метод семантического универсала, с помощью которого оценке были подвергнуты следующие конструкты: я, мать, ребенок, человек, и понятия, описывающие основные материнские качества: забота, ласка, тепло, принятие, помощь, а также три базовые эмоции: радость, страх, гнев для определения коннотативного значения оцениваемых конструктов.

Затем между указанными конструктами была вычислена близость данных понятой, которая отражает сходство данных объектов в субъективном восприятии и позволяет построить психосемантическое пространство материнства индивидуально для каждой исследуемой девушки. Результаты исследования для наглядности представлены в форме корреляционной плеяды. Отметим, что в корреляционной плеяде обозначены только то корреляционные связи, которые достигают значимого уровня (р<0,05). В результате содержательного анализа психосемантических структуры материнства нами были выделены наиболее типичные варианты взаимосвязи между указанными понятиями, которые могут быть сведены к четырем основным структуре.

На рисунке 1. представлена корреляционная плеяда взаимосвязи компонентов материнства, характеризующая выделенный нами первый тип психосемантической структуры.



Рис. 1. Пример психосемантической структуры материнства

(отсутствие готовности к материнству)

Примечание: сплошная линия обозначает близость понятой (положительная корреляционная связь), штрих – отдаленность понятой (отрицательная корреляционная связь).

Особенностью данной структуры является отдаленность и противопоставление конструкта «я» вот конструктов, связанных с материнством («мать», «ребенок», «помощь», «забота»). Фигура матери наполнена коннотатом гнева, что может будут означать с одной стороны, гнев, направленный на собственную мать и недовольство ею, с другой – протест против интроецированной фигуры матери, а, следовательно, и против материнской роли внутри собственной личности. Роль матери отождествляется с рождением ребенка, уходом и воспитанием, однако такая ролевая позиция для данной исследуемой является неприемлемой и порождает активное бессознательное избегание всего, что прямо или косвенно связано с материнской сферой. В поведении подобные структуры личности могут быть реализованы как карьерные устремления женщины, уход в профессиональную деятельность, в случае возникновения беременности – стремление к ее прерыванию, а при рождении ребенка – поиск лиц-заместителей в процессе воспитания (бабушка, няня и т.п.). Психологически наличие подобной психосемантической структуры нами интерпретируется как неготовность к материнству.

На рисунке 2. представлен пример психосемантической структуры взаимосвязи компонентов материнства другой исследуемой.



Рис. 2. Пример психосемантической структуры материнства (функциональное материнство)
В данной психосемантической структуре отмечается наличие положительной взаимосвязи между конструктами «я», «мать», «ребенок», что может быть проинтерпретированной как готовность к принятию роли матери, внутренней неконфликтности и ассимиляции материнской позиции. Конструкт «ребенок» также имеет положительные связи с основными материнскими качествами: «забота», «ласка», «помощь», «принятие», то есть девушка демонстрирует готовность к выполнению этих материнских функций. Однако, данная психосемантическая структура содержит отрицательную связь конструктов «ребенок» и «человек», с которым не обнаруживает связь ни один из материнских качеств. Данная особенность была проинтерпретирована нами как психологическая готовность к материнству, но только для конкретного ребенка. То есть, женщина с такой структурой материнства будет заботиться о своем ребенке, будет чуткой к его потребностям, оказывать помощь и поддержку, но только для своего собственного ребенка. К вторым же детям (чужым детям, детям родственников, детям и людям вообще) такая женщина будет безразличной, ее не беспокоить их состояние, оная будет стремиться к дистанцированию вот их проблемы, фиксируясь только на собственном ребенке. Подобный тип материнства, характеризующийся центрированностью только на своем ребенке и отчужденностью вот вторых детей, был условно обозначен нами как функциональное материнство.

Рисунок 3. иллюстрирует пример еще одной психосемантической структуры материнства.


Рис. 3. Пример психосемантической структуры материнства (ретрофлексивное материнство)

Данная психосемантическая структура отражает взаимосвязь между блоками конструктов. Первый блок объединяет конструкты «я», «мать», «страх», подобное соединение трактуется нами как готовность к выполнению материнской роли, внутренняя ассимиляция материнства и наличие тревоги и напряженности, связанной с принятием материнской позиции. Второй блок образован соединением конструктов, отражающих все материнские качества («ласка», «забота», «помощь», «принятие», «тепло»), подвергнутые оценке, в данном случае это может быть рассмотрено как сильная эмоциональная заряженность (избыточность) материнской сферы. Третий блок представляет объединение конструктов «ребенок» и «человек», что по нашему мнению, означает отход вот фиксированности только на фигуре собственного ребенка и возможность распространения материнских функций на вторых детей и людей вообще. Между выделенными блоками конструктов прослеживаются положительные связи, имеющие вектор вот материнской сферы к конструктам «ребенок» и «я». Данная особенность была проинтерпретирована нами с одной стороны как готовность «давать» тепло и заботу детям или вторым людям, с другой – как ожидание такого же отношений к себя, о чем свидетельствует вектор направленности вот этих конструктов к собственному «Я». В этом смысле становится понятным присутствие коннотата «страха», связанного с «Я»: это страх, что другие не ответят «добром на добро», страх отдать больше, чем получишь взамен, страх, что другие не будут относиться ко мнет также хороший, как я к им. То есть данный тип материнства связан с готовностью к выполнению материнской роли, неограниченной только личностью собственного ребенка, и с ожиданием взаимного хорошего отношения. Выявленный нами феномен напоминает механизм психологической защиты, описанный Ф.Перлзом – ретрофлексия [19], когда, вступая в контакт с миром, человек возвращает самому себя то, что было направленно вовне. Ретрофлексии могут подвергаться эмоции, реакции, действия, отношение, предназначенные вторым людям, при действии данного невротического механизма они меняют направление и обращаются к субъекту. На основании этого данный тип материнства был обозначен нами как ретрофлексивное материнство. Такой тип материнства часто может носит эгоистический характер, несмотря на внешне декларируемый альтруизм и самопожертвование, в староста такие женщины могут обвинять своих детей за невнимание и отсутствие заботы, хотя они сами «посвятили им всю свою жизнь».

На рисунке 4 показан пример еще одной типичной структуры организации психосемантического пространства материнской сферы.



Рис. 4. Пример психосемантической структуры материнства (нуминозное материнство)

Данная структура имеет черты сходства с предыдущей структурой ретрофлексивного материнства, однако важным отличием является наполнение конструкта «мать» коннотатом радости. Блок материнских качеств включает в себя не все конструкты, подвергнутые оценке, что свидетельствует о меньшей эмоциональной заряженности данной сферы, которая включает общечеловеческие ценности: принятие, стремление помогать, теплые близкие отношение. Данные качества реализуются не только в отношении к ребенку, но и к людям в целом, о чем свидетельствуют положительные взаимосвязи конструктов «помощь», «принятие» и «тепло» с конструктами «ребенок» и «человек». То есть данная исследуемая группа имеет готовность к реализации материнского отношения к дорогому человеку, «Быть матерью» является ее жизненной позицией, а не только ролью по отношению к ребенку. Причем подобная позиция действительно может быть не связана с наличием собственных детей, в этом случае любой другой человек психологически для такой женщины рассматривается как ребенок, требующий внимания, принятия, теплоты. Как отмечает В. Львы, «мать для всех - один из прекраснейших, если не самый прекрасный из женских типов. Поговорил с ней, чувствуешь себя отдохнувшим и набравшимся силы, все заботы и тревоги отступают». (Кондрашин И.И. истины бытия в зерцале сознания / И.И. Кондрашин. – М: МЗ Пресс, 2001.- 528 с.,с.237). Данный тип материнства условно был нами обозначен как «нуминозное» материнство, то есть материнство как предназначение, особый способ отношения к мира.

Таким образом, психологическая готовность к материнству является достаточно сложным личностным образованием, несводимым к дихотомической модели «готовность-неготовность». Можно говорит, по крайней мере, о четырех возможных типах готовности к материнству: 1) отсутствие готовности к материнству (отказ вот материнства); 2) готовность к функциональному материнству; 3) готовность к ретрофлексивному материнству; 4) готовность к нуминозному материнству.

В результате анализа индивидуальных психосемантических структуры материнства исследуемые (140 девушек) были отнесены к одному из четырех выделенных нами вариантов ее организации, в результате чего были сформированы 4 исследовательские группы (данные приведены в таблице 2), 9,3% наблюдений (13 человек) не были отнесены ни к одному из выделенных типов и не учитывались в дальнейшем анализе.

Таблица 2.

Частота встречаемости типов готовности к материнству в девушек


Исследов.

группы



Тип психологической готовности

к материнству




Кол-во человек


%

Группа 1


Отказ вот материнства


50

39,4

Группа 2


Психологическая готовность к функциональному материнству


33

26,0

Группа 3


Психологическая готовность к ретрофлексивному материнству


28

22,0

Группа 4


Психологическая готовность к нуминозному материнству


16

12,6

Как отмечается в литературе (Филлипова, Даниленко, Волкова, Гурьянова и др.), одним из основных критериев психологической готовности женщины к материнству, можно назвать ее личностную зрелость. В этой связи задача дальнейшего исследования состояла в том, чтобы выявить вровень зрелости каждого из выше представленных типов готовности к материнству. Нами использован ряд методики, которые диагностируют семантические близкие поля к конструкту «Личностная зрелость» - собственно зрелость, ответственность эмоциональная зрелость, независимость, сила Эго (дополнительные шкалы СМИЛ), готовность устанавливать отношения психологической интимности (шкала страха интимности Descutner C.J., Thelen М.Н.), альтруизм (Фетискин Н.П. и соавт., 2002), зрелость психологических защит (опросник Келлермана-Плутчика).

Сравнительный анализ полученных данных (использовались статистические критерии U – Манна-Уитни и Up – углового преобразования Фишера) выявил следующие особенности личностной зрелости в каждой из четырех исследовательских групп:

1) отказ вот материнства связан с низким уровнем зрелости и ответственности и высокой эмоциональной незрелостью, а также преобладанием примитивных защитных механизмов (отрицание реальности, вытеснение). Вместе с темы, данная группа характеризуется низким уровнем зависимости, что может быть рассмотрено как проявление контрзависимости в поведении, которая характерная для незрелой инфантильной позиции. Такой тип личностной зрелости может быть обозначен как «тотальная» незрелость; 2) психологическая готовность к функциональному материнству предполагает более высокий уровень ответственности и низкий – эмоциональной незрелости и собственно зрелости, средний уровень зависимости и силы Эго, преобладание защитных механизмов замещения и регрессии. Выявленные особенности описывают «частичный» (фрагментарный) характер зрелости; 3) психологическая готовность к ретрофлексивному материнству также характеризуется «частичной» (фрагментарной) зрелостью личности: относительно невысоким уровнем зрелости и средним уровнем ответственности. При этом, в данной группе отмечается высокий уровень зависимости и эмоциональной незрелости, среди защитных механизмов отмечается преобладание механизмов регрессии и реактивного образования; 4) психологическая готовность к нуминозному материнству базируется на высоком уровне зрелости, ответственности, сильном Эго, выявлено преобладание механизма рационализации. Личностная зрелость девушек данной группы носит целостный характер. Таким образом, среди выявленных нами типов психологической готовности к материнству только данный тип может быть квалифицирован как личностно зрелый.



Выводы.

  1. Психологическая готовность к материнству является сложным личностным образованием, несводимым к дихотомической модели «готовность-неготовность». Выявлено четыре типа готовности к материнству: 1) отсутствие готовности к материнству (отказ вот материнства); 2) готовность к функциональному материнству; 3) готовность к ретрофлексивному материнству; 4) готовность к нуминозному материнству.

  2. Каждый тип готовности к материнству характеризуется специфической: полоролевой организацией структуры личности, особенностями гендерного ролевого функционирования, жизненных сценариев и условий ранней социализации.

  3. Психологическая готовность к материнству связана с личностной зрелостью, ответственностью, готовностью устанавливать отношения психологической интимности, альтруизмом, зрелостью психологических защит и адекватностью функционирования полоролевой сферы.

  4. Психосемантическая организация модели отношения к материнству и связанных с им эмоциональных факторов позволяет выделить структурные типы материнства и изучить взаимосвязь этих типов с глубинными психологическими особенностями женщин.



Литература

  1. Эйдемиллер, Э.Г. Психология и психотерапия семьи / Э.Г. Эйдемиллер, В.В. Юстицкис – СПб.: Изд. Питер, 1999.

  2. Филиппова, Г.Г. Психология материнства (сравнительно-психологический анализ) / Г.Г.Филиппова: автореф. дисс. ... док. псих. науки. – М., 2000.

  3. Филиппова, Г.Г. Материнство и основные аспекты его исследования в психологии / Г.Г. Филиппова // Вопросы психологии. – 2001. – № 2. – С.22 – 36. Абрамченко В.В., Коваленко Н.П. Перинатальная психология: Теория, методология, опыт. – Петрозаводск: ИнтелТек, 2004. – 350с.

  4. Мухамедрахимов, Р.Ж. Формы взаимодействия матери и младенца / Р.Ж. Мухамедрахимов // Вопросы психологии. – 1994. – № 6. – С.16 – 25.

  5. Боулби, Дж. Детям – любовь и заботу / Дж. Боулби // Лишенные родительского попечительства: хрестоматия. / Ред.-состав. В.С. Мухина. – М.: Просвещение, 1991. – 223 с. – С. 144 – 154.

  6. Барановская, Т.И. Развитие базовых качеств матери и психическое развитие младенцев в возрасте 3 – 4 и 7 – 8 месяцев (Лонгитюдное исследование) / Т.И. Барановская: автореф. дисс. ... канд. псих. науки. – Шуя, 2002.

  7. Жеребкина И. Субъективность и гендер: гендерная теория субъекта в современной философский антрпологии. Уч. пос. / Ирина Жеребкина. – СПб.: Алетейа, 2007. – 321 с. – (Серия «Гендерные исследования»)

  8. Чедороу Н. Воспроизводсто материнства: Психоанализ и социология гендера / Ненси Чедороу; Тэр. с англ. – М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2006. – 496 с.

  9. Брутман, В.И. Влияние семейных факторов на формирование девиантного поведения матери / В.И. Брутман, А.Я. Варга, И.Ю. Хамитова // Психологический журнал. – 2000. – Том 21. – № 2. – С. 79 – 87.

  10. Даниленко Н.В. Работа психолога в преодолении невротичных расстройств у беременной // Вестник ХНПУ им.. Г.С. Сковорода. Психология. – Харьков, 2006. - Вип.. 20. – Ч. 1. – С. 50-59.

  11. Даниленко Н.В. Факторы, которые влияют на психологическую готовность к материнству // Научный журнал НПУ им.. М.П. Драгоманова. Психологическая наука. К.: НПУ им.. М.П. Драгоманова, 2006.

  12. Байлюк Е.Н., Абрамченко В.В., Аржанова О.Н., Петрова Н.Н. Комплексная оценка психосоматического статуса беременных с поздним гестозом // Перинатальная психология и медицина. – СПб.: Изд-во «ИПТП», 2005. – с. 95-98.

  13. Батуев А.С. Новое представление о раннем детстве // перинатальная психология и медицина. – СПб.: Изд-во «ИПТП», 2004. – С. 41-45.

  14. Магденко О.В., Иглина Н.Г., Ефремова О.Ю. Взаимосвязь мотивации сохранения беременности с психоэмоциональным состоянием в женщин с физиологической и осложненной беременностью // Перинатальная психология и медицина. СПб.: Изд-во «ИПТП», 2005. – С. 165 – 170.

  15. Ветчанина Е. Г. Психологические состояния беременньїх женщин в условиях острого и хронического стресса и особенности их психокоррекции: Автореф. дис. ... канд. психол. науки. - Томск, 2003. -21с.

  16. Шмуклер А. Бы. Психозы беременности /Шмуклер А. Бы. //Проблемы репродукции. -1995. - №2.-С. 19-22.

  17. Рыжков В. Д. Психопрофилактика и психотерапия функциональных расстройств нервной системы в беременных женщин // Медицинская помощь. -1996. -№3.-С. 33-36.

  18. Шалашова Ю. В. К вопросу о психологических проблеме женщин, родивших с помощью кесаревая сечения // Сибирский психологический журнал. - 2001. -№14-15. - С. 72 - 73.

  19. Бурлачук Л.Ф., Кочарян А.С., Жидко М.Е. Психотерапия: Учебник для вузов. 2-ое изд., стереотип. – СПб.: Питер, 2007. – 480с.

  20. Осгуд Ч., Суси Дж., Танненбаум П. Приложение методика семантического дифференциала к исследованиям по эстетике и смежным проблеме // Семиотика и искусствометрия. М.: Мир, 1972. 365 С.

Каталог: bitstream -> 123456789
123456789 -> Та медичному дискурсах
123456789 -> Московский государственный
123456789 -> Проблемы взаимодействия человека и информационной среды
123456789 -> Некоторые аспекты проблемы идентичности в условиях современного коммуникативного пространства
123456789 -> Севастопольский национальный
123456789 -> Программа и материалы методического семинара преподавателей хгу «нуа» 30 января 2009 г. Харьков Издательство нуа 2009
123456789 -> Міністерство освіти І науки України І88К 0453-8048 вісник
123456789 -> Кожина Г. М. Психіатрія дитячого та підліткового віку/ Г. М. Кожина, В. Д. Мішиєв, Е. А. Михайлова, Чуприков А. П., Коростій В.І., Самардакова Г. О., Гайчук Л. М., Гуменюк Л. М. Підручник
123456789 -> Медицинская психология рабочая тетрадь для самостоятельной работы студентов медицинского факультета
123456789 -> Ноосфера і цивілізація


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница