К введению в религиозную психопатологию1 Курт Шнайдер



страница1/4
Дата22.05.2016
Размер286 Kb.
  1   2   3   4
К введению в религиозную психопатологию1

Курт Шнайдер

ПРЕДИСЛОВИЕ
Совершенно неверно было бы понимать эту работу так, будто из нее следует, что автор намеревается разложить религию на психологические или психопатологические феномены и этим ее "объяснить". На самом деле не планируется ничего иного кроме описания религиозных переживаний, наблюдающихся при аномальных психических состояниях. Не ставится вопрос об их ценности, истинности, метафизической установке и установлении этим границы между психологией и психопатологией. Существующая религиозная психопатология применяется еще и в другом аспекте. Со стороны психиатрии неоднократно делались попытки анализировать отдельные выдающиеся образы религиозной истории и определять их в психопатологических понятиях. Такого рода начинание, которое как нельзя лучше может привести к безупречным результатам, в данном случае не планировалось. Описания взяты исключительно из врачебной практики и могут не более чем косвенно годиться для ис-.ториков религии.

Систематика изложения была принципиально возможной с двух точек зрения: согласно клиническим формам психических расстройств или по отдельным психопатологическим проявлениям, симптомам. Первая отдает предпочтение тому, что характер клинического состояния чрезвычайно важен для возникающих при нем переживаний, в том числе и религиозных. Без определенного знания клинических форм исключается понимание содержания и формы происходящих при них религиозных переживаний. Так как представленная работа обращена не только к врачам, но прежде всего к теологам, то было необходимо эскизное описание важнейших клинических форм психических расстройств. Сведущий человек может их пропустить, читатель-теолог, я надеюсь, не решит сразу заняться психиатрической систематикой или тем более терапией, но лучше поймет насколько сложна эта область. Для настоящего ее постижения наряду с психологическими знаниями необходимо совершенное врачебное образование и длительный практический опыт, который только и может привести к истинному воззрению.



Курт Шнайдер Кельн, октябрь 1927

Изложение клинических форм психических расстройств сегодня еще чрезвычайно затруднительно'2. Повсюду наталкиваешься на границы психиатрического знания, главным образом в отношении причин, на основании которых современная психиатрия стремится их группировать. Таким образам сегодня невозможно или возможно лишь предположительно создать удовлетворяющую систему психических расстройств. Нам кажется непозволительным игнорировать фактически имеющиеся трудности и пробелы, и мы в последующем изложении будем строго придерживаться того, что известно. Следуя этому стремлению приходится отказаться от желания использовать совершенную систему. Само собой разумеется, что клинические введения в отдельные главы могут быть лишь эскизными, а именно — степень подробности обуславливается важностью отдельных форм для религиозной психопатологии.

Единственное основное разделение, которое можно сделать, правда тоже лишь с оговоркой, это на врожденные и приобретенные психические аномалии. Когда с самого рождения ничем не отличающийся от других человек в позднем возрасте проявляет черты сенильной инволюции, сенильного слабоумия, то это приобретенное психическое отклонение. Врожденное нельзя при этом смешивать с предрасположением; к тому же склонность к сениль-ным проявлениям заложена в предрасположенности человека.

Врожденные психические аномалии, будь то в области интеллекта, чувств, воли или жизненных побуждений можно с оговорками, которые мы позднее обсудим, воспринимать как варианты нормы. В этих случаях можно не более чем образно говорить о "болезненных" состояниях и "заболеваниях", но не тогда, когда нужно оценить понятие болезни с точки зрения ее выраженности и установить наличие соматического характера болезненных процессов. И в тех случаях, когда биологическая суть человека, может быть ущербного или слабовольного, проявляется в определенной соматической конституции, речь должна бы идти не о болезненном процессе Сомы, но лишь о вариантах соматическрх конституции и их функций.

При врожденных психических отклонениях, если не имеются в виду лишь аномальные психические реакции, это происходит совершенно иначе. Здесь речь отчасти идет о причинно известных первичных заболеваниях мозга, отчасти о внешних и внутренних "отравлениях", вторично вовлекающих в страдание мозг. Предположение о наличии такого рода первичных опосредованных или непосредственных заболеваниях мозга, вероятно, может быть обосновано как с психологической так и с медицинской точек зрений-для таких важнейших врожденных психических аномалий как циклотимии и шизофрении. Одним из серьезнейших психологических аргументов в пользу того, что здесь речь идет о болезнях является нереактивное, немотивированное возникновение этих состояний. Они возникают не вследствие переживаний, волнений, потрясений, как большей частью полагают обыватели, а из биологической предрасположенности, довлеющей над индивидуумом. Равным образом не подвержены они психическому влиянию, которое не в состоянии существенно изменить их течение и лишь в легких случаях может только несколько воздействовать на него. Оно "работает" лишь с тем и над тем, что у больного еще остается нормальным, но не с самой болезнью.
1. СОСТОЯНИЯ ВРОЖДЕННОГО СЛАБОУМИЯ

Ранее мы говорили, что речь здесь идет о вариантах нормы. Так же как есть высокоодаренные, умные и менее умные индивидуумы, имеются глупые, ограниченные, слабоумные и идиоты. Психиатрия обычно разделяет врожденные слабоумия по степеням на дебильность, имбецильность и идиотию, причем предполагаются все переходы как между отдельными степенями так и относительно нормы. Хотя при состояниях слабоумия нет исходного критерия кроме предположительного варианта нормы, который мог бы в свою очередь соответствовать вариантам строения мозга или функциям желез внутренней секреции,. все же некоторые особо тяжелые формы нужно относить кзаболеваниям, порокам развития мозга, нарушениям внутренней секреции вследствие недостаточности функции щитовидной железы, инфекционным или токсическим поражениями мозга, повреждениям мозга, например, во время родов. Заболевания мозга в раннем детском возрасте также могут приводить к слабоумию, которое в этих случаях, строго говоря, не является врожденным. Разделение здесь часто невозможно.

Нас в данном случае не интересуют ни отдельные соматические признаки, аномалии черепа, аномалии общей соматической конституции ни совершенно различные психические формы состояний слабоумия, среди которых прежде всего имеются тупые и возбудимые.

Религиозно-психопатологическое значение врожденных слабоумий невелико. Само собой разумеется, что у совершенно не способных к обучению идиотов не,может идти и речи о религиозной жизни и что при более легких формах ее дифференциация основана на имеющихся вообще психических возможностях. Слабоумные имеют иногда хорошую память и так как в этих случаях они даже при достаточной глубине слабоумия в состоянии выучить молитвы, сентенции, песни, мелодии, то часто симулируют то, что не соответствует действительности. Обучаемые спокойные слабоумные весьма воспитуемы для формальностей религиозной жизни и выполняют свои религиозные обязанности с особым усердием. Поверхностность их религиозной жизни и факт, что речь идет во многом о непонятном, о необрабатываемом, внедряемом со стороны, обнаруживаются и в том, что проявления их религиозной жизни во многом зависят от окружения. Очень сильно влияние со стороны на таких примитивно религиозных слабоумных. В этих случаях легко возникают перемены, когда такие люди попадают в иное религиозное окружение. При этом решающую роль могут играть формальности, не имеющие ничего общего с сутью предмета, такие как дружеское обхождение в новом окружении или хорошая еда.


2. ПСИХОПАТИЧЕСКИЕ ЛИЧНОСТИ3

Если состояния врожденного слабоумия большей частью понимаются как чистые варианты состояний дарования, то психопатические личности, коротко психопаты, рассматриваются как аномальные варианты личности. Не углубляясь в сложное понятие личности, позволительно сказать, что под этим понимаются в основном эмоциональная и волевая сферы жизни. Что же такое "нормальная" личность? Мы придерживаемся в ответе на этот вопрос не качественного (оценочного) понятия нормы в смысле образцовости, целесообразности, необходимости, но чисто количественного. В этом смысле "аномальный" не означает оценочного суждения, а только лишь суждения о средних, обычных отклонениях. Нормальной личностью таким образом была бы такая, которая находилась бы в рамках лишь представляющегося нам, не более того, диапазона человеческих личностей. Аномальные личности являются отклонениями от этого, предполагаемого нами диапазона, отклонениями к большему или меньшему, вверх или вниз. Разумеется, что четкой границы между нормальной и аномальной личностями быть не может. Круг нормальных личностей по всем направлениям незаметно переходит в область аномальных. Считать личность еще нормальной или уже аномальной часто является произвольным и делом личного вкуса. Ясно, что изобилие этих аномальных личностей может быть бесконечным, причем под это понятие должны подпадать все какие-либо особенные, выпадающие из рамок обычного, все чем-либо своеобразные, г выделяющиеся каким-нибудь характерным способом поведения личности. В смысле чисто количественного понятия нормы серьезные нарушители спокойствия являются равным образом аномальными как и великие поэты или святые.

Среди аномальных личностей имеются лишь две группы, с которыми психопатологи преимуществен-. но имеют дело. Это аномальные личности, которые страдают из-за своего характера и аномальные личности, которые мешают обществу. Первые приходят к психопатологу в поисках помощи в их бедах, других доставляют из-за их столкновений с законами и порядками в обществе. Обе эти группы мы выделяем из широкого круга аномальных личностей как "психопатические" личности и говорим: психопатические личности это такие аномальные личности, которые страдают из-за своей аномальное™ или те, из-за аномальное™ которых страдает общество. Разумеется, что и среди них имеются расплывчатые переходы как в сторону излишне аномальных так и к нормальным личностям. Мы ни в коем случае не называем аномальных и психопатических личностей "болезненными" личностями. Больной означает прежде всего лишь суждение. Все же существуют две константы, на которые необходимо опираться для того, чтобы говорить о болезни: первая это опасность для жизни и вторая — имеющиеся морфологические и физиологические доказательства наличия того или иного органического процесса.

И в психическом понятии болезни должно ориентироваться на соматическое поскольку это ни что иное как единая картина. Это единство возможно в группах с 4 по 8 психических расстройств (согласно классификации Крепелина 1920 года [прим. редактора]) и равным образом при состояниях врожденного слабоумия, которые мы будем обсуждать. И у психопатических личностей также нельзя в отдельных случаях с полной уверенностью исключить, что причинную роль играют текущие болезненные процессы, например, ранний приобретенный дефект мозга. В большинстве случаев на это все же не имеется ни малейших указаний. И тогда, когда суть психопатических личностей вроде бы видна в особых соматических конституциях и их функциях, не имеется принципиального отличия от "нормальных" характеров, которые тоже ведь каким-то непредставляемым образом связаны с соматической конституцией. В группах с 4 до 8 речь идет безусловно о болезненных проявлениях; для большей части наиболее легких состояниях врожденного слабоумия и для психопатических личностей определение "болезненный", вытекающее из представленного здесь определения болезни, неприемлемо. И в тех случаях, когда в основе психопатий лежат определенные конституциональные состояния организма они не являются все же болезненными процессами, органическими процессами. Так к тому же отсутствует критерий опасности для жизни определение "болезненный" является чисто сужденческим (умозрительным). Поэтому мы не говорим в случае психопатических личностей о "болезненных" личностях или о "нервнобольных", как их называют в просторечьи. И там, где сущность психопатий просматривается в определенном соматическом понимании, их отношение к нервам не большее и не меньшее чем при всех соматических проявлениях. Во всяком случае ничего не известно о специальном участии нервной системы.

В сущности все равно, идет ли речь о "болезненных" личностях или нет в случаях, когда это определение не приводит к тяжелым практическим последствиям. Клеймо больного легко освобождает психопатическую личность от ответственности и самодисциплины, оно ведет к судебным несправедливостям, оно затрудняет воспитательное влияние, которое является единственным возможным лечением этих людей наряду с врачебным лечением.

Как из множества человеческих личностей можно выделить определенные все повторяющиеся типы, так это возможно и среди аномальных, психопатических личностей. Оперирование такими типами является абсолютно отличным от медицинского диагноза. Речь идет исключительно об установлении схематизированных образцов, с которыми сравниваются конкретные психопатические личности. Отчасти они соответствуют им полностью, отчасти до некоторой степени. Разумеется число типов и подтипов произвольно. Очень часто встречаются комбинации различных типов и нередко у людей имеются лишь черты одного или большего числа установленных типов, не дающие права причислять их на этом основании к какому-нибудь из этих типов и тем самым вообще к психопатическим личностям.

Об этом здесь не может идти и речи, и подробно представлены лишь основные типы психопатических личностей. Почти все они имеют большее или меньшее значение для общества и знание их необходимо для работы по психическому призрению.. Информация об этом, однако, не является целью данной работы. Для психологии религии имеют значение в основном три типа, об остальных нужно сказать очень коротко, хотя с них мы и начнем.

Под гипертимными психопатами мы понимаем аномальные личности с приподнятым фоном настроения, сангвинистическим темпераментом и определенной активностью. Это жизнерадостные, деятельные, неисчерпаемые люди. Большей частью они при этом неглубоки, некритичны, самоуверенны, легко определяемы. В круг психопатов они включаются как сварливые, кверулянты, социально неустойчивые34. Эмоционально-лабильными психопатами мы называем личности, отличающиеся беспричинно возникающим и вновь проходящим, главным образом, депрессивным настроением. Они являются часто непостоянными, нередко периодическими пьяницами.

— Эксплозивные психопаты являются внешне наиболее возбудимыми личностями, вспыхивающими по незначительным поводам, для них характерны "реакции по типу короткого замыкания". Если они доходят до преступлений, то это преступления в состоянии аффекта.

— Жаждущие признания психопаты это люди, желающие казаться больше, чем они есть на самом деле. Эксцентрическим нравом, хвастовством, фантастической ложью они стремятся к тому, чтобы о них говорили. Их религиозная деятельность также носит четкую печать тщеславия, побуждающего их в жизни религиозного сообщества подавлять бросающимся в глаза и назойливым образом действий. Из этой страсти к тщеславию могут вытекать также частые посещения духовников и церкви, преувеличенное .стремление к покаянию и таинствам. За кажущейся потребностью рассказывать о грехах и ошибках здесь стоит пустая суетная многозначительность, а также потребность сходиться как можно чаще с нередко фанатично почитаемыми духовными лицами. Такие психопаты могут быть очень опасными из-за быстрой смены своих идеалов и из-за перехода объекта их почитания в объект нападок и клеветы. Знающий людей человек часто распознает за преувеличенной, выставляемой напоказ религиозностью тщеславие и пустоту. Некоторые из жаждущих признания, желающих отличаться образцовостью и самопожертвованием, достигают, благодаря этому, при определенных обстоятельствах огромных успехов главным образом в харитативных профессиях.

— Бесчувственными психопатами мы называем аномальные личности, отличающиеся эмоциональной тупостью главным образом по отношению к другим людям, людей без стыда, без раскаяния, без чувства альтруизма, в крайних случаях без следов того, что обыкновенно называют совестью. Это часто брутальные и опасные для общества психопаты составляют ядро того, что старая психиатрия называла "моральным помешательством" или "моральным слабоумием". Впрочем, они часто действительно, то есть интеллектуально, более или менее слабоумны. Вряд ли стоит говорить, что у выраженных безчувственных психопатов отсутствуют даже следы религиозной жизни и вряд ли их можно развить.

— Безвольные психопаты легко определяемые, совращаемые, несамостоятельные, причем в основе своей часто добронравные личности. В криминальных ситуациях пассивные и легко поддающиеся влиянию. Среди запущенной, беспризорной молодежи они встречаются более чем достаточно. Влияние хорошего окружения часто бывает существенным, но не стойким.

— Астенические психопаты имеют почти исключительно врачебное значение. Речь здесь идет прежде всего о физически легко истощаемых по характерологическим причинам и о чувствующих себя определенным образом психически ущербными. Часто их ошибочно называют "невр"-астениками.

Все до этого рассмотренные типы психопатов не имеют специфического отношения к нашему предмету. Зато это можно сказать о следующих трех формах.

— Депрессивные психопаты это личности с постоянной пессимистической жизненной установкой. Все воспринимается тяжело, отсутствует способность к беззаботной радости. Во всем видится обратная сторона, все каким-то образом отравлено и испорчено. Ипохондрические опасения и самобичевания подстерегают их изо дня в день на их пути. Склонность к размышлениям, раздумьям, отравление этой окружающей жизнью часто заключает этих людей в твердую религиозную или мировоззренческую оболочку. Депрессивные психопаты могут в отдельных случаях выглядеть очень по-разному. Есть среди них меланхоличные, мягкие, робкие, кроме того угрюмые, ворчливые, недоверчивые, злобные, раздражительные, эгоистичные, подозрительные.

Близко к депрессивным стоят неуверенные в себе психопаты, отличающиеся внутренней неуверенностью и недостаточностью самооценки. Это сензитивные45 люди с длительной переработкой всех переживаний, которая направлена исключительно против самого себя. Во всем, что случилось или не удалось они ищут в первую очередь свою вину. Этим личностям свойственно повышенное честолюбие в этической сфере; они не прощают себе ничего в то время как другим часто прощают все. Нередко в глубине такого характера имеются нарушенные и подавляемые, осуждаемые ими самими аномальные, количественно или качественно, сексуальные импульсы, которые приводят к отчаянной борьбе по их вытеснению.

На почве неуверенной в себе личности вырастают и навязчивые мысли. Какие-либо идеи становятся навязчивыми, хотя в другое время они часто могут сознаваться бессмысленными или, по крайней мере, не имеющими основания. Среди этих устрашающих мыслей, от которых такие сверхдобросовестные люди не могут избавиться, большую роль иногда играют религиозные страхи. Главным образом исповедь, с ее целью экзамена совести и искреннего раскаяния56 является здесь постоянным камнем препятствия. Неуверенные в себе личности являются педантичными в отношении исповеди, и почти каждый сен-зитивный и добросовестный католик узнает тонкости исповеди, по крайней мере после указаний, в основном ко времени пубертата. Всем священнослужителям также хорошо известны такие педанты. От их утешения, наставления, влияния исповеди зависит почти все, в то время как даже врач-католик в этих вещах редко рассматривается в качестве авторитетного советчика. В отдельных случаях речь идет по сути дела об исследовании совести, о вопросе было ли раскаяние внутренним, всеобъемлющим, преувеличенным или настоящим, полным или неполным, что было достаточным, а что недостаточным для силы исповеди, как пробуждалось раскаяние, было ли покаяние полным и искренним, проявлялось или нет в нем чувство вины; происходило ли признание правдами или неправдами, следствием чего может являться недействительность покаяния и мучительное исполнение налагаемого наказания. Само собой становится понятным, что у этих неуверенных в себе личностей и отдельные пункты догм могут привести к навязчивым беспокойствам. Как сложны в некоторых случаях религиозные навязчивые мысли показывает следующее самоописание из своего детства одной образованной католички:

"От служанки я выучила целые страницы непонятных для меня молитв, которые она мне рассказывала какое-то время каждый вечер. Позднее, предоставленная самой себе, я и подумать не могла уснуть, прежде чем не прочитаю эти молитвы слово в слово и в том же самом порядке; если я при этом проваливалась в сон, то снова и снова просыпалась, повторяя их всегда с начала и с напряжением всех сил доводила, наконец, свое задание до конца. Когда потом днем учительница в школе во время разучивания "Десяти святых Заповедей Божиих" и "Пяти Заповедей святой католической Церкви" заметила: "Я надеюсь, что каждый ребенок во время вечерней молитвы читает и десять святых Заповедей Божиих и пять Заповедей святой католической Церкви", я их добросовестно добавила к своим длинным вечерним молитвам. В это же время я услыхала, что молитвы нужно не просто тараторить, но следует молиться с благоговением, то есть, как сказал капеллан, нужно думать над каждым словом. Так как мои молитвы начинались в это время всегда: "устала я, ложусь спать...", я прежде всего тщательно обдумала слово "устала", подсказывая себе: итак я страшно устала, устала от игр, устала от школьных занятий, устала от всяких моих обязанностей как старшей из сестер, устала и от моих гнусных поступков и следующих за ними душевных потрясений. Особенные трудности тогда мне приносило дорогое "Я", о котором я еще и раньше ломала себе голову. Я казалась себе довольно симпатичной любимому Богу с именем и фамилией и как можно убедительней старалась представить перед его взором мои семейные взаимоотношения и мои личные отношения. При довольно конкретном содержании тогда еще любимой мною молитвы "Устала я... думать что-нибудь при каждом слове" было в общем быстро достигнуто, в то время как следующие вещи: "каждый католик должен знать Христа и верить в него", Отче наш, апостольский символ веры, три добродетели Господних, раскаяние и умысел, а также summa summarum пятнадцати дополнительных молитв предъявляли к возможностям моего метафизического умозрения совершенно невыполнимые требования. То, что я больше не могла осилить моих заданий было понятным само собой, но я себя в этом ужасно упрекала. Лишь когда я, примерно в 8-летнем возрасте, впервые пришла на исповедь и обвинила себя в этом, я, к счастью, попала к очень доброму и умному духовнику, который, несмотря на мои примерно 478 раз "неблагоговейно" произносимые молитвы, отпустил мне все грехи и строжайше внушил, что моя вечерняя молитва может и должна длиться не более 5 минут и будет непослушанием, если я затяну ее дольше или буду слишком много об этом думать. Таким образом я спокойно подчинилась непогрешимому церковному учителю и моим мучениям пока пришел конец, они появились, однако, вновь с еще большей силой через несколько лет, когда я действительно научилась думать."

Помимо этих навязчивых страхов, связанных с религиозными угрызениями совести нередко имеются навязчивые сексуальные представления, вторгающиеся в религиозную жизнь. Есть психопаты, у которых при взгляде на распятия и фигуры святых возникают мучительные грубо сексуальные скабрезные мысли или вынужденные думать во время молитв или во время святейших церковных действий на эти темы и вполголоса проговаривать эти мысли. Как раз у них всегда можно предположить упомянутую выше внутреннюю борьбу, с вытеснением запрещенных сексуальных стремлений, против воли внедряющихся в религиозную жизнь, в то время как при простых исповедальных угрызениях совести ее, наверное, не происходит. Здесь достаточно простого чувства повышенной совестливости неуверенной в себе личности. То, что они особо тревожно озабочены мнимыми и действительными сексуальными проступками, нечистыми мыслями и склонностями и особенно тщательно стараются исповедоваться — понятно и не дает права выводить сами угрызения совести из вытесненных сексуальных желаний.

Большее религиозно-психопатологическое значение имеют фанатичные психопаты. Они отличаются господством единственной "сверхценной идеи". Этим характеризуются, как мы видели, и неуверенные в себе психопаты; сверценности фанатиков отличаются однако тем, что они не имеют отрицательного знака, что они не заставляют мучиться. Кроме того они ведут к внешней борьбе, по меньшей мере к программе, доказательству, демонстрации. Речь идет здесь о выраженных борцовских личностях, которые изо всех сил защищают личное или общественное дело. Если это личное дело, к примеру, проигранный процесс, мнимая или действительная обида, то такие фанатики проявляют характер кверулянтов. Среди таких экспансивных фанатиков, к которым порой принадлежат ярые вожди разного рода социальных или мировоззренческих движений, имеются также тихие, тайные, отвернувшиеся от действительности, живущие исключительно фантазиями фанатики, которых мы склонны называть "матовыми" (matte) фанатиками. Экспансивные фанатики интересуют нас с религиозно-психопатологической точки зрения в качестве основателей, вождей, мучеников. Фанатические черты в особенности проявляются у личностей, которые в результате выраженной внутренней борьбы переходят от одного мировоззрения к другому. Ранее почитаемое затем совершенно стремительно становится объектом осуждения и борьбы. "Изменники" любого рода, как те, которые перешли от вольнодумства к церкви так и те, которые отреклись от церковной веры, при соответствующей структуре личности часто являются фанатиками. Матовые фанатики, к которым принадлежат многие сектанты, дети природы, вегетарианцы, пророки нудизма часто являются чудаками и странными (verschroben) даже в своем окружении. Как отказчики от воинской службы на религиозной почве такие личности обращают на себя внимание уже и в мирное время, особенно же во время войны7. С удивительной стойкостью принимают они на себя все последствия. Этих матовых фанатиков часто необычайно тяжело отличить от простых форм шизофренических расстройств, о чем будет говориться далее8 .

Этим мы заканчиваем обсуждение психопатических личностей. Нужно еще раз указать на то, среди них встречаются различные комбинации. Стоит только подумать об эксплозивных эмоционально-лабильных, эксплозивных бесчувственных, депрессивных безвольных, жаждущих повышенной оценки фанатиках и еще многих других.

Аномалии сексуальных потребностей также могут быть важны с точки зрения религиозной психопатологии. Лишь в редких случаях допустимо рассматривать их как изолированное нарушение потребностей, большей частью они укладываются в различные формы психопатических личностей. Преодоление таких запрещенных побуждений ведет неуверенных в себе личностей, в основном глубоко страдающих людей, к повышенной религиозности в качестве выбора защиты. 23-летний служащий банка, очень страдавший из-за своей гомосексуальности, примкнул по этой причине к одной благочестивой секте, много молился, ночами напролет читал религиозные писания, брал уроки греческого языка, чтобы прочесть Новый Завет в подлиннике. Когда он понял, что это ничуть не помогает, он совершенно отказался от религии. 42-летний, немного ограниченный швейцар отказался ходить на исповедь, потому что он продолжал испытывать гомосексуальные наклонности и покаяние для него поэтому "не имело смысла". Он говорил, что его ошибка угнетает его еще больше с той поры, как он не ходит больше на исповедь.



Каталог: siteconst -> userfiles -> file
file -> Академия медицинских наук СССР
file -> Клиническая картина психических расстройств и особенностей психического развития у детей, подвергшихся сексуальному насилию
file -> Школьная адаптация детей и подростков с психическими расстройствами Диссертация на соискание учёной степени кандидата медицинских наук
file -> Психические расстройства у детей, впервые госпитализированных по поводу гемобластозов
userfiles -> Публикации сотрудников нцпз рамн за 2014 Публикации вощедшие в Web of Science
userfiles -> Центр социально-психологической и информационной поддержки Региональная благотворительная общественная организация «Семья и психическое здоровье»
userfiles -> Клиническая картина психических расстройств и особенностей психического развития у детей, подвергшихся сексуальному насилию
file -> В. П. Осипов. Курс общего учения о душевных болезнях


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница