Карл роджерс консультирование и психотерапия



страница16/115
Дата24.11.2018
Размер3.24 Mb.
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   115
Советы и рекомендации. Один из наиболее распрост­раненных приемов психотерапии — это убеждение и со­веты. Его можно было бы также назвать интервенцией. В рамках данного приема консультант выбирает необходи­мую цель и внедряется в жизнь клиента с тем, чтобы убелиться, что он развивается в заданном направлении. При­мером крайнего проявления этого метода могут служить знакомые нам так называемые “эксперты”, выступающие по радио, которые, прослушав повествование человека о какой-то сложной проблеме, в течение трех-четырех ми­нут выдают точные предписания, касающиеся его даль­нейших действий. Хотя каждый хорошо подготовленный консультант знает об ошибочности данного метода, уди­вительно, как часто советы и рекомендации используют­ся в современной консультативной практике. К сожале­нию, консультант не отдает себе отчета в том, какую он берет на себя ответственность, и не осознает степени сво­его вмешательства в жизнь клиента. В любой целиком записанной на фонограмму беседе такие фразы, как: “Если бы я был на вашем месте...”, “Я бы предложил...”, “Я ду­маю, что вам следует...”, встречаются довольно часто. Ви­димо, имеет смысл привести пример случая подобного использования метода. Цитируемая выдержка взята из фонограммы одной из бесед. Это типичный случай, ког­да консультант считает нужным давать полезные советы в процессе сеанса.

В ходе беседы студент, от которого требовалось сдать курс психологии “4” (курс навыков обучения), рассказывает кон­сультанту о своей временной работе, и тот задает рад воп­росов, касающихся данной темы. Перед нами продолжение беседы.


Консультант. Итак, я действительно думаю, что вам сле­дует проводить все свое время за книгами. Если вы, конеч­но, не рискуете умереть от голода, я не рекомендовал бы вам работать. Скажите, какие оценки вы должны получить в этой четверти, чтобы остаться в колледже?

Субъект. Я точно не знаю, в среднем около 2 или 2,1.

Консультант. Так, если вы действительно хотите остать­ся в колледже, вы должны потуже затянуть ремень и очень интенсивно заниматься, и я не представляю, как у вас это получится, если вы столько времени отдаете работе. Мне кажется, что это время необходимо потратить на занятия. Но это лишь мое мнение. Вы лучше других должны разби­раться в своей ситуации. Я — лишь тот человек, который наблюдает со стороны и производит сравнение, основыва­ясь на своем личном опыте и знании других студентов ва­шего курса, которым я помогаю при прохождении курса “4”. Я знаю — у меня была возможность наблюдать некоторых из них с того момента, когда они приступили к этому курсу, и вплоть до выпуска. Некоторые из них уже завершили обу­чение, некоторые — нет, и так в каждом классе колледжа. Но в целом, чтобы стать выпускником, если только человек не обладает какими-то выдающимися умственными способ­ностями — так называемым врожденным интеллектом, и ему не надо учиться, — и если вам не посчастливилось быть одним из таких людей, — это означает, что вы должны про­водить за книгами достаточное количество времени. (Пау­за.) Вы живете в общежитии?
При чтении данного отрывка необходимо отметить ряд моментов. Он поучителен в том смысле, что позволяет оценить, в сколь жесткой форме дается совет, а также то, что беседа сопровождается завуалированной угрозой от­носительно возможности продолжения учебы. Имеет зна­чение и то, что консультант в итоге извиняется за то, что дает такое строгое и решительное предписание. Нам встречаются такие фразы, как “это лишь мое мнение”. Почти всегда у консультанта, дающего совет, есть чувство, что неверно навязывать другому собственное решение проблемы. Также стоит отметить, что в конце этого отрывка консультант меняет тему, чтобы избежать сопро­тивления, которое может возникнуть у клиента.

Приведем еще один пример беседы со студентом, в котором оказывается более сильное давление. Этот отры­вок пересказан со слов самого консультанта.


Эмоциональная проблема. Частично лечение концентрирова­лось вокруг катарсиса. Фрэнк, казалось, получал некоторое облегчение, рассказывая о своих проблемах заинтересованному и симпатизирующему ему слушателю. Он поведал мне о многочисленных случаях, когда он чувствовал себя несча­стным, потому что не смог научиться сходиться с людьми (многие из таких случаев отражены в клинических данных). Мой первый шаг заключался в том, чтобы дать ему понять, что такая личностная черта нежелательна, с точки зрения жизненной адаптации, и что нужно предпринять шаги по ее исправлению. Я задал вопрос: “Вы хотите исправить этот дефект в личности, в остальных отношениях достойной?” Он ответил утвердительно. Я наметил следующие шаги по его социальной реабилитации: 1) записаться на курсы со­циальных способностей при УМСА; 2) посещать собрания клуба “Космополитен”, где он мог бы использовать свои знания о происходящих в мире событиях; 3) участвовать в работе смешанных групп при УМСА. (Соответствующему представителю каждой группы были разосланы письма, что­бы обеспечить клиенту индивидуальный подход.)
Проблема образования. Моя работа заключалась в том, чтобы отговорить его продолжать обучение в сфере чисто коммерческого бизнеса и перейти на общеобразовательную программу. Сначала я обратил его внимание на условия кон­курса для поступающих в профессиональную школу бизне­са. Это ничуть не поколебало его. Он по-прежнему утверж­дал, что его средняя оценка “Д” поднимется до отметки “С” в этом году. Зная его негативное отношение к предметам, включающим математику, я перечислил ему некоторые дис­циплины, которые входят в учебный план: статистика, фи­нансы, банковское дело, теоретическая экономика, бухгал­терский учет и т. д. (мысленно извиняясь перед моими дру­зьями, которые преподают данные дисциплины). Я расска­зал студенту, что эти предметы “в высшей степени теоретизированы и абстрактны” и считаются “весьма сухими”. С другой стороны, дисциплины общеобразовательного характера более практичны и интересны, не требуют никакой экономической или математической подготовки. Я перечис­лил несколько интересных особенностей курсов общей ориентации. Наконец он согласился все это обдумать. Я наме­тил следующий план действий: 1) встретиться с консультан­том по общеобразовательной подготовке для получения бо­лее подробной информации (я организовал встречу); 2) обсудить проблему с его родителями; 3) получить бланки для перевода в отделе регистрации (Salbin Т. R. “The Case Record in Psychological Counseling”, Journal of Applied Psychology, vol.24,1940, p. 195.).
Заметьте, насколько полно консультант управляет хо­дом мыслей студента. Совершенно ясно, что консультант точно знает, к какой цели направить клиента. Пытаясь убедить его достичь этой цели, он предлагает, наряду с разумными и прямыми доводами, и один откровенно фальшивый, то есть, по сути, любое предложение, кото­рое ведет студента к цели, считается приемлемым.

Такой метод работы широко распространен как в учеб­ном консультировании, так и в клинической работе. У нас еще будет возможность более основательно проанализи­ровать его особенности и эффективность использования (глава 5). Здесь же достаточно отметить, что тенденция к применению таких методов убеждения и предоставления советов, видимо, ослабевает. У этого подхода два основ­ных недостатка. Достаточно независимый человек отвер­гнет подобные наставления, чтобы сохранить собствен­ную целостность. Человек же, которому уже свойственно быть зависимым и позволять другим решать за него про­блемы, еще больше впадет в зависимость. Такая техника с ее убеждениями и советами, несмотря на то, что иногда может помочь в решении каких-то срочных, безотлага­тельных проблем, вовсе не обязательно способствует ста­новлению личности клиента.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   115


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница