Необходимые условия, при которых целесообразно ис­пользовать непрямое воздействие или “средовой” подход



страница37/115
Дата24.11.2018
Размер3.24 Mb.
1   ...   33   34   35   36   37   38   39   40   ...   115
Необходимые условия, при которых целесообразно ис­пользовать непрямое воздействие или “средовой” подход. Нам необходимо четко представлять себе не только те факторы, которые свидетельствуют о том, что в том или ином конкретном случае рекомендуется использовать метод консультирования, но также и те критерии, кото­рые говорят в пользу непрямого воздействия. Далее мы попытаемся перечислить все эти критерии. В отличие от предыдущих двух перечней, наличие только одного из этих условий уже является достаточным основанием для того, чтобы сосредоточить внимание именно на этом методе.

1. Компонентные факторы, характеризующие ситуа­цию индивидуального приспособления, настолько неблагоприятны, что, даже изменив свои установки и достиг­нув инсайта, индивид не в силах с ними справиться. Дес­труктивный опыт отношений внутри семьи или другой социальной группы или негативное в целом окружение в дополнение к его собственным неадекватным физичес­ким или каким-либо другим особенностям будут крайне отрицательно влиять на развитие способности к приспо­соблению до тех пор, пока не будет изменена окружаю­щая среда.

2,3. Индивид недоступен для консультирова­ния в том смысле, что не удается обнаружить какие-либо средства, с помощью которых он мог бы выразить свои эмоции и проблемы. (Примером может служить глубоко погруженный в себя индивид на начальной стадии ши­зофрении, который не может выразить свои совершенно явные противоречивые установки.)

4,5. Эффективное воздействие на окружающую среду проще и эффективнее, чем прямая терапия. Это условие, видимо, является оп­ределяющим, только когда порождающая проблему си­туация почти полностью относится к влиянию среды, — неадекватная школьная программа, неблагоприятное ме­сто проживания, нетерпимый и некомпетентный воспи­татель или какой-то иной фактор внешней среды, кото­рый порождает проблему.

6,7. Индивид слишком молод или слишком стар, недостаточно развит интеллектуаль­но, слишком нестабилен для прямого метода терапии. (Смотри предыдущие разделы для более точной инфор­мации об этих условиях.)

8. Видимо, имеет смысл про­комментировать сформулированные в обобщенном виде критерии. Очевидно, они не должны применяться всле­пую или механически. Они нужны как повод к размыш­лению, а не как замена ему. Они не охватывают все воз­можные ситуации. Например, они предназначены помочь определить первичный ракурс лечения, но не претенду­ют на то, чтобы указывать дальнейшее направление. Так, консультирование может быть назначено как вспомога­тельная мера, тогда как основное внимание будет сосредоточено на изменении факторов внешней среды, или, наоборот, какой-то косвенный метод лечения может ис­пользоваться, несмотря на то, что все надежды возлага­ются на психотерапию. Короче говоря, эти критерии предназначены скорее для прояснения ситуации, для раз­мышления о решениях, принятых на иных основаниях.

Легко заметить, что при помощи указанных критери­ев некоторые группы пациентов будут рассматриваться как подходящие или неподходящие для консультативно­го лечения. Так, студенты с трудностями приспособления, обучающиеся в колледже, как правило, являются подхо­дящими кандидатами для консультирования, поскольку в большинстве случаев они способны изменить некото­рые аспекты своего существования. Они почти всегда со­ответствуют по возрасту и уровню интеллекта и обладают по крайней мере минимальной устойчивостью и частич­но свободны от контроля со стороны семьи. В целом дан­ные утверждения применимы также к тем индивидам, у которых возникают проблемы приспособления в сфере семейных отношений. С другой стороны, психотик, на начальной стадии заболевания начинающий терять кон­такт с реальностью, зачастую не способен воспринимать терапевтическую помощь либо потому, что он настолько отчужден, что не в состоянии выразить свое напряжение или внутренний конфликт; либо потому, что он уже не обладает достаточной устойчивостью, чтобы контролиро­вать свою жизненную ситуацию. Умственно неполноцен­ные индивиды также плохо поддаются консультирова­нию, потому что не подходят по четвертому критерию. Не подходит описанный тип консультирования и для хоро­шо приспособленного индивида, не ощущающего ника­кого дискомфорта в плане жизненного приспособления.

Этот факт иногда упускается при разработке программ стационарного консультирования, когда предполагается, что опыт консультирования необходим каждому. Нет, кон­сультирование — это процесс, который в первую очередь адресован тем, кто страдает от определенного психическо­го напряжения и психологической неприспособленности.

Этот комментарий был дан с целью уточнения того факта, что индивиды отличаются по степени соответствия предложенным выше критериям. Однако должно быть понятно, что всегда существуют исключения из правил и что в каждом отдельном случае плохого приспособления требуется тщательное и всестороннее рассмотрение про­блемы, чтобы определить, целесообразно ли использовать технику консультирования или же стоит попробовать ка­кой-то иной метод.
Какова роль анамнеза?
Некоторые читатели сочтут странным тот факт, что мы обсуждаем различные условия, влияющие на выбор ме­тода лечения и задающие направление терапии, не рас­сматривая при этом предысторию случая, как раз на базе которой (как предполагается) принимаются решения. Мы сознательно опустили этот момент, но, прежде чем окон­чательно расстаться с этой темой, дадим некоторые по­яснения.

По сути, подробное изучение места и роли, которое занимает анамнез в современной клинической практике и консультативной работе, абсолютно не обязательно. То, что этот вопрос частично утратил свое прежнее значе­ние, — очевидно, но его настоящий статус еще менее ясен. Давайте бегло проанализируем ситуацию, поскольку это имеет отношение к нашему обсуждению.

Полный анамнез, содержащий огромное количество материала относительно развития индивида и его устано­вок со всеобъемлющей картиной его социального бытия и культурных факторов, влияющих на него, чрезвычайно важен для полной диагностики. Не будем заблуждаться на этот счет. Для полного и глубокого понимания важней­ших жизненных стимулов и паттернов подробный анам­нез случая является для нас лучшим средством.

Но очевидно то, что временами сбор соответствующей информации о болезни определенным образом затрудняет процесс лечения. Соответственно, мы иногда сталкива­емся с необходимостью весьма нежелательного выбора: либо иметь четкую и детальную диагностическую карти­ну, либо стараться помочь индивиду прогрессировать в решении собственных проблем.

Каким же образом возникает такая дилемма? Когда консультант следует установке на получение подробной информации о клиенте, то последний не мо­жет избавиться от ощущения, что ответственность за ре­шение его проблем постепенно перекладывается на кон­сультанта. Когда консультант говорит: “Я бы хотел, что­бы вы рассказали мне о себе и о ваших проблемах, о ва­шем прошлом, образовании, болезнях, о вашей семье и социальном окружении”, он обязательно подразумевает следующее: “И тогда я смогу рассказать вам, как решить ваши проблемы”. Если в качестве основного метода воз­действия был выбран “средовой подход”, то это не вредит клиенту. Фактически, это может помочь ему почувство­вать себя более готовым к принятию некоторых измене­ний в окружающей обстановке, поскольку они основы­ваются на реальном знании. Если, однако, пациенту пред­стоит консультирование или психотерапия, то этот набор сведений только затруднит лечение. Клиент в ответ на простой тактичный вопрос консультанта рассказывает все, что он может рассказать о себе. В свою очередь, он ожидает получить подробное решение всех своих проблем. Любая попытка заставить его взять на себя ответствен­ность за свою собственную ситуацию, постараться найти какой-то реальный и посильный способ приспособить­ся, обязательно будет восприниматься как умышленный отказ со стороны консультанта предоставить ему правиль­ные ответы. Для консультанта намного проще работать по такому методу лечения, который будет способствовать независимости клиента и направит его по пути большей зрелости, если при этом не было специальной встречи по изучению прошлого опыта пациентов.

По этой причине приведенные критерии относятся, главным образом, к элементам, не требующим в своей оценке подробнейшей информации о прошлом пациен­та. В большинстве случаев уже на первом сеансе можно сделать предварительное заключение по всем пунктам, определяющим выбор консультирования в качестве ос­новного метода лечения. Степень эмоционального напря­жения почти всегда можно классифицировать при близ­ком наблюдении. Является ли напряжение клиента дос­таточным, чтобы превзойти по силе дистресс, вызванный процессом обсуждения и раскрытия его проблем, — воп­рос более тонкий, и часто исчерпывающий ответ на него можно получить уже в процессе работы. Есть ли возмож­ность консультативных встреч, является ли клиент отно­сительно независимым от своей семьи — все это обычно понятно уже после первого контакта с пациентом. Точно так же вопросы, относящиеся к возрасту, интеллекту и устойчивости, достаточно легко решаются консультантом просто на основе наблюдения. Чтобы понять, насколько индивид способен выражать тем или иным способом свои проблемы, иногда может понадобиться несколько встреч, а иногда это становится ясно с самого начала. Вопрос о том, обладает ли клиент определенной способностью уп­равлять своей ситуацией или как-то изменить ее, — са­мый серьезный. Во многих случаях ответ достаточно од­нозначен. Обычный взрослый, ученик средней школы или студент колледжа почти всегда в состоянии успешно спра­виться с ситуацией приспособления к жизни. Однако дело осложняется, если речь идет об индивидах, имеющих про­блемы, связанные с их собственной неадекватностью или неблагоприятными окружающими обстоятельствами. В таких случаях разумно провести диагностическое иссле­дование, прежде чем принимать решение о наиболее пред­почтительном методе. В подобной ситуации начинать терапию, не установив точного диагноза, означает еще глуб­же ввергнуть человека в состояние полной безнадежнос­ти, при этом его собственные недостатки станут еще бо­лее заметны и ужасны для него после достижения им инсайта. Таким образом, даже несмотря на то, что процесс установления диагноза может отчасти повредить консуль­тированию, в данном случае он просто необходим.

Мы можем подвести итог, сказав, что в большинстве случаев консультирование может начинаться сразу, при первой встрече, без диагностического обследования, и что эта процедура полностью оправдана, если консультант точно реагирует на все нюансы происходящего по мере их проявления во время контакта. В других случаях, преж­де чем выбрать тот или иной метод лечения, может по­требоваться исчерпывающий анализ ситуации. Необхо­димо всегда четко осознавать, что главное — это зрелое развитие клиента, и при выборе средств в клинической работе нужно всегда иметь это в виду. Если консультант подробно изучает предысторию болезни, то это должно быть методом, посредством которого он с наибольшей вероятностью сможет помочь человеку достичь нормаль­ной приспособленности к условиям жизни. Если же он отказывается от такой предварительной работы, то по той же самой причине — в этом случае он может без труда до­биться нужного развития клиента, сразу начав лечение, избегая неутешительных обстоятельств, сопутствующих анализу предыстории данного случая.

Вот, в достаточно грубом виде, суть обсуждаемой нами темы. На самом деле вопрос не в том, имеет ли консуль­тант полную информацию о клиенте или он будет игно­рировать ее. Вопрос в том, ставит ли он сбор информа­ции во главу угла. Гораздо вероятнее, что в процессе на­стоящего консультирования, а не при формальном сборе материала для анамнеза индивид гораздо полнее раскры­вает истинную динамику переживаний, обнаруживает основные паттерны поведения. Таким образом, консультант постепенно узнает о последовательности глубинных событий, даже несмотря на пробелы в представлениях о поверхностных, внешних событиях жизни клиента.


Заключение
Приходит ли клиент по собственному желанию или его направляют — консультант должен обязательно начать с того, чтобы выработать с самой первой встречи четкое представление о том, какой метод будет наиболее опти­мальным в этом конкретном случае. Если мы тщательно проанализируем этот вопрос, то придем к выводу, что мож­но сформулировать четкие критерии, на основе которых возможно осуществить более продуманный и обоснован­ный выбор. Часто решение приходит уже на первой встре­че с клиентом, и уже не требуется полного диагностиро­вания или подробнейшего рассмотрения всего предше­ствующего опыта клиента. В этой главе мы обсудили кри­терии, которые соответствуют выбору консультирования в качестве наилучшего метода, критерии использования терапии отдельно для взрослого и для ребенка, и те об­стоятельства, при которых противопоказана прямая те­рапия, а основное внимание должно быть сосредоточено на изменении окружающей среды пациента.

Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   33   34   35   36   37   38   39   40   ...   115


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница