Карл роджерс консультирование и психотерапия



страница96/115
Дата24.11.2018
Размер1.01 Mb.
1   ...   92   93   94   95   96   97   98   99   ...   115

Глава 8

Заключительные фазы терапии


Когда клиент достигает инсайта и самопонимания, о ко­тором мы говорили в предыдущей главе, наступает карди­нальное качественное изменение в сути терапевтического взаимодействия. Клиент уже испытывает меньшее напря­жение. Он выработал более уверенный подход к пробле­мам, с которыми сталкивается. Он реже стремится к зави­симости от консультанта, и его поведение свидетельствует о том, что они работают заодно. Отношения становятся более приближенными к настоящему сотрудничеству, в котором и консультант, и консультируемый вместе участву­ют в обсуждении следующих шагов, которые позволят пос­леднему достичь большой независимости. Поскольку кли­ент развил в себе способность принимать себя таким, ка­ков он есть, он меньше защищается и может более конст­руктивно оценивать предложения и советы, хотя в этом есть определенная доля сомнений, если учесть, что многое дос­тигается именно благодаря высказанным консультантом различного рода предположениям и указаниям даже на этой стадии лечения. Клиент нередко нуждается в информации, которая поможет ему в достижении новых целей, и кон­сультанту может представиться возможность дать ему эти знания или указать на другие источники, к которым он может обратиться.
Степень переобучения
Именно на этом заключительном этапе консультиро­вания имеет место определенный процесс переобучения. Этот термин широко использовался в ходе различных дис­куссий о консультировании и, возможно, во многом пре­увеличен по своей сути. Следует отметить, что в клиент-центрированной терапии, о которой идет речь в данной книге, отсутствуют какие-либо попытки решить пробле­мы клиента путем переобучения. Мы далеки от ожидания, что все его проблемы будут решены с помощью консуль­тирования, и не рассматриваем это в качестве желаемой цели. Удовлетворительное для человека существование заключается не в том, чтобы жить без проблем, а в том, чтобы жить с единой целью и базовой уверенностью в себе, которая приводит к удовлетворению в борьбе с чередой проблем. Именно эта единая цель, это мужество жить и преодолевать трудности, которые преподносит жизнь, и достигается процессом терапии. Таким образом, вовсе не обязательно, что клиент в ходе сеансов консультирования получает четкое решение отдельной проблемы, скорее он приобретает способность мужественно встречать свои проблемы и решать их конструктивным образом. Из это­го следует, что переобучение не является, как это иногда представляют, переподготовкой индивида по всем аспек­там его жизни. В целом оно подразумевает накопление достаточного опыта по применению достигнутых инсай-тов, для выработки у клиента чувства уверенности и спо­собности к здоровому, нормальному существованию без поддержки психотерапевта.

Этот опыт в процессе переобучения большей частью связан с достижением все более распространяющегося инсайта и увеличением количества позитивных действий, которые уже начали осуществляться. Таким образом сту­дентка-выпускница, которая всю жизнь находилась под давлением эксцентричного отца, придя к пониманию это­го факта и далее к выбору более независимого стиля по­ведения, обнаруживает, к своему восхищению, что она может на самом деле обсудить со своим отцом без сцен. слез или эмоциональных вспышек собственный план покупки машины на свои сбережения. В процессе работы с этой ситуацией она достигает огромного чувства уверен­ности в собственной зрелости. Женатый мужчина, чьи многочисленные трудности отчасти объясняются его от­ношениями с чрезмерно заботливой и требовательной матерью, находит, что он может вытерпеть ее визит без всякого огорчения и что он может противостоять ее тре­бованиям в нормальной и конструктивной форме, не ощущая при этом антагонизма. Он получает удовольствие от этого. Студент, совершенно подавленный своей нере­шительностью, неожиданно понимает, что ему, возмож­но, стоит пройти специальный экзамен, чтобы поступить именно в то учебное заведение, которое он наконец выб­рал. “Но я не сделал того, что я обычно делаю, — я не бе­гал повсюду и не спрашивал людей, что делать. Я просто пошел и получил необходимую информацию”. Он чув­ствует огромное удовлетворение от своего самостоятель­ного, более зрелого поведения в этой ситуации. Человек, который старался избегать ряда своих основных проблем посредством выполнения самой худшей, низкооплачива­емой работы, достигает глубокого инсайта относительно своего поведения. Придя на одну из заключительных бе­сед, он рассказывает консультанту: “Я взял быка за рога. Я пошел в офис к старшему менеджеру и поговорил с ним. Мы беседовали два часа. Я сказал ему, как говорил вам, что оказался в такой ситуации, когда вынужден занимать­ся физическим трудом, как я долго думал о том, что хочу делать и т. д. Я объяснил менеджеру, что не могу продол­жать выполнять только физический труд и хочу заняться интеллектуальным. Он, казалось, понял меня и предпо­ложил, что я мог бы работать бухгалтером. И сегодня мне позвонили и назначили встречу с ним для обсуждения этого вопроса”. Именно такой вид переобучения в ходе практического опыта является самым важным элементом заключительных бесед в терапевтическом взаимодей­ствии.

Можно привести еще один пример. Студент, который никак не мог решить проблему профессионального вы­бора, пришел к пониманию своей нерешительности и сде­лал четкий выбор: пойти на курсы по изучению бизнеса. На одной из последующих бесед он достигает нового ин-сайта и удивляет консультанта, самостоятельно назначив специальную встречу. С точки зрения его статуса как не­удачника в учебе, на момент начала консультирования такой шаг имеет очень важное значение. Представим небольшой отрывок (фонограмма), в котором частично от­ражен данный переворот.
С. Теперь, я все время думаю об этом — после того, как я доработаю на этом месте (работа, позволяющая ему со­держать себя), я думаю, я стану где-нибудь изучать эконо­мику — все свое время буду тратить на учебу, на дополни­тельное чтение литературы по этому предмету. Я думаю, что приложу усилия и напишу курсовую по какой-нибудь эко­номической фазе — просто для себя. Это послужит стиму­лом для изучения необходимого материала. Я думаю, мо­жет, если я начну заниматься чем-то вроде этого, я прочи­таю больше, чем если бы я просто решил сходить в биб­лиотеку.

К. Ты начинаешь... теперь ты начинаешь чувствовать некоторую ответственность за свои учебные занятия, не так ли? Ты думаешь, что кое-что приобретешь, поставив перед собой дополнительную цель вроде этого обещания, которое ты себе дал?

С. Да.


К. Если ты оставишь эту работу... когда ты оставишь эту работу, ты тоже почувствуешь, что это даст тебе необходи­мое свободное время для осуществления задуманного.

С. Да. Я думал, если я начну с чего-нибудь подобного и меня это увлечет, я, видимо, буду посвящать этому больше времени, мне придется вести какие-то записи, чтобы напи­сать действительно приличную курсовую работу. И возмож­но, тогда я извлеку для себя больше пользы.



К. Теперь ты понимаешь, что начинаешь вес&ма удачно улаживать свои проблемы с успеваемостью, так?

С. Да, я ощущаю в себе больше уверенности, чем рань­ше, в школе.


Если читатель спросит, чем же это осуществленное по собственной инициативе действие отличается от тех, ко­торые были описаны в предыдущей главе как последствие инсайта, ответ таков — никакого фундаментального от­личия нет. Клиент продолжает делать позитивные шаги и будет поступать так даже после того, как завершится про­цесс консультирования. На последних сеансах самое важ­ное заключается в том, что клиент должен пережить свой инсайт достаточно полно, чтобы достичь уверенности, — он может продолжать жить без всякой посторонней по­мощи. Именно в этом смысле переобучение является ча­стью такого рода клиент-центрированной терапии.
Завершение терапевтических бесед
Что это означает для клиента. Если процесс консуль­тирования протекал успешно и клиент пришел к доста­точно ясному осознанию себя, чтобы быть способным выбирать новые цели и осуществлять соответствующую деятельность, неизбежно возникает мысль о возможном завершении терапии. При этом у клиента появляется зна­комое ощущение амбивалентности, которое сопровожда­ет любой опыт роста. Он ощущает страх того, что, если он расстанется с консультантом, все его проблемы опять вер­нутся и он может оказаться неспособным справиться с ними. Часто он достаточно болезненно демонстрирует свой страх по поводу того, что консультант может быть разочарован и расценит его уход как недовольство. В то же время его усилившийся инсайт и возросшая уверен­ность в себе побуждают его к желанию встречать свои бу­дущие проблемы без чьей-либо помощи, быть независи­мым от какой бы то ни было поддержки консультанта. Демонстрация в том или ином виде этой глубинной амбивалентности является характерной особенностью завер­шения терапии.

Когда консультант первым осознает, что клиент уже почти достиг независимости, и первьм говорит ему о том, что дело за малым, то довольно часто клиент реагирует на это возобновлением своих старых поведенческих симп­томов. Страхи и сомнения, противоречия и конфликты, которые он обсуждал на своих ранних сеансах, всплыва­ют снова, будто они опять стали актуальными. Опытный консультант поймет, что это временное явление, обуслов­ленное страхом потерять поддержку терапевтического от­ношения.

Очень схожая реакция проявляется у клиента, кото­рый на завершающем этапе терапии предлагает ряд но­вых проблем, решение которых требует помощи со сто­роны консультанта. Если консультант в таких случаях четко осознает истинную природу потребности клиента в помощи, его переживаний по поводу значимости для него этих проблем, то этот возврат зависимого отноше­ния продлится очень недолго. Удовлетворение от чувства независимости и роста намного превосходит состояние некоего сомнительного удобства от пройденного этапа зависимости, и клиент уже вскоре становится готов со­гласиться с неизбежностью расставания. Эта нереши­тельность и неопределенность не отличаются от страха и неуверенности маленького ребенка, который уходит из родного дома на свои первые занятия в школе. Они схо­жи с неуверенностью человека, которого только что по­высили в должности и поставили в положение, требую­щее большей ответственности. Имеет ли место подоб­ная психологическая неуверенность у ребенка при рож­дении, как предполагал Отто Ранк, — это на данный момент остается тайной, но мы знаем, что такая же тре­вога свойственна большинству индивидов, переживаю­щих свое психологическое развитие в направлении зре­лости.

Эта базовая амбивалентность. Она проявляется у кли­ента даже после того, как он пережил инсайт, позволяю­щий ему стать независимым. И если она направляется нужным образом, она становится источником дальней­шего развития индивида. Если консультант помогает ин­дивиду осознать ясно выраженное им чувство утраты в связи с завершением терапии, осознать его позитивное, независимое желание управлять своими проблемами, это признание становится для клиента началом нового ин-сайта. Ясно представляя себе выбор между тем, чтобы ос­таваться зависимым, и принятием полной ответственно­сти за себя, он признает этот выбор и отдает предпочте­ние последнему. В этом случае он может просчитать ва­риант расставания с консультантом, исключающий воз­никновение внутреннего конфликта, и может прекратить сеансы, не утратив уверенности в себе.

При завершении любого успешного терапевтического курса имеет место здоровое чувство потери и сожаления, которое вполне естественно и до некоторой степени вза­имно. Состоялось довольно близкое и осмысленное вза­имодействие, которое имело жизненно важное значение для клиента и в котором консультант также находил удов­летворение, особенное удовлетворение от наблюдения роста и развития индивида. Вполне естественно, что ка­кая-то печаль будет сопутствовать разрыву такого тесно­го взаимодействия, и консультант должен хорошо пони­мать это и учитывать возможность возникновения такого чувства как у себя, так и у клиента.

Во многих случаях, когда терапия подходит к концу, наблюдается интересный феномен — изменение характе­ра интереса к консультанту. Когда клиент ощущает себя более зрелым, он в большей степени понимает консуль­танта, его психологическую роль, и, когда к нему прихо­дит мысль о разрыве отношений, у него впервые появля­ется личный интерес к консультанту. Клиент справляется о личных проблемах консультанта, о его здоровье, о том, где он живет, его взглядах на текущие события и т. д. Он может захотеть поддерживать отношения на социальном уровне. Консультант должен осознавать эти позитивные эмоции по отношению к себе, но в большинстве случаев должен быть разумным и закончить сеансы на терапевти­ческой, а не на социальной основе.

Хороший пример такого подхода к ситуации можно взять из беседы социального работника с миссис Дж., ко­торая вместе со своей дочерью Пэтти обратилась в кли­нику за помощью. Миссис Дж. и специалист уже обсуж­дали вопрос о прекращении курса, и к концу последней беседы произошли следующие изменения. Миссис Дж. рассуждала о возможности возникновения некоторых проблем практического характера, связанных с выбором школы для Пэтти, и выражала свою уверенность в том, что она способна управлять ситуацией.

Ее глаза наполнились слезами, и она сказала: “Я ненавижу мысль о том, что это наша последняя встреча”. Консультант ответил: “Мне тоже это не нравится. Я буду скучать по вам”. Миссис Дж. кивнула и сказала: “Я думаю, почему бы вам не прийти и не навестить нас. Я хотела бы, чтобы вы увидели всю нашу семью, узнали ее. Мне бы очень сильно этого хо­телось”. Консультант ответил: “Я бы тоже очень хотел это­го. Не только потому, что я узнал вас здесь, но потому что вы мне нравитесь”. Миссис Дж. сказала; “Я тоже близка к этому”. Консультант продолжил: “Однако как бы я ни при­ветствовал это предложение, я не должен принимать его, потому что, как вы мне говорили раньше, вы не можете обращаться к своим друзьям с собственными проблемами. Я знаю: чтобы в будущем я мог оказать вам помощь, мне луч­ше остаться здесь, в клинике, на случай, если вам это по­требуется”. Миссис Дж. возразила, что, по ее мнению, это­го больше не понадобится, к тому же я знаю уже слишком много о ее семье. Консультант ответил, что, вполне возмож­но, ей так и кажется, но оказаться все может совсем по-дру­гому. “К этому моменту наше время истекло. Мы пожали друг другу руки и опять сошлись на том, что наша совмест­ная работа была очень приятной”.

Когда терапевтические сеансы проведены успешно, их завершение скорее всего происходит достаточно плавно. Финал точно так же важен, точно так же ясен, точно так же полезен для клиента, как и любой другой этап тера­певтического лечения. Когда беседы постепенно затуха­ют, становясь менее значимыми, заканчиваясь пропуска­ми назначенных сеансов, консультант может быть уверен в том, что он в чем-то допустил ошибку — не смог пра­вильно принять чувства клиента и отозваться на них.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   92   93   94   95   96   97   98   99   ...   115


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница