Лексико-семантические и стилистические способы выражения агрессии в художественном тексте



Скачать 274.16 Kb.
Дата22.05.2016
Размер274.16 Kb.
ТипАвтореферат диссертации
На правах рукописи
ЛАРИОНОВА Анастасия Сергеевна
ЛЕКСИКО-СЕМАНТИЧЕСКИЕ И СТИЛИСТИЧЕСКИЕ СПОСОБЫ ВЫРАЖЕНИЯ АГРЕССИИ В ХУДОЖЕСТВЕННОМ ТЕКСТЕ

(на материале художественных произведений английских и русских писателей XIX−XX веков)

Специальность 10.02.20 – сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание
Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Москва – 2009

Работа выполнена на кафедре индоевропейских и восточных языков

Института лингвистики и межкультурной коммуникации

Московского государственного областного университета

Научный руководитель:


Официальные оппоненты:

Ведущая организация:
доктор филологических наук, и.о. профессора

Ирина Григорьевна Жирова

доктор филологических наук, и.о. профессора

Евгения Львовна Кузьменко


кандидат филологических наук

Александр Анатольевич Боронин

Государственный университет управления


Защита диссертации состоится «13» февраля 2009 г. в 1130 часов на заседании диссертационного совета Д 212.155.04 при Московском государственном областном университете по адресу: 105082, г. Москва, Переведеновский переулок, д. 5/7.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского государственного областного университета по адресу: 105005, г. Москва, ул. Радио, д. 10 а.


Автореферат разослан «___» ____________ 2008 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета,

доктор филологических наук,

профессор Хухуни Г. Т.


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Реферируемая диссертация относится к числу коммуникативно-прагматических работ, посвященных проблемам проявления «человеческого фактора» в языке и речи, и представляет собой исследование лексико-синтаксических и стилистических способов выражения агрессивных реакций индивида на материале текстов художественной литературы британских и русских писателей XIX–XX веков.

На современном этапе развития лингвистики понятия, отражающие эмоции и чувства человека, в том числе и агрессивные, являются значимыми и очень важными для научного исследования с разных точек зрения. Сравнение способов вербальной репрезентации агрессивных понятий таких разных языков, как английский и русский, дает возможность выяснить межъязыковые национальные картины мира, сопоставить их и проследить проявление агрессии – одного из главных видов эмоционального реагирования, структурируемого триадой враждебности (эмоциями гнева, отвращения и презрения), – в языке и речи.

Вербальная и невербальная агрессия, с одной стороны, служит средством выражения отрицательных эмоций и чувств и рассматривается как ответная реакция на внешний раздражитель, с другой – выступает как способ реализации потребностей человека, таких, как самозащита или самоутверждение. Последняя разновидность агрессивных проявлений является наиболее опасной в коммуникативном отношении, так как ее цель – разрушение гармонии общения. Понятие вербальной и невербальной агрессии включает словесное или физическое выражение отрицательных эмоций и чувств или намерений адресата как в мягкой, так и грубой форме.

Агрессивность является неотъемлемой составляющей современной культуры и получает свое выражение не только в вербальном и невербальном поведении британцев и русских, но и в художественной литературе на данных языках, что свидетельствует о необходимости изучения британских и русских текстов посредством анализа средств языка и стилистических особенностей речи, за счет которых достигается коммуникативная агрессия.

В последнее время наблюдается возрастающий интерес к описанию вербальной и невербальной агрессии, что связано с ее достаточно частым использованием во всех сферах жизнедеятельности. Так, в лингвистике есть целый ряд работ, в которых рассмотрены отдельные вопросы, связанные с вербальными и невербальными агрессивными реакциями, такие, как вопросы проявления вербальной агрессии в школьном сообществе (Ю.В. Щербинина), вопросы инвективы и брани (В.И. Жельвис), прототипы агрессивного поведения (Я.А. Покровская), взаимодействие вербальных и невербальных компонентов в речевом жанре оскорбления (Я.А. Покровская), речевые манипуляции (И.В. Сентенберг, В.И. Карасик) и др. Однако способы передачи агрессивных проявлений в языке и речи рассмотрены не в полном объеме. Именно этот факт позволил нам обратиться к рассмотрению вербальных и невербальных агрессивных реакций в художественном тексте.



Актуальность предлагаемого диссертационного исследования заключается в том, что языковая агрессия индивидов получает широкое распространение в процессе взаимодействия и взаимоотношения людей в современном обществе в различных сферах жизнедеятельности и как следствие находит яркое воплощение в языке и речи героев художественных произведений британских и русских авторов. Данный факт свидетельствует о высокой степени значимости лексико-семантических, интонационно-смысловых и стилистических способов выражения агрессии в передаче эмоций триады враждебности (гнева, отвращения и презрения), а также реализации соответствующей интенции адресанта. Настоящее диссертационное исследование также обнаруживает себя весьма актуальным в связи с недостаточной изученностью отдельных аспектов семантики единиц языка и речи, функционирующих в качестве средств передачи вербальной и невербальной агрессии в британской и русской художественной литературе.

Целью настоящей работы является выявление способов проявления вербальной и невербальной агрессии для выражения негативных эмоций говорящего, а также достижения деструктивных целей коммуникации.

Объектом изучения являются лексико-семантические и стилистические способы выражения вербальной и невербальной агрессии как способа эмоционального реагирования, цель которого заключается в намеренном оскорблении, причинении вреда адресату или выражении негативных эмоций, в английском и русском языках.

Поставленная цель обусловила необходимость решения следующего ряда задач:



  • выяснение места вербальной и невербальной агрессии в эмоциональной сфере человека, а также социальном взаимодействии индивидов;

  • установление особенностей агрессивных вербальных и невербальных проявлений, исходя из учета компонентов коммуникации и конкретных характеристик реализации агрессии как вида эмоционального реагирования в языке и речи;

  • уточнение основных групп генераторов английского и русского языков, в которых находит воплощение невербальная агрессия как вид эмоционального реагирования;

  • выявление основных групп, генерируемых лексемами английского и русского языков, заключающими в своей семантике значение агрессивных вербальных проявлений и отнесение их к определенному компоненту вербальной агрессии как вида эмоционального реагирования;

  • определение средств создания агрессивной интонации в английском и русском языках;

  • уточнение наиболее распространенных стилистических средств двух языков, указывающих на агрессивные эмоции говорящих.

Сформулированные цель и задачи обусловили применение комплексной методики, включившей метод лингвистического описания, интерпретационный анализ, метод словарных дефиниций, контекстуальный анализ, а также сравнительно-сопоставительный метод исследования.

Основным материалом для практического исследования послужил корпус лексических единиц агрессивной семантики английского и русского языков, выявленных в ходе анализа дефиниций, представленных в толковых словарях «Longman Dictionary of Contemporary English» и «Толковый словарь русского языка» С.И. Ожегова, а также использованных в качестве дополнительных «Oxford Advanced Learner’s Dictionary», «Малый толковый словарь русского языка» и др. В качестве источников иллюстративного материала послужили художественные произведения британских (A. Christie, J. Galsworthy, W.S. Maugham, G.B. Shaw и др.) и русских авторов (Ф.М. Достоевский, И. Ефремов, Л.Н.Толстой и др.) XIX–XX веков.



Научная новизна диссертационного исследования состоит в том, что в нем впервые для теоретически выделенных мотивов вербальной и невербальной агрессии как вида эмоционального реагирования представлена классификация лексем-идентификаторов ее компонентов, что обусловило введение в лингвистический понятийный аппарат терминов генератор и идентификатор агрессивных эмоций, необходимых для обозначения групп лексем схожей семантики и лексических единиц, входящих в их состав. В работе также установлены наиболее распространенные интонационно-смысловые и стилистические способы выражения агрессии в британском и русском художественном тексте.

Теоретическая значимость работы заключается в том, что результаты исследования лексико-семантического и стилистического воплощения вербальной и невербальной агрессии, основанные на анализе конкретного языкового и речевого материала, вносят определенный вклад в лексикологию. Так, в работе выделены английские и русские лексико-семантические единицы агрессивной семантики, представлена их классификация, в основе которой лежит агрессия как вид эмоционального реагирования. В лингвокультурологию, так как проведенное исследование вносит дополнение в способы коммуникативного агрессивного поведения представителей русской и британской культуры, в стилистику, поскольку выделены стилистические приемы, наиболее характерные для агрессивного языкового поведения личности, психолингвистику, так как расширяют знания о связи эмоциональной сферы человека с ее воплощением в языке.

Практическое значение данного исследования заключается в возможности использования собранного материала в учебных курсах теории и практики английского языка (в курсе речевого общения и межкультурной коммуникации), стилистики, лингвокультурологии, лингвистики текста, психолингвистики, лексикологии; при написании курсовых и дипломных работ, в возможности использования материала при составлении учебных пособий для школьников и студентов.

Положения, выносимые на защиту:

1. Вербальная и невербальная агрессия как непосредственная составляющая агрессивного коммуникативного поведения человека мотивируется преимущественно группой эмоций триады враждебности (гнева, отвращения и презрения), которые реализуются посредством лексем, передающих соответствующее эмоциональное состояние.

2. Достижение результата вербальной агрессии имеет прямую зависимость от средств английского и русского языков, используемых коммуникантами.

3. Вербальные и невербальные агрессивные проявления говорящего являются усилителями агрессивности общения между людьми.

4. Каждый компонент агрессии как вида эмоционального реагирования представлен определенными группами лексем английского и русского языков, генерируемых с учетом их семантики.

5. Интонационно-смысловые и стилистические способы выражения агрессии в двух языках имеют важное значение в передаче агрессивного смысла высказывания.



Апробация работы. Содержание диссертационной работы «Лексико-семантические и стилистические способы выражения агрессии в художественном тексте (на материале художественных произведений английских и русских писателей XIX–XX веков)» и результаты исследования

  • обсуждались на методических аспирантских семинарах и на заседаниях кафедры индоевропейских и восточных языков ИЛиМК МГОУ (май 2006 г., ноябрь 2006 г., май 2007 г., ноябрь 2007 г., июнь 2008 г.);

  • докладывались на научных теоретических конференциях ИЛиМК МГОУ, посвященных проблемам «Лингвистических аспектов межкультурной коммуникации» (26 января 2006 г., 20 апреля 2007 г.);

  • апробировались на занятиях с учащимися педагогического колледжа г. Серпухова по английскому языку в рамках практических занятий по межкультурной коммуникации на третьем курсе.

Материалы диссертации отражены в 6 публикациях общим объемом более 2 п.л., включая 3 статьи, опубликованные в «Вестнике МГОУ» (серия «Лингвистика», №1, 2007 г. – С. 45–49, серия «Лингвистика», №2, 2008 г. – С. 23–28, серия «Лингвистика» №3 2008 г. − С. 8–13).

Терминология диссертации вырабатывалась на основе общепринятой в лингвистической литературе. Рабочие и вводимые в работе термины (семантический идентификатор, генератор агрессивных эмоций, триада враждебности и др.) поясняются в соответствующих главах.

Структура диссертации. Композиционно диссертация состоит из введения, трех глав, выводов по главам, заключения и библиографического списка. Общий объем диссертации – 202 стр.: основной текст – 181 стр.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

В первой главе «Теоретические основы исследования вербальной и невербальной агрессии в английском и русском языках» обосновывается высокая значимость вербальной и невербальной агрессии в эмоциональной сфере человека, а также в процессе социального взаимодействия индивидов. Основой взаимоотношений людей в обществе справедливо можно назвать эмоции, среди которых агрессивные эмоции и чувства занимают одно из ведущих мест. Реализация агрессивного поведения в языке и речи индивида представляется важнейшим основанием для идентификации эмоционального состояния говорящего, а также особенностей испытываемых им агрессивных эмоций.

Эмоциональное содержание языка и речи обнаруживает непосредственную связь с термином «эмоциональное реагирование», под которым понимается проявление отношения человека на раздражение, воздействие извне (А.Н. Леонтьев). При этом среди видов эмоционального реагирования наиболее яркое проявление в языке и речи имеют эмоции и чувства, тогда как аффекты, как правило, не находят прямой реализации в речи и идентифицируются путем анализа языкового описания физиологических изменений в организме человека.

Агрессивные эмоции и чувства сопровождают вербальные и невербальные действия соответствующей эмоциональности, находящие воплощение в лексико-семантической системе языка, грамматико-синтаксических структурах, стилистических приемах и имеющие определенную структуру, включающую такие компоненты, как мотив, цель, средства, процесс и его результат (К.Е. Изард, Е.П. Ильин).

К числу базовых агрессивных эмоций относятся эмоции триады враждебности (гнев, отвращение, презрение); они непосредственно связаны с агрессивными проявлениями человека и представляют собой основные мотивы агрессивных реакций, которые рассматриваются как индивидуальная или коллективная эмоциональная реакция, воплощаемая при помощи языковых средств, а также посредством речи, и направленная на нанесение вреда, ущерба либо на уничтожение другого человека или группы людей или окружающих предметов.

Агрессия изначально заложена в человеке и является частью его природы, однако возможность ее вербального и невербального воплощения напрямую зависит от количества накопленной в организме в определенный момент агрессивной энергии, а также силы внешнего воздействия, способного вызвать агрессивную реакцию (К. Lorenz). При этом значительная роль в возникновении агрессивного поведения отводится таким формам внешнего воздействия, как угроза, наказание, физическая сила.

Проблема вербальной агрессии в философии рассматривается в сопоставлении разнородных по содержанию понятий, таких, как добро/зло, любовь/ненависть, добродетель/порок, созидание/разрушение, насилие/свобода. Вербальная и невербальная агрессия ассоциируется, прежде всего, с насилием, которое предполагает подавление, принуждение и порабощение, достигаемое средствами языка и речи. Оно реализуется через применение разнообразных действий: словесных оскорблений и унижений, символических поступков, рассчитанных на запугивание. Наиболее часто агрессивные вербальные и невербальные реакции имеют место при столкновении интересов людей, стремлении подавить адресата или подчинить его своей воле. Языковое насилие как одно из агрессивных проявлений рассматривается в философии как словесная манипуляция, навязывание определенного стиля и манеры общения, что оказывает разрушительное воздействие не только на объект агрессии, но и на ее субъект.

В целом изучение психологических и философских взглядов на природу вербальной и невербальной агрессии указывает на главную действующую силу ее возникновения – социальный фактор. В качестве главных элементов социальной природы агрессии в работе выделены: субъект действия как активная действующая сила; объект воздействия; среда, к которой относится субъект и объект действия, средства действия, а также цели и задачи субъекта. При этом вербальную и невербальную агрессию следует рассматривать как факторы, оказывающие непосредственное влияние на ход коммуникации, приводя к конфликту собеседников и тем самым нарушая ее.

Невербальная и вербальная коммуникация характеризуется наличием определенных компонентов (мотивы и стимулы общения, взаимоотношения и взаимодействие коммуникантов и др.), которые непосредственно влияют на ее восприятие реципиентом как агрессивной. Однако первостепенную роль в создании агрессивности коммуникации играют такие компоненты, как мотив, цель, а также психосоциальный контекст, так как каждый из указанных компонентов задает определенный эмоциональный (агрессивный) настрой общения между говорящими. Например:

Liza (looking fiercely round at him). I wouldn’t marry you if you asked me; and youre nearer my age than what he is.

Higgins (gently). Than he is: not “than what he is.”

Liza (losing her temper and rising). I’ll talk as I like. Youre not my teacher now (Shaw, 2001: 148).


– Наш огонь рядами вырывает их, а они стоят, – сказал адъютант.

– Им еще хочется!.. – сказал Наполеон охриплым голосом (Толстой,

1971: 268).

Основой структуры агрессивной коммуникации выступают мотив (побудительная сила) и цель (стремление к достижению результата общения), которые определяют намерение говорящего (интенцию). В агрессивном акте коммуникации, мотивируемом эмоциями триады враждебности (гневом, отвращением и презрением), в качестве цели выступает стремление оскорбить, уничтожить адресата, подчинить его своей воле, подавить и т.п.

Схема 1

Структура агрессивной коммуникации



В создании агрессивности коммуникации велика и роль психосоциального контекста, который предполагает учет социальных ролей коммуникантов, эмоциональной составляющей говорящих и влияния окружающей среды.

Схема 2

Структура психосоциального контекста



Преобладающее влияние на ход агрессивного вербального и невербального общения оказывают говорящий (адресант) и слушающий (адресат), действия которых управляются их агрессивными эмоциями. В ходе агрессивного коммуникативного акта говорящий является ведущим в принятии решений, обладает большим коммуникативным весом, определяет тему, стратегии и тактики агрессивного воздействия на адресата. Роль адресата заключается в поддержании или нейтрализации агрессивной составляющей общения.

В ходе агрессивной коммуникации, которая предполагает обязательное наличие оценочного компонента, реализуются различные по характеру агрессивные эмоции говорящего. Вербальная и невербальная агрессия представлена двумя аспектами – внешним/формальным и внутренним/содержательным. Внешний аспект предполагает лексико-синтаксические средства английского и русского языков, тембр, интонацию, громкость речи говорящего в процессе воплощения соответствующих эмоциональных реакций. Во внутреннем аспекте находит отражение дискурс, содержание, целенаправленность высказывания. Внешний и внутренний аспекты вербальной и невербальной агрессии находятся во взаимодействии, то есть внутренний аспект определяет внешний, который обеспечивает возможность идентификации агрессивных эмоций говорящего, а также определения их дополнительных характеристик.

Агрессивные эмоции и чувства носят общечеловеческий, «интернациональный» характер, они присущи британцам и русским, что находит отражение в их вербальном и невербальном поведении соответствующей эмоциональности, характеризуемом определенными особенностями.

Во второй главе «Лексико-семантические способы выражения агрессии как вида эмоционального реагирования в английском и русском языках» реализуется практическое исследование корпуса лексем агрессивной семантики в английском и русском языках, а именно: установление основных групп генераторов обоих языков, в которых находит воплощение невербальная и вербальная агрессия как вид эмоционального реагирования.

Каждый из компонентов агрессии как вида эмоционального реагирования – мотив, цель, средства, процесс, результат – находит свое воплощение в словарном составе двух языков, что позволяет выделить группы соответствующих им лексем-генераторов. Объединение лексем агрессивной семантики в группы основано на наличии в них общего компонента значения, который генерирует обозначенную им группу лексических единиц и соответственно называется нами семантическим генератором. Лексемы, структурирующие семантический генератор, идентифицируют его и обозначаются термином семантический идентификатор.

Мотивы и цели вербальной и невербальной агрессии совпадают. Так основными мотивами агрессивных реакций являются негативные эмоции: гнев, отвращение, презрение. Изучение корпуса лексических единиц агрессивной семантики позволило нам выявить следующие группы лексем, идентифицирующих основные мотивы вербальной и невербальной агрессии:

− генератор гнева представлен единицами anger, annoyance, exasperation, frustration, irritation, outrage, rage, resentment, temper, wrath [10 единиц]; бешенство, гнев, досада, запальчивость, злоба, злость, исступление, негодование, недовольство, немилость, нерасположение, несочувствие, неудовольствие, озлобление, опала, остервенение, раздражение, свирепость, ярость [19 единиц];

− генератор отвращения структурируется словами aversion, disgust, loathing, repugnance [4 единицы]; антипатия, брезгливость, гадливость, нелюбовь, ненависть, неприязнь, нерасположение, омерзение, отвращение [9 единиц];

− генератор презрения составляют лексемы abhorrence, anymosity, contempt, distain, hate, hatred, loathing, scorn [8 единиц]; неуважение, презрение, пренебрежение [3 единицы].

Цель агрессивных вербальных и невербальных проявлений заключается в стремлении причинить объекту вред, вызвать негативные эмоции, а также ответную реакцию в виде разного рода агрессивных проявлений, включая действия, аналогичные действиям адресанта, которые имеют как вербальный, так и невербальный характер. В результате вербальной и невербальной агрессии также отмечается значительная степень совпадения, что обусловлено возможностью достижения определенного негативного физического и эмоционального состояния объекта путем обращения как к вербальным, так и невербальным агрессивным действиям. Наибольшее различие наблюдается в лексическом воплощении, а также числе лексем-идентификаторов таких компонентов вербальной и невербальной агрессии, как средства и процесс.

Невербальная агрессия представляется в данном исследовании как вид эмоционального реагирования, находящий свою реализацию в форме физических и других (несловесных) действий, нацеленных на причинение морального или физического вреда объекту и представлена свойственным только ей набором лексем-идентификаторов средств, используемых для реализации невербальных агрессивных действий. Среди идентификаторов, в семантику которых входит значение средств реализации невербальных агрессивных актов, необходимо выделить названия оружия, а также предметы/средства, применяемые с целью наказания. Выделение данных генераторов имеет важное значение, поскольку использование оружия, а также средств наказания непременно предполагает агрессивные эмоции не только субъекта, но и объекта действий.

К группе идентификаторов оружия в английском и русском языках относятся лексемы, обозначающие не только оружие, но и его составные части, названия оснащения армии, используемые в военных действиях, которые не представляются возможными без наличия агрессивной составляющей. В английском языке данный генератор представлен 38 единицами (armory, cutlass, trigger и др.), в то время как в русском таких идентификаторов значительно меньше – 21 единица (автомат, бомба, миномет и др.).

Генератор предметов/средств наказания включает в себя идентификаторы средств убийства как наказания (представлен тремя единицами в каждом языке): electric chair, gallows, noose; виселица, петля, электрический стул, − а также средств наказания, не предполагающих нанесение физического вреда объекту: death warrant, prison, quod [3 единицы]; ордер, тюрьма, тюряга [3 единицы].

Средства агрессивных невербальных действий используются агрессором в ходе реализации агрессивных реакций для достижения необходимого ему результата. Так, процесс агрессивных действий передается посредством лексем, обозначающих агрессивные действия, а также характеристики действий, поведения, отношения к объекту. Среди основных генераторов, передающих процесс агрессивных действий в английском и русском языках, возможно выделение:

– генератора убийства (assassinate, butchery, burn и др. [43 единицы]; взорвать, губить, умертвить и др. [35 единиц]);

– генератора преступных действий (assault, rape, robbery и др. [21 единица]; террор, убийство, фашизм и др. [11 единиц]);

– генератора наказания (execute, fry, punish и др. [21 единица]; драть, карать, наказать и др. [7 единиц]);

− генератора физических действий, осуществляемых посредством ударов (bash, fight, struggle и др. [95 единиц]; дубасить, исстегать, лупить и др. [53 единицы]);

– генератора действий, осуществляемых с использованием оружия (attack, level at, strike и др. [22 единицы]; взорвать, зарубить, стрелять и др. [15 единиц]);

– генератора принуждения (eject, exile, expel и др. [27 единиц]; натравить, неволить, торопить и др. [11 единиц]);

– генератора угрозы (agro, fearsome, terrifying и др. [24 единицы]; грозить, запугать, пригрозить и др. [7 единиц]);

– генератора разрушения (disaster, discredit, outburst и др. [31 единица]; взрыв, губительный, разрушительный и др. [18 единиц]);

– генератора действий нанесения объекту вреда (battering, harm, mischief и др. [50 единиц]; калечить, обидеть, пакостить и др. [15 единиц]), причинения боли (bash, cripple, hit и др. [20 единиц]; избить, травить, ушибить и др. [10 единиц]), страданий (punish, smite, torment и др. [10 единиц]; исстрадаться, мучиться, мытариться и др. [16 единиц]);

– генератора действий, предполагающих насилие и жестокость (abuse, maltreat, rape и др. [75 единиц]; дубасить, изгнать, свирепствовать и др. [12 единиц]);

– генератора отвращения (scabby, shitty, vile и др. [76 единиц]; гадкий, отвратительный, тошный и др. [8 единиц]);

– генератора гнева (aggressive, damn, mad и др. [53 единицы]; гневный, яростный, ярый [3 единицы]);

– генераторов действий, предполагающих грубость (bearish, horrible, impudent и др. [21 единица]; дерзкий, животный и др. [4 единицы]), злобу (brutal, mean, merciless и др. [8 единиц]; злостный, колючий, ядовитый и др. [6 единиц]), отсутствие дружелюбия (antagonistic, cold, hostile и др. [9 единиц]), неприязнь (misanthropic, poxy, prejudiced [3 единицы]; огорчительный, противный и др. [4 единицы]), ненависть (baleful, malignant и др. [5 единиц]; антисемитский [1 единица]), отсутствие или недостаток человечности (bestial, callous, hard и др. [8 единиц]; безжалостный, равнодушный, холодный и др. [5 единиц]), неуважение (contemptible, disrespectful, impudent и др. [8 единиц]; наглый, неделикатный, хамский и др. [5 единиц]), строгость (draconian, stern, strict и др. [6 единиц]; начальственный [1 единица]), нетерпеливость (impatient, irritated, testy и др. [5 единиц]), отвратительность/оскорбительность (disatasteful, filthy, shocking и др. [6 единиц]; оскорбительный, дерзкий, нахальный и др. [5 единиц]).

Вербальная агрессия представляется как вид эмоционального реагирования, находящий свою реализацию в форме словесных действий, цель которых заключается преимущественно в причинении морального вреда объекту или словесном выражении негативных эмоций/чувств, а также отношения к объекту агрессии. Аналогично невербальной агрессии для вербальной формы воплощения изучаемого вида эмоционального реагирования характерен определенный набор лексем, в которых находит отражение значение процесса. Основным средством реализации данной формы агрессии выступает слово.

Процесс агрессивных вербальных действий представлен генераторами гнева (berate, flare out at, unbraid и др. [23 единицы]), оскорбления (abuse, coarse, trade insults и др. [9 единиц]; надерзить, обидеть, оскорбить и др. [13 единиц]), грубости (abuse, bog off, brush smb off и др. [7 единиц]; грубить, грубиянить, поругать [3 единицы]), критики (bait, scarify, vituperative и др. [11 единиц]; бранить, журить, хаять и др. [7 единиц]), ссоры/ругани (brawl, feud, row и др. [9 единиц]; браниться, разругаться, собачиться и др. [11 единиц]), а также словесной атаки (go for, round on, turn upon и др. [5 единиц]), которые получают наибольшее распространение в двух языках в сравнении с другими генераторами данной формы агрессивных эмоциональных реакций.

Менее наполненными с точки зрения числа идентификаторов являются такие генераторы процесса вербальных агрессивных действий, как раздражение (cuss, drop dead [2 единицы]), угроза (accost, hector [2 единицы]), вред (defamation [1 единица]), жестокость (biting, mordant, vituperative [3 единицы]), ненависть (bitter [1 единица]), отсутствие дружелюбия (clipped, hostile [2 единицы]), а также злоба (tart (reply) [1 единица]), которые выявляются в английском языке.

Как невербальные, так и вербальные агрессивные проявления направлены на достижение определенного результата, который проявляется в негативном эмоциональном или физическом состоянии объекта, а также негативном отношении к субъекту агрессивных действий. Так, результат невербальной и вербальной агрессии представлен генераторами виновности/наказания (damned, guilty, larcenous и др. [5 единиц]; виноватый, обвиняемый, повинный [3 единицы]), разрушения (kaput, rotten, trashed и др. [5 единиц]; драный, истерзанный, колотый [3 единицы]), страданий (bad, pallid, torment и др. [9 единиц]; болезненный, неизлечимый [2 единицы]), боли (pang, suffering, torture и др. [5 единиц]; болезненный, неизлечимый [2 единицы]), жестокости (fight back, hit back, strike back [3 единицы]), страха (frightened, nervous, terrified и др. [8 единиц]; испуганный, нервный и др. [4 единицы]), грусти/печали (abject, heavy-hearted, sorry и др. [29 единиц]; грустный, подавленный, сокрушенный и др. [6 единиц]), оскорбления (horror-struck, shaken, terrible и др. [6 единиц]; оскорбленный, униженный, уязвленный и др. [5 единиц]), отвращения (hurt, squeamish, telltale и др. [5 единиц]; вонючий, отвратительный, противный [3 единицы]), раздражения (cross, irritated, touchy и др. [22 единицы]; бешеный, невменяемый, раздраженный [3 единицы]), грубости (bearish, insolent, uncouth и др. [21 единица]; вульгарный, грубый, дерзкий [3 единицы]), отсутствия дружелюбия в отношении к объекту (antagonistic, ill-disposed, surly и др. [9 единиц]), злобы (bitchy, merciless, uncharitable и др. [8 единиц]; озлобленный [1 единица]), неприязни/антипатии (prejudiced, misanthropic, poxy [3 единицы]), ненависти (baleful, misanthropic, virulent и др. [5 единиц]), отсутствия или недостатка человечности (bestial, callous, mean-spirited и др. [8 единиц]; бездушный, индифферентный, равнодушный и др. [7 единиц]), неуважения (contemptible, disdainful, opprobrious и др. [8 единиц]), строгости (draconian, severe, tough и др. [6 единиц]; жесткий, строгий, суровый [3 единицы]).

В ряде генераторов средств, процесса, а также результата невербальной и вербальной агрессии возможно выделение отдельных подгрупп лексем-идентификаторов, которые уточняют структурируемый ими генератор. Так, семантический генератор действий-ударов включает в себя группы лексем, идентифицирующих интенсивные действия (bash, tear into, whomp и др. [33 единицы]; дубасить, огреть, шарахнуть и др. [13 единиц]), действия, осуществляемые посредством частей тела человека (biff, punch, swipe и др. [13 единиц]; топать, чапать, шлепнуть и др. [6 единиц]) и др.

Исследование семантики лексических единиц, отражающих агрессивное эмоциональное реагирование в сопоставляемых языках, указывает на недостаточно полное семантическое описание лексем «Толковым словарем русского языка» С.И. Ожегова (2003). Узость дефиниций русских лексем зачастую оказывается причиной лексической ограниченности указанных выше генераторов. В преимущественном большинстве генераторов английские идентификаторы не только представлены более широко, но и показывают возможность их объединения в подгруппы на основе сопутствующих компонентов значения.

В третьей главе «Интонационно-смысловые и стилистические способы выражения агрессии в английском и русском языках» определяются средства создания агрессивной интонации в английском и русском языках, а также наиболее распространенные стилистические средства обоих языков, указывающие на агрессивные эмоции говорящих.

Агрессивная интонация задается звуками агрессивного звучания, к которым относятся русские звуки «г», «ж», «з», «р», «с», «ф», «ш», «ш’» а также английские согласные «z», «r», «ӡ», «g», «∫», «s», «θ». Неблагозвучный эффект, создаваемый данными звуками, имеет непосредственную связь с агрессивными эмоциями (раздражения, отвращения, презрения, гнева), которые обнаруживаются на основе ассоциативных связей.

Так звук «з» позволяет выявить его непосредственную связь с такими проявлениями, как зуд, зной, озноб, заключающими одновременно физическое и эмоциональное раздражение. Очевидно содержащееся в данном звуке противопоставление земного со знаком «–» и небесного со знаком «+», что указывает на отрицательный оттенок звука «з» и как следствие указание на эмоцию злобы. Английский звук «z» также передает эмоцию раздражения (razor, sizzle, zap,), поскольку он первоначально ассоциируется со словом buzz – a continuous noise like the sound of the bee. Жужжание пчелы, характеризуемое длительностью и однообразностью, раздражает человеческий слух.

В числе «агрессивных» звуков выделяются также те из них, которые содержат в себе семантику угрозы, свидетельствующей об опасности и вызывающей страх. К «угрожающим» звукам относятся «с», «s» и «θ», которые ассоциируются со словами «страх», hiss и threat (сопеть, ссориться, судить; hiss, spinous, spit; theft, thievishly, thorn).

Характер используемой говорящими интонации позволяет выявить агрессивную эмоциональную составляющую реплики, которая заключается в совокупности движения тона, ударения, паузирования и громкости (силы) голоса. Агрессивная интонация представляет собой компонент высказывания соответствующей эмоциональности, позволяющий говорящему выразить необходимый ему агрессивный смысл речи, выделив основные и/или дополнительные компоненты агрессивной реплики. Интонация агрессора анализируется в неразрывной связи с синтаксическим построением речи, а также лексическим наполнением не только реплик говорящих, но и их авторской описательной характеристики.

Так, движение тона является одним из способов интонационного оформления агрессивной коммуникации. Использование восходящего тона, выраженного синтаксически при помощи вопросительных знаков, в агрессивном общении представляет собой вызов недовольства в адрес объекта коммуникации. Нисходящий тон, который характеризуется эмоциональной нейтральностью, графически оформленной в виде точки в конце реплики, при соответствующем лексическом наполнении указывает на одну из характеристик агрессивных проявлений – их сдержанность. Реплика агрессора, произнесенная ровным тоном, имеет угрожающее звучание и вызывает у адресата опасение, а также страх. Однако движение тона не может быть рассмотрено как собственно агрессивная интонация, поскольку его агрессивность идентифицируется лексикой, структурирующей реплики агрессора, которые характеризуются лаконичностью. Направление движения тона позволяет осознать дополнительные характеристики агрессивных эмоций коммуниканта.

Наличие в речи агрессивно настроенного коммуниканта пауз, которые в письменном тексте имеют графическое оформление, позволяет достичь настораживающего эффекта. Наиболее яркую агрессивную эмоциональную окраску заключают в себе спонтанные паузы, которые планируются говорящим в момент речи, позволяя достичь эффекта напряженного ожидания. Например:

Higgins (astounded). What on earth – ! (He comes to her.) What’s the matter? Get up. (He pulls her up.) Anything wrong?

Liza (breathless). Nothing wrong – with you. Ive won your bet for you, havent I? That’s enough for you. I don’t matter, I suppose (Shaw, 2001: 109).
Эмфаза также оказывается важным средством создания агрессивности интонации английского и русского языков. Интонационное выделение необходимых говорящему элементов в художественном тексте находит как неязыковую (графическую), так и языковую реализацию. Собственно агрессивная лексика в рамках соответствующей эмоциональной ситуации заключает в себе интонацию выделения, то есть оказывается логически выделенной говорящим:

И вдруг из соседней комнаты Сашин крик. Мама откладывает шитье и идет туда. Оказывается, Дина ниткой привязала Сашин зуб к дверной ручке и дернула дверь, знаете, как это делают дети… Мама пальцами выдернула Саше зуб и сказала:

– Посмотрите на эту дылду! Посмотрите на эту невесту! Прежде чем выходить замуж, надо хоть немного набраться ума. Ты и своих детей также будешь лечить?

Дина презрительно смотрит на Сашу.

– Маменькин сынок! (Рыбаков, 1991: 518).

Агрессивное эмоциональное реагирование в обоих языках сопровождается сильным или слабым характером голоса. Cила голоса обнаруживается преимущественно путем анализа лексем, входящих в описательную характеристику интонации агрессора. Низкая громкость голоса сопутствует не только слабым, но и сильным агрессивным проявлениям:


There was a moment’s pause and Julia knew that Dolly was struggling with her wounded feelings.

“All right, darling, I’ll manage.”

“Darling.” But when she rang off Julia through clenched teeth muttered: “The old cow.”(Maugham, 2002: 180).
В преимущественном большинстве случаев агрессия как первоначальная реакция индивида находит свое выражение в репликах, характеризуемых высокой силой голоса, позволяя идентифицировать интенсивные агрессивные проявления.

Движение тона (восходящий, нисходящий и ровный), паузация, логическое ударение, громкость (сила) голоса в двух языках выявляются путем анализа лексической структуры высказываний говорящего, которая указывает на необходимое в рамках конкретной агрессивной коммуникации движение тона, место постановки пауз, выделение семантически значимого слова, а также силу голоса.

В процессе общения интонация коммуникантов находится в непосредственном взаимодействии со средствами языка, а также их стилистической организацией. Стилистические средства языка, являясь идентификаторами агрессивных эмоциональных проявлений, указывают на характер агрессивных эмоций, испытываемых говорящим, и позволяют максимально точно выяснить особенности передаваемых с их помощью агрессивных реакций.

Лексика обладает первостепенной важностью в указании на агрессивные эмоции коммуникантов (отвращение, пренебрежение, ненависть, возмущение, неприязнь и др.), которое оказывается возможным путем анализа компонентов значения используемых ими лексем. Для выражения агрессивных реакций говорящие обращаются к таким средствам, как метафора, метонимия, метафорический эпитет, сравнение, а также ирония и сарказм:

Rage flared up in her heart, and hatred for Margaret.

“Oh? It’s infamous!” she cried suddenly. “She’s lied to you, she’s been odiously deceitful. She must be vile and heartless. She must be rotten to the very soul.”

He turned round sharply, and his voice was hard.

“I forbid you to say anything against her.” (Maugham, 2004: 141).

– …А потом напали на меня… Может быть, потому, что я функционал? – я взял со стола ложку и аккуратно завязал ее в узел. Пальцы заболели, но узелок получился неплохой.

– Тоже мне Шерлок Холмс, – фыркнула Настя (Лукьяненко, 2008: 276).


Приведенные лексические стилистические средства передачи агрессии, с одной стороны, содержат в себе сравнительные характеристики, указывающие на характер отношения агрессора к объекту сравнения, с другой – ирония и сарказм изначально заключают в себе агрессивные эмоции негодования и ненависти соответственно.

Агрессивные эмоциональные реакции сознательно или бессознательно заставляют коммуникантов строить свои реплики по различным синтаксическим моделям. Средства синтаксической стилистики занимают важное место в процессе выражения агрессивных эмоций на английском и русском языках, позволяя выявить дополнительные характеристики испытываемых агрессором эмоций. Однако собственно агрессивный смысл высказывания передается посредством входящих в его состав лексических единиц. В числе наиболее распространенных синтаксических средств передачи агрессии или выражения дополнительных особенностей агрессивных эмоций обнаруживаются синтаксические повторы, отрицание, инвертированный порядок слов, а также эллиптические конструкции.

With a swift gesture she went up to him, seized him by his loose shirt collar with both hands and shook him. He struggled to get free of her, but she was strong and violent.

Stop it. Stop it.

You devil, you swine, you filthy low-down cad” (Maugham, 2002: 48).

– Я игнорирую это до тех пор, пока свет не знает этого, пока имя мое не опозорено. И поэтому я только предупреждаю вас, что наши отношения должны быть такие, какие они всегда были, и что только в этом случае, если вы компрометируете себя, я должен буду принять меры, чтоб оградить свою честь.

– Но отношения наши не могут быть такими, как всегда, – робким голосом заговорила Анна, с испугом глядя на него.

Когда она увидела опять эти спокойные жесты, услыхала этот пронзительный, детский и насмешливый голос, отвращение к нему уничтожило в ней прежнюю жалость, и она только боялась, но во что бы то ни стало хотела уяснить свое положение (Толстой, 1986: 350).


Синтаксические средства, передающие агрессию, в обоих языках выполняют функции интенсификации агрессивных эмоций говорящих, создания эффекта напряжения, передачи раздражения, выявления причины (стимула) агрессивной реакции.

Так, интонационно-смысловые и стилистические средства языка играют важную роль в передаче агрессивных реакций человека при ведущем значении лексической наполненности речи, а также имеют широкое распространение в обоих языках, что свидетельствует об «интернациональности» эмоций и чувств индивида.

В заключении подводятся итоги проведенной работы.

На основе проведенной работы можно сделать следующие выводы:

1. Проведенный анализ текстовых фрагментов из произведений британской и русской художественной литературы показал высокую значимость вербальных и невербальных средств, используемых коммуникантами для идентификации их агрессивных эмоций, а также отношения к объекту агрессии.

2. В работе агрессия представлена как вид эмоционального реагирования, включающий целый комплекс негативных эмоций индивида. В корпусе лексем агрессивной семантики выделены лексемы-генераторы агрессии как вида эмоционального реагирования, соотносимые с каждым ее компонентом.

3. Установлены наиболее распространенные фонетические, интонационные, лексические, а также синтаксические средства, обеспечивающие передачу агрессивных эмоций говорящего, а также определение их дополнительных характеристик.

4. Подчеркнуто выделен факт первостепенной важности лексем, входящих в структуру реплики индивида, в уточнении его агрессивных эмоций, а также показан «интернациональный» характер агрессивных эмоций, которые имеют место как в английском, так и в русском языках.



Библиография представляет собой список (более 200) работ отечественных и зарубежных авторов, словарей и справочников, сокращений, а также источников примеров.

Основные положения диссертации изложены в следующих опубликованных работах:

1) Стилистические приемы выражения агрессии. // Проблемы лингвистики и межкультурной коммуникации. Сборник научных трудов №5. – М.: Изд-во МГОУ, 2006. – С. 106–110.

2) Речевая агрессия как вид эмоционального реагирования. // Вестник МГОУ (серия «Лингвистика»), №1. – М.: Изд-во МГОУ, 2007. – С. 45–49.

3) Место вербальной и невербальной агрессии в системе видов эмоционального реагирования. // Проблемы лингвистики и межкультурной коммуникации. Сборник научных трудов №7. – М.: Изд-во МГОУ, 2008. – С. 119−124.

4) Лексико-семантические способы выражения агрессивных действий. // Проблемы лингвистики и межкультурной коммуникации. Сборник научных трудов №7. – М.: Изд-во МГОУ, 2008. – С. 124−128.



5) Лексические средства выражения процесса невербальных агрессивных действий. // Вестник МГОУ (серия «Лингвистика»), №2. – М.: Изд-во МГОУ, 2008. – С. 23–28.

6) Основные компоненты агрессивной вербальной и невербальной коммуникации. // Вестник МГОУ (серия «Лингвистика»), №3. – М.: Изд-во МГОУ, 2008. – С. 8–13.

Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница