Лектор: Умрихин Владимир Владимирович



Скачать 345.97 Kb.
Дата16.05.2016
Размер345.97 Kb.
Проблемы личности и характера в психологии.

Лектор: Умрихин Владимир Владимирович

Дата: 15.10.2009

Продолжительность:01:40:05
http://www.univertv.ru/video/psihologiya/psihologiya_lichnosti/problemy_lichnosti_i_haraktera_v_psihologii/
Мы подходим непосредственно к той теме, которая заявлена как предмет сегодняшней встречи (хочу заметить, что встречи довольно краткой), это тема «Личность и характер», если совсем кратко. Если более развернуто, то тема – «Проблемы личности и характера». В центре нашего внимания два важных понятия в психологии – понятия «личности» и «характера», с которыми связано немало сложностей в плане их определения и в плане разграничения их содержания, ибо их нередко путают.

Первый тезис. Сама проблема личности в психологии как проблема очень давняя. И, безусловно, она является предметом наибольшего интереса со стороны психологов. Сразу хочу сказать, что столь высокий интерес наблюдается не только со стороны психологов, а со стороны самых разных людей. Потому что интерес человека к своему мироустройству и был одной из предпосылок появления человека как homo sapiens, как человека разумного, как современного человека. Отсюда интерес к себе, не только к своему телу, но и к своей душевной жизни, к своей персоне. Личность буквально имеет своим синонимом слово «персона», по-латыни это слово «persona», а в английском это слово «personality» происходит от того же слова «persona».

Второй тезис. Безусловно, личность всегда интересовала самых разных людей, и психологов в том числе. Могу сказать, что многие студенты, обучающиеся на факультетах психологии, в том числе в МГУ, выбрали для себя психологию как специальность во многом благодаря потребности самопознания, потребности в лучшем понимании себя, в отношении с другими. В силу каких-то своих индивидуальных особенностей личности. Это вполне достойный мотив, потому что если потребность в самопознании удовлетворяется столь цивилизованным образом, то и результат оказывается очень и очень эффективным. При этом личность – это очень интересная психология. Есть такая шутка: бывает психология научная, а бывает интересная. Проблема личности объединяет эти в шутку разделяемые виды психологии. И эта та область научной психологии, которая одновременно является очень интересной. Каждому собственная персона, безусловно, интересна.

Личность стала научным понятием в психологии по историческим меркам значительно недавно, в начале XX века, т.е. всего-навсего около 100 лет назад. Как можно в этом убедиться? – Очень просто. Последние полтора десятка лет наши книжные магазины наводнены психологической литературой. Конечно, есть издержки, и я хотел предупредить, что среди свободно издаваемой психологической литературы встречаются поддельные издания. Некоторые книги пишутся людьми, не имеющими к психологии никакого отношения. А бывали случаи, когда авторами ряда книг были люди, страдающие явно выраженными патологиями психики. Это видно буквально при взгляде на текст: достаточно прочитать треть страниц, чтобы сомнения отпали. Тем не менее, большая часть литературы – это очень хорошие книги, причем часть из них представляет собой переводы зарубежных изданий. Среди этих изданий появилось несколько переводов книг, написанных разными авторами, называющиеся совсем одинаково или почти одинаково: «Теории личности». Для того чтобы констатировать, что личность становится предметом исследования, надо убедиться в том, что появились теории личности, теории, в которых личность действительно становится предметом познания. И вот появляются большие тяжелые книги с названиями «Теория личности» или похожими названиями (примерно 7-8 таких изданий сейчас продаются и их можно купить). Если мы проведем такой мысленный эксперимент и откроем любую из этих книг, то мы увидим, что все эти теории имеют четко очерченные хронологические рамки. Эти рамки открываются как раз началом XX века. В XIX веке психологических теорий личности мы с вами не обнаружим. Ну а как же тогда быть с очень давним интересом человека к собственной персоне? Здесь надо сказать так: до превращения личности в предмет специального научного познания в психологии изучались отдельные стороны личности, отдельные ее проявления, отдельные ее качества, но осмыслить личность в целом психология до XX века не пыталась, а в XX веке начались лишь первые попытки. Отсюда следует третий тезис.



Раз понятие личности – это очень молодое понятие, несмотря на всю ее важность, то очевидно, что за недолгий путь своего развития в науке это понятие не могло еще успеть кристаллизоваться, оно не успело сформироваться до достаточно зрелого уровня. И как следствие только что сказанного, мы можем с вами констатировать, что в мировой психологии личность определяется еще достаточно аморфно. Ведь что такое понятие? Всякое понятие представляет собой обобщенное предметное содержание, по какому либо существенному признаку или группе признаков. Я приведу пример. Существуют миллионы разных автобусов, троллейбусов, трамваев, поездов, самолетов, кораблей, машин, мотоциклов, велосипедов и т.д. Мы можем сказать одно слово – все это есть транспорт. Транспорт – это понятие. Мы говорим «транспорт» и с помощью этого слова производим обобщение огромного (иногда мы не можем даже сказать какого объема) опыта по какому-то признаку. В данном случае мы обобщили эти предметы по существенному признаку, потому что все эти предметы были созданы исключительно для того, чтобы перемещать нас из одного места в другое. А если в клинике какой-то больной обобщит их по другому признаку, скажет: «Самолет, автобус, троллейбус, поезд и т.д. можно объединить, потому что все они сделаны из металла». Это уже не будет существенный признак. На примере очень простом, но вполне реальном, на примере понятия «транспорт» я пытался показать просто, что такое понятие. Всякое понятие – это обобщение, как правило, очень большого опыта по единому принципу, которое отражает существо всего обобщаемого предмета. Так вот если с этих позиций посмотреть на понятие личности, на то, как оно определяется в психологии, то можно заметить, что такого обобщения по единому принципу пока в мировой психологии нет. Мне несколько лет назад пришлось быть научным редактором всего блока статей по психологии из одной американской энциклопедии, которую переводили на русский язык. После перевода эти тексты поделили по специальностям, раздали специалистам, чтобы, во-первых, отследить качество этого перевода, насколько он адекватен с научной точки зрения, во-вторых, постараться отфильтровать не очень качественные тексты. Это была трудоемкая и, безусловно, интересная работа, но наибольшую сложность вызвала у меня статья, посвященная личности. С чего начинается энциклопедическая статья? С определения. И там дается такое определение: «Личность – это совокупность всех индивидуальных особенностей человека, включая его генетику, дерматографику (индивидуальный кожный рисунок), его телесную конституцию, его свойства нервной системы, его темперамент, характер, способности, ценностные ориентации и духовные устремления». Казалось бы, никого не забыли, все охватили. Но насколько только что сказанное можно считать понятием? Это не понятие – это конгломерат разнородного, разнокачественного содержания, в котором невозможно выделить единый принцип, по которому данное обобщение было совершено. Естественно эта статья вызвала немалые сложности, мне пришлось ее существенно редактировать, и честно писать о том, что в разных направлениях современной психологии личность понимается по-разному.

Четвертый тезис – личность в отечественной психологии. Есть важная мысль о том, что в советской психологии, а большую ее часть составлял советский период, тема личности не могла серьезно и эффективно разрабатываться. Понятно почему. Личность характеризует человека, прежде всего с социальной точки зрения, а тема эта была очень близка тогдашней идеологии и довольно жестко этой идеологией контролировалась. В частности, тогдашняя идеология отвергала практически все западные концепции личности, а без опоры на развитие мировой науки невозможно строить науку ни в одной стране. Наука есть всегда совместный труд, и предполагает всегда как опору на идеи предшественников, так и на работу современников. Конечно, были такие, кто защищал свои диссертации, беспокоясь о своей карьере, например «Психология личности советского человека». И то, если эту тему раскрывать по существу, то личность советского человека испытывала глубочайшее расщепление, говоря научным словом шизис. Когда человек говорил одно, думал другое, а делал третье, мы можем говорить об особом феномене личности советского человека, но естественно говорить или писать об этом никто не мог посметь в то время. Эта тема предполагала исключительно идеологические постулаты, типа: только у советского человека есть личность, а у человека буржуазного общества личность задавлена эксплуататорскими классами и ее нет. Поэтому те ученые, в частности основатель и первый декан факультета психологии МГУ, крупнейший наш психолог Алексей Николаевич Леонтьев и многие другие честные исследователи в основном занимались изучением так называемых познавательных психических процессов, таки как: ощущение, восприятие, внимание, память, воображение, мышление, речь. Вот семь основных познавательных процессов. Их изучали с помощью экспериментальных методов, очень близких к методам естественных наук, и эти темы были наиболее далеки от тогдашней идеологии, поэтому их разработка была в наименьшей степени связана с затруднениями. Однако в конце советской эпохи Леонтьев почувствовал, что идеологическое давление ослабевает. Он решил воспользоваться этим обстоятельством и очень резко переориентировал свою собственную работу и также работу многих своих сотрудников на концентрированную разработку проблематики психологии личности. Это происходило во второй половине 70-х годов. Но происходило, к сожалению, незадолго до смерти самого Алексея Николаевича Леонтьева. Он успел лишь высказать несколько наиболее важных идей, но в целостную теорию личности эти идеи еще не успели воплотиться. Конечно, их последующее развитие связано с работами учеников и последователей А.Н. Леонтьева, большая часть которых до сих пор трудится на созданном им факультете психологии МГУ. Поэтому когда мы будем говорить или обсуждать развитие Леонтьевской теории, мы будем скорее говорить о развитии его идей учениками. Это был еще один важный вывод.

Пятый тезис. Нужно было найти выход из довольно сложной ситуации, когда понятие личности представляло собой конгломерат разнородный понятий. Леонтьев успел его найти. И об этом я хотел бы рассказать.

Как быть с понятием, которое нерабочее, которым пользоваться нельзя? Леонтьев успел найти довольно хитроумный способ отмежевания от этого понятия. Он предложил различать два понятия личности: личность в широком смысле слова и личность в узком смысле слова. Легко догадаться, что это раздутое безмерным содержанием, нерабочее и пока еще незрелое понятие личности он предложил назвать широким ее пониманием. И действительно, тогда получается в личность входят далеко не свойства, которые характеризуют человека как личность, а очень многие биологические свойства, очень многие психологические качества, не выражающие особенности личности, очень многое из того, что, по словам Леонтьева, находится у человека «под кожей». Вот это все он предлагает назвать широким пониманием личности. На этом фоне он предлагает работать с понятием личности, трактуемом уже в узком смысле слова. С позиции нашей науки узкий смысл предполагает психологический смысл, специфически психологическую трактовку. И она, естественно, будет гораздо уже оп своему объему. Вы можете спросить, а какая еще может быть трактовка личности, если не психологическая? На этот вопрос отвечает следующий мой тезис.



Личность – это очень широкое понятие, выражающее общий объект различных наук. Это очень важная вещь. В науке существует понятие объекта и предмета изучения. Предмет – это очень узенький фрагмент реальности, определяемый непосредственно в поставленной перед исследователем задаче. Но этот узенький фрагмент реальности, являющийся предметом познания, всегда является частью целого, частью более широкого круга реальности. Вот это более широкая часть реальности называется объектом, и я его представлю в виде круга, а узенький сектор, который в этом объекте вырезается и является предметом исследования, является предметом. Легко заметить, что предмет – это всегда часть объекта.
Рис. 1

Несколько аналогий. Всякая фигура выглядит фигурой только тогда, когда у нее есть фон. Вы все хорошо знаете эту картинку. Что здесь изображено? В одних случаях человек видит два профиля обращенных друг к другу, в другом случае он видит вазу.

Рис.2

Некоторые части этого объекта воспринимаются как фигура, а остальная часть оказывается фоном. Т.е. наше восприятие само выделяет главное (фигуру) и второстепенное (фон). Посмотрите, как изучается личность разными науками.

Социология изучает личность? – Конечно! Но не всю личность. В социологии личность интересует только что? – Если социология – это наука об общественных и социальных явлениях, то личность – элемент различных социальных общностей. Поэтому есть целый раздел социологии личности, который рассматривает личность именно в этом контексте. Значит, не вся личность является объектом социологии, а только личность, как элемент социальных общностей.

Педагогика изучает личность? – Да! Но если вспомнить, что педагогика – это наука об обучении и воспитании, то понятно, что не вся личность интересует педагога, а только как объект обучения, воспитания и формирования. Это в советской педагогике такое определение было. Сейчас под влиянием мировой науки все-таки говорят, что нужно обеспечить условия саморазвития личности. Это новая замечательная тенденция, которая к нам приходит.



История изучает личность? – Конечно, тоже частично изучает. Но историка интересует, в какой мере любое историческое событие является результатом деяния конкретной личности. Ведь всякое историческое событие с одной стороны есть проявление какого-то общего закона развития истории, общества, а с другой стороны все эти события творятся конкретными живыми людьми. В какой мере, например, революция, обусловлена общими законами истории, а в какой мере это результат вклада отдельной личности? Значит, проблема личности в истории выступает здесь узким предметом исследования историка. Список этот можно продолжить дальше и обнаружить много других наук, которые выделяют узкий предмет личности. Какой предмет выделяет в этом объекте тогда психология? Наверное, психолога больше всего интересует ответ на вопрос: что движет личностью? В чем причины и движущие силы всего происходящего с ней? Какие движущие силы при этом выделяет психолог? Ведь экономист, который тоже, кстати, изучает личность, будет говорить, что особенности экономических отношений движут человеком. Историк будет говорить, что это законы развития общества будут действовать поступками отдельной личности.

А какие движущие силы значимы для психолога? Наверное, те, которые выражаются в определенных психических процессах, т.е. психологические движущие силы. Еще заметим, что силы, движущие человеком, могут иметь разную природу: экономическую, социальную, историческую, культурную и т.д., но к их числу могут относиться и психологические движущие силы. Что это значит? – Это какие-то определенные психические процессы, которые обусловливают всю динамику, все движение психической жизни и деятельности человека. Если хотя бы пролистать по диагонали эти огромные книги под названием «Теория личности», то мы увидим, что по преимуществу эти движущие силы личности называют словом «мотивация». Поэтому в основном психологические теории личности ищут как раз мотивационные основы личности. Небольшой комментарий к слову «мотивация»: дело в том, что термин «мотивация» часто используются в психологии бизнеса, организации. Иногда оно используется вполне адекватно, иногда не вполне. Слово «мотивация» – это слово собирательное, им обозначаются различные и притом многообразные побудительные или движущие силы психической жизни, например, потребности, желания, влечения, стремления, интересы и собственно мотивы. Есть довольно много побудительных сил психической жизни, каждая из которых имеет свои особенности, и при этом у них у всех есть общая функция – быть двигателем, т.е. быть мотивационными силами. А в некоторых случаях неадекватного использования слово «мотивация» путают со словом «мотивировка». Мотивировка – это просто объяснение человеком причин своих поступков. И мотивировка, как правило, очень далека от истинных мотиваций, от реальных движущих сил. Обратите внимание, что само слово «мотивация» и «мотив» происходят от общего корня «мото» – того же корня, от которого происходит слово «мотор», «моцион» («motio» – читается как «моцио»). «Локомотив» и «мотив» – родственные слова. По представлениям большинства психологических теорий такими движущими силами оказываются мотивационные силы. Если говорить о личности с психологической точки зрения, чтобы понять, что является основой личности, нужно обратиться к ведущим мотивам человека. А мотивы организованы в некую систему. Это очень важно. Если мотивы не организованы так, что они обращаются в некую единую систему, то сложно говорить о сформированности личности. Чем всякая система отличается от простого множества? – Тем, что система есть результат организации этих элементов по какому-либо принципу или группе принципов. В результате организации элементов по каким-либо принципам порождается система как новое целое, не сводящееся по своим свойствам к свойствам составляющих ее элементов. Т.е. система начинает обладать новыми качествами, которые невозможно обнаружить у всех входящих в него элементов. Когда-то психологи приводили примеры по аналогии с химией. Молекула воды, вода – жидкость, которая гасит пламя, однако она состоит из таких элементов как водород и кислород, оба являются газами и оба по-разному участвуют в горении. Однако при организации этих элементов особым образом, появляется новое качество, отсутствующее у входящих в эту систему элементов. Значит, основу личности составляют не просто мотивы, а система мотивов, значит, эти мотивы должны быть определенным образом организованы. По Леонтьеву, если исходить из традиций московской психологической школы, система мотивов личности организована по принципу иерархии, принципу соподчинения. Принцип иерархии встречается в очень многих системах, самая известная, это конечно армейская служба, когда все воинские звания, чины связаны соотношением соподчинения. Значит, мотивы, лежащие в основе личности, образуют некую систему, я ее упрощенно отображаю в виде этажерки, понятно, что она строится значительно сложнее, где каждый вышележащий мотив, подчиняет себе нижележащий. Сверху вниз отношение между мотивами будет отношением соподчинения.
Рис.3

_______________

_______________

_______________

_______________

_______________

_______________

_______________


Даже в житейском языке, мы говорим: «Посмотри, ты еще совсем не стал взрослым человеком – ты не можешь выделить, что для тебя главное, а что второстепенное». За этими житейскими словами стоит очень простая вещь – ты еще не можешь определить, какой из мотивов собственной деятельности стоит на первом месте, а какой ему подчиняется. Надо сдавать экзамен, а подростку очень хочется поиграть в футбол, вместо того, чтобы сдать экзамен и поступить в институт. Он не может ничего с собой поделать и бежит со сверстниками на футбольное поле. В результате заваливает экзамен. Хотя ясно, что поступление в институт достаточно значимый мотив, многие другие мотивы находятся значительно ниже. Если у человека еще отсутствует способность выделения этих мотивов по принципу соподчиненности и значимости. То тогда мы говорим о том, что система мотивов еще не сформирована, а личность еще не зрела. И один из возможных сюжетов – это проблема развития личности в онтогенезе. Онтогенез – это путь индивидуального развития личности в течение жизни. В леонтьевской школе система мотивов связана соподчинением, если смотреть сверху вниз. Посмотрим, какими отношениями связаны эти мотивы в обратную сторону. Приходит человек поступать в университет, у него есть мотив – стать психологом. «Очень приятно, что вы захотели стать психологом», – говорим мы ему на собеседовании. «А для чего вам быть психологом. Для чего вам это нужно?». И это вопрос предполагает осознание того более важного мотива, которому подчиняется его выбор профессии. «Чтобы помогать другим», – говорит большинство абитуриентов. Отношения нижележащего мотива к вышележащему всегда отвечают на вопрос «Ради чего?». Психологическая категория, отвечающая на вопрос «Ради чего?», называется смысл. Я ведь по-другому могу спросить: «Какой для тебя это имеет смысл? Ради чего?». Таким образом, я обозначаю еще одну бесконечно важную тему – тему смысла в поступках личности. Всякий мотив, образующий узел этой решетки, отвечает на вопрос «Что?». «Что я хочу? – Я хочу стать психологом». «Что мною движет? – Желание стать психологом». Всякий мотив сопряжен с ответом на вопрос «Что?». А вот всякий смысл сопряжен с ответом на вопрос «Ради чего?». Обратите внимание на очень важную вещь: если узлы этой решетки составляют мотивы, то смысл – это те отношения, которые связывают отдельные мотивы в единое целое, представляющее психологическую основу личности.
Рис.4

_


мотив
_____________

_


мотив

мотив
______________

_


мотив
______________

_


мотив
______________

_


мотив
______________

_


мотив
______________

_______________

Почему достаточно важной представляется тема смыслов в психологии? И эта тема достаточно давно разрабатывается как в психологии академической фундаментальной, так и в психотерапевтической практике. Есть такое очень важное направление – экзистенциальная психология, которая как раз занимается анализом смысловой сферы личности. Позднейшее развитие традиций леонтьевского подхода очень близко сближается с экзистенциальной психологией и в нашей школе изучение смысловых подходов личности – одна из перспективных и очень важных тем. Мы очень кратко коснулись того, что предложил сделать Леонтьев – он предложил рассматривать личность в узком смысле. Отсюда вытекает еще один очень важный тезис.

А как же быть с телесной конституцией, темпераментом, характером, способностями и тому подобным? Как же быть со всеми этими свойствами, которые явно не попадают сюда? Я сейчас опущу долгий период теоретических построений школы Леонтьева, обозначу только финал этих построений. Финал заключается в том, что по современным представлениям личность рассматривается, как и предлагал Леонтьев, в узком смысле слова. Какую же роль играют другие особенности человека по отношению к узкопонимаемой личности? Все эти различные свойства трактуются сейчас как предпосылки личности. Т.е. эти предпосылки не определяют содержание личности, а образуют как бы условия, в которых успешнее развиваются одни особенности личности и менее успешно другие. И вот эти предпосылки образуют два нижележащих уровня в этой модели. Нижний уровень этой модели получил название организм. Но обратим внимание на то, что организм, также как и личность, является общим объектом у многих разных наук и каждая такая наука в этом общем объекте выделяет свой предмет. Анатомия изучает организм, но не весь организм, а только строение. Физиология тоже будет изучать организм, но не весь организм, а только механизмы его функционирования. Генетика тоже будет изучать организм, но не весь организм. А ее интересуют наследственные механизмы возникновения свойств организма и т.д. Вопрос: а что же психологии в организме нужно? Казалось бы для психологии организм – чужеродное содержание, вроде бы биологическое содержание. Однако кое-что в этом содержании психологии может пригодиться. Психология в организме выделяет органические предпосылки личности. А теперь я дам кратко определение. Органические предпосылки личности (ОПЛ) – это биологические свойства организма, которые не предопределяют личность, а образуют лишь условия, косвенно сказывающиеся на ее индивидуальности. Приведу простую аналогию. Эти органические предпосылки можно сравнить с почвой, на которой легче будут развиваться одни растения и труднее другие. При этом почва никогда не предопределяет, что на ней вырастет. То, что в нее будет посажено, то и будет расти. Понятно, что во влажном жирном черноземе хорошо будет развиваться картофель, а какая-нибудь среднеазиатская колючка может просто сгнить в этой влажной почве. И, наоборот, в сухой каменистой почве будет прекрасно расти саксаул, а картошка сгорит и засохнет. Ясно, что почва не предопределяет того, что в ней будет, но косвенно влияет на особенности развития того, что в ней появится. К органическим предпосылкам личности относится:



  1. Типы телесной конституции. Это выглядит парадоксально, но это так. И действительно выделение типов телесной конституции, которые связаны с индивидуальными особенностями человека, было почти случайной находкой. Одним из первых, кто обратил внимание на эти типы, был немецкий психиатр Эрнст Кречмер. Эта книга имеется на портале Univertv.ru. Кречмер сперва как психиатр, очень тонкий клиницист, сделал такую находку: он обратил внимание на то, что больные одной и той же зоологической формой психических расстройств, например шизофрения, эпилепсия или циркулярный психоз (маниакально-депрессивный психоз), имеют что-то общее в своей внешности. Что именно? На этот вопрос Кречмер стал отвечать детально, обследуя антропометрически своих пациентов, т.е. измеряя отдельные показатели тела и естественно высчитывая пропорции. Он обнаружил, что существует всего три типа телесной конституции. Маленький комментарий – телесная конституция не тождественна просто телосложению. Человек может предаваться обжорству, такое иногда бывает в трудных жизненных ситуациях. За счет эндорфинов, поступающих с пищей, повышается настроение, уменьшается проявление негативных эмоций, а в результате у человека возникает элементарное ожирение. Человек полнеет, или наоборот может худеть, сидит на сверхжесткой диете, вплоть до анорексии, но его телесная конституция при этом неизменна. Что такое конституция? В юридическом плане – это основной закон, т.е. закон построения государства в целом, на который опираются множества более частных законодательных актов самых разных сфер нашей жизни. Значит, конституция – это общий закон построения. Поэтому телесная конституция – это врожденный и стабильный в течение жизни общий способ построения тела. Так Кречмер сперва обнаружил связь типов телесной конституции с определенными психическими болезнями, а в дальнейшем было обнаружено, что у здоровых телесная конституция связана с какими-то психическими особенностями. Эти особенности надо было как-то качественно определить. С чем же все-таки связана телесная конституция с характером или темпераментом? Оказывается, до недавнего времени никто не мог четко разделить характер и темперамент. Вот вам доказательство: книга Кречмера называется «Строение тела и характер». Т.е. название говорит о том, что он сопоставляет телесную конституцию и характер. Но если мы откроем эту книгу, то все главы ее посвящены описаниям различных типов темперамента. На обложке понятие «характер», содержание – «темперамент». Не будем ругать Кречмера, он не был психологом, а был врачом-психиатром, прекрасным врачом. Просто этот пример подчеркивает запутанность разграничения понятий «характера» и «темперамента». Однако сейчас мы уже можем эти понятия различать.

  2. Открытые еще более известным физиологом И.П. Павловым основные свойства нервной системы. Хотя Павлов экспериментировал на животных, но в результате этой работы он описал три основных свойства нервной системы, которые присущи и нервной системе человека. Он назвал их: сила, подвижность и уравновешенность. Оказывается, эти три свойства нервной системы проявляются в темпераменте в психологическом качестве, а также могут косвенно сказываться на личности. Как именно, об этом может быть отдельный разговор.

  3. К органическим предпосылкам относятся генетические способности организма. На сегодняшний день есть отдельная отрасль психологии – психогенетика, у нас есть отдельная кафедра психогенетики. Это отрасль, сложившаяся на стыке психологии и генетики, выявляющая роль генетических факторов в организации индивидуальных особенностей.

  4. Ряд других органических предпосылок. Существует первый слой особенностей человека, непсихологических по своей природе, а биологических или органических. Слово «органический» часто используется в психологии и происходит от слова «организм», указывая на принадлежность организму, на биологическое свое содержание. Хотя в больших и громоздких определениях личности умудряются включать сюда и биологические свойства тоже.

Второй уровень получил название «индивид» – индивидные предпосылки личности. Как нам легко различить органические предпосылки личности и индивидные? – Очень просто: органические предпосылки есть по своему содержанию биологические свойства. Индивидные предпосылки по своему содержанию – это уже психологические свойства. Это множество различных психологических свойств человека, которые еще не выражают суть его личности, а выполняют роль предпосылок, косвенно сказывающихся на личности. Из индивидных предпосылок наиболее важными оказываются три: темперамент, характер и способности.
Рис.5


Личность

– УС (узкий смысл)

Индивид

– ИПЛ (индивидные предпосылки личности)

Организм

– ОПЛ (органические предпосылки личности)

Вот мы наконец-то подходим к соотношению личности и характера – очень важной индивидной предпосылки. Почему я обратил внимание именно на характер? По разным причинам и в частности потому, что пока личность трактовалась широко в нашей психологии, характер определялся даже ненаучно. Если взять множество учебников, то в большинстве не очень качественных учебников характер определялся следующим образом. Характер – это свойство личности, определяющееся отношением к себе, к другим и к порученному делу. Конечно, это советские учебники, хотя они издаются и сегодня. Хотя это определение очень пионерско-комсомольское. И, во-вторых, это определение лишено всякой логики. А если не поручено дело, то получается, что и характера нет. Нет отношения, значит, нет важнейшего свойства характера. И самое главное, что это определение сформулировано не на научных понятиях, а в житейских терминах. Поэтому это определение ничего не проясняет в сущности характера. Пока личность воспринималась широко, в нее входило практически все, и характер тоже входил в нее и понимался как свойство личности. Когда личность вслед за Леонтьевым предложили понимать узко, надо было пересмотреть и определение характера. За эту работу взялась автор очень хорошего учебника «Введение в общую психологию» (хотя первое издание этой книги вышло 20 лет назад, в неизменном виде эта книга переиздается вплоть до сегодняшнего дня). Написана книга профессором нашей кафедры. Это человек, прошедший огромный путь в психологии – Юлия Борисовна Гиппенрейтер. Ее учебник очень удачный – там сочетается университетский уровень изложения с очень простым языком. Юлия Борисовна совершила первую попытку интерпретации понятий с новых представлений о личности. Первое, на что она обращает внимание, что характер не является свойством личности, это понятие, выходящее за пределы понятия личности. Она пытается это понятие проиллюстрировать даже обращением к житейскому языку. Личность и характер даже в обычном житейском языке описываются разными словами. Про характер можно сказать: хороший характер, отвратительный характер, жуткий, плохой, твердый, мягкий характер, золотой характер, аккуратный, расхлябанный. Попробуем применить эти слова в отношении к личности: «аккуратная личность», «расхлябанная личность» – это нонсенс. По отношению к личности можно сказать: богатая, яркая, гармоничная и т.д. Характер, таким образом, выходит за пределы самого понятия личности. Тогда возникает вопрос – как связаны эти два понятия? Или, говоря по-другому, чем выступает характер по отношению к личности? Характер – это индивидуальный способ осуществления личности в жизни. Естественно, способ генеральный, обобщенный, включающий в себя много разных способов. Маленький пример.



Одна из типологий характера, самая маленькая, всего из двух типов – создана одним из величайших психологов XX века. Эта фигура сопоставима с фигурой Фрейда, а в наше время его идеи более популярны, чем идеи самого Фрейда, хотя он был его последователем. Швейцарский психиатр Карл Густав Юнг. Вы знаете очень хорошо название этих двух типов – экстровертированный тип и интровертированный тип. Юнг ввел понятие экстраверсия и интроверсия. Экстраверсия – («экстра» – наружу, «верто» – направленный) буквально «направленный наружу». Интроверсия – («интра» – внутрь, «верто» – направленный) буквально «направленный внутрь». Суть этих типов не только в том, что экстраверт ориентирован на внешний мир – он общителен, деятелен, энергичен, а интроверт обращен в свой внутренний мир – более замкнут, не общителен. Не в этом дело. Если внимательно прочитать юнгианский анализ этих двух типов, то можно заметить, что в реальности очень трудно выделить эти типы по-настоящему. Очень многие интроверты оказываются крайне общительными, а экстраверты не всегда показывают нам чудеса общения. А, тем не менее, они представляют свои типы. Что же лежит в основе каждого из них? Способ реализации своих мотивов. Для экстраверта основным способом решения любых своих проблем является взаимодействие с внешним миром, опора на внешний и на предметный, и на социальный мир. Для него естественнее всего добиваться своих целей через взаимодействие с внешним миром. Для интроверта, неважно общительный он или необщительный, когда требуется достижение каких-то важных целей, легко увидеть преобладающий способ решения проблем – погружение в себя и опора на свои внутренние ресурсы. Это не значит, что он оторван от мира внешнего, это значит, что внутренний мир является для него средством достижения своих целей. Простейший пример для студентов. Двое студентов, экстраверт и интроверт, имеют один и тот же мотив – успешно сдать экзамен. Что делает экстраверт? Собирает хорошую компанию приятелей, которые приносят все, что у них есть из материалов, садятся и вместе проговаривают все вопросы, потом успешно сдают экзамен. Что делает интроверт? Он тоже достает максимум материалов, запирается у себя в комнате, отключает всю связь, и задумывается с чего лучше начать, где он менее всего подготовлен. Опираясь на особенности своего внутреннего мира, он выбирает подходящую тактику подготовки и ничуть не менее успешно достигает той же самой цели. Но способы принципиально разные. Это я привел один из примеров. И так по отношению к личности характер является очень важным способом ее реализации.

Какие бывают типы характера? Здесь психология не может похвастаться большим багажом знаний накопленных в плане построений типологий, классификаций характера. Этих типологий сравнительно немного, хотя попытки их построений в психологии имеют давнюю историю. Одна из первых типологий характера была создана учеником Аристотеля Теофрастом. И до последнего времени переиздается книга Теофраст «О характерах». Конечно, анализ этих характеров в основном житейский: описано более 20 видов характера: плут, обманщик, задира и т.п. Житейские названия и житейские описания на уровне мыслей того времени. Конечно, проникнуть более глубоко в суть того или иного характера не представлялось возможным. Тем не менее, я привожу этот пример, чтобы показать, как давно были попытки классифицировать характер. Но в самой психологии таких классификаций мало: юнгеанская классификация, одна из них. Чтобы заполнить этот пробел заимствуют типологии классификаций характера совсем из другой области знаний, а именно из медицины, а конкретно из психиатрии, а если еще более конкретно, то из «малой психиатрии». Малая психиатрия имеет дело с пограничными психическими расстройствами, т.е. это уже расстройства психики, явно не норма протекания психических процессов, но их еще нельзя назвать поистине психическим заболеванием. Например, у человека случилось горе – умер кто-то из близких, и он не может это горе изжить. Другие его родственники оправились от этого горя и пережили, т.е. преодолели, а он находится в состоянии горя. Его можно назвать психическим больным? Нет. Переживание горя – это естественное реактивное состояние в подобной ситуации, человек просто нуждается в психотерапевтической помощи и дальше он восстановит нормальное состояние своей психики. Это расстройство? Расстройство. Это болезнь? Едва ли. В малую психиатрию входят такие расстройства, как неврозы, как реактивные состояния, возникающие как реакции на неблагоприятные события, реактивная депрессия (она может затянуться, но потом она проходит) и сюда относятся психопатии. Психопатия определяется как аномальное проявление характера. Психопатия – это аномально тяжелый характер, черты которого предельно заострены. В нашей обыденной жизни мало кто знает из неспециалистов, что такое психопатия. Слово грозное само по себе и поэтому думают, что это психический больной. Часто это слово используют в контексте брани. «Ах ты, сумасшедший, психопат ненормальный». Психопат – это человек с болезненно тяжелым характером, который приносит страдания ему самому так и окружающим его людям. А вот в зависимости от типа характера, который аномально проявляется, в одни случаях больше достается окружающим, в других случаях самому человеку. Хотя страдают всегда обе стороны.

В клинике как раз накоплено очень много тонко построенных описаний типов психологического характера, и психология стала их заимствовать. И естественно внутри психологии пошла волна внутренней критики: «как вы смеете с больной головы перекладывать на здоровую? Как вы смеете использовать клинические типы, типы психопатии, для классификации характеров в норме? Безобразие!» – думают некоторые психологи. И здесь возникает некая проблема, она открытая, она достойна обсуждения: а можно ли использовать клинические классификации характера для выделения типов характеров в норме? Я полагаю, что это вполне возможно и для этого есть основания. Обычно описание каждого характера – это перечисление довольно большого количества черт или отдельных свойств. Но почему в каждом типе характера эти свойства всегда оказываются вместе? Наверное потому, что у них есть некое общее причинное основание, которое как раз и обусловливает их наличие в качестве некой системы. Это основание можно назвать психологическим ядром характера, а можно воспользоваться очень удачным клиническим термином «радикал». Радикал – используется в клинической психологии и переводится как «корень», т.е. общий «корень» из которого «растет отдельных куст» общих проявлений – в клинике мы их называем симптомами, а вне клиники – чертами характера. Как правило, радикалом является очень важная индивидуальная психологическая особенность, совершенно необходимая человеку в норме. Но если эта особенность начинает развиваться все больше и больше и выходит за пределы нормы, тогда и само проявление характера может становиться анормальным, аномальным («аномалия» – слово в котором пропала буква «р»).



Чтобы завершить свой монолог, я хочу показать, какие могут быть степени выраженности радикала характера. Ось выражает различные степени проявления радикала. Разобьем эту ось на два глобальные зоны: норма и условно говоря «патология». Условно, потому что четких разграничений норм здесь нет. Поэтому наш классик учения о психопатии Петр Борисович Ганушкин, говорил о характере в норме, глава его книги называется «О так называемом нормальном характере». Это не потому, что нормального характера в природе не бывает, а потому что самое понятие «норма» должно пониматься с некоторой условностью. Норму можно разделить на умеренную норму (т.е. слабое и умеренное проявление радикала) и верхнюю границу нормы – акцентуацию характера. Это слово ввел сравнительно недавно, около 40 лет зад, немецкий психиатр Карл Леонгард. Понятно, что это слово происходит от слова «акцент», т.е. акцентирование каких-то черт. Акцентуация характера – это предельное выражение каких-либо его черт, находящееся на грани нормы и патологии, или говоря более кратко – верхний предел нормы. Это предельное заострение черт характера, но еще находящееся в пределах нормы. Что же будет, если эти черты обострятся еще больше и выйдут за переделы нормы? Они попадают в зону условной патологии и прежде всего как раз в очень большую область, которую мы называем психопатия. Психопатии – это аномалии характера, но характер остается одного и того же типа. Конечно, он при количественном росте и качественно иначе проявляется, но радикал, лежащий в его основе, один и тот же – это некая индивидуальная психологическая особенность, которая достигла своего аномального проявления и породила уже болезненно тяжелый или психопатический характер. Ганушкин с самого начала, а начало это относится к 1933 году, когда вышла его классическая книга о психопатиях, выделил три основных критерия психопатии. С самого начала стало ясно, что критерии не бесспорные и их стали критиковать, но пока так и не нашлись критерии более удачные. Если радикал проявляется уже запредельно аномально, то перед нами уж предмет большой психиатрии, которая занимается грубыми расстройствами психики, и прежде всего такими, как психоз. Психоз отличается от всех прочих расстройств, прежде всего тем, что в отличие от пограничных расстройств, в психозе обнаруживаются общие существенные изменения состояния сознания. А если говорить о психологических различительных критериях, то здесь важно вспомнить, что содержание психической реальности делится на две крупные сферы. С одной стороны, это познавательные процессы (ощущение, восприятие, внимание, память, воображение, мышление, речь) – это те процессы, с помощью которых познается мир. А вторая крупная, но качественно отличающаяся сфера психики – это процессы мотивации и эмоций. Мотивацию мы уже рассмотрели, а эмоциональные явления нераздельны с мотивацией и оба этих явления – мотивация и эмоция – даже переходят друг в друга. Так вот если все пограничные расстройства затрагивают только мотивационную и эмоциональную сферы, а познавательных процессов и сознания в целом не касаются, то при психозе страдает сознание в целом и страдают достаточно заметно многие познавательные процессы, т.е. нарушается мышление, может нарушаться память, восприятие и т.д. Если ответить на вопрос, можно ли применять клинические классификации для понятия характера в норме, то я полагаю, что можно, потому что для нормального и аномального характера тип характера остается один и тот же. А тип его определяется некоторым общим корнем, радикалом.
Рис.6

И последнее, чем полезны клинические определения типов характера: клиническая практика дает для общей психологии огромный богатейший материал для осмысления. И целый ряд явлений психической жизни в норме вообще оказывается незаметными, а при своем аномальном проявлении их хотя бы удается заметить. Я свое выступление закончу словами замечательного психолога и врача Александра Федоровича Лазурского «Болезнь подобна увеличительному стеклу, сквозь которое видны тончайшие механизмы душевной жизни, незаметные в норме». Клиника – это замечательный и богатейший материал для понимания нормы.



Вопросы.

Как определить границу между нормой и патологией?

Сама проблема нормы и патологии – это отдельный вопрос, однако эта проблема в такой форме ставится неверно. Какое понятие противоположно понятию нормы? Аномалия, т.е. не норма, отклонение от нормы. Какое понятие противоположно понятию «патология»? патология – болезнь, ему противопоставляется здоровье. Сегодня в психологии проблема нормы и патологии разделяется на две разные проблемы: соотношение нормы и аномалии, соотношение патологии и здоровья, в том числе психической патологии и психического здоровья. Во времена Ганушкина, конечно, таких тонких разграничений не было. И Ганушкин эмпирическим путем выдвинул три основных критерия, позволяющих различать психопатию как уже патологию характера от сильно заостренных проявлений характера, но еще в пределах нормы. Эти критерии таковы:



  1. Стабильность во времени. Если это действительно психопатия, то она будет сопутствовать человеку на протяжении всей его жизни, она не транзитурна, она всегда. Она в своей динамике может входить в стадию компенсации, декомпенсации, опять компенсации, но она никуда не денется. Другие формы акцентуаций могут сглаживаться и не проявляться, а психопатия будет всегда.

  2. Тотальность проявления. Если это действительно психопатия, то ее проявления будут тотальны, т.е. исключительно во всех ситуациях: дома, на работе, в транспорте, на учебе, в личной жизни, в интимной жизни – везде, а в случае других заостренных проявлений характера эти проявления могут иметь селективный (избирательный) характер – проявляться в ряде ситуаций, особенно в тех ситуациях, которые предъявляют нагрузку к месту наименьшего сопротивления данного типа характера. У каждого типа характера есть «ахиллесова пята» – наиболее уязвимая ситуация. В этих ситуациях заостренное проявление характера могут проявляться. Пример: если взять классического психастеника. Ганушкин называл этого человека «конституциональный интеллигентный тип» – робкий, застенчивый, постоянно беспокоящийся, не причинил ли он вред окружающим, не нанес ли он какого-то ущерба, нравственного особенно, но у него есть одна беда. Поскольку радикалом этого типа является пересечение двух свойств: высочайшей тревоги и высочайшего уровня развития речевого мышления (вербально-логического уровня мышления), то получается следующее: высокая тревога при высоком уровне мышления выступает постоянным поводом обдумывания, что же реально может случиться. Всякая тревога, в отличие от страха, беспредметна. Это напряженное эмоциональное состояние ожидания возможной угрозы. У страха есть предмет: страх собак, темноты, публичных выступлений, замкнутых пространств, у тревоги – нет. И он начинает постоянно думать, что же на самом деле может случиться. А с другой стороны, его мышление, пронизанное высочайшей тревогой, оказывается неспособным к принятию какого-либо окончательного решения. Ибо каждое возможное решение в силу высокой тревоги начинает предоставляться ему потенциально ущербным, неточным, неполным, не самым удачным. И он начинает напряженно думать, как быть дальше. «С одной стороны, это все правильно, что я решил, но с другой стороны, может быть, и нет». В клинических случаях вместо принятия решения мы обнаруживаем сплошное рассуждательство, которое в запущенных клинических случаях называется «мыслительной жвачкой». Вот уязвимая ситуация для психастеника. Если он оказывается в ситуации принятия решения, особенно в ситуации неопределенности и риска, когда еще дефицит времени и надо принять строго определенное решение, его как бы парализует, он просто ничего не может сделать. Для астероидного типа одним из основания является неуемная потребность в самоподтверждении, подтверждении себя, любых аспектов своего «я» со стороны окружающих людей. Попробуйте поставить этого человека в ситуацию дефицита внимания и тогда проявления его психопатий расцветут пышным цветом. Он пойдет на все, только бы это внимание получить, включая развитие тяжелых по своей симптоматике болезней, правда не имеющих под собой никакой органической почвы. И так для каждого типа характера.

  3. Социальная дезадаптация – нарушение приспособления к социальному окружению. Вот эта дезадаптация и приводит к обоюдным страданиям, когда страдают больше либо окружающие, либо сам человек. При типах характера, для которых свойственны вспышки агрессии, в том числе и физической, понятно, что больше страдают окружающие. Например, эпилептоидный тип находится в состоянии дисфории, в которой преобладает злобно-тоскливое настроение. Злобное от накопленной агрессии и тоскливое от невозможности от нее избавиться и выплеснуть наружу. Потом она выплескивается уже по полной программе, когда набирает уже критическую массу в виде аффективных разрядов. Страдают ли окружающие? Да, физически могут пострадать. Страдает ли сам человек? Да, страдает от постоянного эмоционального фона, злобного и тоскливого. Возьмите психастеника – робкий, очень корректный, очень внимательный к окружающим, очень тонко организованный человек. Казалось бы, окружающие не должны страдать. А теперь представьте себе окружающих, оказывающихся в зависимости от принимаемых психастеником решений. В этой ситуации они могут пострадать значительно, хотя конечно в большей степени достается обладателю этого характера, потому что психастеник постоянно совершает титаническую мыслительную работу, все время перемалывая: «с одной стороны, это верно, но с другой стороны, здесь что-то, наверное, не так». С одной стороны вы меня слушаете, с другой стороны, может быть я вам в тягость. Как же мне быть? Может уже пора закончить, или продолжить, видя ваши внимательные взгляды.


Как вести себя с людьми разных психологических типов?

Чтобы обрести способность достаточно тонко выявлять индивидуальность человека, с которым мы имеем дело, и с моей точки зрения всегда знать, что лежит в основе каждого типа. Если мы будем знать радикал, мы будем понимать очень многое из того, что делает другой человек, а понимание того, что он делает, будет предполагать и частичное принятие этого человека, в котором он сам очень и очень нуждается. Таким образом, и будет понимание того, какие мы все разные.


Как распределены психологические типы в обществе?

В принципе существует закон нормального распределения. Относительно этих норм можно определять степень отклонения от них. При этом в условиях каждой культуры эти нормы свои. Существуют методики психодиагностики, направленные на выявление отдельных характерологических образующих. Одна из таких методик наиболее популярна и при этом она универсальна и с успехом используется как в клинике, так и в норме. Она появилась в 1941 году в Америке, называется MMPI. Эта методика была адаптирована для нашей страны еще в советское время, но эта адаптация не могла ограничиваться только переводом вопросов на русский язык. Методика представляет собой вопросник с высказываниями. Но все средние нормы у нас совершенно другие, есть две основные наши версии этого теста. Авторам пришлось сформировать репрезентативную нашу выборку (представляющую все основные социальные группы в миниатюре), высчитать все средние нормы на экспериментальной выборке. Подсчитать все среднеквадратичные отклонения для того, чтобы можно было реально оценивать свойства. И вот одна женщина социолог в советское время стала опальной, Ксения Касьянова, а в годы перестройки смогла опубликовать книгу «О русском национальном характере». Она провела следующий эксперимент: умышленно взяла MMPI в его американской версии с не пересчитанными нормами и применила его на отечественной выборке. Цель ее была очень простая: посмотреть в каком направлении характер человека отклоняется от характера американцев. Все средние показатели по сравнению с американскими нормами съехали у нас в представленности такого типа характера, как эпилептойдного. В основе эпилептойдного типа лежит большая сила влечения, а с другой стороны выраженная ригидность (инертность) мотивации. Когда есть сильное влечение и при этом инертная мотивация, человеку очень трудно маневрировать в меняющихся условиях и основным способом достижения своих целей он выбирает прямолинейное движение. Долго запрягают, но потом не остановишь. Есть достаточно известные методы стандартизации психодиагностических методик.

Рис.7


Существуют ли социальные предпосылки формирования личности?

Мы говорили об уровне организации человека, теперь, где же здесь социальное? Очевидно, что за исключением темперамента все остальные индивидные предпосылки личности, конечно, имеют биологическую базу, но в огромной степени обусловлены и социальной составляющей. Как бы перпендикулярно здесь есть социальное влияние, и оно признается как источник развития психически функций. Только темперамент обусловлен исключительно свойствами нервной системы, как показывают исследования.


Обусловлено ли социально не только развитие, но и проявление психических функций?

А это уже проблема культурно-исторической психологии и в частности этнической психологии. Безусловно, культурно-историческая психология как раз и показывает, что в условиях разных культур индивидуально типическая организация личности разная. Есть конкретно такая отрасль, как этнопсихология, которая изучает психологические особенности личности, обусловленные ее включенностью в определенную этническую культуру. И, казалось бы, в столь полиэтнической стране как наша этнопсихология должна была быть одной из профилирующих дисциплин, однако в советское время ее развитие не допускалось. Лев Семенович Выгодский – автор крупнейшей общепсихологической теории, которая сейчас еще более модна на Западе, чем у нас, и имеет название «Культурно-историческая теория» – как раз доказывает, что хотя у человека психические функции, как и у животного, имеют частично биологическую природу, но они становятся специфически человеческими исключительно благодаря своему культурному происхождению. И он показывает, почему эти психические функции едины, хотя источник у них двойственный: с одной стороны природный, с другой стороны культурный. Для того чтобы продемонстрировать, что психические свойства человека обусловлены культурой он в частности предложил своему ученику – Александру Романовичу Лурия (крупнейшему психологу и соратнику Леонтьева) съездить в экспедицию и продемонстрировать как особенности психики зависят от различных этнических культур. Лурия отправился в Узбекистан в 1930 году, где он должен был сравнивать две группы населения: городское население (которое уже прошло ликбез, приобщилось уже к европейской культуре) и крестьяне, которые живут в отдаленных кишлаках и до них не дошла еще европейская культура. И различия обнаружились колоссальные, даже в познавательных процессах. Выгодский после отъезда Лурия вскоре получает телеграмму: «У узбеков нет иллюзий». Речь идет как раз о крестьянах, у которых не обнаруживались иллюзии восприятия. Есть очень типичный искаженный образ реального объекта, например, одинаковые отрезки воспринимаются как разные и целый ряд подобных иллюзий. Потом у них была обнаружена масса различий в познавательных функциях: в мышлении, в памяти, в речи и т.д. В самом разгаре этих исследований Лурию неожиданно отзывают в Москву, это был 1931 год, и на полном серьезе обвиняют его в том, что он закоренелый и воинствующий расист, потому что он пытается сталкивать лбами братскую семью народов, составляющих единое целое Советского Союза. Лурия хорошо умел писать и стал писать покаянные записки и, слава Богу, судьба его миловала.


В чем отличие между мотивацией и мотивировкой?

Мотивировка – это объяснение человеком причин своих поступков, а мотивация – это истинная движущая сила. Как правило, мотивировка не совпадает с мотивацией.




Каталог: files -> pages
pages -> «Пренатальная психология. Психологическое сопровождение в период беременности и родов» Лектор: Ковалева Ю. В
pages -> Законом «Об образовании»
pages -> Психологическая подготовка участников образовательного процесса к егэ как система психологического сопровождения на всех ступенях обучения Кожанова Наталья Алексеевна
pages -> Выпускных квалификационных работ
pages -> Название программы
pages -> Игры и игровые приёмы в коррекционной работе с детьми с нарушениями речи старшего дошкольного возраста
pages -> Программа тема Проблема потребностей и ее значение в человекознании


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница