ГЛАВА IV. ВНУТРИГРУППОВОЙ КОНФЛИКТ И СТРУКТУРА



Pdf просмотр
страница10/11
Дата10.02.2018
Размер0.49 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11
ГЛАВА IV. ВНУТРИГРУППОВОЙ КОНФЛИКТ И СТРУКТУРА
ГРУППЫ
ТЕЗИС 6: ЧЕМ ТЕСНЕЕ ОТНОШЕНИЯ, ТЕМ НАПРЯЖЕННЕЕ КОНФЛИКТ
Враждебность должна возбуждать сознание тем глубже и тем сильнее, чем больше сходство сторон на фоне тех условий, которые порождают вражду... Люди, имеющие много общего между собой, часто причиняют друг другу большее и худшее зло, чем совсем чужие... Того, кто нам чужд, с кем у нас нет ни общих интересов, ни близких черт, мы воспринимаем объективно; свои личные пристрастия держим при себе... Однако чем больше общего мы имеем с другим человеком как личностью в целом, тем легче мы будем целиком вовлекаться в любое отношение с ним... Поэтому если ссора возникает между людьми, находящимися в таких близких отношениях, она нередко протекает бурно и страстно...
Другой относящийся сюда случай... это ситуация вражды, глубина которой коренится в чувстве общей принадлежности, единства... [что объясняет] особенности социальной ненависти. Это ненависть к члену группы не по личным мотивам, а потому, что он представляет опасность с точки зрения сохранения группы... Две конфликтующие стороны ненавидят друг друга не только по какой-то конкретной причине, породившей конфликт, но также по социологической причине — как врагов самой группы... Типичным случаем здесь является ненависть ренегата и ненависть к ренегату. Память о прежнем согласии действует так сильно, что возникшая вражда оказывается гораздо резче и непримиримее, чем в случае, если бы ранее не было вообще никаких отношений...
"Уважения к врагу" обычно не бывает, когда вражда возникает на основе прежней солидарности. И если сохраняющееся сходство приводит к путанице и смешению границ, подчеркивание различий становится необходимым не по содержательным причинам, а просто во избежание путаницы
1
Зиммелевский тезис о том, что близкие отношения с глубокой вовлеченностью значительно обостряют конфликт там, где до него вообще доходит дело, прямо следует из выводов, сформулированных выше. Амбивалентность, обычно присутствующая в этих отношени-
92 ях, проистекает, как сказано, из подавления враждебных чувств (которые в свою очередь коренятся в частых поводах для конфликта, присущих таким отношениям), проявления которых стороны избегают из-за боязни разрушительных последствий. Если "объект любви" есть в то же время и "объект ненависти", то понятно, что конфликт мобилизует все силы страсти и что в результате такого острого конфликта отношения могут быть разорваны; отсюда и тенденция к подавлению.
Напомним, что рассуждения об усиливающем воздействии нереалистических элементов в ситуациях реалистического конфликта привели нас к гипотезе о том, что напряженность конфликта вследствие такого смешения должна усиливаться. Таким образом, конфликта большей интенсивности надо ожидать в таких отношениях, где участникам приходится подавлять враждебные чувства. Поэтому боязнь острого конфликта может вести к подавлению враждебных чувств, и, в свою очередь, накопление таких чувств, скорее всего, приведет к обострению конфликта, если он произойдет.
В группах, которые затрагивают лишь периферические интересы их членов, то есть где отношения, по терминологии Парсонса
2
, функционально специфичны и аффективно нейтральны, конфликты будут менее жесткими, чем в группах, где отношения диффузны и аффективны и предполагают полную личностную вовлеченность. Отсюда можно заключить, что в группах типа Ротари-клуба или Торговой палаты конфликты будут менее
1
Simmel, Conflict, op. cit., pp. 43,44,47,48.
2
Towards a General Theory of Action / Parsons Т., Shils E. (eds.), op. cit.


20
жесткими, чем в таких группах, как религиозные секты или радикальные партии коммунистического толка. Организации последнего типа стремятся захватить человека целиком, поэтому связь между членами там гораздо сильнее, чем в группах с сегментарным типом отношений. Если личность вовлечена целиком, существует большая вероятность включения в конфликт нереалистических элементов. Поэтому такие группы будут стараться подавить конфликт, а если он все же произойдет, то будет напряженным и страстным. Этим, как мы увидим из дальнейшего, объясняется частота расколов и разрывов отношений в подобных группах.
Индивиды, активно участвующие в жизни группы, заинтересованы в ее сохранении. Если они видят, как уходит кто-то, с кем они разделяли заботы и ответственность за жизнь группы, они склонны реагировать на "предательство" более жестко, чем менее активные учас-
93 тники. Так мы приходим ко второму пункту зиммелевского тезиса: закрытая группа воспринимает ренегатство как угрозу ее единству.
В дальнейшем мы рассмотрим, каким образом угроза со стороны других групп заставляет группу "сплотиться". Здесь же отметим, что такую же реакцию закрытая групп демонстрирует по отношению к внутренней угрозе. На самом деле, как отмечает Зиммель, в таких условиях реакция может быть еще сильнее, потому что "враг" внутри — ренегат или еретик — не только ставит под вопрос ценности и интересы группы, но и угрожает самому ее единству. Ренегатство демонстрирует и символизирует отказ от тех ценностей и норм, что считаются жизненно важными для благополучия группы, если не для самого ее существования
3
Как было показано выше, конфликт с внешней группой служит определению групповых границ. Ренегатство же, наоборот, грозит разрушить границы утвердившейся группы. Поэтому группа должна бороться с ренегатом всеми возможными способами, поскольку он представляет собой символическую, если не фактическую, опасность для ее существования. В религиозной сфере, например, вероотступничество наносит удар по самой церковной жизни, поэтому страстные разоблачения вероотступников постоянно присутствуют в писаниях отцов Церкви со времени ее зарождения, в постановлениях раббината начиная со времен Маккавеев
4
Ренегат усиливает внешнюю группу, на которую он теперь переносит свою лояльность, не только потому, как отмечает Зиммель
5
, что у него нет пути назад и он будет более предан ей, чем те, кто принадлежали этой группе с самого начала, но и потому, что сам его переход
94 придает его новой группе еще большую уверенность в правоте своего дела. Все это само по себе делает его в глазах бывших соратников более опасным, чем любой другой член соперничающей группы. Более того, ренегат будет не только демонстрировать свою лояльность новой группе, защищать ее ценности и интересы, — он, как отметил Макс
Шелер, будет считать своей главной целью "постоянную месть собственному духовному прошлому"
6
. Таким образом, критика ренегатом ценностей своей бывшей группы не закончится с его уходом, но будет еще долго продолжаться и после разрыва всех
3
См. ст.: Miliukov P. Apostasy // Encyclopaedia of the Social Sciences, v. II, pp. 128—131.
4
Если группа существует долгое время, стабильна и ничто уже не угрожает ее существованию, она может позволить себе более толерантное отношение к ренегатству. Что касается современной католической церкви, то "отказ от веры не представляет больше угрозу существованию католического сообщества" (Ibid., p. 130). В той мере, в какой группа продолжает самоутверждаться, она должна мобилизовать все свои силы для борьбы с внутренними угрозами. Это значит, что острота реакции на "внутреннего врага" пропорциональна остроте конфликта с внешними врагами. Подробнее эта проблема будет рассмотрена в другом разделе данной главы, где речь пойдет именно о том, как влияет на группу внешний конфликт.
5
The Sociology of Georg Simmel. Trans, and ed. Wolff К. Н. Glencoe, III.: The Free Press, 1950, pp. 383—384.
6
Scheler M., op. cit., p. 89.


21
отношений. Группа, которую ренегат покинул, считает его символом той угрозы, которую несет само существование враждебных групп.
Еретик представляет собой для группы несколько иную проблему, чем ренегат.
Порой реакция на еретика еще более враждебна, чем на отступника. Если последний покидает группу, чтобы перейти на сторону врага, то еретик являет собой скрытую опасность: сохраняя верность главным ценностям и целям, он угрожает расколоть группу на фракции, различающиеся по выбору путей достижения этих целей. В отличие от ренегата еретик претендует на защиту групповых ценностей и интересов, предлагая только иные способы достижения основных целей или иные интерпретации официального учения. Слово "ересь" происходит от греческого глагола, означающего "выбирать", "брать для себя". Еретик предлагает альтернативы там, где группа исключает их существование вообще
7
. По словам Роберта Михельса, "ненависть партии направлена в первую очередь не на противников ее точки зрения на мировой порядок, а против внушающих страх соперников на политическом поле, против тех, кто борется за те же самые цели"
8
. В этом смысле еретик вызывает тем большую ненависть, что у него много общего с бывшими соратниками, разделяющими те же цели.
Для группы меньшую опасность представляет человек, порвавший с ней и перебежавший к противнику, нежели еретик, создающий собственную соперничающую группировку (отсюда попытки клеймить диссидентов как "агентов врага"). Еретик продолжает бороться за членов своей прежней группы даже после того, как ее покинул.
Ренегат будет воевать против них, еретик — обращать их в свою веру. Более
95 того, заявляя о приверженности групповым ценностям, еретик порождает смуту и разногласия, и его действия воспринимаются как попытки разрушения границ. В этом одна из причин того, почему Троцкий был для Сталина опаснее, чем генерал Власов, и почему с наибольшим гневом Ленин обличал не какого-нибудь капиталиста, а Карла
Каутского.
Однако подобная борьба необязательно приводит к ослаблению группы. Напротив, восприятие остальными членами группы этой внутренней "опасности" способствует их "сплочению", усиливает осознание того, что поставлено на карту, повышает их активность; короче, сигнал опасности мобилизует все защитные механизмы группы
9
Именно потому, что борьба концентрирует групповую энергию на задачах самозащиты, она крепче привязывает членов группы друг к другу и способствует групповой интеграции. Своей доктринальной и организационной мощью католическая церковь в значительной мере обязана борьбе с гностической и манихейской ересями, а позднее — противодействию протестантским реформаторам.
Перефразируя зиммелевский тезис, скажем, что конфликт бывает радикальнее и острее, когда он возникает из близких отношений. Особую остроту ему придает совмещение единства и противостояния в таких отношениях. Враждебность порождает тем более глубокие и острые реакции, чем глубже взаимная вовлеченность враждующих сторон.
В конфликтах внутри закрытой группы одна сторона ненавидит другую тем сильнее, чем больше она видит в ней опасность единству и идентичности группы
10 7
См. афоризм Боссюэ: "Еретик — это тот, у кого есть свои собственные мысли".
8
Michels R. Political Parties. Glencoe, III.: The Free Press, 1949, p. 375. (Курсив мой. — Л.К.)
9
В данном случае это аналогично действию "самоопровергающегося пророчества", "которое настолько меняет поведение человека, что пророчество не сбывается" (Merton. Social Theory and Social Structure, op. cit., p. 386). Опасность утраты единства группы порождает еще большее ее единство.
10
Последние исследования малых групп подтверждают этот тезис. Л. Фес-тингер, подводя итоги серии работ, предпринятых Центром изучения групповой динамики, пишет: "Постоянное отклонение... не допускалось большинством групп. Уровень взаимозависимости членов группы и наличие групповой задачи определяют степень недопущения отклонений. Группы, где взаимозависимость членов выше, не допускают отклонения в большей степени, нежели группы, задачи которых не находятся в тесной связи с


22
Чем выше степень участия и личностная вовлеченность членов группы, тем выше напряженность конфликта и, следовательно, острее реакция на нарушение групповой лояльности. Именно в этом смысле
96 острота конфликта и лояльность по отношению к группе — две стороны одного и того же явления.
В последнем тезисе утверждалось, что враждебные чувства скорее возникают в близких отношених и что, если конфликт возникает в рамках этих отношений, он, вероятнее всего, будет носить острый характер. Это однако необязательно означает, что в близких отношениях конфликты возникают чаще, нежели в любых других. Мы уже сталкивались с ситуациями, где накопленная враждебность не выливается в конфликтное поведение. В следующем тезисе мы продолжим рассмотрение этой проблемы.
ТЕЗИС 7: ФУНКЦИЯ И ПРОЯВЛЕНИЕ КОНФЛИКТА В ГРУППОВЫХ СТРУКТУРАХ
Противоречие и конфликт не только предшествуют единству, но присутствуют в нем в каждый момент его существования... Возможно, не существует социального образования, где не были бы неразрывно сплетены центростремительные и центробежные течения...
Конфликт предназначен для преодоления разрушительных дуализмов; это способ достижения некоторого рода единства... Грубо говоря, это наиболее острый симптом болезни, представляющий собой усилие организма освободиться от повреждений и расстройств, вызванных ею... Конфликт сам по себе снимает напряжение между контрастами
11
В двух предыдущих тезисах мы проанализировали некоторые связи между враждебными чувствами, конфликтом и структурой отношений, в которых они возникают. Мы пришли к выводу, что чем теснее отношения и чем больше вовлеченность участников, тем больше возможностей для конфликта. Чем чаще взаимодействия, тем больше возможностей для враждебного взаимодействия.
И тем не менее частота возможностей конфликта необязательно выливается в частые конфликты. Именно близость отношений и сильная эмоциональная привязанность участников могут заставлять их избегать конфликтов. Но такое их подавление в состоянии вызвать конфликт большей напряженности, когда он все же происходит.
97
Близость и, следовательно, относительно высокая личностная вовлеченность обусловливают вероятность того, что конфликт, возникнув, приобретет более острый характер. Обсуждая положение евреев после достижения ими эмансипации, Курт Левин, в полном согласии с Зиммелем, приходит к выводу, что по мере интеграции евреев напряженность конфликта с другими группами возрастает в силу повышения уровня взаимодействия
12
Теперь можно прослеживать далее взаимосвязь между структурой группы и конфликтом. В приведенном тезисе, как и в эссе в целом, Зиммель настаивает на том, что конфликт является составляющей всех социальных отношений и выполняет позитивные функции, поскольку ведет к восстановлению единства и равновесия группы.
Но всегда ли конфликт восстанавливает единство или это случается лишь в особых обстоятельствах? Мы вынуждены задать вопрос: если конфликт объединяет, то что разъединяет? Отсюда возникает следующий вопрос: можно ли считать, что конфликты по
существованием группы. Эти два фактора действовали вместе таким образом, что в менее взаимозависимых группах, не имеющих общих задач, возможно, вообще не фиксировалось недопущение отклонений"
(Festinger L. Informal Communications in Small Groups // Groups, Leadership and Men / ed. Guetzkow H.
Pittsburgh: Carnegie Press, Carnegie Institute of Technology, 1951, p. 41).
11
Simmel. Conflict, op. at., pp. 13—15.
12
Lewin К. Resolving Social Conflicts, op. cit., p. 167.


23


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница