Глава 4. \nОжидания — топливо Сопротивления и Требовательности



страница3/14
Дата14.05.2016
Размер2.75 Mb.
ТипКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14
Глава 4.
Ожидания — топливо Сопротивления и Требовательности

Источник и топливо для сопротивления и требовательности приходят из наших ожиданий. Мы предъявляем друг к другу определенные ожидания, но если они остаются неосознанными, то разрушают всякую гармонию и близость, которые мы хотим создать. Они превращают другого человека в объект наших желаний. Мы предъявляем ожидания к ситуациям и к жизни вообще. Это эффективно блокирует рост более глубокого пространства доверия и благодарности. Вместо того чтобы осознать страх, мы движемся в состояние требовательного ребенка и чувствуем, что другие люди, ситуации или жизнь превращают нас в жертву. Чтобы больше осознавать требовательность, нам придется исследовать собственные ожидания.


Разоблачение ожиданий
Это легче сказать, чем сделать. Я нашел, что войти в контакт с моими собственными ожиданиями — один из самых трудных аспектов моей работы над собой. Прежде всего, не хочется признавать, что они у меня вообще есть — ведь я такой духовный человек. Интеллектуально я принимаю, что одинок; но когда кто-то меня разочаровывает, я могу убить — вот и все мое «принятие». Я полон ожиданий. Я ожидаю от людей, что они дадут мне столько же, сколько даю им я. Я ожидаю от людей, особенно от хороших друзей, чтобы они всегда были ко мне справедливы. Я ожидаю от тех, кто мне близок, чтобы они были правдивыми, чтобы на них можно было положиться, и чтобы они меня понимали. И этот список нескончаем

Как распознать ожидания?
Вот некоторые способы, которые мы применяем, чтобы вывести ожидания на поверхность.

  1. Один из способов — замечать, когда мы чувствуем разочарование и реагируем в ответ. Это может выражаться либо в обвинении и гневе, либо в резком отсечении контакта и «уходом в себя». В зависимости от темперамента мы можем выбрасывать гнев или разочарование на другого за то, что он не осуществил наших потребностей, или тихо про себя поджаривать его на медленном огне — «взрывать» или «зарывать» реакцию, ответные действия. Я делаю то и другое, но более склонен к «взрывам». В сущности, и то и другое — все равно ожидания. Смущение вызывает то, как много их в нас Именно поэтому мы не хотим на них смотреть. Каждый раз, когда мы чувствуем разочарование или гнев, это сигнализирует о неисполнившемся ожидании. Каким оно было?
    Я особенно чувствителен к тому, когда люди принимают позу гуру и притворяются просветленными. Это приводит меня в бешенство. Почему? Потому что я ожидаю от людей, чтобы они были честными, в особенности в таком важном вопросе, как просветление.
    Недавно у меня случился конфликт с одной из моих ближайших подруг. Я почувствовал, что меня предали, потому что со мной обошлись невнимательно и несправедливо. И, казалось, я не могу этого ей простить. Почему? Потому что ожидал, что она не будет вести себя со мной подобным образом. Прошение лишено глубины и бессмысленно, пока мы не разоблачим собственных, ожиданий,

  2. Другой способ разоблачить ожидания — исследовать, что стоит за нашими суждениями. Часто за суждением кроется то, что мы хотим или ожидаем от другого. Я нахожу это высокоплодотворным способом обнаружения собственных ожиданий. Часто я бываю настолько «праведным» в своих суждениях, что не иду в глубокое исследование того, какая рана была затронута неудовлетворенным ожиданием.

  3. Третий способ начать распознавать ожидания — выбрать кого-то, с кем мы по-настоящему близки, и посмотреть, в чем мы обвиняем этого человека. Обвиняем за все, что в нем (или в ней) неправильно, что он нам недодает, в чем должен измениться. За каждым из этих обвинений скрывается ожидание.

  4. Кроме исследования того, что стоит за гневом, суждением и обвинением, мы можем поискать ожидания в разных областях нашей жизни. Что мы хотим в сексе? Какого сексуального поведения мы ожидаем от другого? Какого эмоционального присутствия мы хотим от другого человека? Каким хотели бы видеть любимого человека в духовном плане? Каким должен быть партнер «в энергии» — зрелым, сильным, ясным, центрированным или уверенным в себе? Способен ли он сказать нам «нет»? Должен ли он быть радостным, творческим и утверждающим жизнь?
    Исследуя ожидания, мы можем также обращать внимание на то, что происходит в теле, когда всплывает и осознается каждое из них. У некоторых эта реакция может быть очень сильной, у других — слабой.

Позитивные ожидания
Когда ожидание не осуществляется, мы «взрываем» или «зарываем» реакцию и наши ответные действия. Позитивные ожидания стоят за гневом и осуждением и прикрывают дыру внутри. Не желая чувствовать страх и боль, мы превращаем свою энергию в ожидание, что кто-то или жизнь заполнит эту дыру. Ребенок внутри убежден в том, что его потребности заслуживают осуществления. Убежденность питает позитивные ожидания. Я называю их позитивными в том смысле, что, по крайней мере, это какая-то энергия, к которой мы можем подключиться. Когда в ожиданиях есть энергия, это помогает осознать неосуществленную потребность и исследовать ту «дыру» внутри, которую она прикрывает.

Негативные ожидания
Негативные ожидания заключаются в отрицании того, что мы действительно чего-то хотим или ожидаем. Отрицание делает наши ожидания гораздо более трудными для понимания, потому что подавляет их энергию. Так происходит, когда мы утверждаем, что у нас нет потребностей и желаний, когда чувствуем, что недостойны их, когда не уверены, что чего-то заслуживаем. Наши ожидания оказываются глубоко «закопанными». Не сомневайтесь, они остались теми же, но теперь добраться до них труднее. Кто-то из нас живет в иллюзии, что ему ни от кого ничего не нужно. Некоторых заставляет блокировать любое проявение ожиданий стыд. И тогда подавленные разными способами ожидания дают о себе знать в форме необъяснимых обид, хронической депрессии, «стервозности», пассивной агрессии и прямого насилия.
Мы прикрываем свои потребности такими убеждениями, как:

  1. «нуждаться в чем-то плохо; мы должны научиться заботиться о себе сами»;

  2. «бессмысленно что-то хотеть или в чем-то нуждаться, потому что это в любом случае никогда не исполнится»;

  3. «выражение потребности принесет только разочарование, поэтому зачем создавать себе трудности?»

Мы можем совершенно не признавать своих потребностей. Мы отрицали их так долго, что перестали их чувствовать. Отрицательные ожидания находятся в самой глубине нашей внутренней боли; они создают глубокое отчаяние и мысли, что мы никогда не будем любимы, приняты или поняты.
Предлагаю вам уделить какое-то время исследованию ваших собственных отрицательных ожиданий. Что произойдет, если вы действительно откроетесь на глубоком уровне? Ждет ли вас разочарование? Всегда ли происходит именно так? Наши отрицательные ожидания очень сильны, потому что становятся самоосуществляющимися пророчествами.
Приходят ли наши ожидания в форме гнева, разочарования или обвинения (позитивные ожидания), или могут иметь отрицательный смысл, прикрывающий желания и потребности (негативные ожидания), в равной мере они все заслоняют внутри нас глубокую рану и голод. Когда мы смотрим наружу из сознания Ребенка, реальность настоящего оказывается искаженной. Наш Внутренний Ребенок проецирует на настоящее то, что пережито давным-давно в прошлом, сo всеми страхами и недоверием, которые возникли из личного опыта. Настоящее может на самом деле было. гораздо более безопасным, любящим и принимающими. чем кажется, но мы этого не можем увидеть. Мы реагируем так, как реагировал бы ребенок. Если мы хотим освободить этого Ребенка, придется разоблачить все заслоняющие его прикрытия.
Без осознанности и понимания легко чувствовать себя жертвой любимых людей или самой жизни. И обвинять других в том, что происходит, вместо того чтобы увидеть, что это создаем мы сами. И только смотря на свою жизнь с осознанием, мы можем начать что-то изменять, привнося в процесс глубокое сострадание и прозрение. Позднее я очень подробно расскажу, как это работает. А пока достаточно сказать, что ум нашего Ребенка сформировал верования и повторяющиеся образцы поведения, основанные на опыте раннего детства. И мы должны найти способ проснуться и перестать видеть «фильм», искажающий нашу реальность в настоящем спроецированными кадрами из прошлого.
Глава 5.
Стратегии — как мы проявляем реактивность и требовательность

Наш Ребенок в панике всецело сосредоточен на получении того, в чем он (или она) нуждается. Он очень цепок и упорен. Эта цепкость стоит за стратегиями. Стратегии — это то, как мы добиваемся желаемого. Мы увидели, что у нашего Ребенка есть ожидания, многие из которых бессознательны. Когда мы не добиваемся их осуществления, у нас есть выбор: либо чувствовать от этого боль, либо, как это обычно бывает, мгновенно и бессознательно действовать по определенной стратегии. Если мы выбираем чувствовать страх или боль, то мы не в стратегии. И мы движемся в стратегию, если хотим избежать чувствования страха или боли.



Стратегия № 1: «Молот» — требование и обвинение
— Дай сюда! Меня тошнит от твоих предлогов! Тебя никогда нет рядом! Зачем тебе вообще эти отношения, если ты никогда не находишь для них достаточно времени? Я хочу твою энергию и хочу ее сейчас!
Это требовательный Ребенок. Когда он не получает, что хочет, то приходит в бешенство и требует. Энергия требовательности в стратегии «Молота» говорит:
— Я этого заслуживаю, я хочу это сейчас, и мне нет дела до твоих потребностей или оправданий.
В детстве мы выражаем это как приступы гнева, а во взрослом состоянии оскорбляем и причиняем насилие. Энергия «Молота» агрессивна. Мы используем «Молот», чтобы принудить или устрашить другого и любой ценой добиться своего. Это может проявляться совершенно иррационально, реактивно и импульсивно. Заряд, стоящий за «Молотом», может быть довольно сильным, потому что питается яростью Ребенка, который подвергался насилию, которого игнорировали, в которого вторгались, которого унижали или оскорбляли. Ребенок убежден, что это единственный способ добиться желаемого. Обвинение — это часть «Молота», его энергия. За обвинением стоит требование, чтобы другой непременно изменился. На определенном уровне стратегия «Молота» дает нам хорошее чувство. Нам не больно от того, что мы не получаем желаемого, и нам не нужно принимать ответственность за собственную роль в ситуации. Вместо этого мы перекладываем ответственность на другого.
Мне все еще трудно преодолеть привычку обвинять. Когда я это делаю, это кажется таким адекватным и оправданным! Будучи терапевтом, я могу призвать себе в помощь весь психиатрический арсенал, чтобы объяснить любимой женщине или другу, в каком состоянии они находятся, и какие у них проблемы. Мне требовалась и требуется большая осознанность, чтобы направить энергию вовнутрь и чувствовать боль от того, что я не получаю желаемого, и смотреть, что я вношу в ситуацию. Мы все обвиняем, но если мы делаем это бессознательно, то разрушаем близость. Грань между умением выражать себя со всей страстью и открытостью и обвинением очень тонка. Так легко броситься в атаку на другого, вместо того чтобы просто выразить боль или разочарование. Вот что мне помогло: посмотреть, куда направлена моя энергия. Если она направлена наружу и сфокусирована на попытках переубедить или изменить другого, значит, я обвиняю. Если она внутри меня, сконцентрирована в животе, я просто делюсь собственным переживанием. Даже если оно касается другого, другой, скорее всего, не почувствует себя обвиняемым или атакованным и сможет меня услышать.
К сказанному нужно добавить следующее. Когда я использую «Молот», это чаще всего приводит других в страх или гнев, и они закрываются. Моя паника и паника Ребенка внутри другого увеличивается, и «Молот» становится еще интенсивнее. Прибегая к «Молоту», мы чувствуем некоторое удовлетворение оттого, что, по крайней мере, способны выражать себя с силой. Но пока эта энергия используется не просто для выражения, но с целью повлиять на другого, это — стратегия.

Стратегия № 2: «Наживка» — манипуляция
Ребенок в панике, живущий в теле взрослого, очень изобретателен и использует все возможные способы манипуляций. Мы манипулируем посредством денег, любви, секса, ума, силы, возраста, чувства вины, углубленности в себя, признания или заботы. Мы манипулируем, обижаясь, резко отсекая контакт или притворяясь, что нам все равно или ничего не нужно. Мы учились манипулировать с самого раннего детства. Мы оценивали ситуацию и вычисляли, как сыграть, чтобы добиться желаемого. Мы усвоили блестящий механизм выживания, и он нам очень пригодился.
В манипуляции, как и во всех стратегиях, есть совершенно определенная энергия. Она обманчива, расчетлива и нечестна. В ситуации «Наживки» мы используем умственные ресурсы, чтобы контролировать другого посредством обмана. К несчастью, наше манипулятивное поведение становится бессознательным, и мы не распознаем его. Другие видят и чувствуют нашу склонность манипулировать и отстраняются, чтобы защитить себя. Наш Ребенок чувствует себя еще более брошенным и испуганным. И, помня, что в детстве честность и прямота не помогали, он находит еще больше причин для того, чтобы быть политиком. Пример: Мина — сильная и привлекательная итальянка тридцати с лишним лет; она любящая и властная. Она привлекает мужчин, ищущих мать, и «усыновляет» их до полного удушения. Конечно же, она думает, что ее материнская энергия — невинная и отдающая, и не видит за ней склонности к манипуляции. Сэм — состоятельный застройщик, который обеспечивает всем любимую женщину, которая, конечно, ошеломлена его щедростью и лишь смутно подозревает, что становится от него зависимой. Подспудно она чувствует обиду и протест, Сэм же думает, что просто выражает любовь.

Стратегия № 3: «Кинжал» — стратегия мести
«Кинжал» — это стратегия мести. Когда нам причиняют боль, мы можем отреагировать на это сразу. чаще мы слишком шокированы, смяты и унижены чтобы отозваться тут же. И поэтому мы надеваем маску, которая демонстрирует, что нам все равно, и откладываем обиду «на хранение». Внутри мы не успокоимся, пока не вернем боль назад, потому что рана нашему самоуважению — это самый глубокий вид дан. Я никогда не осознавал масштабов, в которых удерживаю внутри затаенные обиды. Я всегда отметал от себя унижения и притворялся, что меня ничто не беспокоит. И лишь погрузившись в эту работу глубже, я увидел, что и в детстве, и во взрослой жизни перенес столько унижений, что словно онемел и потерял к ним чувствительность. Внутри мои затаенные обиды бурлили и кипели, просачиваясь наружу только в форме негативных суждений, сплетен или сарказма Я был слишком закован, чтобы выражать обиды прямо. Моей любимой тактикой мести всегда было резко отсечь контакт и стать очень занятым; я умел это делать с коварной холодностью и убийственным равнодушием.
Месть может иметь мощное влияние на все отношения до тех пор, пока мы не осознаем боль внутри. Сами того, не понимая, мы можем мстить близким за обиды детства. Человек, который провоцирует в нас обиду, принимает на себя огонь за все наши закопанные и затаенные обиды прошлого. Мы хотим причинить боль другому в ответ на боль, которую чувствуем внутри. Это редко бывает рациональным. Мы можем делать это прямо, например, путем наказания, внезапного отчуждения, унижения или сарказма. Мы можем делать это косвенно, организовывая что-то такое, что ранит другого. Испытав болезненную обиду, едва оправившись от шока и подавленности, мы тут же начинаем планировать, как уровнять счет. На это могут потребоваться годы, но наш раненый Ребе, нок злопамятен, как змей.
Неосознанность стратегий причиняет нам много страданий. Чем более мы прибегаем к «Молоту», «Наживке» или «Кинжалу», тем сильнее становится наше убеждение, что это единственный способ выжить, а быть открытым и уязвимым смертельно опасно. Люди реагируют на наши стратегии. Недоверие, которое мы носим с собой с детства, создает то самое предательство, которого мы так боимся. Тогда наше верование, что открытость и уязвимость провоцируют предательство, становится еще сильнее.

Стратегия № 4: «Чаша для подаяния»
— Что угодно, только, пожалуйста, не уходи сейчас; ты говорил, что будешь со мной дольше; тебе еще не нужно на работу; еще один час; я прошу не так много — лишь еще немного твоего внимания!
Именно так мы действуем, когда увязаем в стыде и унижении и начинаем умолять. Мы приходим в отчаяние, отказываемся от всяких дальнейших попыток сохранить достоинство, и нашим единственным желанием остается получение любви. Энергия прошения унизительна и заставляет нас сжиматься. Чем больше мы просим подаяния, тем хуже себя чувствуем. Мольба мотивируется таким чувством паники и утраты, что мы вообще больше не способны ни на что. У некоторых из нас вошло в привычку «нищенствовать», потому что мы все время ожидаем, что будем отвергнуты. К несчастью, это убеждение само себя упрочивает, создавая именно тот отклик, которого мы боимся. Опасаясь быть отвергнутыми, мы изводим себя до «прошения подаяния», и именно из-за этого другой отталкивает нас.

Стратегия № 5: «Опрокинутая чаша для подаяния» — отчуждение
«Опрокинутая чаша для подаяния» — это энергия отчуждения, отступления в отчаянии. Мы потеряли всю энергию, стремясь изменить другого. Мы чувствуем всю безнадежность ситуации и уходим в свою «пещеру» — в это знакомое, безопасное, но изолированное пространство внутри. Мы заваливаем вход большим камнем и чувствуем, что нам одиноко. Большинству из нас это место знакомо — именно туда мы отступаем, если все стратегии терпят поражение. Я заметил, что в моем отчуждении всегда скрывается глубокий гнев на существование и желание, чтобы все было по-другому.
Большую часть детства мы были наполнены чувствами безнадежности и отчуждения. Неудивительно, что мы к ним возвращаемся. Но, как и с другими стратегиями, это верование становится самоосуществляющимся пророчеством. Вместо того чтобы оставаться вовлеченным в отношения или в жизнь, чувствовать и выражать боль, мы резко отсекаем контакт и отступаем. Пространство внутреннего убежища кажется одиноким, но безопасным и знакомым. Отчуждение ничего в действительности не решает. Мы не можем Жить без любви. Если мы сдаемся, это приводит нас к глубокой депрессии или цинизму. Большинство из нас некоторое время пребывает в отчуждении, но, поскольку наша потребность в любви непреодолима, в конце концов мы выходим из пещеры и совершаем следующую попытку. Она продолжается, пока мы снова ц обнаруживаем, что не получаем того, что хотим. Тогда мы снова прибегаем к стратегиям. Они не работаю! Мы отступаем в пещеру. Довольно безрадостный по рядок. И все же мы все делаем именно это. Как выбраться из этого порочного круга?
Мы должны войти вовнутрь и чувствовать страх и боль, которых избегаем посредством стратегий.

У стратегий есть общие свойства

  1. Каждая из них — это способ повлиять на партнера и изменить его поведение, способ добиться своего. Другими словами, это способ попытаться превратить разочарование в удовлетворение Когда мы что-то от кого-то хотим и не осознаем этого, то неизменно выбираем одну из этих стратегий.

  2. Стратегии — это аспекты нашей личности, живущие в слое защиты. Они не имеют ничего общего с нашей истинной природой, но мы так к ним привыкли, что принимаем их за подлинную суть.

  3. Так как эта часть нашей личности существует для того, чтобы влиять на других, она может быть насильственной. Получая в ответ негативную реакцию, мы чувствуем, что нас отталкивают, и думаем, что отвергнуто наше существо. И снова включаем стратегии. Затем, как правило, мы оказываемся отвергнутыми снова, и движемся кругами в очень болезненной нисходящей спирали.

  4. Стратегии — это образцы поведения, которым научился наш Ребенок в стремлении получить недоступное желаемое. Это наши механизмы выживания. Это модели поведения, которым мы научились в прошлом, но бессознательно применяем к настоящему.

  5. Чтобы вырваться из стратегий, мы должны почувствовать стоящую за ними уязвимость.

  6. Если наши стратегии успешно работают, мы держимся за них крепче, и тогда развить в них осознанность становится еще труднее.

  7. Чрезвычайно трудно узнать собственные стратегии. В этой области у нас есть гигантские «слепые участки». Мы до последнего защищаем их от отзывов извне, потому что чувствуем, что подвергаемся нападению.

Танец стратегий
В близких отношениях большую часть времени мы танцуем «танец стратегий». Вместо того чтобы выражать прямо свои желания, разочарования и страхи, мы обычно прибегаем к стратегии. Другой реагирует на эту стратегию своей собственной стратегией — и танец начался. Обычно это кончается конфликтом, отчуждением и болью.
Пример: Роберт планирует на утро ранний подъем, пробежку и медитацию. У него мало времени для самого себя, и он находит, что раннее утро — самое спокойное время суток Он хочет просто побыть с собой, прежде чем идти на работу. Сьюзан хочет, чтобы Роберт остался в постели и занимался с ней любовью. Она видит его мало и ждет, что это время будет посвящено их отношениям. Он встает и чувствует себя разрывающимся надвое, перемещаясь от чувства вины, если он уйдет, к чувству досады, если останется. Она ощущает его дилемму, но хочет, чтобы он остался. Она пытается соблазнить его («Наживка»), Он сначала отзывается, потом отступает («Кинжал»). Сьюзан в гневе набрасывается на него со словами, что он никогда не уделяет ей времени («Молот»). Он чувствует, что его контролируют, приходит в гнев, встает и одевается для бега, ничего не отвечая («Кинжал»). Сьюзан начинает плакать, снова чувствуя ! себя лишенной и истощенной («Наживка» и «Опрокинутая чаша для подаяния»). Роберт отказывается быть втянутым в чувство вины и уходит с мыслью, что никогда не получит свободы, которая ему нужна, и что никто никогда его не поймет («Кинжал» и «Опрокинутая чаша для подаяния»), Сьюзан, ощущая себя лишенной и брошенной, погружается еще глубже в горе и отчаяние («Опрокинутая чаша для подаяния»).

Работа со стратегиями
Распознавание собственных стратегий — мощный инструмент и окно, в котором мы можем увидеть самих себя. Изучая их, мы можем раскрыть многие бессознательные игры, которые причиняют нам столько боли. Внесение в отношения осознанности углубит нашу медитацию и способность к близости. Стратегии саботируют близость. Развивая понимание в работе стратегий, мы начинаем легче принимать от других поддержку. Но еще мы начинаем осуждать себя за то, что видим, хотя должны подходить к познанию внутреннего мира и собственного бессознательного поведения с большим состраданием.
Провоцирование друг друга — в природе отношений между влюбленными или друзьями. Фактически, мы склонны находить самыми привлекательными людей, которые больше всех нас провоцируют. Они принуждают нас переживать заново ранние опыты. Без осознанности легко автоматически соскользнуть в стратегии и продолжать усиливать прежние отрицательные убеждения в том, что мы «должны бороться», что мы «всегда будем отвергнутыми», и так далее. Каждое мгновение — это новая возможность внести осознанность в настоящее, вместо того чтобы жить в пережитках прошлого.
В вышеприведенном примере у Роберта был выбор: реагировать привычно или выразить себя по-новому. Может быть, ему стоило объяснить, насколько он нуждается в том, чтобы проводить некоторое время наедине с собой, а также попытаться понять чувства Сьюзан. Сьюзан, вместо того чтобы тут же соскальзывать в стратегии, могла бы выслушать Роберта, достичь некоторого понимания его потребностей и затем прямо высказать собственные.
Каждый раз, когда мы движемся в стратегию, мы теряем контакт друг с другом. Мы можем не всегда знать, что делаем, но боль отделенности подсказывает, что действует стратегия. Когда два голодных реактивных Ребенка приходят в столкновение, это не способствует близости или взаимной поддержке.

Медитация как выход из ответного действия в чувствование
Если мы сможем осознать, что стратегии на самом деле ничего не решают, мы сможем перестать их использовать. К несчастью, это легче сказать, чем сделать. Мы прибегаем к стратегиям, потому что они заслоняют глубоко укорененный внутри страх не получить того, что хочется или в чем мы нуждаемся. Лежащее в корне всего неверие в доброжелательность существования возникло из наших ран стыда, шока и брошенности, которые я буду описывать далее.
Согласно моему опыту, когда мы становимся способными к более глубокой медитации, приходит умение находить внутри пространство для боли или страха, вместо того чтобы автоматически реагировать стратегией. Только медитация помогает нам увидеть чувства с некоторого расстояния. Наши страхи о выживании слишком велики и непреодолимы. Должен развиться некоторый внутренний простор, который приходит только в спокойствии медитации. Практика медитации снова приводит нас в соприкосновение с гармонией существования и понемногу учит позволению и тому, чтобы снова начать доверять.

Упражнение
Распознавание стратегий
Как только вы начинаете видеть стратегии, осознавайте также, как вы их используете, и как они используются в отношении вас. Проведите небольшое исследование: какие у вас любимые стратегии? К каким из них вы прибегаете, когда вам нужно осуществить ту или другую потребность? Взгляните внимательно: что вы делаете, когда чего-то хотите? Что вы делаете, когда не получаете то, что хотите? Что вы делаете, чтобы дотянуться до желаемого? Исследуйте энергию, стоящую за каждой из этих моделей поведения.
Часть 2. Использование «любви» чтобы бежать от страхов
Глава 6. Лицом к лицу с нашими иллюзиями о любви

Большая часть нашей обусловленности состоит в том, чтобы избегать страха и боли. Для них нет места в образе жизни, созданном нами. Наша культура почти не предлагает поддержку внутренней работе. Трудно себе представить, что мы вошли в супермаркет и услышали доносящуюся из колонок песню о радостях путешествия вовнутрь, переживания боли и вхождения глубже в медитацию. Вместо этого, скорее всего, мы услышим: «Меня бросила моя крошка, и мне так грустно. Почему жизнь ко мне так жестока?»


Нас научили бежать от самих себя с помощью нахождения «любви». Сама глубина наших страхов и боли — достаточная причина, чтобы спасаться. Один из наших величайших самообманов состоит в том, что однажды мы найдем человека, который нас осчастливит и сделает нашу жизнь сказкой. Мы редко осознаем, что наши любовные драмы и погони представляют собой паническое бегство от самих себя. Таким образом, значительная часть работы по освобождению от страха состоит в том, чтобы увидеть это бегство.
Смотри в лицо иллюзиям о любви Что чаще всего вы обсуждаете с другом за чашкой кофе (или травяного чая)? Любовные истории. Это самая главная тема для размышлений. Мы не можем жить без любви, но найти ее — ив ней остаться — очень трудно. Почему получается так, что любовь, которая начинается с таких надежд и обещаний, постепенно превращается в кошмарный сон? Почему часто любовь становится жестокой силовой борьбой или холодным равнодушием? И почему мы раз за разом повторяем одни и те же мучительные сценарии?
Любовь невозможно найти и сохранить, пока мы не столкнемся со своими страхами и не начнем с ними работать. До этого времени наши любовные истории остаются лишь способом избежать столкновения со страхом. Бот три способа, которые мы часто используем, чтобы избежать страха.

  1. Мы держимся за верование, что найдем кого-то, кто снимет всю боль и страх — главным образом, страх одиночества.

  2. Мы вводим себя в заблуждение верованием, что мы самодостаточны, что, в сущности, мы можем выжить сами по себе.

  3. Мы верим, что боль и страх возникают по вине кого-то или чего-то вне нас.

Это три большие иллюзии, которые нужно преодолеть. Очень большие. Они гораздо больше, чем я думал. В этом самообмане много слоев.
Мы пробиваемся сквозь один слой, только чтобы найти другой. Верования и модели поведения этого самообмана открываются по мере того, как мы открываемся другому. Иллюзии будут саботировать все наши попытки найти любовь до тех пор, пока мы не разоблачим их и не вынесем в осознанность.

№ 1: Романтическая мечта
Я никогда не осознавал, как глубоко обусловлен идеей о романтической мечте и зависим от нее. Я думал, что, раз я такой высокоразвитый и «продвинутый» духовный искатель, ожидания чуда ко мне не относятся. Я никогда не искал «свою принцессу». Но, начав работу с созависимостью, я осознал, что дурачил самого себя. Я просто превратил процесс в поиск «духовной половинки». Не знаю, действительно ли существуют «духовные половинки», поэтому для меня эта концепция была только эзотеризированным романтизмом. Я начинал каждые новые отношения с полномасштабными ожиданиями, что наконец-то нашел ее, и вот она меня ждет. И некоторое время, казалось, так и было. Но, в конце концов, возникали трудности и конфликты, иллюзии рушились, и наступало разочарование. Тогда, вместо того, чтобы увидеть, над чем мне самому нужно работать, я обвинял «другого» в том, что мои ожидания не исполнены. Эта мечта манит нас с самого детства из чарующих волшебных сказок. Она говорит: «На свете точно есть чудесный принц или принцесса, которые тебя ждут, и, когда ты найдешь его или ее, все твои мечты сбудутся». На более глубоком уровне этот голос говорит: «Как только ты найдешь правильного человека, твои боль и страх кончатся навсегда. Этот правильный человек будет глубоко тебя понимать и любить, относиться с уважением и чувствительностью, и ты сможешь на него положиться». В другой версии, ничуть не менее вредной, этот голос говорит: «Если возник конфликт, пришло время расставаться. Проблемы означают, что вы несовместимы ДРУГ с другом, и ты просто не с тем — правильным человеком Спорить, ссориться и пытаться что-то решить — просто пустая трата времени. Решать нечего; пришло время найти кого-то другого. Отношения не должны быть трудными или превращаться в борьбу». Оглядываясь назад, я вижу, что одним из самых любимых убежищ, к которым я прибегал, чтобы заполнить пустоту внутри, был мой романтический самообман. В конце концов, большая часть нашей обусловленности основана на укоренении мифа об идеальной любви. «Правильный человек осуществит все наши потребности». В нас внедряли эту фантазию, начиная с самого детства, — книги, легенды, песни и фильмы о любви. Мы можем поддерживать романтическую мечту в период медового месяца. Отношения еще достаточно свежи, а мы достаточно наивны, чтобы оставить в целости все наши проекции. Идеализм все еще может сойти с рук. К тому же этой фантазии способствуют гормоны. Но когда медовый месяц идет на спад, и время открывает, что наш любимый человек не так совершенен, как нам казалось, начинаются трудности. Тогда мы или устанавливаем тот или иной созависимый образец, или движемся дальше. Этим выбором я жил многие годы, и ни то, ни другое не приносило большой удовлетворенности. Отдаться романтической мечте легко; но это не имеет ничего общего с тем, чтобы отдаться любви. Я узнал на горьком опыте, что романтизм не имеет ничего общего с реальностью. До тех пор, пока я держался за фантазию, мне никогда не приходилось сталкиваться с собственным недостатком доверия, страхами и болью о том, что меня не любят. Я мог искать убежища в идее, что когда-нибудь кто-нибудь как-нибудь... Романтическая фантазия ограждает нас от чувствования страха, потому что не позволяет нам видеть и проживать жизнь такой, какая она есть. В фантазии мы проецируем на жизнь свое представление о том, какой она должна быть. Мы живем надеждами.

№ 2: Отрицание и ложная самодостаточность
Пока я рос, все люди, которых я видел вокруг, казались очень самодостаточными и содержательными. Моя среда не поддерживала чувствования и выражения чувств. Прошло много лет, прежде чем я узнал, что такое «потребность». Уроки, которые я вынес, научили меня, что единственный способ прожить жизнь — это развивать свой потенциал, тяжело работать, помогать другим и делать это как можно лучше. Ценные уроки, но плачевно недостаточные в том, чтобы признать реальной уязвимость. Я усвоил их хорошо и стал в большой степени самодостаточным и «самосодержащим». Высокая производительность и полное отрицание моей женственной стороны. Естественно, когда я допускал близость с женщиной, то рано или поздно осуждал ее за то, что она слишком «нуждающаяся» и неуверенная.
Это хороший способ маскировать страх, поэтому вскоре все страхи, которые у меня были в отношении близости и брошенности, оказались заслоненными. Я никогда не подозревал, что у меня внутри были такие страхи. Внутренний голос говорил: «Ты можешь о себе позаботиться. Прими свое одиночество, потому что такова жизнь. Забудь о том, чтобы искать кого-то, кто полюбит и поймет тебя. В любом случае, этого никогда не будет. Никто не позаботится о твоих потребностях лучше тебя самого. Нет ничего такого, что ты не можешь дать себе сам, и это оградит тебя от многих трудностей. Если ты вовлечешься в любовную историю, то, в конце концов, окажешься разочарованным и снова одиноким».
Я избегал страха открыться своим потребностям, отрицая, что они у меня вообще есть. Живя внутри кокона из образов себя, я избегал чувствовать себя уязвимым или терять контроль. Я представлялся деятельным, важным, вызывающим и независимым. Потом я узнал, что в созависимости есть название для такого рода человека; он называется «Антизависимым», фантазию о том, чтобы полагаться только на себя, мы подпираем аддикциями [3]. Например, нас тянет к непрерывной работе, алкоголю, наркотикам, сексу и так далее. Чтобы преодолеть свое отрицание, мне пришлось выйти из транса' под названием «я справлюсь». Я был загипнотизирован стремлением оставаться вне уязвимости и «держаться», притворяясь, что все хорошо и мои потребности удовлетворяются. Жизнь, которой я жил, была жизнью, лишенной близости и глубины.
Иллюзия самодостаточности ограждает нас от страхов так же мощно, как и романтическая мечта. Она прячет нас в изоляции, где нам никогда не приходится признавать свой страх или сталкиваться с ним лицом к лицу. И до тех пор, пока мы не выходим из изоляции и не осмеливаемся к кому-то приблизиться, страх не возникает. Цена, которую мы платим за эту позицию, — отсутствие контакта с собственной уязвимостью. А если мы не чувствуем себя уязвимыми, у нас в жизни не может быть любви.

№ 3: Сознание обвинения
Следующая иллюзия гласит, что во всем всегда виноват другой человек. Проблема постоянно вне нас: виновато окружение или ситуация неправильна. Так или иначе, мы не можем или не хотим видеть, за что отвечаем сами. Другой человек или ситуация — это только наше зеркало. Обвинительная иллюзия кажется мне самой сложной для преодоления. Я увидел, что мое обвинение заслоняло место внутри.
Аддиктивное поведение устанавливает эмоциональную связь не с другими людьми, а с неодушевленным предметом или явлением. Человеческое стремление к близости реализуется искусственным образом. Характерно, что в аддикте живут, не пересекаясь, две личности. Одна все правильно понимает и рассуждает на логическом уровне, другая всегда найдет оправдание аддиктивному поведению и проигнорирует последствия, которые могут быть весьма опасными.

Я сам не знаю, на что направлен мой гнев.
Большую его часть я могу отследить до травмы детства, еще часть — до раздражения на существование за то, что оно мне приносит боль и разочарование. Сам того не зная, я проецировал эти гнев и боль на своих любимых, друзей, ситуации, в которых чувствовал себя разочарованным и отвергнутым. В пылу разочарования или фрустрации я почти инстинктивно двигался в обвинение, вместо того чтобы оставаться с болью. Почему бы нет? Так удобно обвинять, вместо того чтобы чувствовать боль.
Обвинение очень распространенно. Обвинение удобно перемещает энергию на другого, чтобы нам не пришлось смотреть на самих себя. Мы все это делаем. В этот момент нам, скорее всего, не приходит в голову, что в нас самих есть что-то, на что нужно обратить внимание. Когда кто-то мне напоминает, что я должен принять ответственность, я полностью соглашаюсь и тут же добавляю: «Но меня тошнит оттого, что она никогда меня не понимает, и меня тошнит оттого, что она никогда не видит собственных проблем». Интеллектуально я усваиваю новое очень быстро, но когда мне приходится столкнуться с болью, из меня выскакивает обвинение. Требуется постоянная осознанность, чтобы перенести фокус обратно вовнутрь и увидеть, что другой — только зеркало, помогающее мне лучше узнать самого себя. Это было очень горькой таблеткой, которую мне пришлось проглотить.
Конечно, отказ от обвинения не означает, что мы не устанавливаем пределов, когда нам это нужно. Обвинение и установление пределов — не одно и то же. Различие между ними — одна из самых трудных веЩей, с которыми мы сталкиваемся на наших семинарах. Когда я устанавливаю пределы, энергия остается со мной. Я не швыряю ее на другого, заставляя его чувствовать себя неправым. Установление пределов увеличивает мое чувство самоуважения и достоинства, обвинение — наоборот.

Решение идти вовнутрь
Эта тройка: романтизм, самодостаточность и обвинение — действительные состояния сознания, которые заложены в нашей психике очень глубоко. Они оправдывают нас и придают нашей жизни смысл. Наши романтические понятия, самодостаточность и убежденность, что боль всегда причиняет что-то внешнее, — словно некие столпы, на которые опирается вся наша жизнь и ее понимание. Стоит от них отказаться, и мы погружаемся в неведомое. Более того, без них мы обнажены. Мы используем самообманы бессознательно, чтобы оставаться в безопасности, спрятаться и защитить себя. Когда мы учимся быть открытыми, нам приходится постоянно с ними сталкиваться, находя более глубокие формы их проявления. Столкновение с нашими ранами вызывает ужас, и редкие ситуации провоцируют их более, чем любовные отношения. Близость выводит нас на поверхность чувства ревности, брошенности и отвергнутости; наши раны ощущений, что нас не понимают, не любят и не поддерживают. Но опыт моей собственной жизни убеждает, что, как только мы обращаем энергию вовнутрь и искренне начинаем смотреть на самих себя, случается трансформация. Не нужно даже беспокоиться о том, чтобы выкапывать зарытые воспоминания из детства и прошлых жизней. Важные для нас отношения выносят на поверхность все образцы, все раны и весь материал, который нам нужен для работы.

Каталог: library
library -> Лингво-страноведческий аспект видеосерии
library -> Психологических наук, профессор О. Л. Карабанова; доктор психологических
library -> Психолингвистики
library -> Занятие по теме «Идентификация конфликтов» (решение ситуационных задач) Занятие Тема: «Сущность конфликта и его причины»
library -> М. В. Ломоносова юркина Л. В. Методы психологических и педагогических исследований москва 2006 ббк -15 в 24 Юркина Л. В. Методы психологических и педагогических исследований Учебное пособие
library -> История психологии” (А. Н. Ждан, 2001 г.)
library -> Гештальтпсихология
library -> Н. В. Ильина факторы, влияющие на выбор канала и средства деловой коммуникации


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница