Глава 17. \nУважение и границы: часть I — уважение к себе



страница8/14
Дата14.05.2016
Размер2.75 Mb.
ТипКнига
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   14
Глава 17.
Уважение и границы: часть I — уважение к себе

Открытость приносит страх. Один из наших величайших страхов, несомненно, пришедший из реального опыта, — страх того, что, стоит только открыться, и в нас вторгнутся, с нами обойдутся плохо или нами тем или иным образом воспользуются. Мы хотим открыться, но не хотим, чтобы нам причинили боль. Оставаясь в собственном закрытом, защищенном и изолированном мире, мы можем, по крайней мере, попытаться не подвергаться боли. Но убегание больше не работает, особенно на этой стадии путешествия в себя. Что же делать? Я нашел, что этот вопрос открывает двери к очень важному аспекту нашей работы над собой. Когда мы выходим из изоляции и признаем, что для исцеления нужно научиться быть в отношениях, одна из наших задач состоит в том, чтобы научиться уважению — к себе и к другим. Это трудно, потому что желания двоих противоречат друг другу и сталкивают их между собой. Как создать мир, в котором осуществятся наши потребности, и уважать потребности окружающих людей? Я думаю, это один из основных уроков, которому всем нам приходится учиться — снова и снова.



Две стороны требовательности
Вопрос самоуважения порождает внутри нас две разные энергии. Первая оперирует под действием чувства: «Если я не схвачу то, что хочу, я этого не получу». Вторая приводит в глубокий шок, лишает уверенности и способности сказать «нет», говорит, что все и всегда используют меня. Первый голос «Не подавляй меня. Я хочу двигать энергию!» Или: «Я хочу что хочу, и немедленно!» Второй голос: «Только, пожалуйста, не покидай меня. Я дам тебе все, что ты хочешь», — и при этом досадует и чувствует: «Никому нельзя доверять».
В первом случае мы убеждены, что все вокруг пытаются подавить нашу энергию и сдержать нас Во втором верим, что никто не уважает нашего пространства и целостности. Может не осознаваться, что у нас внутри есть оба эти голоса, потому что, возможно, один из них мы подавляем. Но они у нас есть. Как бы то ни было, в любой момент мы можем отождествлять себя с одним из них, а наш любовный партнер — с другим. Две эти неисцеленные раны требовательности нуждаются в проработке. Кроме того, как я подозреваю, они выносят на поверхность не пройденные кармические уроки, которые мы должны освоить. Как научиться уважать и потребности других, и свои собственные?
Мы не уважаем друг друга. Почему? Потому что нас ослепляют потребности выживания. Если бы мы жили в природе будды совершенно сознательной жизнью, мы могли бы существовать в совершенно невинном, уязвимом и открытом состоянии. К несчастью, мир не такой, по крайней мере, еще не такой.
Убежденные в том, что, выживая, мы должны позаботиться о себе и защитить себя, мы часто нечувствительны друг к другу. Мы вторгаемся в пространство друг друга. Наши границы в детстве не соблюдались. Поэтому, естественно, мы теряем способность уважать свои собственные или чужие. И то, и другое может быть совершенно бессознательным.
Вот пример: недавно один из моих друзей взял у меня без спроса портативный магнитофон. Я пришел домой и заметил, что его нет, — ни записки, ни намека; я не мог понять, что с ним случилось. Естественно, я предположил, что его потерял, или его кто-то украл. Через несколько дней мой друг упомянул в разговоре: «Да, кстати, я на несколько дней позаимствовал у тебя магнитофон, я его завтра принесу, это ничего?» Я ответил: «Конечно, никаких проблем» с облегчением, потому что стало понятно, куда девался магнитофон, и потому, что я привык быть «милым». Я тут же сказал себе, что не должен быть таким придирчивым, и что меня не должна, беспокоить такая мелочь, которую, тем более, одолжил близкий друг. Но внутри мне стало беспокойно, и в следующий раз, встретив его, я почувствовал некоторую дистанцию.
В этой драме мы принимаем обе роли — либо того, в кого вторглись, либо вторгающегося. Нужно научиться устанавливать пределы — утвердительно и изящно; научиться чувствительности к потребностям и пространству других, в то же время не теряя чувствительности к своим собственным. Давайте исследуем каждую из этих двух областей.

Исцеление солнечного сплетения
Мы достигаем самоуважения, когда учимся любить и ощущать себя достаточными для того, чтобы почитать собственную исключительность. Когда мы заново открываем свою драгоценность, то начинаем чтить свои границы и находим искусство и храбрость, чтобы защищать свое пространство. Раньше мы перемещались между ролями Жертвы и Тирана Жертва транслирует энергию, привлекающую стыд, — Тиран вызывает стыд в окружающих, чтобы избежать собственного. До работы, посвященной Созависимости, у меня не было точного представления о границах — моих собственных или чужих. Я позволял вторгаться в себя, не понимая, что происходит, и вторгался в других без особой чувствительности. Я просто думал, что веду себя как милый и добрый человек. Конечно, я не мог объяснить обид и унизительных чувств внутри.
В роли Жертвы я редко осознавал, когда в меня вторгались. Когда я действительно осознавал чувство, что кто-то сказал или сделал что-то, меня растревожившее, я преуменьшал ощущение или притворялся, что на самом деле мне - все равно, или отрицал свою обиду и придумывал ей рациональное объяснение. Любой из этих способов был легче, чем вынужденное столкновение с этим человеком. «А, не такое большое дело». Я мог заметить, что говорю себе: «Наверное, мне нужно научиться больше отдавать и прощать», или: «Может быть, они это сделали, просто не подумав».
За неспособностью устанавливать пределы с другими стоит страх потерять их любовь, страх, что они разозлятся на нас, прервут контакт или разрушат правду того, что мы скажем. Этот голос говорит что-то похожее: «Если я выскажу, как себя чувствую, или буду утверждать себя, меня накажут, мои слова потеряют действительность, от меня отвернутся, я подвергнусь вторжению, агрессии, ярости или насилию». Из-за стыда мы просто теряем связь с собственными чувствами и пространством. Наши потребности в любви и одобрении были так отчаянны, что мы их сжимали в меньшее и меньшее пространство. Мы приглашаем вторжение, потому что не проживаем свою энергию. Когда вторжение происходит, мы его не осознаем и продолжаем усиливать внутреннюю программу, что наши границы недостаточно важны, чтобы кто-то их соблюдал. Для раненого Ребенка самоуважение кажется гораздо менее важным приоритетом, чем любовь. Любовь и внимание — это вопрос жизни и смерти, самоуважение — роскошь.
Но для нашего существа самоуважение — сама кровь и плоть. Находясь в своей стыдящейся части, я автоматически действую из состояния страха и вины, не желая поднимать волны, чтобы не рисковать получить негативный отклик. Однажды я был на семинаре для мужчин с Робертом Блайем; он упомянул, как важно, если происходит что-то, по ощущениям неправильное, сказать внутри: «Обожди-ка минутку!» Мне это очень понравилось. Хотя, кажется, я так одержим собственным желанием быть милым и приятным для всех, или уходом в себя, когда мне больно, что «ожидать» изменения моего убеждения придется гораздо дольше «минутки». Тем не менее, само то, что я дал себе пространство чувствовать и проверять, что происходит внутри, произвело важные изменения. В процессе восстановления самоуважения я в точности увидел шаги, которые должен был совершить. Необходимые стадии в большей степени пересекаются и перекрывают друг друга, и все же я отмечаю определенный прогресс в движении от одной к другой.

Стадия 1
Признание, что в нас вторгаются, и переоценка границ

Я регрессировал и «становился приятным» в ситуациях, которые были пугающими из-за моего шока — страха насилия или конфронтации, гнева или дисгармонии. Начав работу со стыдом и шоком, я стал точно отмечать, как чувствовал себя сразу же после вторжения. Я наслаждался общением с кем-то, но впоследствии замечал, что чувствую себя ужасно. Тогда я должен был отследить цепочку обратно к тому моменту, когда почувствовал, что «потерял» себя. Я был слишком привязан к гармонии, чтобы заметить это в тот же момент, когда это случилось.
Мы обвиняем других в том, что подвергаемся стыду, но проблема не в ком-то другом. Это наш собственный урок — научиться самоуважению. В моей жизни много раз было так, что, подвергаясь стыду, я ничего не мог сказать. Из страха и потребности в одобрении я посылал вибрации, которые привлекали унижение и неуважение. Признав, что я сам это вызывал своим невербальным посланием, я начал проникать в собственный стыд. Первым шагом было просто научиться узнавать, когда я позволял, чтобы меня стыдили. Потребовались изучение и признание пространства стыда и шока, ощущения их в теле и того, что происходит в этой связи с моей энергией, что я чувствую в отношении самого себя. Говоря коротко, мне необходимо было научиться опознавать нападения.
Чтобы научиться опознавать чувства стыда или нападения, мне потребовалось научиться осознавать границы. Я изумился, когда осознал, что такие мелочи, как не слушать, когда кто-то с тобой говорит, не уважать соглашений друг с другом, заставлять кого-то ждать, не отдавать без напоминания долгов, что-то брать без спроса, значит, вторгаться в границы другого. Если в детстве у нас было мало своего физического пространства, мы можем постоянно чувствовать себя замкнутыми, или просто приспособиться к тому, чтобы отказывать себе во всем. Если в детстве мы подверглись сексуальному насилию в любой форме, заново научиться и переоценить сексуальные границы — задача монументальных размеров. Если мы подверглись эмоциональному насилию (то есть нас научили чувствовать себя виноватыми за чувства других или говорили, что именно мы должны думать и чувствовать), тогда мы всегда будем чувствовать вину при утверждении себя.
Научиться заново уважать собственные границы означает для меня нескончаемый процесс возвращения к самому себе и восстановления доверия к ощущениям внизу живота. Тело знает, когда что-то по ощущениям неправильно.

Стадия 2
Чувствование и работа с огнем

Если наша способность чувствовать и выражать гнев подавлена, мы отсечены от собственной силы и вынуждены подавлять себя и погружаться в унижение. После того, как я начал оправляться от шока, на поверхность стала выходить скрывающаяся под ним ярость. В этой стадии процесса самоуважения мы учимся чувствовать и выражать гнев, не теряясь в обвинении или реакции.

Соприкосновение с зарядом
Научиться говорить «нет» и восстанавливать самоуважение можно, соприкоснувшись с яростью за все унижение и вторжение, которое наш Ребенок удерживает внутри. Вопреки любой стратегии выживания, которую мы разработали, чтобы справиться с нападением на нашу целостность, Ребенок внутри нас не забывает ни одного оскорбления. Куда девается вся эта затаенная обида? Остается внутри — погребенная под чувством вины и страха. Затем она просачивается наружу всевозможными косвенными путями — в виде пассивной агрессии, уныния, стервозности, жалоб, сарказма и насилия. Мы начинаем создавать ситуации, которые провоцируют пробуждение этой ярости. Работать с ней творчески, как только она спровоцирована, — наше дело.
Я наблюдал, как разворачивается этот процесс, на примере недавних событий моей жизни. Я работал в школе терапии вместе с моим другом: он был ее руководителем, я — одним из ведущих терапевтов. Мы относились друг к другу с большим уважением, но у нас были разные подходы к работе с людьми. Я ориентирован более психологически, а у него более эзотерический фокус. Однажды он прислал кого-то на один из моих семинаров под видом ассистента, но на самом деле за этим стоял скрытый план сделать характер работы в нашей школе более однородным. Поначалу я это приветствовал как возможность роста, но вскоре осознал, что присланный человек не очень хорошо понимал, как работал я, и что этот человек здесь скорее для того, чтобы на меня влиять, чем поддерживать. Я воспринял его как абсолютное насилие и сказал об этом моему другу. Он тут же принес мне извинения и признал за собой недостаток ясности. По видимости все было решено хорошо и правильно. Но только не для меня, потому что этот случай спровоцировал внутри большую рану.
Я затаил гнев и обиду. Со временем я смог увидеть, что во мне затронута глубокая внутренняя рана чувства игнорирования и неуважения. Годами подавленный во мне гнев вынес из «подвала» ситуации, когда я не признавал себя и свое творчество. Я был зол на себя за все случаи, когда недостаточно уважал себя или не мог за себя постоять, и был в бешенстве на всех, кто, по моим ощущениям, не «видел» меня или обходился со мной неуважительно.
Такого рода раздражители возникают во всех наших значимых отношениях, особенно в любовных. Если любовные партнеры никогда не ссорятся, значит, что-то подавлено. Мы неизбежно жмем на кнопки друг друга и провоцируем болезненные состояния. Мы можем поддерживать гармонию только до тех пор, пока не начнут выходить на поверхность раны прошлого. И слава богу. Без этого замешательства мы все, наверное, просто умерли бы от скуки.

Работа с зарядом
Наши отношения провоцируют гнев, потому что мы нуждаемся в том, чтобы вывести энергию из подавления и вновь предъявить на нее права. Но как справиться с этим огнем, когда он спровоцирован? Чтобы исцелить солнечное сплетение от подавленности, нам нужно почувствовать это естественное ощущение «НЕТ!» каждый раз, когда наши границы нарушаются. Но как это сделать, не допуская того, чтобы отношения превратились в обвинения и насилие, как часто бывает?
Мы должны заново разжечь заряд, работая над тем, чтобы снова соприкоснуться с гневом, который был подавлен. Чтобы воссоединиться с этой энергией, неважно, кричим ли мы на кого-то или на подушку. Но в реальности, когда спровоцированный гнев выходит наружу, нам нужно пережить период, в который мы реагируем и выбрасываем его на провокатора. Я знаю, что так делал. Если я останавливался, чтобы подумать о «правильном» способе работы с гневом, он возвращался обратно в подавление. Реагирование, кажется, помогло мне его почувствовать.
Но, реагируя и вопя на тех, кто служит раздражителем гнева, мы тем самым не исцеляем стыд и не восстанавливаем самоуважение. Исцеление начинается, когда мы возвращаемся к самим себе, вырастая из стадии реакции на использование в просто чувствование и доверие к себе. Вырастая от защиты к центрированности. В первом случае мы, по сути, просто подкармливаем негативные привычки к реакции и гневу и находим причины, чтобы оставаться защищенными. Во втором — мы открыты сами с собой для того, чтобы узнать свою подлинность и увидеть, где защита больше не нужна.
Недавно я проводил сессию с парой, которая только что закончила семинар и искала способ разрешить свои конфликты. У них не было никаких проблем с тем, чтобы выражать по отношению друг к другу гнев. Но им обоим было трудно доверять друг другу настолько, чтобы выражать обиду. В сессии мы работали с тем, чтобы найти пути, которыми каждый из них может снять боевую раскраску и почувствовать под ней уязвимость. Рядом с источником нашего гнева почти всегда есть и глубокое прозрение о том, что такое на самом деле этот гнев, и много уязвимости и горя.
В других ситуациях верно противоположное: обоим партнерам поможет расти, если они рискнут и выразят гнев друг на друга. Двое моих друзей были вместе четыре года, но, из-за своей обусловленности, были в ужасе от того, чтобы выражать или принимать гнев. Гнев и обиды накапливались, как обычно бывает с парами, которые вместе достаточно долго. Вместо того чтобы выражать эти обиды прямо, они пускаются во всевозможные способы мести: резкое сексуальное отчуждение, стервозность или уныние жалобы друг на друга друзьям, но не друг другу, и так далее. Как только они набрались храбрости, чтобы выражать раздражение и обиды прямо, их отношения значительно улучшились.
Для тех из нас, кто подавил гнев из страха, прямое выражение гнева может быть шоковой терапией. В детстве за выражение гнева мы получали отвержение или наказание. Теперь мы можем научиться выражать гнев и видеть, что не горим за это в адском огне и не умираем, и близкий человек по-прежнему рядом. Люди часто чувствуют, что, как только они вновь предъявляют права на способность быть в гневе, это исцеляет рану стыда. Желал бы я, чтобы это было так просто. Но шаг из подавленности к тому, чтобы быть способным принимать и выражать гнев, приносит большую радость. Он не означает, что мы снова нашли свою силу, но мы к ней приближаемся. Это дает нам энергию, чтобы защищать себя, и мы достаточно сильны, чтобы спасти уязвимость.
В детстве меня дразнил старший брат. Этот опыт оставил во мне рану ожидания, что меня всегда будут дразнить. Друзья больше всего провоцировали во мне проекцию старшего брата. Один друг, с которым у меня действительно была такая проекция, имел обыкновение меня передразнивать, когда я говорил забавляющие его слова. В первый раз я ничего не ответил на это. Я был в шоке. Но, разобравшись с чувствами, заметил, что под шоком скрывается гнев — вулкан гнева, связанный со всеми случаями в детстве, когда я чувствовал, что меня дразнят, и не реагировал. Я работал с гневом один, но в следующий раз, когда это случилось, мне удалось выразить чувства другу. Он извинился и был благодарен мне за эту конфронтацию, потому что смог увидеть, что именно таким образом в детстве обращался со своим младшим братом.

Стадия 3
Установление пределов - утвердительно и уязвимо
Пережив процесс исцеления солнечного сплетения и открыв заново собственную ценность и самоуважение, мы приходим к точке, в которой способны быть утверждающими, центрированными и сильными так, что к этому не примешиваются проекции, и на смену реактивности приходит уязвимость. Утвердительность и уязвимость — две составляющие того, как мы в этом исцеленном состоянии устанавливаем пределы, уместные в различных ситуациях. Давайте рассмотрим каждый из них.

  1. Центрированный Отклик
    Отклик из пространства центрированности — естественный результат ясности того, что мы хотим, что нам нужно, и что мы чувствуем. Цель этого — не ранить, не унизить, не атаковать или наказать другого, а внести в ситуацию больше осознанности, оставаясь в состоянии интегрированное и самоуважения. Когда я соединен с центрированной утвердительностью, энергия остается у меня внизу живота. Я могу чувствовать или не чувствовать гнев, но он не затуманивает мою ясность.
    Возможности научиться центрированной утвердительности возникают все время, с друзьями, в любовных отношениях, со знакомыми и с коллегами на работе. Эти ситуации были для меня постоянным испытанием в утверждении достоинства и самоуважения. Ничего не «пропуская мимо ушей», не уменьшая или не отрицая их важности.

  2. Установление пределов с уязвимостью
    В близких отношениях мы часто движемся в уязвимость, когда чувствуем, что подвергаемся вторжению или неуважению. Часто бывают моменты, когда мы оба теряемся в раненом Ребенке, становимся требовательными, прибегаем к манипуляциям, регрессируем или мстим и не можем перешагнуть за пределы этой роли. У нашего сознания в этот момент нет пространства, чтобы видеть или чувствовать, что мы делаем.
    Подъем подлинных сил и самоуважения не придет, пока мы не почувствуем стоящей за гневом боли и не сможем ее выразить. Внутри всегда остается напряжение, и, может быть, наша сила основывается только на способности сказать «нет». И она все еще основана на реакции и недоверии. Настоящий подъем сил приходит из пространства внутреннего расслабления, из того, чтобы снова доверять и позволить себе быть уязвимыми, даже когда нет гарантии, что с нами обойдутся так, как нам бы хотелось. Энергетически это означает упасть из солнечного сплетения, где живут гнев, реакция и защита, в низ живота, где мы можем соприкоснуться с собственной уязвимостью и болью.
    Постепенно я начинаю видеть, насколько глубока и стара у меня внутри рана чувства недоверия и неуважения к себе. Она все еще исцеляется. Она легко провоцируется каждый раз, когда кто-то в моей жизни нажимает на ее кнопку. К ярости начинает примешиваться грусть о маленьком мальчике, у которого было так мало уверенности и доверия к себе, что он перестал считать действительными права на свои чувства. Приходят слезы о маленьком мальчике, которому пришлось много бороться, чтобы найти самовыражение и защитить себя. Как перенести все это обратно на арену установления пределов? Безопасно ли — или даже уместно ли — выражать обиду и уязвимость? Б любовных отношениях и с близкими друзьями я лучше всего взаимодействую, когда могу сказать: «Мне больно», или: «Мне больно, когда ты...» Помогает уделить время тому, чтобы спросить друг друга, есть ли у нас сейчас пространство, чтобы поговорить о своей боли и о том, что нам не нравится.
    В любовных отношениях или, с друзьями углубление близости зависит от способности установить пределы из пространства мягкости и доверия. Все мы стараемся внести в жизнь как можно больше любви, и так много зависит от того, чтобы оставаться открытым, даже когда мы чувствуем, что в нас вторгаются и с нами обращаются неуважительно. Недавно у меня случился конфликт с двумя друзьями. Я чувствовал, что в меня вторглись и обошлись со мной неуважительно: было нарушено наше соглашение, и я чувствовал себя проигнорированным. В прошлом я мог не обращать внимания на такие вещи, но уже не теперь.
    Поначалу я был взбешен и обижен и почувствовал себя отчужденным от них обоих. В определенном смысле, моим первым способом справляться с обидой всегда было закрыться и отсечь внешний контакт. Старый способ, привычная реакция на рану. Эта часть меня говорит: «Забудь их, ты и без них проживешь». Но работа с этими двумя ситуациями научила меня нескольким важным урокам, которым мы все можем научиться, справляясь со страхами установления пределов и учась вновь предъявлять права на свое достоинство и целостность.
    В случае с одним другом я видел, что важно проговаривать, что между нами происходит. Во мне есть требовательная часть, которая не хочет, чтобы мне приходилось это делать, и ожидает, что, если кто-то говорит, что любит меня, он всегда должен быть ко мне чувствительным. Это было моим способом избегать ответственности. Я ожидаю от окружающих, особенно от тех, кто мне близок, чтобы они были со мной чувствительными, справедливыми и честными. И когда они не такие, я чувствую себя преданым. Эти ожидания были для меня способом оставаться в регрессии и инфантильности. Мой Ребенок внутри не хочет признавать и смотреть в лицо тому, что мир просто не всегда честен, справедлив и чувствителен.
    Более того, я был — и в каком-то смысле остаюсь до сих пор — в зачарованном состоянии надежды, что люди, которым я откроюсь, не причинят мне боль. Вместо того чтобы видеть каждого человека и ситуацию как есть, я проецировал на них собственные надежду и требовательность. И это много раз создавало для меня трудности. Не желая видеть ясно, я входил в отношения с любимыми и друзьями из пространства регрессировавшего Ребенка, который хотел, чтобы с ним обходились справедливо. Если мне удается найти храбрость и решимость поделиться обидой, я обычно чувствую себя понятым и воспринятым. Так было и в этом случае. Мне удалось творчески использовать случаи, послужившие раздражителями для моей обиды, понять мою точку зрения на историю и увидеть, к чему я особенно чувствителен. Но, что важно, это усилило то, чему я постоянно пытаюсь научиться, — продолжать констатировать, ясно и настойчиво, когда между мной и кем-то другим происходит что-то, по ощущениям неправильное.
    Со вторым человеком происходило больше, чем просто установление пределов. Во мне было много бессознательных ожиданий и проекций, которые я на него накладывал и с которыми не был в соприкосновении. Я не осознавал, насколько он раздражал внутри меня рану неуважения к себе и чувства неполноценности, и был слишком горд, чтобы ему в этом признаться. Я нуждался в том, чтобы прийти в соприкосновение с собственной проекцией, отбросить гордость и обнажить себя. Часто, когда мы чувствуем, что в нас кто-то вторгся, мы также что-то отчаянно ждем от этого человека и не соприкасаемся с этим желанием. Именно это желание провоцирует стыд, но мы или слишком горды, или слишком упрямы, чтобы его увидеть. Просто установить пределы недостаточно, потому что тогда мы не подходим к самому корню.
    Эта ситуация возникает часто с родителями. Большинству из нас в тот или другой момент жизни приходится пройти и с ними через установление пределов. Но мы также должны войти в соприкосновение с тем, что по-прежнему хотим и ожидаем от них. Установление пределов мало помогает в том, чтобы исцелить рану стыда, если мы не осознаем своих проекций. Мою подругу приводит в бешенство, когда ее отец критикует то, как она зарабатывает на жизнь. Но она все еще берет у него деньги и поэтому все еще зависима от него. Многие годы я чувствовал боль оттого, что мой отец не принимает мой альтернативный образ жизни и осуждает его. За этой обидой стояло неосознанное желание, чтобы он принимал и уважал выборы, которые я делаю в жизни.
    В этих случаях стыд возникает не только из неспособности сказать «нет», но и, в равной мере, из непринятия ответственности за нашу жизнь. Я вижу что стыд мешал мне видеть и ощущать себя человеком, способным справляться с жизнью. Я не чувствовал внутри силы видеть каждую ситуацию, какой бы они ни была, и справляться с ней. Таким образом, я регрессировал и не принимал полностью ответственность. Этот стыд заставлял меня снова и снова ждать, чтобы обо мне по родительски заботились. Но вместо того, чтобы все это признать и проработать, я был готов чувствовать себя преданным, когда люди ведут себя не так, как я ожидаю. Во всех этих случаях важно понять, что наше самоуважение не зависит от того, как мы себя ведем с другими. Оно зависит только от того, как мы себя ведем в отношении самих себя.
    В этой последней стадии установления пределов приходит осознание, что наши отношения с другими — не борьба, но возможность чувствовать уязвимость. Когда исцелено солнечное сплетение, у нас больше нет потребности доказывать, что мы можем защитить раненого Ребенка от дальнейшего насилия. Заряда нет, война кончена, и к нашим откликам больше не примешиваются никакие реакции из подавленных скрытых обид. Когда мы чувствуем, что в нас вторгаются, но есть пространство, чтобы выражать боль, мы это делаем. Если пространства нет, мы можем быть в центрированной утвердительности.

Стадии, которые я описал, — взаимопересекающиеся части длительного процесса. Часто я все же не достигаю ясности и нереактивности. Внутри меня все еще есть гнев. Я обижаюсь, резко обрываю контакт, делаю недовольную гримасу, мщу или наказываю — словом, делаю все те вещи, которых не стал бы делать, если бы был осознанным. Но я могу все это наблюдать с несколько большего расстояния. И вместо того, чтобы оставаться в шоке и скрывать обиды, я начинаю чувствовать и говорить. В большинстве случаев теперь я способен выражать боль.


Способность чувствовать энергию и выражать боль кажется основным источником восстановления самоуважения. Я нахожу, что мы приходим к точке, где можно видеть, что никто нами не «пользуется». Сама эта идея — все еще следствие стыда и шока. Это часть транса. Чтобы из него выйти, нужно по-новому ощутить себя — почувствовать свой центр и достоинство. Вместе с этим, постепенно, станут все меньше и меньше паранойя и недоверие. По мере исцеления мы становимся способными прямо говорить, что чувствуем. Исцеление — это выход из реакции, защиты и нападения в уязвимость; смещение из солнечного сплетения в низ живота.

Стадии самоуважения

  1. Признание действительности шока и стыда.

  2. Бешенство и реакция.

  3. Центрированная утвердительность: «Я не согласен, когда..,», или способность делиться болью и обидой: «Мне больно, когда...»


Новый образ себя
Работая со стыдом, я обнаружил, что был глубоко отождествлен с ним. Я был человеком, который мог и должен быть униженным. Потом превратился в человека, который должен постоять за себя, чтобы им никто не пользовался. Все это было частью состояния жертвы и стыдливого образа себя. Отождествленный со стыдом, я жил так, что это не приносило самоуважения и еще более укрепляло стыд. Я был нечестным избегал конфронтации, не уважал чужих решений, развлекался, уходил в сторону и потакал своим слабостям. Работа со стыдом что-то изменила. Я перестал думать о себе как о полном стыда человеке.
Пока раны стыда остаются неисцеленными, мы воссоздаем «обидчиков» в других, повторяя более ранние опыты. Проблема не в них. Проблема в нашей собственной нарциссической обиженности, в ране, нанесенной самоуважению. Исцеление приносит соприкосновение с болью внутри и постепенное установление достаточной внутренней центрированности. Мы останавливаем внешнее насилие, проделывая внутреннюю работу, узнавая и чувствуя стыд, приходя к лучшему ощущению себя и лелея раненого Ребенка внутри.

Каталог: library
library -> Лингво-страноведческий аспект видеосерии
library -> Психологических наук, профессор О. Л. Карабанова; доктор психологических
library -> Психолингвистики
library -> Занятие по теме «Идентификация конфликтов» (решение ситуационных задач) Занятие Тема: «Сущность конфликта и его причины»
library -> М. В. Ломоносова юркина Л. В. Методы психологических и педагогических исследований москва 2006 ббк -15 в 24 Юркина Л. В. Методы психологических и педагогических исследований Учебное пособие
library -> История психологии” (А. Н. Ждан, 2001 г.)
library -> Гештальтпсихология
library -> Н. В. Ильина факторы, влияющие на выбор канала и средства деловой коммуникации


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   14


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница