Масахиса Нишизоно



Скачать 159.03 Kb.
Дата21.05.2016
Размер159.03 Kb.
Вопросы психоанализа в 21 веке: опыт Японии

Масахиса Нишизоно



1. Периодические и культурные предпосылки и универсальность психоанализа – от Фрейда и после.
Открытие психоанализа Зигмундом Фрейдом считается одним из великих культурных достижений 20 века. По началу психоанализ являлся методом лечения истерии, как разновидности невроза, и постепенно перешел в метод лечения всех типов невроза, таких как фобия и невроз навязчивых состояний. Последователи Фрейда еще более развили психоанализ и применили его в качестве метода лечения психических расстройств, таких как шизофрения и маниакально-депрессивный психоз (далее диагностируемый как биполярное расстройство). Более того, в процессе развития этих методов лечения, Фрейд выделил психоанализ из методов изучения лечения умственных расстройств в отдельный ряд “психологических теорий понимания человека.” Психоанализ считают одним из великих культурных достижений 20 века не только из-за его ценности в лечебном процессе, но и из-за его подтверждения “психологических теорий понимания человека” что являлось совершенно новым понятием.

Так что же такое психоанализ?

Сам Фрейд дал понятие психоанализа в работе “История психоаналитического движения” (1914). По его мнению, психоанализ характеризуется бессознательным происхождением человеческой мысли и его поведения, опытом детства, относящемуся к этому происхождению, перенесением и сопротивлением в ходе лечения. Более того, т.к. Фрейд описал тревогу как центральную динамику человеческой мысли и поведения в его работе “Подавление, симптомы и страх” (1926), было сказано, что понятие тревоги стало четвертым условием, которое определяет концепцию психоанализа.

Открытие психоанализа имело место при работе с пациентами, которым был поставлен диагноз «истерия»; случаи представлены в таких работах как “Анна O.” Джозефом Бреуэром, “Случай Доры” Фрейдом, также другие случаи были совместно описаны Брейром и Фрейдом в работе “Изучение истерии”. Казалось то, что истерия была психическим заболеванием, вызвало интерес у многих ученых из области психиатрии и неврологии того времени.

Horst-Eberhard Richter (1979) блестяще описал периодические и культурные предпосылки открытия психоанализа Фрейдом в своей книге «Изучение комплекса Бога у человека с Запада». Основные положения этой книги следующее: Бог и церковь обладали сверхсилой над человеком и социальной жизнью европейцев. Однако после того как Ницше объявил, что «Бог мертв», и сила Бога и церкви ослабла, люди сами попытались возвысить себя до уровня богов. Индустриальная революция, продолжающиеся войны, и политическая неустойчивость, в результате чего существующая власть распалась и правила перестали действовать. Начало проявляться противостояние запрету секса и особенно дискриминации по отношению к женщинам. Все это вызвало конфликты со старой моралью и стало причиной высокого процента учащения случаев истерии. Richter считал, что психоанализ Фрейда имел дело с кризисами цивилизации, описанными выше.

В то время интеллект и отцовство рассматривались как замена ослабевшей власти Бога и церкви. Психоанализ Фрейда отражает дух времени, в котором он жил: мы не можем не осознавать доминирующие черты интеллекта и отцовской доминанты в ряду терапевтических стратегий уникальных для психоанализа, таких как взгляд аналитика на пациента изнутри, основанный на интерпретациях, сделанных согласно основным правилам свободных ассоциаций, разработанным Фрейдом – правила абстиненции и психологической нейтральности аналитика. Более того, основное правило свободного ассоциирования (“правдивое вспоминание прошлого”) тесно связано с единством Бога и Иудаизма. Из его обсуждений с Romaine Rolland, описанном в “Цивилизация и ее недовольство” (1930), ясно, что Фрейд относил Иудаизм и религию к “невротическим актам.” Однако, получается так, что замещая «желание соединения с Богом»” в Иудаизме на желание «отыскать истину», которое Фрейд обозначил как наивысший уровень человеческого желания, он разработал терапию универсального осознания для всего человечества. С целью приобретения универсальности, фрейдовский психоанализ ищет спасение разума только в психологическом измерении и исключает представление о душе и о духе из своей теории. Теперь мы видим, из его “Проекта научной психологии” (1895) что в процессе развития психоанализа, Фрейд, физиолог и ученый, изучающий невроз придерживался уважительного отношения к интеллекту т.к. он пытался соотнести происходящее в психологическом измерении с процессом, происходящим в головном мозге. Фрейд так же был чувствителен к духу времени, в котором он жил, считая теорию вытеснения инстинкта смерти (танатос), имеющей отношение к его взглядам на деструктивность, которые были основаны на его опыте противостояния страданию, принесенного первой Мировой Войной. Таким образом, на начальном этапе психоанализ отражал восприятие времени и культуры. Однако Фрейд, будучи гением, разработал психоанализ как универсальную интеллектуальную данность, свойственную всем людям.

Первая половина столетней истории психоанализа была в основном отмечена теориями Фрейда. Были, конечно, и другие новаторы, повлиявшие на развитие современного психоанализа: Шандор Ференци и Карл Абрахам. Ференци заявлял о важности орально-зависимых отношений, а Абрахам – о важности анальной эротизации агрессии. Они оба обозначили черты, наблюдаемые в пре-Эдиповой стадии, которая являлась главной темой Фрейда, но не дошли до соединения своих идей с теорией Фрейда. Однако психоаналитическая психология последователей Фрейда проявилась к концу второй половины столетней истории психоанализа или, другими словами, поле Второй Мировой Войны. Широко известно, кляйнианцы и независимая группа поддерживающие теорию объектных отношений в психоанализе, разработанную в Британии, в то время как современные теории конфликтов (П. Грея, 1994, и Ф.Буша, 1999) и Silf-психология развились из эго-психологии США. Можно заметить много схожих черт этих школ: (1) акцент на отношениях матери – ребенка как фактор, влияющий на развитие личности; (2) перемены в восприятии того, что в идеале должно быть взято из отношений аналитик – пациент: переход от выделения нейтральности (Freud) к нейтралитету в интимности. (Schafer, R.), контейнера и контейнируемого (Bion, W.R.), охраняющей среды (Winnicott, D. M.), гармоничное смешивание (Balint, M.), комплементарно-эпатическое понимание (Kohut, H.), межличностная субъективность (Ogden, T. and Stolorow, R. D.) и межличностные отношения (Michell, S.); и (3) выполнены теоретические и технические совершенствования, начиная с того, что перенос и контр-перенос должны рассматриваться с точки зрения взаимоотношений, и что контр-перенос может использоваться как база для лечения или как ключ к пониманию пациента. Эти типы терапевтических отношений определяют отношения, «здесь и сейчас», которые, кажется, отражают zeitgeist (дух времени) постановки акцента на привязанность и материнство.

Психоанализ претерпел переход от интеллекта к привязанности и от отцовства к материнству в ответ на изменение духа времени. В настоящее время объект психоаналитического лечения, или душевного расстройства современных людей, имеет во многих случаях черты социальных расстройств. Возможно, самая главная задача в психоанализе в том, как ему развиться, чтобы поддержать анализанта в приобретении психологического роста и понимания.


2. Появление и развитие психоанализа в Японии: психоанализ с акцентом на отношения матери и ребенка
После преобразований Meiji, 1868, Япония пошла по тропе модернизации и делала все возможное, чтобы впитать в себя культуру западной цивилизации. Во-первых, японцы очень любопытны, и частично из-за их национального характера, записи Фрейда были представлены Японии и переведены на японский язык на ранней стадии. Однако простое прочтение книг не обязательно гарантирует правильное психиатрическое лечение. Психоанализ, как форма лечения, связана с именем профессора Kiyoyasu Marui. Изучая неврологию в американском университете Дж. Хопкинса, Marui прослушал курс психоанализа и, основываясь на этих знаниях, активно проводил лечение в университете Тохоку, где он работал после возвращения в Японию. Однако эта практика не распространилась далее по Японии. Техника, используемая Маруи, хотя и включала метод свободных ассоциаций, практически не давала понимания того, что происходит в отношениях между терапевтом и пациентом или, другими словами, переноса и контрпереноса. Было сказано, что его «лечение» состояло просто из объяснения значения симптомов, которые проявлялись как символы и не более. Способности терапевта в психоаналитическом лечении зависят от его понимания концепции переноса и контрпереноса и их лечебного применения. Обучение быть психотерапевтом очень важно в этой ситуации. Если даже Kosawa и хотел пройти адекватный тренинг по психоанализу, в то время не было практической системы, даже в США, поэтому то, чего он хотел, получить не удалось. Именно Heisaku Kosawa, ассистент профессора Маруи, начал предлагать тренинг по психоанализу в Японии. Kosawa учился под руководством Фрейда с 1932 по 1933, был в тренинг-анализе у Ричерда Стерба и прошел супервизию у Пола Федерна, затем вернулся в Японию и начал практиковать психоаналитическое лечение в Токио. Однако, чтобы начать тренинги по психоанализу для своих последователей, основанные на академических знаниях и обучении, Kosawa пришлось подождать до окончания второй Мировой Войны—когда произошли структурные изменения в Японии и тоталитарный режим сменился на демократический. Психоанализ может быть полностью принят и применен, если только общество позволяет распоряжаться своей жизнью, согласно своей собственной воле. В 1955 при поддержке международной психоаналитической ассоциации (IPА), Kosawa основал японское психоаналитическое общество как филиал IPА. Эта организация занимается отбором кандидатов студентов, проводит тренинг, супервизии и семинары, оценивает и одобряет способности кандидатов и сертифицирует их как психоаналитиков. Все эти этапы проходят согласно международным стандартам IPA. В данный момент в ассоциации состоит около 40 членов и около 20 кандидатов. Одновременно Косава основал Японскую Психоаналитическую Ассоциацию, которая является организацией местного направления с целью распространения концепции психоанализа по секторам психиатрии и клинической психологии. Члены ассоциации являются основными членами и лидерами ассоциации. Другими словами две организации демонстрируют концентричную функцию. В данный момент в организации 2,500 членов. Т.к. число тренинг-аналитиков было недостаточным, потребности обучающихся студентов не могли быть удовлетворены; с тех пор как Косава прошел обучение в Вене, практика заграницей стала традицией, и достаточно большое количество индивидуалов получили обучение в Британии и США. Характерная черта, однако, состоит в том, что несмотря на то, что студентов, которые прошли практику заграницей и вернулись обратно в Японию, и у них было много различного опыта, они изучали различные школы и традиции, но как только были аккредитованы Психоаналитическим Обществом в Японии, они сотрудничали вместе уважая точки зрения и мнения друг друга.

Таким образом, Общество и Ассоциация были запущены в 1955. Одной академической характерной чертой был особый интерес к оральности или к пре-эдиповым отношениям матери и ребенка. Это, между прочим, было темой работы Доктора Kosawa, представленной Фрейду во время учебы в Вене, под названием “Два вида виноватого” (1954). В работе сознания говорится, что помимо Эдипова комплекса, открытого Фрейдом, сознательная вина включает то, что направлено к “on” или чувству моральной обязанности, которое человек испытывает по отношению к своей матери. Это и является отличием от Фрейда, который придавал значение отношениям с отцом. Более того, если Эдипов комплекс Фрейда был основан на истории из Греческой мифологии, Kosawa обратился к Буддистской классике, на основе чего был выделен комплекс Ajase, имя это было взято у главного героя книги “Сутра созерцания бессмертия,” или Kanmuryo Jukyo. И Эдип и Ajase являются сыновьями королей, и они оба убили своих отцов. Однако, в случае с Ajase история основана, во-первых, на (1) злобе Ajase по отношению к эгоизму его матери относительно его рождения, затем (2) злобе Ajase по отношению к его матери, которая тайно пыталась спасти его отца, которого Ajase держал в заключении и морил голодом. Хоть Ajase и пытался убить обоих своих родителей, его последователи отговорили его, и он оставил идею убийства своей матери. После смерти своего отца Ajase страдает от сильной кожной болезни, которая распространяется по всему его телу. Благодаря материнской заботе и его встречи с Буддой Ajase спасен. Kosawa понимает, что источником его истории является не страсть к его матери, а его злоба по отношению к матери, давшую ему жизнь и предавшую его. “Теория Amae—анатомия зависимости,” книга, написанная Takeo Doi в 1973, признанная во всем мире, была также написана под впечатлением от отношений матери и ребенка, трансформированных в аналитическую ситуацию. В настоящее время теория “понимания и техники” очень популярна в японском психоанализе. Эта теория в основном поддерживаемая аналитиками, которые получили образование в других странах а также теми, кто подвергся их влиянию, основана на пост-фрейдовской психологии, которые уделяли огромное внимание ранним стадиям отношений матери и ребенка в личностном развитии. Я считаю, что обоснования схожести, а также и разности, с теориями прошлого, которые основываются на регрессии оральной стадии, являются важными при обозначении универсальности и культурной природы психоанализа.



Что я бы хотел в особенности выделить - это комплекс Ajase у Kosawa в ре-интерпритации Keigo Okonogi (2001). Okonogi обратил внимание на эгоизм матери, описанном в одной из истории Буддистского писания, эгоизм женщины, и придал большое значение детскому “mishô-on,” или «пренатальная злоба». Okonogi определил это значение как “основная злоба по отношению к en или отношения, которые привели к созданию личности до того, как он смог сделать свой собственный выбор.” Это также может быть связано с идеей понятия “0,” или “исходной реальности”, которую предложил Уилфред Бион (1965, 1970), что в данный момент привлекает большое внимание психоаналитиков по всему миру. Другими словами, это абсолютная тревога собственного существования. Это вызов, которому психоаналитики 21 века должны противостоять.
3. Что такое психоанализ? – «внутренние» родители и диалог с психоаналитиками.
Структура психоаналитической сцены, по словам Кристофера Болласа (1999), считается следующей: Пациент лежит на кушетке, поглощенный свободными ассоциациями, а аналитик, слушая пациента, как мать выслушивает своего ребенка, делает интервенции (вмешательство) или интерпретации, основываясь на “психоаналитической” логике как делает отец. Другими словами, психоанализ является процессом, когда аналитик воссоздает диалог с родителями пациента, которые являются неотъемлемой частью его психику. Я бы хотел представить вашему вниманию несколько картин, написанные художниками с разных частей света, посвященных теме «матери и ребенка» и «отца и ребенка» и изучению диалога с «внутренними» родителями, в особенности проблемам, ожидаемым в 21 веке.
Картина 1 - «Мать и дитя», Пикассо. Здесь можно увидеть, как мать и ребенок пытаются слиться воедино, переходя за пределы различия. Мать и ребенок пытаются сблизиться как можно плотнее кожей всего своего тела. Этот образ матери и ребенка являлся темой многих других художников помимо Пикассо. Можно сказать, что на этих картинах, художники изображали понятие интеграции или сосуществования матери и ребенка. Можно считать, такое сосуществование между матерью и ребенком является источником внутренней безопасности и доверия ребенка. Более того, такие отношения между матерью и ребенком считаются универсальными в природе.
Картина 2 - “Прятки” («Bo-Peep»), Истман Джонсан. Ребенок вырастает и, как изображено на картине открывает удовольствие от игрой в прятки. Ребенок начинает осознавать различия между матерью и самим собой. Детская игра в прятки позднее перетекает в более взрослый вариант игры, что становится попыткой индивидуализировать себя, “исчезая и появляясь снова” (Daniel M. Freeman, 1998), через процесс, проходящий на протяжении всей жизни. Вербальное общение между матерью и ребенком начинается в период детской игры в прятки до начала ходьбы. Через отношения матери и ребенка во время этого периода, ребенок взаимодействует с внешним миром, чтобы защитить свое «Я» («Self»), а также развивает функции, дифференцирующие «Я» («Self») от внешнего мира. Didier Anziew (1985) предложил понятие “кожное эго,” т.к. кожа играет важную роль. Однако, недавно был опубликован шокирующий факт о воспитании детей в Японии: 25 % из 839 наблюдаемых детей, выражали недовольство, когда их держали на руках” (2004). Анализ показывает, что одной из причин этого может быть растущее количество родителей, которые не знают, как правильно держать ребенка. Фред Левин (1991) и другие нейро-психоаналитики указывают на то, что нарушение развития в этот период влияет не только на личность ребенка, но и на развитие его мозга.

Примерно с того момента, когда ребенок начинает ходить, сильно активизируется движение его мускул и исследовательское поведение. Эти действия ребенка становятся такими энергичными, что мать уже не может их контролировать и призывает к содействию отца. Однако недавние исследования показывают, что плод может распознать голос своего отца, и неправильно недооценивать роль отца и его влияние на ребенка. Отношения отца и ребенка в пре-Эдипов период является интересной темой для исследования.

Фигура 3 – вырезанная из дерева фигура Св. Антония из Падуа, священника известного своей любовью к детям, которую автор купил в сувенирном магазине рядом с собором Св. Стефана в Вене. Отец поддерживает ребенка за ноги, а ребенок, напрягая свои мышцы, держит прямо спину и смотрит вперед. Исходя из моего собственного опыта, трудно отыскать картины с изображением ребенка и отца. Но, несмотря на то, что количество таких картин и фотографий, небольшое, они все же изображают взаимодействие мускул ребенка и отца. В этом чувствуется мужество, радость и вызов. Отношения отца и ребенка в пре-Эдиповом периоде, несомненно, вызывает интерес среди аналитиков. Считается, что расстройства «Я» («Self»), распространенные среди детей и подростков, включая апатию/летаргию, социальную отгороженность и нерешительность, могут быть вызваны недостатком отношений между отцом и ребенком.

Очень вероятно, что в 21 веке возрастет число разводов и усилиться трансформация сексуальной этики. В результате чего отношения отцов с их детьми изменится. Понадобится помощь психоаналитиков, которые будут играть очень важную роль.


4. Так называемый кризис, возрождение и развитие психоанализа

Все прошлое десятилетие IPА говорила о “кризисе в психоанализе”. В результате такого влияния как распространение фармакотерапии совместно с развитием биологической психотерапии, развития ряда простых и более удобных видов психотерапии, и прежде всего изменения предпочтений у людей, в сторону удобства и простоты, уменьшилось количество людей, ищущих психоаналитическое лечение, а также людей, желающих стать психоаналитиками. Эти многокомпонентные факторы относили к “кризису психоанализа.” К счастью, как я указал ранее, психоанализ хорошо развит в Японии. И как показывает эта Сибирская конференция, интерес к психоанализу в России растет. Из Азиатских стран, Южная Корея, Китай и Тайвань имеют IPA гостевые - учебные группы и позитивно откликнулись на приглашение IPA учувствовать в этой конференции. Чтобы разрешить «кризис в психоанализе» IPA запустила проект Развитие Психоаналитической практики и Обучения (DPPT). Частью этого проекта является анкетное исследование, которое было проведено с целью изучения фактического состояния терапевтической деятельности отдельных людей, недавно квалифицированных психоаналитиков обученных психоанализу в течение последних пяти лет. Результаты этого исследования были представлены на президентской встрече, проводимой в рамках конгресса IPА в Рио-де-Жанейро. Вот некоторые предоставленные данные анализа:



  1. В исследовании приняло участие 31%, половина откликнувшихся являются жителями Германии, Аргентины, Бразилии, Нидерландов, Великобритании и Финляндии.

  2. Средний возраст респондентов - 51.4 года; 70% женщины; 56% психологи и 35% врачи.

  3. Среднее число пациентов составило 616, число пациентов в психотерапии было почти таким же.

  4. Причинами обращения за аналитическим лечением были нарушения настроения (49%), расстройство личности (36%), и психозы (5%).

  5. Что касается частоты проводимого лечения, в большинстве случаев встречи проводились два раза в неделю, на втором месте – четыре раза в неделю, на третьем – один раз в неделю. Некоторые проводили лечение пять раз в неделю. Критерий аналитического лечения различался в зависимости от страны, где-то требовалось 4 раза в неделю, а где-то три раза в неделю.

На основе результатов вопросника можно сделать следующие выводы: прежде всего, те, которые недавно стали психоаналитиками, среднего возраста или старше, большее количество составляют женщины. Это может указывать на то, что требованием к специалистам сегодняшнего дня является способность удерживать и контенировать, как профессиональное качество. Далее, даже сегодня, когда лекарственная терапия добилась больших успехов, большее количество пациентов страдает нарушениями настроения, далее идут расстройства личности, эти расстройства приводят к изменениям в структуре личности. Я считаю, что все это подтверждает важность и определяет большое значение психоаналитическому лечению. Однако, нужно отметить, что в психоанализе наблюдается дилемма: существует тенденция того, что цели психоанализа ограничены для определенного количества людей, из-за того, что при современном образе жизни трудно покрывать затраты на психоаналитическое лечение. Целью психоанализа является предоставление возможности пациентам, в рамках их отношений с аналитиком, осознавать себя или проверять/открывать себя через диалог со своими внутренними родителями , таким образом открывая свое настоящее «Я». Частота аналитических сессий является неотъемлемой частью такого рабочего процесса.

Факт того, что медикаментозное лечение сейчас развито до такой степени, что оно стало основным в современном психиатрическом лечении, является хорошей новостью, т.к. можно уменьшать симптомы и предупреждать рецидивы. Однако, только медикаментозное лечение не может избавить пациента от всех его проблем. Обладатель нобелевской премии Эрик Кандел(1998) открыл то, что психологический опыт ведет к изменениям в структуре и функциях мозговых синапсисах; он сказал “Все обучение в основе выражается природой.” Кандел также сделал довод, что медикаментозное лечение готовит почву для эффективного психического лечения. И на самом деле психоанализ 21 века проявит свою силу совместно с нейронаукой, продолжающей развиваться.

Другая причина так называемого “кризиса в психоанализе” связана с духом времени. Психоанализ Фрейда возник в эпоху тьмы, где считалось, что Бог умер, являясь звеном успешного устранения кризиса цивилизаций путем передачи “надежд на рассудок” совместно с сущностью Еврейско-крестьянской культуры. С замешательством, которое возникло из-за страха уничтожения человека во Второй Мировой Войне, справились с помощью применения пост-Фрейдиской психологии, уделяющей внимание “излечению любовью.” Я считаю, что надежды на психоаналитические теории, которые понимают и пытаются разрешить тревоги современного человека, который противостоит волнам глобализации — которые, в определенном смысле, почти потеряли опору — парадоксально материализованы в форме так называемого «кризиса в психоанализе». В настоящее время психоанализ Биона, рожденного в Индии, вызывает большой интерес; мне кажется, что он, фактически отражает обстановку, которую я только что описал.



Картина 1 “Мать и дитя”

Pablo Picasso: 2004-Succession Pablo Picasso-SPDA(JAPAN)





Картина 2 “Прятки”

Johnson, E.: Amon Carter Museum, Fort Worth, Texas (In) Langer, C. (ed);

Мать и дитя в искусстве. Crescent Books, New York, 1992


Фигура 3 “Отец и дитя”

Деревянная статуэтка Св. Антония из Падуа, сувенирный магазин, Св. Стефан, Вена, Австрия


References

1) Balint, M.; Basic Fault – Therapeutic Regression, Tavistock, Publications, London, 1968

2) Bollas, C.; The Mystery of Things, International Literary Agency, London, 1999

3) Busch, F.; Rethinking Clinical Technique, Jason Aronson, Northvale, 1999

4) Doi, T.; The Anatomy of Dependence, Kodansha, Tokyo, 1973

5) Freeman, D. M.; Emotional Refueling in Development, Mythology and Cosmology; The Japanese Separation-Individuation Experience (Draft), 1998

6) Freud, S.; Project for a scientific psychology, In; Strachey, J. (ed) The Standard Edition of the Complete Psychotiogical Works of S. Freud, Vol. 1, Hogarth Press, London, 1895/1966, 281-93

7) Freud, S.; On the history of the psycho-analytic movement, In; Strachey, J. (ed), The Standard Edition of the Complete Psychological Works of S. Freud, 1914/1957, Vol. 14, 7-66

8) Freud, S.; Inhibitions, symptoms and anxiety, In; Strachey J. (ed), The Standard Edition of the Complete Psychological Works of S. Freud, Vol. 20, 77-178, 1925

9) Freud, S.; Beyond the pleasure principle, In; Strachey, J. (ed), The Standard Edition of the Complex Psychological Works of S. Freud, Vol. 18, 2-64, 1920

10) Freud, S.; Civilization and its discontents, In; Strachey, J. (ed), The Standard Edition of the Complete Psychological Works of S. Freud, Vol. 21, 59-145, 1930

11) Gray, P.; The Ego and Analysis of Defense, Jason Aronson, Northvale, 1994

12) International Psychoanalytical Association; A report at the president meeting, in Rio de Janeiro meeting, 2005

13) Kandel, E. R.; A new intellectual framework for psychiatry, Am. J. Psychiatry, 155:457-69, 1998

14) Kohut, H.; The Analysis of the Self, International Universities Press, New York, 1971

15) Kosawa, H.; Two kinds of guilt consciousness, 1934, Japanese J. of Psychoanalysis, 1(4), 5-9 (in Japanese), 1954

16) Mitchell, S. A.; Relational Concepts in Psychoanalysis, Harvard University Press, Cambridge, 1988

17) Nishizono, M.; Child-rearing in Japan in transition, Japanese Contributions to Psychoanalysis, 2004, The Japan Psychoanalytic Society, 227-246, 2004

18) Ogden, T. H.; Subjects of Analysis, Jason Aronson, Northvale, 1994

19) Okonogi, K.; The Ajase complex and its implication, In; W-S. Tseng, S-C. Chang, M. Nishizono (ed), Asian Culture and Psychotherapy, 57-75, 2005

20) Richter, H. E.; Der Gotteskomplex, -Die Geburt und die Krise des Glauben an die Allmacht des Mneschen, Rowohlt Verlag, Hamburg, 1979

21) Schaffer, R.; Insight and Interpretation, The Essential Tools of Psychoanalysis, Other Press, New York, 2003

22) Stolorow, R. D., Brandchaft, B. & Atwood, G. E.; Psychoanalytic Treatment: An Intersubjective Approach, The Analytic Press, New Jersey, 1987

23) Symington, J. & N.; The Clinical Thinking of Wilfred Bion, Routledge, London, 1996

24) Winnicott, D. W.; The Maturational Process and the Facilitating Environment, Hogarth Press, London, 1965


перевод с англ. Юрченко Анастасии.

Корректор – Sergei Grachev









Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница