Материалы для книги: Финно-угорские народы России



страница1/8
Дата13.05.2016
Размер1.13 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8

Материалы для книги:

Финно-угорские народы России:


медицинская и культурная антропология в экологической перспективе
планируется к изданию в ноябре-декабре 2008г.

Коллектив авторов: Козлов А.И., Козлова М.А., Лисицын Д.В., Богоявленский Д.Д.

Представлены материалы для раздела:

Социологические и психологические аспекты социокультурной модернизации

М.Козлова

Социологические и психологические аспекты социокультурной модернизации1

Проблема социальных изменений принадлежит к числу центральных, ключевых в современном обществоведении. Ее значение определяется особой прикладной значимостью – прояснение вопросов, составляющих проблему социокультурной динамики (причины и факторы социокультурных изменений, ближайшие и отдаленные перспективы наметившихся тенденций, стадиальность динамического процесса и т.д.), имеет важный объяснительный и прогностический смысл. XX век значительно изменил культурный облик современной цивилизации, и к началу нового тысячелетия оказались существенно трансформированными культурная и экономическая система даже тех этнических общностей, которые в течение относительно долгого времени сохраняли приверженность «традиционной» культуре.

Что же собой представляют социокультурные изменения? Одним и тем же понятием – «социальное изменение» - описываются трансформации, относящиеся к разным уровням социальной организации (микро-, мезо-, макроуровень), захватывающие различные сферы жизни общества (экологические, демографические, технологические, экономические, политические, социокультурные, социально-психологические (и т.д.) изменения), характеризующиеся различными собственно динамическими параметрами (различные скорость, масштаб, сложность, направленность). Категория социальных изменений охватывает, таким образом, любые трансформации социальных структур, практик, возникновение новых или обеспечение функционирования прежних групп, форм взаимодействия и поведения. Различные источники и цели, влияние разных причин (структурных (интересы и ценности социальных групп), нормативных (системы норм и обычаев), поведенческих (индивидуальные предпочтения) и др. факторов), специфика протекания социальных изменений приводят к тому, что социальные изменения приобретают разнообразные конфигурации2.

Именно поэтому представление «социальных перемен» или «социальной динамики» в качестве предмета исследования не может считаться удовлетворительным. Оно, по сути, мало проясняет вопрос о том, на что именно исследователь предполагает обратить основное внимание. Эти чрезвычайно разветвленные категории должны быть строго конкретизированы и инструментализированы. В данной работе мы сосредоточим свой интерес на «значительных» социокультурных изменениях. А к их числу могут быть отнесены лишь те, что связаны с принципиальным преобразованием самой структуры социокультурной общности или ситуации в целом, т.е. с трансформациями основных социальных институтов и, что особенно важно в контексте нашего исследования – с трансформациями ценностно-смысловых структур, составляющих ядро культуры.

Поскольку само социальное изменение в высшей степени многозначно, многосторонне, его изучение может вестись в рамках различных теоретико-методологических подходов, призванных описывать характер и объяснять суть и направленность происходящих трансформаций.

В современном отечественном обществоведении наибольшей популярностью пользуются три социологические макротеории: формационная, цивилизационная и модернизационная. Весь комплекс изменений, в которые оказались вовлеченными представители еще недавно «традиционных» культур, описывается понятием модернизации образа жизни, пришедшей вслед за модернизацией производства. На сегодняшний день понятие модернизации достаточно прочно утвердилось и в научной литературе, и в публицистике. Однако под модернизацией подразумеваются зачастую явления и процессы, весьма различные по характеру и уровню привносимых изменений: от обновления и усовершенствований в какой-либо одной сфере жизнеобеспечения до комплексной перестройки всей социокультурной системы. В такой ситуации вариативности контекстов употребления одного и того же понятия и смыслов, в него вкладываемых, необходимо остановиться на концептуальном обосновании используемых нами категорий.

П. Штомпка выделяет три значения понятия «модернизации». В первом, общем смысле, модернизация – это синоним всех прогрессивных социальных изменений, когда общество движется вперед. В этом смысле изготовление первых каменных орудий столь же явный пример модернизации как и всеобщая компьютеризация. Впрочем, применительно к теории модернизации более адекватными представляются следующие две интерпретации данного понятия. Согласно одной из них, модернизация означает достижение современности, «процесс превращения традиционного, или дотехнологического общества, по мере его трансформации, в общество для которого характерны машинная технология, рациональные и секулярные отношения, а также высоко дифференцированные социальные структуры»3. Иными словами, модернизация при такой интерпретации предполагает комплекс социальных, политических, экономических, культурных и интеллектуальных трансформаций, происходивших на Западе с XVI-го века и достигших своего апогея в XIX-XX веках. Классические социологические работы по модернизации в таком аспекте рассмотрения принадлежат Конту, Спенсеру, Марксу, Веберу, Дюркгейму и Теннису.

И, наконец, последнее из значений, в которых употребляется понятие «модернизация», по своей сути, по крайней, мере именно такая ситуация в современной науке сложилась, дополняет (продолжает) предыдущее. В этом плане термин «модернизация» относится к отсталым или слаборазвитым обществам и описывает их усилия, направленные на то, чтобы догнать ведущие, наиболее развитые страны.

В таком ракурсе процесс модернизации расценивается как формирование такой системы социокультурных изменений, которая обеспечивает имеющим ее социальным общностям гарантии поступательного развития. Распространение модернизационных изменений происходит благодаря таким путям и средствам как миграции, завоевания, торговля, индустриальная экспансия, финансовый контроль, культурное влияние. Постепенно ориентации на постоянное повышение качества жизни, на расширение контроля над внешними явлениями и процессами и установки на внутреннее урегулирование согласно демократическим принципам охватили большинство стран мира. Процесс перехода от традиционного общества к современному характеризовался как а) революционный (требующий коренных, радикальных изменений в моделях социальной жизни); б) комплексный (включающий изменения во всех областях человеческой мысли и поведения); в) системный (предполагающий, что изменения в одной сфере обязательно вызывает изменения и в остальных сферах); г) глобальный (постепенно охватывающий все страны мира); д) обладающий определенными динамическими характеристиками (длительностью, тенденцией к ускорению, стадиальностью, необратимостью); е) порождающий сближение общественных систем (сведение их к модели западного мира); ж) прогрессивный (способствующий улучшению материального и культурного благосостояния человека) и т.д4. Модернизация, таким образом, – процесс принципиально необратимый, потенциально расширяющийся, т.е. охватывающий все новые и новые социокультурные общности, темпы которого постоянно нарастают.

Модернизацию нельзя рассматривать как изменение лишь внешних характеристик социокультурной общности, хотя переход к новому типу производства, урбанизация, повышение уровня образования и т.п. – наиболее очевидные ее последствия. Интенсивные внешние воздействия приводят к преобразованию системообразующих для традиционной культуры отношений «человек – природа», вследствие чего адаптационные механизмы культуры оказываются в значительной мере переориентированными на переработку внешних воздействий5. В результате этого нарушенного равновесия традиционная культура становится все более уязвимой для инородных, часто разнонаправленных, влияний. В ответ на усиливающиеся внешние воздействия культура пытается выработать механизмы адаптации к меняющимся условиям.

В соответствии с трансформацией базовых культурных механизмов происходит комплексная перестройка всей социокультурной системы, включая как мировоззренческие компоненты, так и аспекты жизнеобеспечения. Так, в процессе модернизация происходят глубокие качественные трансформации сложившейся этнокультурной системы: изменение ценностных ориентаций и их иерархии, смена критериев оценки удовлетворенности жизнью и представлений о собственном благополучии, и, в соответствии с этим – переоценка статуса своей группы (в нашем случае – этнокультурной общности), а также ее места в новых социокультурных условиях. Принятие этих изменений и представляет главную проблему для этнокультурной общности, что сказывается на отношении ее представителей к себе, собственной идентичности, а также на отношениях с другими этноконтактными группами.

Очевидно, что влияние модернизации достаточно четко прослеживается в различных сферах социального устройства: в экономике, политической организации, социальных отношениях, образовательных ориентирах, принятых в культуре концепциях мироздания и понимании места в них человека и проч. На основании ряда культурологических исследований6 сформулируем перечень ключевых изменений социокультурных систем, происходящих в процессе модернизации:

-в традиционных обществах люди включены в докапиталистические экономические отношения, тип производства ориентирован на ручной труд и природные материалы, преобладают авторитарные и олигархические формы правления, юридические отношения регулируются обычным правом, низок уровень грамотности и образования вообще, внутрисемейные социальные связи являются ведущими, социальный статус определяется в соответствии с происхождением человека, преобладает жесткая религиозная система ценностей, личность характеризуется высокой потребностью в аффилиации;

-индустриальное развитие приводит к тому, что большинство населения включается в машинное производство, технологии и производство базируются на современном научном знании, демократический политический режим сменяет авторитарный, юридические отношения регулируются универсалистской системой законов, повышается уровень грамотности и формального образования, внесемейные социальные связи приобретают большую значимость, чем внутрисемейные, социальный статус достигается и поддерживается путем личных усилий, наука занимает место религиозной веры, наиболее значимыми личностными характеристиками становятся стремление к достижению успеха и внутренний локус контроля.

Подчеркнем, что с точки зрения «классической» теории модернизации именно реалии современного западного мира видятся достойной перспективой развития любых социокультурных систем, а «современность» и «перспективы на будущее» оцениваются лишь в соотношении с культурными системами западного общества. В самом общем виде модернизация характеризуется, таким образом, как общественно-исторический процесс, в ходе которого традиционные общества становятся индустриально развитыми, а также обретают целый ряд иных культурных характеристик, связанных с высоким уровнем индустриализации. Таким образом, понимание социокультурной динамики в классической теории модернизации сводилось к выстраиванию оппозиции «традиция» - «современность». Традиция же при этом, за редким исключением, трактовалась как тормоз в истории, как исключительно консервативная сила, которая противостоит нововведениям и которую, следовательно, необходимо преодолеть и сломать с тем, чтобы обеспечить условия для внедрения всего нового7.

Сама по себе теория модернизации обладала существенной слабостью, связанной с тем, что она делала упор на единообразии пути развития всех народов. В реальности же оказалось, что взаимодействие культур, «разговаривающих» на языках традиции и современности, может иметь непредсказуемые последствия - от бурного экономического роста бывших традиционных обществ (например, Китай, Вьетнам, Южная Корея) до экономических кризисов и социальных взрывов (чеченский кризис, 11 сентября 2001 года в США, парижские события в октябре 2005 года). Один из основателей концепции модернизации, экономист Б. Хиггинс писал: «При новом подходе экономистов к проблемам слаборазвитых стран становится все сложнее определить, где кончается экономика и начинается социология, социальная психология, антропология и политическая наука…Экономисты, занимающиеся развивающимися странами, обнаруживают, что они стали писать о таких явлениях, как связь между идеологией и предпринимательской активностью, между уровнем грамотности психологическими ориентациями на развитие, о влиянии сельской, общинной, социальной организации на экономические мотивации и т. д.»8.

Однако в соответствии с «классической» теорией модернизации, индустриальные цивилизации рассматривались как эталон развития всех социокультурных систем и образец для подражания. «Отставшие» в своем развитии народы, в том числе и особенно народы Севера, должны стремиться к тому, чтобы «догнать» индустриально продвинутые народы. Подобные высказывания часто резюмировали работы западных авторов, исследовавших особенности развития северных народов России. Так, действия советского правительства по развитию производительных сил у народов Севера России Г.Неллеманн расценивал лишь с позиций соответствия проводимых мер движению к индустриальному обществу9. Немецкий ученый Г.Лили анализ положения скотоводческих и оленеводческих народов Советского Союза также завершил мыслью о том, что рационализация отношений в традиционных обществах этих народов является одной из главных задач советского руководства в деле их интеграции в советское общество10. Именно через призму теории модернизации подходит к оценке советской национальной политики и Г.Симон. По его мнению, советская власть во всех национальных регионах осуществляла процесс модернизации, включая реформы системы здравоохранения, проведение индустриализации, а также создание системы среднего и высшего образования у нерусских народов и как результат этого - формирование большого слоя национальной интеллигенции. Резюмируя, Г.Симон отмечает, что процессы модернизации на советском Востоке продвинулись дальше, чем в соседних исламских странах11. Таким образом, высшим благом для «отсталых» народов в соответствии с положениями «классической» теории модернизации признавалось приобщение к индустриальной цивилизации. Такой подход характеризуется явным этноцентризмом.

Однако с момента появления по настоящее время теория модернизации эволюционировала и прошла в этом процессе ряд этапов. Период популярности этой теории в описанном первоначальном виде приходится на 50-е и середину 60-х гг. прошлого столетия. Этот период связан с работами М.Леви, Э. Хагена, Т. Парсонса, Ш. Эйзенштадта, Д. Эптера и др. В конце 1950-х, а особенно начиная с середины 1960-х гг. стала нарастать критика ранних теорий модернизации, которая постепенно подорвала большинство «классических» положений. В фокусе критики оказалась неспособность существующей теории объяснить разнообразие переходных обществ, присущей им внутренней динамики, а также возможности самостоятельного развития современных политических и экономических структур.

Критика ранних подходов к модернизации была направлена против дихотомии традиция – современность, в том числе на выявление неисторичности и западноцентричности этой модели. С начала 60-х гг. начинают публиковаться культурно-антропологические, социологические и политологические работы, посвященные анализу различных аспектов модернизации в странах Востока (К. Гирц, М.Зингер, М.Леви, Д.Эптер и др.). Прежде всего, внимание привлекал вопрос о путях модернизации Японии, где проходившие социальные трансформации не разрушали (и более того, не противоречили) культурной традиции, опирались на традиционные коллективистские ценности и нормы. Такая ситуация, подвергнув сомнению основные положения исходных теорий модернизации, позволила, в конечном счете, прийти к выводу о том, что модернизация традиционного общества может протекать в рамках национальной традиции и не должна с неизбежностью сопровождаться ее радикальной ломкой, как это утверждалось ранее. Внимание ученых обратилось к поиску факторов, способствующих или препятствующих модернизационным процессам в рамках конкретной культурной традиции. Важным соображением, существенно обогатившим научные представления того периода, стал тезис о системной жизнеспособности так называемых переходных систем. Традиция под напором сил современности не сдавала своих позиций, как того ожидали; она обнаружила значительные адаптивные способности, порождая специфически национальные формы модернизации.

Критика теоретических основ «классической» теории модернизации подкреплялась и усиливалась опорой на многочисленные эмпирические данные, свидетельствовавшие, скорее о неудачах модернизационных тенденций. Негативные последствия уничтожения традиционных институтов и жизненных укладов в ходе модернизации проявлялись, в частности, в росте масштабов нищеты в странах «третьего мира», усилении социальной дезорганизации, хаоса и аномии, девиантного поведения и преступности. Критики указывали на ошибочность прямого противопоставления традиции и современности и приводили примеры преимуществ традиционных социокультурных систем в некоторых областях (С. Хантингтон, З. Бауман, Дж.Гасфилд). Была поставлена под сомнение и строгая последовательность стадий модернизации – одно из оснований классического эволюционизма, в лоне которого и оформилась исходная идея модернизации: «Те, что пришли позднее, могут быстро модернизироваться благодаря революционным средствам, а также опыту и технологиям, которые они заимствуют у своих предшественников. Таким образом, весь процесс может быть сокращен. Предположение о строгой последовательности фаз (предварительное состояние, начальная фаза, переход к зрелости и т.п.), которые должны пройти все общества, похоже ошибочно» (С. Хантингтон, Д. Белл).

Таким образом, во второй половине 80-х гг. окончательно складывается давно вызревавшая концепция «модернизации в обход модернити» - модернизации, при которой традиционная национальная культура не приносится в жертву западной системе ценностей и смыслов (А.Абдель-Малек, А.Турен, Ш.Эйзенштадт). Однако, как отмечал А. Турен, реальных ход модернизации, хотя и опроверг единственность пути либерально-рационалистического универсализма, не утвердил однако и абсолютного приоритета партикуляризма. На смену универсализму пришла не «вера в особый путь» для каждой страны, а синтез универсализма и партикуляризма. Поиски такого синтеза становятся главной проблемой стратегии развития многих стран, поскольку нарушение равновесия между современностью и традиционностью ведет к неудаче преобразований и острым социальным конфликтам. По мнению Турена, судьба мира зависит от того, будет ли наведен мост между Разумом и культурами, современностью и национально-культурной идентичностью народов, между развитием как универсальной целью и культурой как ценностным выбором, экономическим развитием и социальными преобразованиями.

Итак, по всей видимости, развивающееся общество должно стремиться не к обретению гомогенности на основе заимствования новых ценностей и институтов, но формироваться как сложная гетерогенная структура, в рамках которой эндогенные и заимствованные ценности находятся в состоянии сложных взаимодействий. Успех модернизации зависит, таким образом, не от интенсивности реформ или заимствований, которые порой пересаживаются на традиционную почву, еще не готовую их воспринять, а от формирования структурированного синтеза смыслов, ценностей, норм и институтов, в котором возможно конструктивное взаимодействие традиционных и современных, эндогенных и заимствуемых ценностей.

Хотя теоретические основы концепции модернизации были подвергнуты масштабной критике, само понятие «модернизации» осталось и достаточно активно используется и в научных работах, и в публицистике. При этом, если суть понятия и раскрывается, то с позиций, на сегодняшний день устаревших и не способных адекватно отразить социокультурную реальность. Во-первых, потому что социокультурные изменения не могут быть сведены к строго единообразной форме и сути. Во-вторых, потому, что те общества, которые еще недавно считались обществами современного типа и «задавали тон» в направлении модернизационных изменений, за последнюю четверть века сами изменились. Произошедшие перемены настолько фундаментальны, что их уместно охарактеризовать скорее как «постмодернизацию», а не «модернизацию»12. Российская ситуация в этом плане особенно сложна и противоречива. Целый ряд этнических общностей РФ с огромными потерями и издержками сдвигается от традиционного культурного устройства к модернизированному обществу. В то же время некоторые социальные группы в мегаполисах оказываются по характеру мировосприятия и особенностям ценностно-смысловой сферы приближенными к культуре постмодернизированного общества. «Усредненные» данные в таком сложном культурном контексте оказываются малоинформативными, и требуются дальнейшие исследования культурно-специфических путей социальных трансформаций.

Итак, резюмируем: теория модернизации в ее классическом варианте основывается на нескольких постулатах, основными из которых являются следующие:

1) современной (модернизированной) может считаться только культура со значительным уровнем индустриализации, устойчивым экономическим развитием при высоком валовом внутреннем продукте и с широким использованием неорганических (неживых) источников энергии. Для современной культуры характерна вера в силу рационального научного знания как основы прогресса. Промышленное производство создает изобилие продуктов питания, потребительских товаров. Помимо этого для современной культуры характерны высокий уровень качества жизни и развитые политические структуры управления.

2) культуры, которые не отвечают этим критериям, и не могут быть отнесены к современным, относятся либо к традиционным, либо к переходным (посттрадиционным);

3) своего рода образцом «модернизированности» являются западные общества, поэтому сама теория модернизации нередко называется «теорией вестернизации». Все чаще в литературе, посвященной проблеме модернизации, проскальзывают мысли о том, что Запад делает все возможное, чтобы в массовом сознании оба термина (модернизация и вестернизация) стали синонимами. Таким образом, выходит, что перемены и реформы возможны только в том случае, если они будут ориентированы в западном ключе. Самуил Хантингтон, описывая грядущее «столкновение цивилизаций» упомянул очень важную формулу — «модернизация без вестернизации». Она характеризует отношение к проблемам социально-экономического и технологического развития некоторых стран, которые, стремясь к развитию, не ориентированы на то, чтобы слепо следовать за Западом, а, наоборот, стремятся поставить некоторые западные технологии — в отрыве от их идеологического содержания — на службу традиционным системам ценностей национального, религиозного и политического характера.

4) модернизированность (современность) – это комплексный феномен, имеющий технологические, экономические, политические, социальные и психологические измерения, а сама модернизация – сложный комплексный процесс изменения по каждому из указанных направлений; сердцевиной всех изменений является научно-технический и технологический прогресс, который определяет необходимость и условия соответствующих изменений и в других сферах.

Со временем теоретики модернизации отказались от точки зрения, согласно которой традиция статична и неизменна и столкновение традиции и современности с неизбежностью вызывает конфликт. Традиция и современность стали рассматриваться как системы сосуществующие, взаимопроникающие и взаимоприспосабливающиеся. Элементы традиционных культур продолжают сохраняться и в условиях перехода к современности, лишь с течением времени начиная не столько вытесняться, сколько видоизменяться под ее влиянием.

Представленная работа посвящена исследованию процессов модернизации социокультурных систем российского Севера и Сибири. Основной акцент в работе делается на поиск путей и механизмов адаптации представителей «переходных» обществ в условиях меняющегося мира. Мы предлагаем не то, чтобы отказаться от «западноцентристской» модели модернизации (другой, по крайне мере, столь же проработанной и инструментализированной, нет), но «перейти на иные рельсы» - поменять точку зрения и попытаться осмыслить процессы социокультурных трансформаций с иных позиций.

Постараемся рассмотреть этот сложный процесс изнутри - с позиций личности, вовлеченной в него, руководствуясь целью оптимизации процесса адаптации к меняющимся условиям.
Организация и методы исследования

Серия проведенных исследований подчиняется общей цели изучения изменений социокультурных систем в процессе модернизации (при переходе от «традиционного» к «современному» типу социокультурной организации).

Поставленная цель предполагала реализацию следующих задач:

- Проведение комплексного исследования ситуации, сложившейся в регионах проживания народов финно-угорской группы с учетом демографических, медицинских, социальных и психологических параметров.

- Анализ ценностно-смысловой сферы представителей коренных народов России. Реализация этой задачи предполагала сочетание двух линий исследования: выявление особенностей ценностно-смысловой сферы представителей коренных народов и анализ эмоциональных и когнитивных аспектов восприятия носителями культуры происходящих социокультурных изменений и оценки перспектив развития их этнических общностей. В ходе реализации этой задачи необходимо провести анализ связей модернизированности образа жизни с показателями, отражающими социокультурное и психологическое измерение; выявить используемые представителями коренных народов стратегии адаптации к меняющимся социокультурным условиям; описать характер влияния ценностно-смысловой сферы на успешность модернизационных изменений.

В ракурсе указанной цели в работе обобщаются результаты ряда проведенных исследований, объединенных общей целью изучения изменений социокультурных систем в процессе модернизации (при переходе от «традиционного» к «современному» типу социокультурной организации). Проводимые на протяжении восьми лет (2000-2007гг) исследования охватили четыре региона России: Ханты-Мансийский АО, Коми-пермяцкий АО (Пермская обл.), Республика Марий Эл, Мурманская обл. Объект исследования: представители коренных народов финно-угорской группы: ханты, манси (обские угры (N=168)), коми-пермяки (пермские финны (N=124)), марийцы (поволжские финны (N=89)), саамы (N=84), находящиеся на разных этапах «модернизационного перехода»: социокультурная система обских угров относительно недавно (начиная с 1960-х гг. 20 века) подверглась модернизационным воздействиям, и на сегодняшний день представители этих общностей переживают наиболее интенсивные изменения, диагностируемый в их популяциях «модернизационный стресс» носит острый характер; достаточно давно, но весьма «плавно» включились в процессы модернизации и связанной с ней урбанизации коми-пермяки, которые сегодня в культурном отношении в значительной степени ассимилированы русскими, и находятся, скорее на заключительном этапе перехода от традиционного сельского образа жизни к городскому; и, наконец, марийцы, проживающие в центре европейской части России, в регионе с развитой промышленностью, могут рассматриваться как наиболее модернизированная социокультурная общность из числа указанных. Однако даже для этой – наиболее модернизированной группы – адаптация к происходящим социокультурным изменениям представляется достаточно проблемной, о чем свидетельствуют медицинские и демографические данные.


В ходе исполнения проекта использовались следующие методы:

I. Для общей оценки актуальной ситуации в регионах: а). Диагностика уровня модернизированности населения, которая проводилась по следующим критериям: место проживания, профессиональная занятость, владение традиционными промыслами, уровень благосостояния, тип семьи, характер проведения досуга, уровень образования, жилищные условия, тип питания, круг общения, владение родным языком, компетентность в родной культуре; б). Анализ демографической ситуации с преимущественным акцентом на аспектах, связанных с недостаточной «самосохранительной» мотивацией – смертность от внешних причин, суициды, особенности алкогольного поведения и уровень алкогольных потерь; в). Анализ заболеваемости коренных народов на основании медицинской статистики и данных, полученных в ходе предыдущих исследований; г). Оценка степени социально-психологической адаптированности, субъективного восприятия психологического, социального и медицинского благополучия и установок самосохранительного поведения представителей коренных народов с использованием Теста Спилбергера-Ханина для оценки уровня личностной тревожности13; Методики оценки представлений о стабильности мира14; Методики самооценки социальной успешности и степени удовлетворенности своим социальным статусом.

II. Для анализа особенностей ценностно-смысловой сферы: а). Опросник Структуры Ценностей (PVQ) Ш. Шварца в адаптации Н. М. Лебедевой15; б) анализ этнографических описаний культуры и быта коренных народов; в) свободные описания этнических культур представителями коренных общностей; г) Опросник личностных стремлений Р.Эммонса16.

III. Для исследования проблем этнокультурной самоидентификации представителей коренных народов и оценки перспектив межэтнических отношений в регионах: а) Опросник этнокультурной самоидентификации и этнической толерантности17, ориентированный на диагностику когнитивных и эмоциональных аспектов этнической идентичности и установок межкультурного взаимодействия.

Оригинальность используемых подходов в данной исследовательской программе обусловлена следующими аспектами. Во-первых, в исследовании осуществляется сочетание количественных и качественных методов исследования, что позволяет выстроить оценить характер трансформаций личности, в частности, ценностно-смысловых структур в процессе модернизационных изменений.

Во-вторых, мы не ограничиваемся анализом эмпирических данных, но проводим сопоставление полученных данных с этнографическими источниками, описывающими особенности традиционной культуры исследуемых этнических общностей. Такая схема исследования дает наиболее полную картину трансформаций ценностно-ориентационной сферы в ходе модернизационных преобразований культуры и общества.

Так как данная работа обобщает целый ряд исследований, проводившихся в разные годы и по несколько различающимся в некоторых случаях программам, в ходе изложения результатов исследований будут даваться краткие комментарии относительно использованных методов и измеряемых показателей.
Итак, по сути, новая теория, которая смогла бы стать достойной альтернативой теории модернизации, в объяснении того, как может развиваться мир, так и не оформилась. Однако осталось не только понятие «модернизации» в научном лексиконе, но и реальные проблемы, сопряженные с модернизационными изменениями. Базовая проблема – трудности адаптации представителей «традиционных» культур к условиям современного общества.
Проблемы и перспективы социально-психологической адаптации

представителей «традиционных» культур в условиях модернизированного общества

Со временем становится очевидным, что модернизационные процессы не распространяются беспрепятственно. В ходе системной перестройки культуры складывается ситуация, когда активизируется действие новых факторов, неблагоприятных и для социальной группы, и для отдельной личности. Комплексное исследование, проведенное в Ханты-Мансийском АО продемонстрировало значительные изменения как медико-антропологических, так и психологических характеристик представителей традиционных обществ, происходящее в стрессовых ситуациях (табл.1).

Таблица 1. Показатели артериального давления, содержания глюкозы в сыворотке крови и тревожности в «традиционной» и «модернизированной» группах ханты и манси (р<0,05)

Социальная группа


«традиционная»

(n=26)


«модернизированная»

(n=29)


M

SD

M

SD

Систолическое давление

(mm Hg)


112.7

12.5

121.9

19.2

Диастолическое давление (mm Hg)

68.7

9.8

76.6

11.7

Концентрация глюкозы (mmol/l)

4.47

0.51

4.92

0.54

Тревожность


43.81

9.09

45.24

12.40

Каталог: data -> 777
data -> Программа дисциплины «Российский и мировой рынок pr»
data -> Программа дисциплины «Методы исследований в психологии и образовании»
data -> «высшая школа экономики»
data -> Методическая работа по аспектам Business English и Banking Transactions Список учебно-методических материалов 2007г
data -> «высшая школа экономики»
data -> Программа «Совершенствование преподавания социально-экономических дисциплин в вузах»
data -> Программа дисциплины теории личности для направления 030300. 62 «Психология»
data -> Программа дисциплины «Современные концепции личности»
777 -> Реферат по дисциплине "Введение в рекламу" на тему "Рекламное обращение"


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница