Механизмы взаимодействия социальной и генетической программ развития общества



Скачать 101.55 Kb.
Дата14.05.2016
Размер101.55 Kb.
Д. филос. н., проф. Н.Б. Оконская

Пермский государственный университет


Механизмы взаимодействия социальной и генетической программ развития общества

(на основе импринтинга)
На пороге третьего тысячелетия, в век информационного взрыва во многих традиционных проблемах философии и естествознания обнаруживаются белые пятна.

Рассматривая проблему социального и биологического в рамках интегральной концепции человека (1), попытаемся конкретизировать ее применительно к вопросу возможности (невозможности) наследования социальной программы через биологические (в том числе генетические) механизмы. До сих пор интегральная концепция человека оценивала эту сравнительно узкую проблему так же негативно, как и один из классиков советской генетики академик Н.П. Дубинин, по мнению которого социальная программа исключается из генетической памяти общества. Он пишет: «В свете современных данных по генетике человека очевидно, что не существует специальных генов для наследования таких социальных признаков, как преступность, проституция и т.п. ... социальная программа не записана в его генах и, тем не менее, выступает как внутренний фактор развития личности» (2). В концепции Н.П. Дубинина, Ю.Г. Шевченко, Т.В. Карсаевской и других советских ученых социальная программа определяет поведение человека, опираясь на генетические особенности, но эти особенности совершенно нейтральны в том смысле, что не испытывают на себе воздействия социальных изменений: «обозримая нами история будет вполне обеспечена существующими биологическими свойствами человека» (3).

Безусловно, нельзя не признать правоту идей Н.П. Дубинина об отсутствии прямого наследования детьми моральных качеств личности родителей, т.е. слишком легком решении сложнейших вопросов социальных процессов, формирующих дифференциацию личностной структуры общества. Но если не придавать данной позиции всеобщего значения, то необходимо поставить вопрос: не чрезмерно ли категоричны выводы о независимости социальной программы от ее генетической основы?

В диалектике двух сторон эволюции общества следует выделить два плана: абсолютный и относительный. В абсолютном плане генетическая программа не зависит от социальной и является самостоятельной, ибо подчинена собственным законам. В относительном - генетическая программа зависит от социальной. Относительность этой зависимости проявляется в том, что она носит не непосредственный, а опосредованный (через экологию, через физиологический, популяционный, этологический уровни жизнедеятельности человечества) характер. Изменчивость генофонда общества проявляется не одномоментно и не индивидуально, она не может быть зафиксирована в рамках небольших интервалов времени, в небольших группах людей, она имеет всеобщий, или общечеловеческий характер, проявляющийся в особенном и индивидуальном. Скрытые, медленные, глубинные изменения, как правило, имеют более существенные последствия и рождают в эволюции такие «тектонические» сдвиги, которые могут, образно говоря, перевернуть привычную Логику истории и стать препятствием социальной эволюции вообще.

Что же мешает пониманию интеграции сторон (программ) в органическую целостность? Мешает отсутствие легко фиксируемой фактологии, показывающей закрепление социальных изменений в генетике человека, и недоработанность Логики интегративного анализа. Интеграция - это не ослабление взаимодействия сторон и элементов, не вытеснение одной для интересов другой, а это становление новых форм и механизмов более полного интенсивного и непрерывного взаимодействия, при котором качества низших уровней приобретают новые свойства, не утрачивая, а нередко скрывая (но и углубляя) старые. Пока же проблема интеграции в социуме все еще сохраняет налет «социологизаторства», ибо легче «обнаружить» отсутствие чего-либо, чем увидеть новые детали в стыковке традиционно известных дифференцированных сторон. Чем интегрированнее, целостнее система, тем труднее с помощью логического скальпеля - без «микроскопа» - обнаружить в ней детали знакомых, но сейчас невидимых частей.

Нередко отрицание обратного воздействия социальной программы на биофонд человечества - это в определенном смысле попытка логически вырвать человека из законов биосферы из-за негативного развития эко- и техносистем. Но даже если теоретически разорвать среду и организм, генофонды вида, популяций и индивида, то все эти взаимодействия в обществе сохранятся, хотя и уходят вглубь под давлением нередко насильственной социальной программы. Напомним, что эти аргументы пока еще мало интересны и не привлекают внимания и симпатий ученых, потому что социологизаторский подход экономически выгоден, так как статистически значимые генетические исследования популяций в обществе требуют больших затрат, а (и это самое главное) социальные науки по объекту своего исследования и его направленности не дают доказательных фактов о механизме влияния социума на генетический фонд общества. В этой связи здесь в настоящее время открыто свободное поле для философии, а философский анализ, освободившись от остаточных форм социологизаторства, может предложить вариант возможного механизма закрепления и аккумуляции социальных процессов в генетической памяти человека в виде аналога или гипотезы. Функции обоюдной интеграции принадлежат, на наш взгляд, импринтингу.

Импринтинг - парадоксальное сложнейшее свойство не забывать, т.е. запечатлевать навсегда все воздействия внешнего мира, и одновременно это свойство забывать или как бы «запечатывать» информацию. Так, человеку невозможно вспомнить ряд событий детства, понять и установить где, когда эта информация получена, в чем ее смысл. Но именно «запечатывание» информации свидетельствует о том, что многие знания, образы, ощущения детства и экстремальных ситуаций у взрослых записаны в нейронной структуре мозга на особом, т.е., возможно, и генетическом клеточном и внутриклеточном уровнях.

В мире живого через импринтинг осуществляется единство отражательной функции рода (или вида) и индивида. Генетический код поведения животных, насекомых, рыб и т.д. записан и имеет всеобщее содержание для вида, т.е. его нельзя отменить. Вместе с тем каждое живое существо, каждый индивид в период онтогенеза на основе импринтинга получает массу «информации», записываемой на индивидуальную «перфокарту», и эта запись путем естественного отбора частично передается и накапливается в видовой генетической программе. Иначе говоря, без импринтинга адаптация как механизм приспособления не могла бы иметь места, а тем более видообразования. В этом смысле сам генофонд вида - это синтез, накопление всех новаций в общении с миром, которые оказались закреплены в индивиде через импринтинг (4). Если при изучении животных установлено, что законы наследственности и изменчивости связаны, вернее, соприкасаются с законами (с механизмом) импринтинга, то они пока еще слабо фокусируются на вопросе о роли этого способа отражения во всем его объеме применительно к обществу. Не подменяя естественнонаучных изысканий, можно прибегнуть к ряду теоретических предположений. Но если мы хотим освободиться от пут скрытого социологизаторства и найти путь к интегральному видению эволюции человечества, нужны некоторые уточнения в традиционные схемы использования понятий.

- Биология человека не исчерпывается генетической программой человека и человечества.

- Взаимодействие природной среды, физиологических процессов человека и генетического кода осуществляется опосредованно, через естественный отбор.

- Под влиянием, механизма импринтинга происходит возрастание роли таких внешних факторов эволюции, как природная среда, сам по себе естественный отбор.

- Опосредованность является важной особенностью социальной эволюции.

- Импринтинг - запечатление внешних факторов, в том числе прямых социальных условий и процессов, в виде слепка, снимка этих воздействий в поведении человека, однако этот снимок носит внутренний характер и виден лишь исследователю-профессионалу.

Практически все механизмы биологической жизни опосредуются социальной программой, именно поэтому социум вплетен в естественную жизнь человека. Это и внутриутробный импринтинг (музыка, речь, болезни и агрессия матери, ее стрессы, т.п.), далее - запечатление первых форм (лиц), а к 5 годам - полный набор элементов социальной программы, вне какой бы то ни было значимой критичности в восприятии. Одновременно начинает действовать социальный отбор на уровне онтогенеза и естественный отбор на популяционном уровне.

Импринтинг, с точки зрения общефилософского подхода в целом и системного, в особенности, представляет собой некое загадочное свойство, принадлежащее взаимоотношению двух и более сторон системы. Как известно, отношение порождается внутренними свойствами взаимодействующих или взаимосвязанных сторон, но само оно не принадлежит ни одной из них. В нашем исследовании сделана попытка представить импринтинг неким третьим началом, кажущимся достаточно эфемерным, ибо оно ускользает от непосредственного субстратного анализа, однако обладает способностью становиться в целостной системе более или менее самостоятельным процессом с собственным содержанием и собственными закономерностями.

Придерживаясь в целом концепции включения и сохранения высшим интегрированным целым содержания (эволюционно значимого) всего, что накоплено досоциальными предыдущими уровнями, целесообразно сделать вывод о том, что импринтинг также присутствует и в жизнедеятельности человека и общества и является для него эволюционно значимым способом аккумуляции содержания. Так, благодаря импринтингу система поведения человека (сложно опосредованная и скрытая от контроля разума) постоянно накапливает информацию: образы, ощущения, представления, установки и т.д.

В логике концепции абсолютной самодостаточности генетической программы ее независимость от социальной программы явно преувеличена. Отделив физиологические, психофизиологические, экологические и т.д. цепочки зависимостей от социальной среды, нельзя увидеть и генетические сдвиги в социуме как эволюционирующей системе, ибо генетические сдвиги (при пока еще ослабленной форме знаний о геноме человека на собственно генетическом, языке) ускользают от внимания ученых, рассматривающих проблему системного характера биологической эволюции человека. На наш взгляд, эту пока ускользающую информацию можно аккумулировать благодаря более пристальному вниманию к механизмам такого типа, как импринтинг, это внимание будет носить пока гипотетический характер.

Сложность биологии человека и общества должна быть описана как сложенность двух содержаний. Это содержание всех признаков, процессов, законов, присущих биосфере или всему живому вообще, и плюс новое содержание (опять-таки биологического плана), возникшее в обществе при его опосредовании социальными процессами.

Законы опосредования, по нашему мнению, содержат еще один важный элемент, не замечаемый из-за привычных заблуждений или стереотипов мышления. Опосредования «снизу», от биологии, или «сверху», от социума, есть отпечатывание той и другой программы в чужом материале (субстрате). Этот отпечаток имеет знаковую форму и достаточно легко воспринимается и фиксируется нами. Но отпечатывание, отражение в чужом материале не есть преобразование этого материала, т.е. биологическая программа, запечатлев социальную, не меняет, а лишь обогащает свою природу, и наоборот. Отражение одного в другом помогает отслеживать последствия их взаимодействия, помогает науке и практике в построении сложной программы научного (ноосферного) управления эволюцией нашей истории.

Нам представляется, что у общества всегда был и есть способ использования импринтинговой информации через обратный ход, т.е. из генетической программы в социальную и обратно. Это язык. Вербальное кодирование информации (5) является вторым уровнем, аналогичным генетическому кодированию содержания отражаемых процессов.

Язык - это в известном смысле всеобщий импринтинг, всеобщая социальная память, обладающая свойствами сохранения, накопления, воспроизводства и т.д., в отличие от биологической стадии импринтинга. В данной связи уместно напомнить только некоторые особенности языка, позволяющие сопоставить его с генетической памятью вообще, импринтингом в частности. Язык - это информационная кодовая система, созданная всем человечеством и доступная для воспроизводства и использования каждым человеком в отдельности, в том числе и для нужд идентификации неповторимого внутреннего мира, человеческой индивидуальности. Если генетическая память не может быть вынесена вне индивида для всеобщего употребления по воле и принуждению законов общества, то язык подчинен логике развития общества, он отражает эту логику, запечатлевая ее в своей структуре и смыслах. Он же и обогащает эту логику. Однако без импринтинговой памяти язык не мог бы возникнуть! Столь успешное овладение языком именно в детстве свидетельствует о его импринтинговом происхождении. Взрослые достигают совершенства в овладении языком гораздо труднее потому, что импринтинговый механизм у взрослых, вероятно, постепенно атрофируется, сохраняя некоторую мощность лишь в условиях сверхэкстремальных ситуаций или длительного тренинга.

Главное, что связывает два уровня кодирования информации, получаемой индивидом через импринтинг и язык, - это ее запечатанность, которая снимается в первом случае с помощью медико-биологического воздействия, а во втором - через специальные научно-лингвистические приемы и интуитивно-психологические изыски. Например, само слово «импринтинг» сохраняет свое основное глубоко скрытое содержание и в переводе, и в оригинале: печать, слепок, снимок; закрытость, запечатанность; способность находиться внутри, а не вне субъекта, печатающего (создающего) копию.

Безусловно, не каждое слово, взятое изолированно, обладает столь стройной логикой. Однако в системном виде все знаки языка запечатлевают смысл, суть информации, который в свою очередь запечатлевается в интеллекте каждого индивида и каждой социальной группы, изучающих язык.

Таким образом, импринтинг - это один из механизмов, который, на наш взгляд, обеспечивает стыковку биологического и социального. Это диалектический парадокс отражательной способности человека, состоящий в невозможности забыть воздействие среды (фона) и одновременно невозможность вспомнить его воздействие согласно волевому приказу.

* * *

1. Генетическая программа в известном смысле есть не что иное, как видовой (всеобщий) импринтинг, где цепь взаимодействий живого с неживым и друг с другом запечатлена, записана в генах. Особь, индивид, популяция, накапливая новое содержание в течение индивидуальных прижизненных контактов, записывает их в обычаях, традициях, навыках и т.д., одновременно имеет способность записывать в индивидуальной и групповой импринтинговой памяти все имеющие значение для жизни воздействия среды через механизм импринтинга. Жизнь животных насекомых и т.д. удивительно целесообразна потому, что все накопления ощущений, контактов и т.д. (в обобщенном виде - информации) не исчезают бесследно, а, обладая «техникой» нейронной, а возможно, внутриклеточной наследственности, путем естественного отбора постепенно включаются в генофонды видов и популяций.



2. Теоретический разрыв между социальной и генетической программами в науках XX в. объясним отсутствием знаний о механизмах их взаимодействия и неполным использованием логического аппарата, необходимого для понимания взаимодействия элементов интегрального целого, в том числе интегральной концепции человека. Суть социологизаторства в настоящее время состоит в признании (в завуалированной форме) неполноты действия законов биологии в развитии человечества.

3. Признание импринтинга в качестве механизма наследования опыта (в том числе и социального) поколений имеет разностороннее практическое значение, направляя исследование на изучение дифференциации личностной структуры общества, ее внутренних, возрастных, половых, региональных и т.д. оснований и признаков. Соответственно необходимы новации в содержании дошкольного обучения, медицинской и юридической практике, в исследовании психологии детства и т.д.

______________________________

1. Орлов В.В. Материя, развитие, человек. Пермь, 1974.

2. Дубинин Н.П., Шевченко Ю.Г. Некоторые вопросы биосоциальной природы человека. M., 1976. С. 23 - 24.

3. Там же, с. 24.

4. Лоренц К. Кольцо царя Соломона. M., 1978. С. 70-104; Его же. Год серого гуся. М., 1983. С. 73 ,85, 131.

5. Его же. Агрессия (так называемое «зло»). М., 1994. С. 64, 67, 68.



© Н.Б. Оконская, 2001

Каталог: psu -> files -> 1634
1634 -> Научный анализ феномена «массовое сознание»
files -> Будущее клинической психологии
files -> Тезисы Всероссийской научно-практической конференции по клинической психологии 27 апреля 2007 года под редакцией
files -> Феноменология познания эмоций другого человека в связи с особенностями темперамента познающего
files -> Будущее психологии
files -> Сравнительный анализ феноменологии самопознания эмоциональных явлений у онкобольных и здоровых женщин
files -> Творческие мастерские
1634 -> В. П. Безручко
1634 -> Научная социальная философия – основа интеллектуального потенциала общества
1634 -> Социальное познание (поиски и перспективы)


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница