Minima Сергей Эйзенштейн Дисней «Ад Маргинем Пресс»



Скачать 331.5 Kb.
Pdf просмотр
страница3/3
Дата13.05.2018
Размер331.5 Kb.
1   2   3

Дисней


I


<Алма-Ата> 16.XI.1941

Начать так:
«Творчество этого мастера есть the greatest contribution of the American people to art –
величайший вклад американцев в мировую культуру».
Десятки и десятки газетных вырезок, варьирующих это положение на разный лад, сып- лются на удивленного мастера. Все они из разных высказываний, в разной обстановке, раз- ным газетам, через разных журналистов. И все принадлежат одному и тому <же> человеку.
Русскому кинематографисту, только что высадившемуся на североамериканский материк.
Впрочем, подобные вести опережали его еще из Англии. Там он впервые и в первый же день вступления на британскую почву жадно бросился смотреть произведения того, кого он так горячо расхваливает во всех интервью. Так, задолго до личной встречи, устанавливаются дружественные отношения между хвалимым и хвалящим. Между русским и американцем.
Короче – между Диснеем и мною. При личной встрече встретились, как старые знакомые.
Тем более что и он знал нас по картинам.
Молодой, в маленьких усиках. Очень элегантный. Я сказал бы, танцевально-элегант- ный, он чем-то неотразимо похож на своего героя. В Микки есть такое же изящество, сво- бода жеста, элегантность. Ничего удивительного!


С. М. Эйзенштейн. «Дисней»
10
Как выясняется – метод таков. Дисней проигрывает лично «партию», «роль» Микки для того или иного фильма. Кругом десяток-другой его художников, налету схватывающих уморительные ракурсы позирующего и играющего шефа. И бесконечно живые и жизнен- ные, только потому и заразительные через всю гиперболизацию рисунка, что взяты с живого человека, – заготовки для мультипликации готовы. Не менее живой Волк. Медведь. Пес –
партнер-грубиян изысканного Микки – тоже не случайно опять-таки так полон жизни: он с двоюродного брата Уолта, в отличие от него – тяжеловатого, грубоватого, угловатого.
Мы бродим по его крохотной студии, далекой-далекой в те годы от центра голливуд- ской суеты и жизни. Поражаемся скромности оборудования при колоссальном размахе про- изводительности. 52 «Микки» в год
1
, да плюс штук 12 «Silly Symphonies» (куда входит неподражаемый по комизму «Dance macabre»
2
со скелетами, играющими на ксилофонах соб- ственных ребер!). Удивляемся слаженности коллектива. Слаженности техники. И в особен- ности тому, что звучание делается в Нью-Йорке, куда отсылаются по точнейшей партитуре музыки точнейше размеченные ролики заснятого движения рисунков. Никакого последую- щего импрессионизма. Пластические видения Диснея, вторящие звукам, схвачены априори.
Взяты в тиски строжайшего пластического и временного учета. Осуществлены. Слажены десятками рук его коллектива. Отсняты в безупречные ролики, несущие очарование, смех и изумление его виртуозности по всему земному шару.
Мне иногда бывает страшно глядеть на его вещи. Страшно от какого-то абсолютного совершенства в том, что он делает. Кажется, что этот человек не только знает магию всех тех- нических средств, но что он знает и все сокровеннейшие струны человеческих дум, образов,
мыслей, чувств. Так действовали, вероятно, проповеди Франциска Ассизского. Так чарует живопись Фра Беато Анджелико. Он творит где-то в области самых чистых и первичных глубин. Там, где мы все – дети природы. Он творит на уровне представлений человека, не закованного еще логикой, разумностью, опытом. Так творят бабочки свой полет. Так рас- тут цветы. Так удивляются ручьи собственному бегу. Так очаровывает Андерсен и Алиса в стране чудес. Так писал Гофман в светлые минуты. Такой же ток переливающихся друг в друга образов. Архивариус Линдхорст – и он же король эльфов и т. д. Одна из самых удиви- тельных вещей Диснея – «Подводный цирк». Какую нужно иметь чистоту и ясность души,
чтобы сделать его. В какие глубины нетронутой природы нужно вместе с пузырьками и ребя- тами, похожими на пузырьки, нырнуть, чтобы приобрести такую абсолютную свободу от всех категорий, всех условностей. Чтобы быть, как дети.
Последней строкой, начертанной рукою Гоголя, была: «Аще не будете яко дети, не вни- дете в Царствие Небесное».
И Чаплин инфантилен. Но это постоянный, мучительный и где-то в основе все время трагический стон об утерянном золотом веке детства. Эпос Чаплиниады – это «Потерянный
Рай» сегодняшнего дня. Эпос Диснея – это «Возвращенный Рай». Именно Рай. На земле неосуществимый. Лишь рисунком создаваемый. Это не нелепость столкновения детских концепций чудака со взрослою действительностью. Комизм несовместимости того и дру- гого. И грусть по раз навсегда утраченном: человеком – детства, человечеством – золотого века, ушедшего безвозвратно для тех, кто хочет его вернуть из прошлого, вместо того чтобы создать его в лучшем социалистическом будущем. Дисней – и недаром он рисованный – это полный возврат в мир полной свободы – недаром фиктивной – свободной от необходимости
– на другом – первичном ее конце.
Незабвенным символом всего его творчества стоит передо мною семья спрутов, став- ших на четыре ноги, играя пятой – хвост – и шестою – хобот. Сколько в этом… воображае- мого! – божественного всемогущества! Какая магия переустроения мира по фантазии своей


С. М. Эйзенштейн. «Дисней»
11
и произволу! Мира фиктивного. Мира линий и красок. Которому приказываешь покоряться,
видоизменяться. Говоришь горе – сдвинься, и она сдвигается. Говоришь спруту – будь сло- ном, и спрут становится слоном. Говоришь солнцу: «Стой!» – и солнце стоит.
Кажется, видишь, как рождался образ героя, останавливающего солнце у тех, кто был беспомощен даже укрыться от него и обречен всем своим хозяйством на милость солнца.
И видишь, как рисованная магия переустроения мира должна была родиться на самой вер- хушке общества, поработившего природу вконец, – именно в Америке. Где вместе с этим человек стал еще беспощаднее, чем в каменный век, еще более обреченным, чем в века дои- сторические, еще более порабощенным, чем в эпоху рабовладельческого общества
3
Дисней – это дивная колыбельная – lullaby – для страждущих и обездоленных, угне- тенных и ограбленных. Для тех, кто связан часами труда и регламентированными минутами передышек, математической точностью времени, чья жизнь разграфлена центом и долларом.
Чья жизнь разделена на квадратики, как шахматная доска, с тою лишь разницей, что конь ты или тура, ферзь или слон – на этой доске возможен только лишь проигрыш. И с того еще, что на ней черные квадраты не чередуются с белыми, но и те, и другие изо дня в день защитно-серого цвета. Серые, серые, серые. От рождения и до смерти. Серые квадраты квар- талов. Серые каменные мешки улиц. Серые лица безостановочной сутолоки. Серые пустые глаза тех, кто навсегда обречен неумолимому ходу закономерностей, не ими установленных,
закономерностей, членящих душу, чувства, мысли, как расчленяют туши свиней конвейеры чикагских боен и собирают в механические организмы отдельные сочленения < автомоби- лей > конвейеры Форда. Вот почему фильмы Диснея горят красками. Как узоры на нарядах народов, лишенных красок в природе. Вот почему безбрежна в них фантазия, ибо фильмы
Диснея – это бунт против расчлененности и узаконенности, против мертвенности и серости.
Но бунт – лирический. Бунт – мечтанием. Бесплодным и лишенным последствий. <Это> не те мечтания, которые, скопляясь, порождают действие и поднимают руку на осуществление мечты. Но те «сны золотые», в которые уходишь, как в иные миры, где все иное, где свобо- ден от всех оков, где можешь балагурить, как, кажется, балагурила сама природа в веселых веках становления, когда сама выдумывала курьезы, достойные Диснея: нелепого страуса рядом с логичной курицей, невозможного жирафа рядом с благонамеренным котом, кенгуру,
пародирующего будущую мадонну!


С. М. Эйзенштейн. «Дисней»
12

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».
Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.
Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal,
WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Document Outline

  • К публикации исследования Сергея Эйзенштейна об Уолте Диснее
  • Дисней
    • I
  • Конец ознакомительного фрагмента.


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница