Министерство здравоохранения и социального развития



страница11/34
Дата21.05.2016
Размер5.84 Mb.
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   34

1311 Орлов+


УДК: 616.833-006-07

© А.Ю. Орлов, Г.С. Кокин, Р.Г. Даминов, Д.Ю. Комков, К.Ш. Беришвили, 2010



Методы обследования больных с опухолями периферических нервов

А.Ю. Орлов, Г.С. Кокин, Р.Г. Даминов, Д.Ю. Комков, К.Ш. Беришвили

Российский научно-исследовательский нейрохирургический институт им. проф. А.Л. Поленова, Санкт-Петербург, Россия
Орлов А.Ю., Кокин Г.С., Даминов Р.Г., Комков Д.Ю., Беришвили К.Ш. Методы обследования больных с опухолями периферических нервов // Профилактическая и клиническая медицина. – 2010. - № 2 (35). – С.

Федеральное государственное учреждение Российский научно-исследовательский нейрохирургический институт им.проф. А.Л. Поленова (ФГУ РНХИ им.проф. А.Л.Поленова). Россия, 191014, Санкт-Петербург, ул. Маяковского, д. 12, тел./факс: 8(812)275-56-03, e-mail: iakovenko@rambler.ru

Резюме: Работа была проведена в ФГУ РНХИ им. проф. А.Л.Поленова. Она основана на обследовании и лечении 284 пациентов с опухолями периферической нервной системы. В процессе работы выработан комплекс обследования больных. Он включал клиническое, электрофизиологическое, ультразвуковое, магнитно-резонансное исследования. Показаны позитивные и негативные стороны и целесообразность проведения этих исследований у пациентов с опухолями периферической нервной системы перед оперативным лечением.

Ключевые слова: опухоль периферического нерва; нерв; обследование больных.


По данным литературы, при опухолях периферических нервных стволов конечностей правильный дооперационный диагноз ставится только в половине случаев. В связи с этим для клиницистов первостепенное значение имеет правильная и наиболее полная диагностика данной патологии. В литературе, несмотря на многообразие различных методов диагностики, недостаточно полно отражен комплекс обследования больных с опухолями периферических нервов (ОПН) конечностей.

Цель исследования. Анализ достоинств и недостатков различных методов исследования, применяемых при обследовании больных с опухолями периферических нервов, и разработка оптимального комплекса обследования больных с указанной патологией.

Материал и методы исследования. Предложенный в РНХИ им. проф. А.Л. Поленова комплекс обследования больных с указанной патологией, основан на всестороннем обследовании и лечении 284 больных с ОПН конечностей и включает: клинико-неврологическое; электрофизиологическое обследование: электродиагностика, электромиография (ЭМГ); ультразвуковое исследование (УЗИ); магнитно-резонансную томографию (МРТ).

Результаты исследования и их обсуждение. При клинико-неврологическом обследовании тщательно собирали анамнез, обращали внимание на факт возникновения болевого симптома, момент начала ощущения (пальпирования) новообразования, разность, которая происходила между этими двумя фактами. Важное значение имели осмотр и пальпация пациента с целью выявления локальной болезненности, ощущения новообразования, ее подвижность, смещаемость по полюсам, пальпаторное определение границ опухоли и ее консистенция, симптом Тинеля [2, 3, 7].

Для определения степени нарушения проводимости нервных стволов, пораженных опухолью, использовали классическую электродиагностику, исследование кривой «интенсивность-длительность», электромиографию, стимуляционную электромиографию, оценку потоотделения. Для определения локального кровотока использовали определение кожной температуры, тахоосцилографию, реактивную гиперемию.

В настоящий момент такие методы, как оценка потоотделения, определение локального кровотока, определение кожной температуры, тахоосцилография, реактивная гиперемия, в отделении практически не используются ввиду значительной трудоемкости, устаревшего оборудования, недостаточной информативности и неоднозначной трактовки результатов.

Метод классической электродиагностики, использовавшийся до появления электромиографии и лучевых методов диагностики, применялся для выявления изменений порога проводимости нерва в виде количественных изменений или (частичной, полной) реакции перерождения мышц. Определение денервации мышц основано на определении возбудимости аксона, т.е. минимальной степени активации мышцы при приложении к ней импульсного тока. Контроль минимальной активации мышцы осуществлялся визуально, приложение тока - в двигательной точке мышцы. Минимальная сила тока при максимальной длительности (300 мс). В настоящее время оценка кривой «сила-длительность» проводится реже по ряду причин [1, 2, 9]:

1. Метод основан на субъективном критерии активации мышцы (визуальный).

2. Значительная трудоемкость исследования.

3. Неоднозначность трактовок результатов, так как при частичном сохранении непораженных нервных волокон в нерве кривая «сила-длительность» будет представлять сумму возбудимости пораженных и непораженных волокон.

4. Достаточная инерционность изменений кривой при оценке реиннервации, по сравнению с игольчатой ЭМГ.

5. Отсутствие современных приборов для проведения исследования. Используемый ранее прибор УЭИ-1 основательно устарел морально и физически, так как вьпуск его прекратился уже более 15 лет назад.

6. Классическая электродиагностика позволяет оценивать возбудимость только низкопороговых, низкомиелинизированных волокон. Принимая во внимание тот факт, что аксоны высокомиелинизированных волокон поражаются при утрате связи с телом нейрона раньше немиелинизированных (низкопороговых) [3], можно утверждать, что метод оценки параметров М-ответа является более чувствительным, чем классическая электродиагностика.

Электронейромиография (ЭНМГ) - метод регистрации и изучения биоэлектрической активности мышцы в покое и при произвольном напряжении. В более широком смысле термин электромиографии включает все виды миографических методик (глобальную ЭНМГ, игольчатую ЭНМГ и стимуляционные методики).

ЭНМГ в совокупности с клиническими данными позволяет решать ряд диагностических задач:

1. Выявление локализации поражения.

2. Определение степени выраженности нарушенных функций (полное или частичное нарушение проводимости).

3. Определение стадии и характера патологического процесса (денервации, реиннервации).

Поверхностная (глобальная, накожная, или суммарная ЭМГ) - это метод регистрации и изучения биопотенциалов мышц в покое и при произвольном напряжении путем отведения биоэлектрической активности поверхностными электродами с кожной поверхности над двигательной точкой. Этот метод является неинвазивным и безболезненным, позволяет оценивать электрическую активность мышц глобально, т.е. суммарно.

Игольчатая (или локальная ЭМГ) - метод регистрации и изучения биоэлектрической активности двигательных волокон и двигательных единиц мышцы с помощью игольчатых электродов в покое и при произвольном напряжении. Метод является инвазивным и болезненным, однако позволяющим определять такие механизмы работы нервно-мышечного аппарата, которые плохо выявляются поверхностной ЭМГ.

Стимуляционная ЭМГ - метод регистрации и изучения биоэлектрической активности мышц, вызванной активацией нерва на протяжении или рецепторов нейронов электрическим или механическим стимулом. Регистрация вызванной (стимуляцией) активности мышцы осуществляется либо накожными, либо игольчатыми электродами, в зависимости от задачи исследования, глубины залегания мышцы и необходимости исключить активность наведения с соседних мышц [5].

Важным недостатком электрофизиологических методов (электродиагностики и ЭНМГ) диагностики является то, что при их использовании нет возможности охарактеризовать и визуализировать взаимоотношения объемного образования с нервным стволом и окружающими тканями, что важно для решения вопроса о проведении оперативного лечения.

Визуализировать опухоль, установить взаимоотношения ее с нервным стволом и окружающими тканями позволяют ультразвуковое исследование и магнитно резонансная томография.

УЗИ − достаточно распространенный метод диагностики. Он дает возможность визуализировать объемное образование и изучить топографоанатомическое отношение опухоли и окружающих тканей.

Использование современных ультразвуковых сканеров с высокочастотными датчиками с частотой 7-17 МГц позволяет достаточно быстро и неинвазивно получить изображение непосредственно нервных стволов и опухоли. В процессе сканирования оценивают анатомическую целость нервного ствола, его структуру, четкость контуров опухоли и нерва, состояние окружающих тканей [4, 12].

Ультразвуковое изображение опухоли нервного ствола - это обычно анэхогенное образование, не всегда однородной эхогенности. Учитывая особенности анатомического строения опухоли и ее расположение внутри нервного ствола, картина опухоли будет иметь округлую или овальную форму с ровными контурами и четкими границами. Иногда можно визуализировать веретенообразную форму, при которой видно распространение опухоли по нервному стволу. Использование режима цветового дуплексного картирования позволяет выявить наличие собственных сосудов опухоли, а также определить взаимоотношение пораженного нерва с рядом лежащими магистральными сосудами. Если при эхолокации определяются нечеткие границы опухоли, инвазивность взаимоотношений с окружающими тканями и сосудами, то можно предположить злокачественный характер новообразования [4, 12].

Кроме простоты использования, дешевизны и достаточно легкой доступности, ультразвуковой метод диагностики имеет еще одно очень важное преимущество – возможность его использования по ходу операции. Так, при относительно небольших размерах опухоли и относительно плохой ее дифференцировке по ходу нерва возможно провести контактное УЗИ. Благодаря этому хирург получает возможность более четко определить границы опухоли по ходу нервного ствола. В нашей работе интраоперационная УЗИ-навигация использовалась неоднократно.

К недостаткам метода следует отнести то, что визуализация непораженных нервных стволов обычно является затрудненной, т.е. на здоровой конечности нерв трудно дифференцируется среди мышечной ткани. Для более четкой его визуализации приходится использовать датчики с более высокой частотой излучения. Однако, исходя из физики метода, чем выше частота излучения датчика, тем меньше проникающая способность ультразвукового луча в ткани. Таким образом, высококачественное изображение можно получить только с поверхностно расположенных объектов, или в том случае, если визуализируемый объект имеет достаточно большие размеры.

Магнитно-резонансная томография имеет большие преимущества перед другими методами исследования, такие как возможность многоплоскостного исследования, отсутствие ионизирующего излучения, отсутствие артефактов от костных структур. С помощью современных аппаратов МРТ и специальных программ удаётся получить информацию не только об окружающих опухоль тканях, но и о самих нервных структурах.

Применение МРТ [6] позволяет оценить анатомо-топографические соотношения нервных стволов с крупными сосудами и окружающими тканями, решить дифференциально-диагностические задачи, в том числе, выявить объемное образование и предположить гистологическую структуру опухоли.

При МРТ возможно определять место новообразования, его воздействие на нервный ствол, его протяженность, сравнивать патологически измененные участки с противоположной интактной стороной. Очень удобно в практическом применении для улучшения качества визуализации использование программ с подавлением сигнала от жира [8, 10, 11].

МРТ периферических нервов, наряду с данными клинико-неврологического и электрофизиологического методов обследования, позволяет уточнить диагноз, выработать показания и противопоказания к проведению хирургического лечения, избрать наиболее оптимальный доступ и объём хирургического вмешательства.

Заключение. Для постановки правильного диагноза и определения показаний, тактики лечения у больных с опухолями периферических нервов на дооперационном этапе целесообразно выполнять:

1. Клинико-неврологическое обследование.

2. Электронейромиографию.

3. Ультразвуковое исследование.

4. Магнитно-резонансную томографию.

Список литературы

1. Берснев В.П. Классическая электродиагностика и определение кривой «интенсивность—длительность» при повреждении нервов / В.П. Берснев // Методические рекомендации. - Л., 1974. - 23 с.

2. Григорович К.А. О диагностике и хирургическом лечении неврином спинномозговых нервов / К.А. Григорович // Теория и практика хирургии: Труды ЛСГМИ. - Т. 57. - Л., 1960. - С. 308-319.

3. Григорович К.А. Хирургическое повреждение нервов / К.А. Григорович. - Л.: Медицина, 1981. – 302 с.

4. Еськин Н.А. Эхография нервов, сухожилий и связок / Н.А. Еськин [и др.] // SonoAce International. - 2005. - № 13. - С. 82-94.

5. Команцев В.Н. Методические основы клинической электронейромиографии / В.Н. Команцев, В.А. Заболотных. - СПб.: 2001. – 349 с.

6. Коновалов А.Н. Магнитно-резонансная томография в нейрохирургии / А.Н. Коновалов, В.Н. Корниенко, И.Н. Пронин. – М.: Видар, 1997. – 472 с.

7. Попелянский Я.Ю. Болезни периферической нервной системы / Я.Ю. Попелянский. – М.: Медицина, 1989. – 275 с.

8. Abernathy C.D. Surgical management of giant sacral schwannomas / C.D. Abernathy, B.M. Onofrio, B.W. Scheithauer, P.C. Pairolero // J. Neurosurg. - 1986. – Vol. 65. – P. 286-295.

9. Burger P.C. Tumors of the central nervous system. Atlas of Tumor Pathology, 3rd series, Fascicle 10 / P.C. Burger, B.W. Scheithauer. - Washington, D.C.: Armed Forces Institute of Pathology, 1994. – 650 р.

10. Elston D.M. Schwannoma with sweat duct differentiation / D.M. Elston, W.F. Bergfeld, C.V. Biscotti, J.T. McMahon // J. Cutan. Pathol. – 1993. – Vol. 20. – P. 254-258.

11. Peer S. High-Resolution Sonography of the Peripheral Nervous System / S. Peer, G. Bodner // Springer, 2003. - 140 p.

Сведения об авторах:

Орлов Андрей Юрьевич – кандидат медицинских наук, заведующий вторым нейрохирургическим отделением ФГУ РНХИ им.проф. А.Л. Поленова, тел. раб.: 8(812)272-26-03, e-mail: orloff-andrei@mail.ru

Кокин Геннадий Семенович - кандидат медицинских наук, руководитель второго нейрохирургического отделения ФГУ РНХИ им.проф. А.Л. Поленова, старший научный сотрудник раб.: 272-26-03.

Даминов Рафаил Габдулхаевич – научный сотрудник ФГУ РНХИ им.проф. А.Л. Поленова, тел.: 272-26-03.

Комков Денис Юрьевич - кандидат медицинских наук, старший научный сотрудник ФГУ РНХИ им.проф. А.Л. Поленова, тел.: 272-26-03.

Беришвили Кахабер Шотаевич – врач-невролог, аспирант ФГУ РНХИ им.проф. А.Л. Поленова, тел.: 8-921-400-86-05.

Материал поступил в редакцию 13.04.2010 г.

1278 Гренкова+

УДК: 618.146/.17-07

© Ю.М. Гренкова, М.М. Сафронова, 2010
Современные подходы к диагностике заболеваний шейки матки в постменопаузе

Ю.М. Гренкова, М.М. Сафронова

Санкт-Петербургская медицинская академия последипломного образования, Санкт-Петербург, Россия
Гренкова Ю.М., Сафронова М.М. Современные подходы к диагностике заболеваний шейки матки в постменопаузе // Профилактическая и клиническая медицина. – 2010. - № 2 (35). – С.

Государственное образовательное учреждение дополнительного профессионального образования «Санкт-Петербургская медицинская академия последипломного образования Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию» (ГОУ ДПО СПб МАПО Росздрава). Россия, 191015, Кирочная ул., д. 41, тел.: 8(812)272-52-06, факс: 8(812)273-00-39. Эл. адрес: admin@maps.spb.ru

Резюме: Проводилось комплексное обследование женщин в постменопаузе, включающее в себя, помимо общепринятых методов, ультразвуковое исследование органов малого таза с прицельной оценкой состояния шейки матки. Наши данные свидетельствуют о различии ультразвукового изображения шейки матки в норме, в зависимости от длительности постменопаузы. Обследована 91 женщина в постменопаузе. Среди них в 59,3% случаев диагностирован эндоцервицит. Были выявлены ультразвуковые признаки эндоцервицита у женщин в постменопаузе.

Ключевые слова: эндоцервицит; постменопауза; ультразвуковое исследование.


В последние годы в России наблюдается неуклонный рост инфекционно-воспалительных заболеваний влагалища и шейки матки, из них 73,2% составляют эндоцервициты [1]. Через 10 лет после прекращения менструаций «постменопаузальный атрофический вагинит» наблюдается у 75% женщин [2]. В постменопаузе не наблюдается тенденции и к уменьшению воспалительных заболеваний шейки матки (ШМ), несмотря на снижение половой активности, что можно объяснить наличием воспалительных заболеваний в прошлом, хронизацией процесса, погрешностями в диагностике и лечении [3].

Клиническая картина воспалительных заболеваний нижнего отдела гениталий у женщин в постменопаузальном периоде имеет ряд особенностей, обусловленных возрастными изменениями слизистой оболочки гениталий. В связи с выпадением функции яичников ухудшается кровоснабжение, снижается эластичность слизистой оболочки половых органов, отсутствует ритм слущивания эпителия, резко снижается выработка слизи вследствие метаплазии и изменения строения цилиндрического эпителия, нарушается влагалищный микробиоценоз и снижается физиологическая защита влагалищного эпителия и эндоцервикса. Эти факторы создают благоприятные условия для экзогенной и активации эндогенной условно-патогенной флоры. Снижение факторов защиты в постменопаузе способствует персистенции инфекции.

Диагностика хронических воспалительных заболеваний шейки матки, особенно цервикального канала, сложна. Длительно существующий эндоцервицит обусловлен проникновением микроорганизмов в межклеточное пространство крипт слизистой оболочки на фоне параллельно протекающего процесса метаплазии, что делает инфекционный фактор менее доступным для диагностики и санации [3].

Основными методами оценки состояния шейки матки являются визуальный осмотр при помощи гинекологического зеркала и кольпоскопа, а также микробиологическое и онкоцитологическое исследование материала, полученного из экто- и эндоцервикса. Важны оценка зон стыка различных видов эпителия, выявление фоновой патологии (воспаление, дискератозы), диагностика цервикальной интраэпителиальной дисплазии. Скрининговым методом в обнаружении рака ШМ является онкоцитологическое исследование. Для верификации возбудителя при воспалении применяются бактериоскопический, бактериологический и молекулярно-биологические методы.

Цервикальный канал относится к так называемой «немой» зоне диагностики, за счет практической недоступности для обследования его верхних двух третей. Оценку состояния цервикального канала затрудняют облитерирующие процессы, связанные с перенесенным ранее воспалением, диатермохирургическими методами лечения и возрастными изменениями. Диагностическое выскабливание стенок цервикального канала относится к инвазивному методу, часто трудно выполнимому и недостаточно информативному по многим позициям. Высоко информативным и неинвазивным является ультразвуковое исследование (УЗИ) органов малого таза, которое включено в алгоритм гинекологического обследования пациенток. В связи с этим совершенствование методов лучевой диагностики матки является чрезвычайно перспективным для выявления патологических состояний ШМ и особенно эндоцервикса.

Цель исследования. Уточнение диагностических возможностей эхографии в оценке состояния шейки матки у пациенток с цервицитами в постменопаузе.

Материал и методы исследования. Обследована 91 женщина в возрасте от 45 до 79 лет, продолжительность менопаузы от 1 года до 25 лет. Пациентки обращались с жалобами на дискомфорт в области наружных половых органов: зуд, жжение, боль во влагалище, неприятные ощущения при мочеиспускании, мажущие кровянистые выделения из половых путей, диспареунию.

К группе риска по верификации эндоцервицита мы отнесли пациенток, у которых при осмотре с помощью гинекологического зеркала и кольпоскопа выявлялись: гиперемия вокруг наружного зева шейки матки, контактная кровоточивость шейки матки, слизисто-гнойные выделения из цервикального канала, картина «диффузного» и/или «очагового» кольпита при кольпоскопии. При бактериоскопическом исследовании учитывали количество полиморфноядерных лейкоцитов более 10 при увеличении х 1000 и просмотре не менее 5 полей зрения, обнаружение трихомонад, гонококков. При бактериологическом исследовании - выделение патогенных микроорганизмов; условно-патогенных микроорганизмов в количестве титра более 104 КОЕ/мл. При молекулярно-биологических методах - обнаружение абсолютных патогенных микроорганизмов (Mycoplasma genitalium, C. trachomatis, T. vaginalis, N. gonorrhoeae) [4]. При цитологическом исследовании мазков с шейки матки при эндоцервиците могут наблюдаться «смешанный» или «атрофический» тип (часто при длительности постменопаузы более 5 лет) мазка на фоне большого количества лейкоцитов [5].

В ходе обследования у 54 (59,34%) из 91 пациенток были выявлены клинико-лабораторные проявления эндоцервицита. Анамнестически у 82,14% женщин удалось установить перенесённые в прошлом воспалительные заболевания нижнего отдела гениталий, что позволяет предположить хроническое течение инфекции, обусловленное в прошлом некачественной диагностикой и лечением (p<0,01). Причем наиболее часто ранее диагностировалась трихомонадная инфекция - 35,29% (p<0,01), что косвенно подтверждается длительными жалобами на дизурию (19,61%) и многократным лечением так называемого «цистита» в предыдущие годы.

Всем пациенткам производилось комплексное гинекологическое обследование по общепринятым методикам на базе Городского учреждения здравоохранения «Городская поликлиника №83», на базе Научно-исследовательского института акушерства и гинекологии им. Д.О. Отта Российской Академии медицинских наук. Эхография проводилась на аппарате экспертного класса ALOKA-5500 (Япония). Использовалось трансвагинальное УЗИ шейки матки по стандартной методике, дополненное энергетическим доплеровским картированием (ЭДК).

Результаты исследования и их обсуждение. Характерными особенностями слизистой оболочки нижнего отдела гениталий в постменопаузе являются постепенно прогрессирующее истончение многослойного плоского эпителия, поверхность которого становится гладкой, блестящей и легко ранимой (при травматизации могут наблюдаться мелкие кровоизлияния). При эндоцервиците в постменопаузе выделения у всех пациенток скудные серозно–гноевидные. В 54,9% случаев наблюдалась контактная кровоточивость вследствие легкой травмируемости эпителия на фоне инфекции (p<0,01). В 70,59% определялись признаки нерезко выраженного «диффузного» и/или «очагового» кольпита на фоне различной степени возрастных изменений эпителия. При исследовании микробиоценоза в 82,35% отмечалось значительное увеличение количества нейтрофильных гранулоцитов на фоне отсутствия лактобацилл и большого количества кокко-бациллярной флоры. При бактериологическом исследовании флоры в 33,33% определялся обильный рост E.coli в количестве титра более 104 КОЕ/мл. При цитологическом исследовании в мазках преобладали клетки «нижних» промежуточных и парабазальных рядов без атипии, в 64,7% случаев имел место «воспалительный» тип мазка, нередко сопровождавшийся реактивными изменениями парабазальных клеток, что требовало дифференциальной диагностики с диспластическим процессом путем проведения «пролиферативного теста» с овестином.

Использование трансвагинального УЗИ позволило детально изучить состояние эндоцервикса, его толщину, эхоструктуру, окружающую строму цервикального канала, визуализировать контуры влагалищной части ШМ на всем ее протяжении. Шейка матки без патологических изменений при проведении УЗИ у пациенток в постменопаузе имеет форму цилиндра, ровные наружные контуры, одинаковую толщину передней и задней стенок, однородную структуру, по эхогенности сопоставимую с эхогенностью миометрия тела матки. М-эхо ШМ располагается центрально и представляет собой изображение цервикального канала и окружающих его подэпителиальных отделов шейки матки, изоэхогенных окружающей строме. При ЭДК в тканях, прилежащих к эндоцервиксу, могут выявляться единичные локусы кровотока.

Нами были определены различные типы визуализации эндоцервикса в зависимости от длительности постменопаузы в норме. У 73,7% пациенток с продолжительностью постменопаузы менее пяти лет М-эхо ШМ визуализировалось в виде гиперэхогенной полоски толщиной до 1-2 мм однородной структуры, которая является отображением передней и задней стенок слизистой оболочки цервикального канала. У пациенток с продолжительностью постменопаузы более пяти лет в 66% случаев структура ШМ была однородной, изображение М-эхо отсутствовало.

При эндоцервиците, вне зависимости от продолжительности постменопаузы, при эхографии в 100% определялось увеличение ширины М-эхо более 4,5 мм за счет расширения цервикального канала более 2 мм со скоплением в нем жидкостного содержимого, а также воспалительной инфильтрации эпителия цервикального канала и прилежащих к нему структур (р<0,01). В 47,1% случаев при эндоцервиците наблюдалось утолщение стенки цервикального канала, визуализирующейся в виде гиперэхогенной полоски шириной 2-4 мм вокруг расширенного цервикального канала, неоднородной структуры, прослеживающейся фрагментарно. В 32,4% визуализировалась гипоэхогенная зона шириной от 3 до 10 мм вокруг расширенного цервикального канала за счет воспалительной инфильтрации вокруг неравномерно утолщенной стенки цервикального канала. При оценке полученных данных чувствительность УЗИ в диагностике эндоцервицита составила 82,4%, специфичность – 87%.

Заключение. Комплексная диагностика состояния шейки матки, включающая современные возможности эхографии позволяет улучшить диагностику за счет оценки структуры эндоцервикса, выявляя изменения, характерные для воспалительного процесса у пациенток в постменопаузе.

Список литературы

1. Балан В.Е. Принципы заместительной гормонотерапии урогенитальных расстройств / В.Е. Балан // Гинекология. – 2000. - № 2(5). – С. 140-142.

2. Прилепская В.Н. Заболевания шейки матки, влагалища и вульвы / В.Н. Прилепская. - М.: МЕДпресс, 1999 .- С. 201-213.

3. Сметник В.П. Руководство по климактерию / В.П. Сметник, В.И. Кулаков. - М.: МИА, 2001. - С. 40-52.

4. Современные технологии в лечении больных с хроническими цервицитами / Т.А. Федорова [и др.] // Российский Конгресс «Генитальные инфекции и патология шейки матки»: тезисы. – М., 2004. – 83 с.

5. Хмельницкий О.К. Цитологическая и гистологическая диагностика заболеваний шейки матки и тела матки / О.К. Хмельницкий. – СПб.: Сотис, 2000. - 332 с.

Сведения об авторах:

Гренкова Юлия Михайловна - аспирант кафедры репродуктивного здоровья женщин СПб МАПО, тел. раб.: 8(812)272-21-07, e-mail: GrenkovaJulia@yandex.ru

Сафронова Маргарита Михайловна - доктор медицинских наук, заведующая кафедрой репродуктивного здоровья женщин СПб МАПО, тел. раб.: 8(812)272-21-07.

Материал поступил в редакцию 22.12.2009 г.
1276 Ибрагимов+

УДК: 616.5+616.97

© Ш.И. Ибрагимов, Т.У. Абдуллаев, 2010

Значение исследования фенотипов HLA при климактерической кератодермии

Ш.И. Ибрагимов, Т.У. Абдуллаев

Республиканский Специализированный Научно-практический медицинский центр дерматологии и венерологии, Республика Узбекистан, г.Ташкент
Ибрагимов Ш.И., Абдуллаев Т.У. Значение исследования фенотипов HLA при климактерической кератодермии // Профилактическая и клиническая медицина. – 2010. - № 2 (35). – С.

Научно-исследовательский институт дерматологии и венерологии Министерства Здравоохранения Республики Узбекистан. Республика Узбекистан, г. Ташкент, ул. Фароби, д.3, тел.: 8(371)150-71-05, факс: 8(371)214-50-68. Эл. адрес: www. niidiv.uz

Резюме: В последние годы отмечается огромный интерес к проблеме кератодермии, в частности климактерической кератодермии. Климактерическая кератодермия является одной из часто встречающихся патологий у женщин климактерического периода. Целью наших исследований было изучение распределения антигенов гистосовместимости HLA у больных климактерической кератодермией. Результаты проведенных исследований показали, что генетическим маркером предрасположенности и резистентности к климактерической кератодермии является HLA-В17.

Ключевые слова: климактерическая кератодермия; HLA; генотип.


В последние годы отмечается огромный интерес к проблеме кератодермии, в частности климактерической кератодермии (КК). КК является одной из часто встречающихся патологий у женщин климактерического периода. В установлении диагноза климактерической кератодермии основными критериями являются характерная клиническая картина, данные гистологического исследования кожи, гинекологический анамнез, анализ течения заболевания и результаты предшествующей терапии [1, 2].

Поиск генетических маркеров предрасположенности или, напротив, устойчивости к заболеваниям – одна из наиболее актуальных задач медицинской науки. Это определяется тем, что установление таких маркеров открывает возможность клиницистам формировать группы риска развития заболеваний, а при некоторых патологиях - устанавливать индивидуальный прогноз или диагноз (в том числе до клинической манифестации заболеваний).

Одним из наиболее впечатляющих достижений, как в области поиска клинически значимых маркеров заболеваний, так и в области изучения системы HLA в целом, является установление новых маркеров (из числа HLА-антигенов) климактерической кератодермии [4, 5].

Как выяснилось, характер связи антигенов HLA с заболеваниями зависит во многом от этнических особенностей изучаемой популяции и от индивидуального уровня восприимчивости и устойчивости к патологии, так как разница в частоте различных заболеваний между отдельными популяционными группами может объясняться, с одной стороны, особенностями внешних условий, с другой стороны - разнообразием генофонда человечества, в частности, разной распространенностью в отдельных популяциях генов, способствующих развитию тех или иных заболеваний [3].

Цель исследования. Изучение распределения антигенов гистосовместимости HLA у больных климактерической кератодермией.

Материал и методы исследования. Нами обследована 51 женщина с КК, все больные – лица узбекской национальности. Средний возраст больных к моменту заболевания составил 45,3±0,4 лет. В качестве контрольной группы нами обследована 301 здоровая женщина узбекской национальности. Все проживают в г.Ташкенте. Национальная принадлежность определялась по документальным данным, а также с учетом родословной в трех поколениях.

Типирование антигенов HLA I класса проводили на базе лаборатории иммуногенетики человека Научно-исследовательского института иммунологии Академии наук Республики Узбекистан с помощью микролимфоцитотоксического теста (МЛЦТТ), предложенного Terasaki P.I. (1978), с использованием панелей сывороток Санкт-Петербургского Научно-исследовательского института гематологии и переливания крови Министерства здравоохранения Российской Федерации.

Результаты исследования и их обсуждение. Статистический анализ выявил у больных КК высокую частоту встречаемости антигенов HLA-В17, HLA-В40, HLA-Cw3, HLA-A19 , HLA- A28 и HLA-Cw2, которая составила 23,5%, 19,6%, 17,6%, 19,6%, 11,8% и 21,6% соответственно, в то время как в группе контроля частота встречаемости этих антигенов была 10,9%, 10,6%, 9,6%, 11,9%, 4,9% и 16,3% соответственно (табл.1).



Таблица 1

Распределение HLA-антигенов у женщин узбекской национальности, страдающих климактерической кератодермией (в %)



Антигены

Контроль

n=301


КК

n=51


Антигены

Контроль

n=301


КК

n=51


А1

22,6

27,4

B15

5,3

7,8

A2

36,9

23,5

B16

4,98

5,9

A3

19,3

21,6

B17↑

10,9

23,5*

A9

21,3

19,6

B18

3,7

3,9

A10

13,3

17,6

B21

10,3

7,8

A11

18,3

15,6

B22

1,3

3,9

A19

11,9

19,6

B27

8,9

3,9

A23

1,9

1,96

B35

27,2

15,7

A24

-

3,9

B40↑

10,6

19,6*

A25

0,7

1,96

B41

7,0

7,8

A26




-

B44




-

A28

4,9

11,8

B51

2,0

-

A29

4,9

3,9

B55

-

1,96

A30




3,9

B-blank

32,6

23,5

A-blank

36.9

19,6

Cw1

4,7




B5

22,9

21,6

Cw2

16,3

21,6

B7

17,9

13,7

Cw3

9,6

17,6

8

4,7

5,9

Cw4

36,2

31,3

B12

9,3

9,8

Cw5

2,3

5,9

B13

15,9

9,8

Cw6

2,0

5,9

B14

8,6

5,9

Cw8




-

* - достоверно по отношению к контролю р<0,05;

**- достоверно по отношению к контролю р<0,01;

***- достоверно по отношению к контролю р<0,001.
Вышеуказанные антигены встречались достоверно чаще у женщин с КК, чем в контрольной группе (х2=5,24, р<0,02 для В17; x2=5,88, р<0,02 для В40; х2=7,89, р<0,01 для Cw3; х2=7,62, р<0,01 для A19; х2=12,6, р<0,004 для A28; х2=5,59, р<0,02 для Cw2). При вычислении корригированного значения Рс из всех достоверных ассоциаций истинная связь была установлена только в отношении антигена HLA-В17 (Рс<0,01), при этом степень относительного риска заболевания оказалась очень высокой (RR=14,47), показатель этиологической функции составил 0,23.

Заключение. Результаты наших исследований показали, что генетическим маркером предрасположенности и резистентности к КК является HLA-В17. Однако, ввиду высоких показателей относительного риска и этиологической фракции заболевания для антигенов HLA-В17, HLA-В40, HLA-Cw3, HLA-A19, HLA- A28 и HLA-Cw2 при КК, не следует умалять значения данных антигенов в развитии климактерической кератодермии. При обследовании женщин с КК не удалось обнаружить антигенов, частота встречаемости которых была бы достоверно ниже, чем у здорового контингента, и которые имели бы протекторное значение.

Список литературы

1. Каламкарян А.А. Синдром Хакстхаузена климактерическая ладонно-подошвенная кератодермия / А.А. Каламкарян, Е.Г.Федорова, Е.В. Бухарина // Вестн. Дерматол. и венерологии. - 1984. - № 9. - С. 4-6.

2. Рахимова Д.А. Распределение HLA-антигенов в узбекской популяции Ташкентской области / Д.А. Рахимова, А.Т. Исхаков, Р.М. Рузыбакиев // Актуальные вопросы иммунологии и аллергологии. – Ташкент, 1996. - Т.8. - С.149-155.

3. Хаитов Р.М. Иммуногенетика и иммунология: резистентность к инфекциям / Р.М. Хаитов, В.М. Манько, Л.П. Алексеев. – Ташкент: Ибн-Сино, 1991. - 454 с.

4. Luca Gavalli-Sforza L. The history and geography of human genes / L. Luca Gavalli-Sforza, P. Menozzi, A. Piazza. - USA. - 1996. – 356 р.

Сведения об авторах:

Ибрагимов Шароф Исмаилович – доктор медицинских наук, директор Республиканского Специализированного Научно-практического медицинского центра дерматологии и венерологии Министерства Здравоохранения Республики Узбекистан, г. Ташкент, тел. раб.: 8(371) 150-71-05, моб.: (+99890) 37 0-95-08. E-mail: www. niidiv.uz

Абдуллаев Темурбек Улугбекович - аспирант Научно-Исследовательский Республиканского Специализированного Научно-практический медицинского центра дерматологии и венерологии Министерства Здравоохранения Республики Узбекистан, г. Ташкент, тел. раб.: 8(371) 150-71-05, моб.: (+9897) 101-88-77; тел. дом.: 8(371) 212-03-50.

Материал поступил в редакцию 16.12.2009 г.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   34


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница