Министерство здравоохранения и социального развития



страница14/34
Дата21.05.2016
Размер5.84 Mb.
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   34

1339 Фролова+


УДК: 612.821

© Н.Л. Фролова, 2010



Особенности нейровегетативной регуляции сердечного ритма у кардиологических больных психосоматического профиля

Н.Л. Фролова

Военно-медицинская академия им. С.М. Кирова, Санкт-Петербург, Россия
Фролова Н.Л. Особенности нейровегетативной регуляции сердечного ритма у кардиологических больных психосоматического профиля // Профилактическая и клиническая медицина. – 2010. - № 2 (35). – С.

Федеральное государственное учреждение «Военно-медицинская академия им. С.М. Кирова» (ФГУ ВМА). Россия, 194044, Санкт-Петербург, ул. Академика Лебедева, д. 6. Тел.: 8(812)542-20-91. Эл. адрес: http://www.vmeda.spb.ru

Резюме: Целью проведенного исследования являлось определение нейровегетативной регуляции кардиоваскулярной системы и ритмов автономной нервной системы при сердечно-сосудистых заболеваниях. В кратковременной записи вариабельности сердечного ритма выделяют две основные спектральные компоненты: высокочастотную составляющую HF (в диапазоне 0,04-0,15 Гц), низкочастотную составляющую LF (в диапазоне 0,04-0,15 Гц) и соотношение LF/HF, которые соответственно считаются маркерами парасимпатического, симпатического контроля и симпато-вагусного баланса. Изменения мощности HF, LF и LF/HF соотношения анализировались при спонтанном дыхании, дыхании 6 дыхательных циклов в минуту и дыхании, синхронизированном с вариабельностью сердечного ритма.

Ключевые слова: вариабельность сердечного ритма; ритм дыхания; сердечно-сосудистые заболевания.


Все возрастающие в современном обществе информационные и эмоциональные нагрузки, не соответствующие адаптационным возможностям организма (при неменяющемся генофонде населения), приводят к неуклонному росту психосоматических заболеваний и психовегетаивных расстройств, таких как гипертоническая болезнь (ГБ) и нейроциркуляторная астения (НЦА).

Сердце наиболее чутко реагирует на изменения регуляции, осуществляемой центральной и вегетативной нервной системой, что находит свое отражение в изменении интервала времени между сердечными сокращениями, получившее название вариабельности сердечного ритма (ВСР) [1].

В 1981 г. Akselrod и др. [2] ввел анализ спектральных мощностей для количественной оценки регуляторных влияний на синусовый узел. Согласно принятым международным стандартам, высокочастотный спектр (HF) в диапазоне от 0,15 до 0,4 Гц практически целиком определяется парасимпатическими влияниями на синусовый узел; низкочастотный спектр (LF) с границами от 0,04 до 0,15 Гц связывают с симпатической активностью [1].

По современным представлениям, также существует центральный (осцилляторы, образованные пейсмекерными клетками нейронной сети), барорефлекторный и рефлекторный механизмы генерации HF и LF волн в сердечном ритме [3].

Наиболее часто ВСР анализируется по записи электрокардиограммы (ЭКГ), зарегистрированной при Холтеровском мониторировании ЭКГ. Однако симпатическая и парасимпатическая активность может быть маскирована либо усилена вкладом частот, генерированных при учащенном либо замедленном дыхании, изменении положения тела, глотании и умственной деятельности, что требует стандартизации исследований. Короткие записи ВСР в этом отношении обладают преимуществом, позволяя выполнять исследование в стандартных условиях, сохраняя при этом информацию о симпато-вагусном балансе.

При выполнении коротких записей ВСР дыхание оказывает наиболее отчетливое влияние на сердечный ритм. Таким образом, при отсутствии соответствующего анализа дыхания, выполненного в стандартных условиях, изменения ВСР не могут быть интерпретированы как точные данные о симпатических, парасимпатических, центральных и периферических влияний на синусовый узел.

В настоящее время в качестве функционального дыхательного теста используется фиксированное дыхание с частотой 0,1 Гц (6 дыхательных циклов в мин.) [4]. На этой частоте у здоровых людей выявляются колебания ВСР максимальной амплитуды. Тем не менее, не у всех людей эта частота оказывается «резонансной». В ранее проводимых исследованиях было показано, что при фиксированном дыхании максимальная амплитуда пика спектральной плотности варьирует в зависимости от состояния системы регуляции сердечного ритма в частотном диапазоне около 0,1 Гц [5]. Для выявления собственной частоты работы центрального регулятора нами разработан тест синхронизированного с колебаниями в сердечном ритме дыхания.

Цель исследования. Изучение нейровегетативной регуляции с использованием функциональных дыхательных тестов: стандартного дыхательного теста (6 дыхательных циклов в минуту) и синхронизированного с колебаниями в сердечном ритме дыхания у кардиологических больных психосоматического профиля.

Материал и методы исследования. Исследование проводилось в клинике военно-морской и госпитальной терапии Военно-медицинской академии им. С.М. Кирова. На основании результатов проведенного обследования, соответствующего критериям Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), было отобрано 66 больных сердечно-сосудистыми заболеваниями психосоматического профиля (НЦА, ГБ) с длительностью анамнеза сердечно-сосудистых заболеваний не менее 5 лет и 13 здоровых добровольцев.

Больные были разделены на 5 групп: 1-я группа – здоровые добровольцы (13 пациентов); 2-я группа – больные НЦА без артериальной гипертензии - АГ (16 человек); 3-я группа – больные НЦА с АГ (17 человек); 4-я группа – больные ГБ II стадии (22 человека); 5-я группа – 11 больных ГБ III стадии в сочетании с ишемической болезнью сердца (ИБС).

Для изучения нейровегетативной регуляции сердечного ритма использовался прибор «САКР» (рекомендован к применению в медицинской практике, р./уд. №29/03030703/5869-04, разработан ООО ИНТОКС), одномоментно осуществляющий непрерывное измерение и регистрацию артериального давления, регистрацию потоков вдыхаемого и выдыхаемого воздуха и сердечного ритма по ЭКГ.

Всем испытуемым проводилась фоновая регистрация кардиоритмографии (КРГ), артериального давления (АД) и дыхания в течение 2-х и 5-ти минут, а также выполнялись следующие 2-минутные дыхательные тесты: проба с фиксированным дыханием 6 дыхательных циклов в минуту; синхронизированное с сердечным ритмом дыхание [5]. Для выполнения дыхательных тестов участникам эксперимента дополнительно накладывались ЭКГ-электроды «Кардиосигнализатора» фирмы «Биосвязь», что позволяло преобразовать колебания в сердечном ритме в световые и звуковые сигналы и, используя принцип биоуправления с обратной связью, управлять ими.

Используя представленные дыхательные методики, мы исходили из представлений, что дыхательный тест 6 дыхательных циклов в минуту выявляет связанные с активностью барорефлекса парасимпатические влияния на синусовый узел. Синхронизация дыхания с колебаниями сердечного ритма выявляет собственную частоту центрального водителя ритма, или центральную пейсмекерную активность.

Волновая структура сердечного ритма и дыхания анализировалась методом спектрального анализа, согласно принятым международным стандартам [1].

Статистическая обработка результатов проводилась по стандартным методикам, принятым в медицинской практике, при помощи программного обеспечения «EXСEL». Средние значения величин рассчитывались с учетом 95% доверительного интервала.

Результаты исследования и их обсуждение. Анализ спектральной мощности вариабельности сердечного ритма в фоновых записях и во время проведения дыхательных тестов выявил следующие изменения спектральной плотности.

В группе здоровых добровольцев усредненная амплитуда основного пика спектральной мощности ВСР при синхронизации дыхания с колебаниями в сердечном ритме оказалась достоверно выше в сравнении с аналогичным параметром при выполнении теста с фиксированным дыханием (табл. 1).

Таблица 1

Амплитуда спектральной мощности вариабельности сердечного ритма при выполнении дыхательных тестов в исследуемых группах (M±SD)



Группы

Синхронизированное дыхание

Фиксированное дыхание

Достоверность различий

Здоровые (n=13)

НЦА без АГ (n=16)

НЦА с АГ (n=17)

ГБ II (n=22)

ГБ и ИБС (n=11)


56,67±13,34

28,21±6,65

35,82±11,81

10,41±1,51

2,35±0,48


38,08±11,36

46,86±7,42

44,52±11,8

16,95±2,81

5,57±1,46


p<0,001

p<0,001


p<0,05

p<0,001


p<0,001

Во всех группах больных сердечно-сосудистыми заболеваниями наблюдалось обратное соотношение. Амплитуда пика спектральной мощности при синхронизированном дыхании оказалась достоверно ниже, чем при фиксированном дыхании (табл. 1).

При сравнении значений амплитуд пиковых мощностей в группе больных НЦА без АГ значения пиковых амплитуд при синхронизации оказались ниже, а при фиксированном дыхании выше, чем в группе НЦА с АГ (p<0,05) и в группе здоровых (p<0,001). Кроме того, фиксированное дыхание выявило достоверное увеличение мощности усредненной амплитуды спектральной мощности у больных НЦА без АГ по сравнению со здоровыми (p<0,05). Это может указывать на более выраженное разрушение ритмичности центрального регулятора при сохраненной барорефлекторной активности (и даже несколько усиленной) у больных НЦА без АГ в сравнении с больными НЦА с АГ и здоровыми.

Обращает на себя внимание, что в группах больных ГБ I и ГБ II амплитуда пиков мощностей спектральной плотности при выполнении функциональных тестов оказалась достоверно ниже (p<0,001), чем в других группах. При этом в группе ГБ в сочетании с ИБС она оказалась минимальной.

Помимо амплитуды пиков спектральных мощностей при синхронизации дыхания с сердечным ритмом, анализировался их период (при фиксированном дыхании период составлял 10 с, или 0,1 Гц).

Сравнение периода гармоник наибольшей спектральной мощности показало наибольшее значение в группе здоровых (12,6±0,45) и наименьшее (8,3±0,47) – в группе больных ГБ и ИБС (табл. 2).

Таблица 2

Периоды синхронизированных колебаний в исследуемых группах



Исследуемые группы

Значения периода синхронизированных колебаний (M ± SD)

Группа № 1 (здоровые)

12,6 ± 0,45

Группа № 2 (НЦА без АГ)

11,06 ± 0,51

Группа № 3 (НЦА с АГ)

10,07 ± 0,41

Группа № 4 (ГБ 2)

9,27 ± 0,37

Группа № 5 (ГБ и ИБС)

8,3 ± 0,47

По мере «отягощения» патологии происходит уменьшение периода основной гармоники, выявленной при синхронизации дыхания с сердечным ритмом (p<0,001).

Таким образом, можно предположить, что проба с фиксированным дыханием стандартизирует условия записи и анализа ВСР, однако в комплексе с проведением синхронизированного с сердечным ритмом дыхания позволяет более точно выявлять особенности симпато-вагусных взаимоотношений, а также активности «центрального осциллятора» и периферической барорефлекторной чувствительности.

Заключение. Частотно-амплитудные характеристики ВСР являются основополагающими для понимания процессов нейровегетативной регуляции в кардиоваскулярной системе и их нарушений [3]. Результаты проведенных исследований демонстрируют, что основной частотный пик ВСР здорового человека при синхронизации дыхания с сердечным ритмом определяется в частотном диапазоне менее 0,1 Гц и его амплитуда мощности оказывается наибольшей в сравнении с фоновой записью и фиксированным дыханием 6 циклов в минуту. Эти особенности, выявляемые при использовании функциональных дыхательных тестов, свидетельствуют о сбалансированности нейровегетативной регуляции.

Представленные данные убедительно показывают, что заболевания кардиоваскулярной системы психосоматического профиля сопровождаются нейровегетативной дисрегуляцией, проявляющейся в снижении синхронизирующей и ритмоорганизующей функции «центрального осциллятора» [6], что выражается в увеличении частоты (уменьшении периода колебаний) и уменьшении амплитуды основного пика спектральной мощности ВСР.

Таким образом, предложенный в данном исследовании подход помогает объективизировать нарушения нейровегетативной регуляции, что может иметь не только теоретическое значение, но и практическое применение.

Список литературы

1. Вариабельность ритма сердца: представления о механизмах / С.А. Котельников, А.Д. Ноздрачев, М.М. Одинак, Е.Б. Шустов, И.Ю. Коваленко, В.Ю. Давыденко // Физиология человека.– 2002. – Том 28. – № 1. – С. 130 – 141.

2. Использование кардиореспираторного биоуправления в диагностике и коррекции регуляторных нарушений при нейроциркуляторной астении / Н.Л. Фролова, А.С. Свистов, А.Е. Филиппов, Н.Б. Суворов // Вестник Российской Военно-медицинской академии. – 2005. – № 2 (13). – С. 243-247.

3. Heart Rate Variability. Standards of measurements, physiological interpretation, and clinical use / Task Fors of the European Sosiery of Cardiology and the North American Sosiery of Pacing and Electrophysiology // Circulation. – 1996. –Vol. 95. – P. 1043.

4. Melcher A. Carotid baroreflex heart rate control during the active and the assisted breathing cycle in man / A. Melcher // Acta Physiol. Scand. – 1980. – Vol.108. – № 2. - P. 165.

5. Power spectrum analysis of heart rate fluctuation: A quantitative probe of beat-to-beat cardiovascular control / S.D. Akselrod [et al.] // Science. – 1981. –Vol. 213. – № 4503. – Р. 220.

6. Richter D.W. Cardiorespiratory control / D.W. Richter, K.M. Spyer // Central regulation of automomic fluctuations. – N.Y.: Oxford Univ. – Press, 1990. –P. 189.

Сведения об авторе:

Фролова Наталья Львовна – кандидат медицинских наук, ассистент кафедры Военно-морской и госпитальной терапии Военно медицинской академии им. С.М.Кирова. Тел. моб.: 8(911)195-08-09. E-mail: creative_n@list.ru

Материал поступил в редакцию 24.06.2010 г.

1294 Козырев+

УДК: 616.248+616-009.12]:577.112

© А.Г. Козырев, Е.А. Суркова, А.Ю. Гичкин, В.Е. Перлей, 2010

Содержание эндотелина-1 у больных бронхиальной астмой с сопутствующей гипертонической болезнью

А.Г. Козырев, Е.А. Суркова, А.Ю. Гичкин, В.Е. Перлей

Санкт-Петербургский государственный медицинский университет им. акад. И.П. Павлова, Санкт-Петербург, Россия
Козырев А.Г., Суркова Е.А., Гичкин А.Ю., Перлей В.Е. Содержание эндотелина-1 у больных бронхиальной астмой с сопутствующей гипертонической болезнью // Профилактическая и клиническая медицина. – 2010. - № 2 (35). – С.

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Санкт-Петербургский государственный медицинский университет имени академика И.П. Павлова Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию» (ГОУ ВПО СПбГМУ им. акад. И.П. Павлова). Россия, 197022, Санкт-Петербург, ул. Льва Толстого, д. 6/8. Тел. (812)499-71-53, факс 8(812)234-08-97.

Резюме: Содержание эндотелина-1 в сыворотке крови было исследовано у 80 больных бронхиальной астмой. После лечения обострения бронхиальной астмы содержание эндотелина-1 в группе пациентов с сопутствующей гипертонической болезнью I стадии было выше в сравнении с группой пациентов с нормальным и оптимальным артериальным давлением.

Ключевые слова: бронхиальная астма; гипертоническая болезнь; эндотелин-1.


Эндотелин-1 (ЭТ-1) – полипептид, обладающий многими биологическим эффектами и выполняющий функции аутокринного/паракринного медиатора. Помимо сосудосуживающих свойств, ЭТ-1 характеризуется провоспалительным, пролиферативным действием, стимулирует образование свободных радикалов и активацию тромбоцитов. ЭТ-1 рассматривается как один из основных факторов развития дисфункции эндотелия и сердечно-сосудистых заболеваний [1]. Известно, что ЭТ-1 имеет существенное значение в патогенезе заболеваний лёгких [9], в т.ч. бронхиальной астмы (БА). Лёгкие – орган, где преимущественно происходит метаболизм ЭТ-1.

Цель исследования. Изучение содержания ЭТ-1 в сыворотке крови пациентов с сочетанной патологией - бронхиальной астмой и гипертонической болезнью (ГБ).

Материал и методы исследования. Обследованы 80 больных БА, обратившихся к пульмонологу в связи с ухудшением течения заболевания. Среди пациентов были 21 мужчина и 59 женщин, средний возраст которых составил 54,0±1,0 года. У 5 пациентов была диагностирована БА лёгкого персистирующего течения (БАл), у 56 - средней степени тяжести (БАс), у 19 – тяжёлого течения (БАт). В 33 случаях у больных БА (группа I) наблюдалось оптимальное или нормальное артериальное давление (АД). У 10 пациентов было отмечено высокое нормальное АД (группа II). В 37 случаях у больных БА выявлялась ГБ, в т.ч. в 19 случаях - ГБ I стадии (группа III), в 18 - ГБ II стадии (группа IV). У обследованных больных из групп III и IV преобладала артериальная гипертензия 1 степени. Контрольную группу составили 10 здоровых лиц (3 мужчины и 7 женщин, средний возраст 57,1±1,7 лет). До участия в исследовании у каждого пациента было получено информированное согласие.

Обследовались амбулаторные пациенты без клинически выраженных/перенесённых осложнений сердечно-сосудистых заболеваний (ишемическая болезнь сердца, инсульты) и поражений почек, никогда не курившие, с нормальным уровнем глюкозы натощак в сыворотке. Среди больных БА с сопутствующей ГБ 9 пациентов на момент первичного визита регулярно принимали гипотензивные препараты, в т.ч. в трёх случаях - ингибитор ангиотензинпревращающего фермента (эналаприл), в двух - мочегонное средство (индапамид), в одном случае – антагонист рецепторов ангиотензина II (лозартан), антагонист кальция (нифедипин), β-блокатор (метопролола тартрат), комбинированное средство (эналаприл и гипотиазид). За 2 – 5 суток до обследования гипотензивная терапия прерывалась, при невозможности отмены пациенты в исследование не включались.

Пациенты обследовались дважды, до и после лечения обострения БА (промежуток между первичным и повторным обследованиями составлял от 1,5 до 2-х месяцев). Забор крови осуществлялся в утреннее время (845-900), натощак. За 6 часов до забора крови пациенты воздерживались от ингаляций β2-агонистов короткого действия, за 24 часа – от β2-агонистов пролонгированного действия. Содержание ЭТ-1 анализировалось в сыворотке методом иммуноферментного анализа с помощью тест-систем Biomedica Gruppe (Австрия). Показатели оптической плотности образцов измеряли на фотометре «ELM-3000» (DRG, США) при 450 нм с длиной волны сравнения 620 нм. Исследование показателей функции внешнего дыхания проводилось с использованием аппаратуры Erich Jager (ФРГ). Изучение гемодинамических параметров осуществлялось с помощью ультразвукового сканера экспертного класса GE VIVID7 Dimension (General Electric, США).

Терапия БА включала в себя ингаляционные глюкокортикостероиды и β2-агонисты, в т.ч. короткого действия и пролонгированные; системные кортикостероиды не использовались. При необходимости гипотензивного лечения пациенты получали терапию лизиноприлом по 10 мг в сутки и/или амлодипином по 5 мг в сутки, или их фиксированной комбинацией – 10 мг лизиноприла и 5 мг амлодипина в сутки (35 пациентов, в т.ч. 17 больных БА с ГБ I стадии и 18 больных БА с ГБ II стадии).

Статистическую обработку полученных данных проводили общепринятыми методами с использованием программы STATISTICA 6,0. Математическое обеспечение работы включало расчёт среднего арифметического значения (М) и стандартной ошибки (m). Достоверность различий, полученных при сравнении групп, оценивалась по t-критерию Стьюдента. Для выяснения степени взаимосвязи изучаемых показателей рассчитывались коэффициенты корреляции (r).

Результаты исследования и их обсуждение. Распределение обследованных больных в зависимости от степени тяжести БА и наличия/стадии ГБ отражено в табл. 1. Было отмечено, что более тяжёлое течение БА ассоциировалось с большей вероятностью сопутствующей ГБ.



Таблица 1

Распределение обследованных больных в зависимости от степени тяжести БА и стадии ГБ, абс.число (%)



Группы пациентов

I

II

III

IV

Итого

БАл

3 (66,6)

2 (33,3)

0

0

5 (100)

БАс

26 (46,4)

6 (10,7)

12 (21,4)

12 (21,4)

56 (100)

БАт

4 (21,1)

2 (10,6)

7 (36,8)

6 (31,6)

19 (100)

Проводившееся лечение сопровождалось положительной динамикой показателей проходимости дыхательных путей и АД. Так, при повторном обследовании у больных с ГБ было отмечено снижение систолического АД, измерявшегося перед забором крови для исследования, на 6,2±1,8 мм рт. ст (4,7±2,8 мм рт. ст. в группе III и 7,5±2,5мм рт. ст. в группе IV), а диастолического АД - на 4,7±1,7 мм рт. ст. (3,1±2,8 мм рт. ст. в группе III и 6,1±2,1 мм рт. ст. в группе IV).

Среди обследованных пациентов лиц с выраженным повышением систолического давления в лёгочной артерии (СДЛА) не было, СДЛА составило 30,0±0,4 мм рт. ст. Достоверных различий между группами БАл, БАс, БАт в отношении значений СДЛА выявлено не было. Величина СДЛА в группе I (28,1±0,7 мм рт. ст.) была несколько ниже по сравнению с аналогичными показателями в группе II (31,2±0,9 мм рт. ст.), p<0,05, группе III (31,1±0,8 мм рт. ст.), p<0,01, группе IV (31,2±0,8 мм рт. ст.), p<0,01. Проведённое лечение сопровождалось недостоверным снижением СДЛА.

Анализ содержания ЭТ-1 в сыворотке не выявил достоверных различий между всей группой больных БА (как при первичном, так и при повторном обследовании) и контрольной группой (табл. 2).



Таблица 2

Содержание ЭТ-1 у обследованных лиц, фмоль/мл.



Группы пациентов

До лечения

После лечения

БА, n=80

0,232±0,022

0,242±0,020

Контрольная группа, n=10

0,208±0,025

Содержание ЭТ-1 в сыворотке достоверно не отличалось у больных с разной степенью тяжести БА (табл. 3).



Таблица 3

Содержание ЭТ-1 у обследованных больных с учётом степени тяжести БА, фмоль/мл



Группы пациентов

До лечения

После лечения

БАл, n=5

0,177±0,034

0,216±0,037

БАс, n=56

0,247±0,031

0,252±0,025

БАт, n=19

0,202±0,019

0,223±0,047

Контрольная группа, n=10

0,208±0,025

Существенным образом на концентрацию ЭТ-1 у обследованных пациентов влияла сопутствующая кардиологическая патология (табл. 4). После проведённого лечения были выявлены достоверные различия в содержании ЭТ-1 у больных из группы III и группы I (0,315±0,053 фмоль/мл и 0,207±0,027 фмоль/мл соответственно, p<0,05. В группе III уровень ЭТ-1 после лечения превышал показатель до лечения (0,315±0,053 фмоль/мл и 0,196±0,022 фмоль/мл соответственно, p<0,05).



Таблица 4

Содержание ЭТ-1 у больных БА с учётом сопутствующей ГБ, фмоль/мл



Группы пациентов

До лечения

После лечения

I, n=33

0,224±0,038

0,207±0,027*

II, n=10

0,225±0,054

0,257±0,043

III, n=19

0,196±0,022§

0,315±0,053*§

IV, n=18

0,290±0,060

0,224±0,043

Контрольная группа, n=10

0,208±0,025

Примечание.

* - различия между группами достоверны, p<0,05.



§ - различия между этапами до и после лечения достоверны, p<0,05.
Повышение уровней ЭТ-1 ранее описывалось у больных БА. В ряде случаев была показана тенденция к нормализации значений ЭТ-1 по мере улучшения показателей проходимости дыхательных путей [3]. В нашем исследовании концентрации ЭТ-1 в сыворотке у больных БА и контрольной группы были сопоставимы. Вместе с тем, при исходном обследовании пациентов была выявлена умеренная, но достоверная корреляционная связь между содержанием ЭТ-1 и относительным приростом объёма форсированного выдоха за первую секунду (по отношению к исходному значению). Для всей группы больных коэффициент корреляции составил 0,29, р=0,011. Величина корреляции возрастала по мере усиления тяжести течения БА. Будучи недостоверным в случае БАЛТ, коэффициент корреляции при анализе данных больных БАСТ равнялся 0,32, р=0,019, а при анализе данных больных БАТТ повышался до 0,46, р=0,049.

Роль ЭТ-1 в формировании и прогрессировании артериальной гипертензии (АГ) широко обсуждается уже более 20 лет. Известно, что, несмотря на вазопрессорные свойства, уровень ЭТ-1 в плазме повышен только у некоторых больных АГ [2]. К таким пациентам относятся, в частности, больные феохромоцитомой [8], больные АГ, страдающие ожирением [6]. Коррекция АГ, в т.ч. ингибиторами ангиотензинпревращающего фермента, может сопровождаться снижением концентраций ЭТ-1 [4]. В нашем исследовании концентрации ЭТ-1 у больных БА с ГБ I стадии после лечения оказались выше значений, определяемых у больных БА с оптимальным и нормальным значением.

Представляет интерес, однако, тот факт, что уровень ЭТ-1 у больных БА с ГБ I стадии по мере нормализации АД (и показателей бронхиальной проходимости) несколько повышался. Возможно, это объясняется тем, что длительность лечения и, соответственно, период времени между этапами обследования были относительно короткими. Кроме того, известно, что у человека бронхоконстрикторные эффекты ЭТ-1 реализуются через рецепторы В-типа (ЕТв) [7]. Действие ЭТ-1 на ЕТв-рецепторы, в отличие от ЕТа-рецепторов, сопровождается преимущественно не вазоконстрикцией, а вазорелаксацией [10]. Экспериментально было показано, что состояние хронической гипоксии характеризовалось усилением не только ЕТв-опосредованных бронхоконстрикторных, но и сосудорасширяющих эффектов ЭТ-1 [5]. Не исключено, что у пациентов с сочетанной патологией на отдельных этапах накопление ЭТ-1 может сопровождаться вазорелаксацией. В пользу такой гипотезы свидетельствовала выявленная у больных БА с ГБ (при объединении группы III и группы IV) отрицательная корреляционная зависимость между уровнем ЭТ-1 после лечения и соответствующими значениями АД, систолического (r=-0,38, p=0,036) и диастолического (r=-0,38, p=0,037).

Заключение. Содержание ЭТ-1 у больных БА зависит не только от особенностей течения респираторного заболевания, но и от сопутствующей кардиологической патологии. Уровень эндотелина-1 после лечения обострения бронхиальной астмы в группе пациентов с сопутствующей гипертонической болезнью I стадии был выше в сравнении с группой пациентов с нормальным и оптимальным АД.

Список литературы

1. Böhm F. The importance of endothelin-1 for vascular dysfunction in cardiovascular disease / F. Böhm, J. Pernow // Cardiovasc Res. – 2007. – Vol. 76. - № 1. - P. 8-18.

2. Dhaun N. Role of endothelin-1 in clinical hypertension: 20 years on / N. Dhaun, J. Goddard, D.E. Kohan // Hypertension. – 2008. – Vol. 52. - № 3. - P. 452-459.

3. Fagan K.A. Role of endothelin-1 in lung disease / K.A. Fagan, I.F. McMurtry, D.M. Rodman // Respir. Res. – 2001. - Vol. 2. - № 2. – Р. 90–101.

4. Hlubocká Z. Is mild essential hypertension without obvious organ complications and risk factors associated with increased levels of circulating markers of endothelial dysfunction? Effect of ACE inhibitor therapy / Z. Hlubocká, V. Umnerová, S. Heller // Vnitr. Lek. – 2002. – Vol. 48. - № 8. – Р. 718-723.

5. Lal H. Hypoxia augments conversion of big-endothelin-1 and endothelin ET(B) receptor-mediated actions in rat lungs / H. Lal, Q. Yu, K.I. Williams, B. Woodward // Eur. J. Pharmacol. – 2000. – Vol. 402. - № 1-2. Р. 101-110.

6. Letizia C. High circulating levels of adrenomedullin and endothelin-1 in obesity associated with arterial hypertension / C. Letizia, M. Celi, S. Cerci // Ital. Heart J. Suppl. – 2001. - Vol. 2. - № 9. – Р. 1011-1015.

7. Naline E. Modulation of ET-1-induced contraction of human bronchi by airway epithelium-dependent nitric oxide release via ETA receptor activation / E. Naline, C. Bertrand, K. Biyah // Br. J. Pharmacol. - 1999 - Vol. 126. - № 2. – Р. 529–535.

8. Oishi S. Elevated immunoreactive endothelin levels in patients with phaeochromocytoma / S. Oishi, M. Sasaki, T. Sato // Am. J. Hypertens. – 1994. – Vol. 7. - № 8. – P. 717–722.

9. Polikepahad S. Endothelins and airways - a short review / S. Polikepahad, R.M. Moore, C.S. Venugopal // Res. Commun. Mol. Pathol. Pharmacol. – 2006. – Vol. 119. - № 1-6. – Р. 3-51.

10. Rich S. Endothelin receptor blockers in cardiovascular disease / S. Rich, V.V. McLaughlin // Circulation. – 2003. – Vol. 108. - № 18. – P. 2184-2190.

Сведения об авторах:

Козырев Андрей Геннадьевич – кандидат медицинских наук, старший научный сотрудник Научно-исследовательского института (НИИ) пульмонологии СПбГМУ им. акад. И.П. Павлова. Тел. раб.: 8(812)499-68-89, e-mail: kozyrev@bk.ru

Суркова Елена Аркадьевна – кандидат медицинских наук, старший научный сотрудник Научно-методического центра по молекулярной медицине СПбГМУ им. акад. И.П. Павлова. Тел. раб.: 8(812)499-71-94, e-mail: easurkova@mail.ru

Гичкин Алексей Юрьевич - кандидат медицинских наук, старший научный сотрудник НИИ пульмонологии СПбГМУ им. акад. И.П. Павлова. Тел. раб.: 8(812)499-68-65, e-mail: gich59@mail.ru

Перлей Виталий Евгеньевич – доктор медицинских наук, ведущий научный сотрудник НИИ пульмонологии СПбГМУ им. акад. И.П. Павлова. Тел. раб.: 8(812)499-68-65, e-mail: viper1956@mail.ru

Материал поступил в редакцию 19.02.2010 г.
1286 Гольдзон+

УДК: 616.127 – 001.17 – 085 – 092.9

© М.А. Гольдзон, В.Т. Долгих, А.О. Гирш, 2010



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   34


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница