ДИНАМИКА КУЛЬТУРНО - ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ МОДЕЛЕЙ



страница2/19
Дата14.05.2016
Размер3.5 Mb.
ТипМонография
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19

1. ДИНАМИКА КУЛЬТУРНО - ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ МОДЕЛЕЙ

ЛИЧНОСТИ

1. 1 КУЛЬТУРОГЕНЕЗ ПОИСКА И РАСКРЫТИЯ ЛИЧНОСТИ/

«Личное» античного мифа.

Принято считать, что эксплицитное движение европейской мысли к «личности» началось в эпоху греко – римской античности. Этим свойством античные мыслители наделяли избранных, уникальных людей: императоров, великих воинов, философов, поэтов. Лично - индивидуальное начало других людей не становилось, как правило, предметом углубленного познания

В противовес безразличию элитарного мышления, одновременно процветал жизненный, поэтический интерес к «личному» как свойству, естественно присущему любому человеку. Этот интерес творчески выразился в мифологических проекциях человеческих сил, ипостасей, черт, состояний. Воображение людей неустанно наполняло жизнью Фигуры мифа, воплощающие психические потенциалы, в своеобразных сочетаниях заключенные в индивидах. Боги и герои олицетворяли конкретные психологические структуры, которые ощущались античным человеком так же зримо, как любая реальность внешнего мира. Каждая такая структура выступала «сущностью», имеющей множество свойств и проявлений, каждая могла быть «божественным следом» в человеке. К примеру, Афина была умом и мудростью, Аполлон – творчеством и вдохновением, Афродита, - сексуальностью и обольщением, Дионис – изменчивостью и возбуждением, Артемида – целомудрием, Гера – супружеским долгом, Зевс – разумом, упорядочивающим космос и т. д. (66). Мифологические истории Богов и героев и проявленные ими качества указывали на тот или иной аспект и событийный ряд внутренней жизни человека.

Представляя человека как целое, где все связано и перетекает друг в друга, творцы греко - римской мифологии видели живое единство женской и мужской форм «личного», олицетворенных Психеей и Прометеем. В невыразимой прелести мифологического повествования Психея открывает тайны Души или интуитивного и эмоционального начала личности. Прометей, задавая многовековую перспективу «прометеевской» формы европейской культуры, воплощает Дух или сознательную, разумную и созидательную сторону личности. Сравнительную реконструкцию их психологических черт можно провести на основе великолепного текста «Метаморфоз» Апулея (6) и анализа типа «Прометея» К. Юнга. (89)



Психея - равная красотой Венере, принимающая поклонение людей, совершенная как искусно изваянная статуя, не доступная ни для кого из людей, находящаяся в пустынном одиночестве, трепещущая, боящаяся, обретающая божественное покровительство, любимая богом Любви, заточенная в темнице тайной любви, владеющая несметными богатствами, испытывающая блаженство, нежная, ласковая, наивная, простодушная, доверчивая, вызывающая ревность и зависть, встречающая обман, вероломство и злодейство, незащищенная, пугливая, робкая, скорбящая, покорная судьбе, готовая убить чудовище, любопытная, восхищенная божественной красотой, пораженная и пылающая любовью, ненасытная, страдающая от безрассудной страсти, терпящая наказание, переживающая вину, готовая убить себя, гневная, мстительная, преследуемая Великой Богиней, близкая к гибели, вызывающая сострадание к себе, получающая помощь от божественных и волшебных сил, невинная, проходящая тяжкие испытания при выполнении трудных заданий (упорядочить хаотически смешанное; добыть Сокровище, избежав безумия; достать воду забвения; преодолеть сон смерти), достигающая высших свершений, поддерживаемая провидением, получающая уроки мудрецов (не ищи потерянного, будь готова платить, не подавайся искушению, не проявляй любопытства к запретному), приобретающая зрелость и мудрость, любящая любовь, одаренная бессмертием, порождающая наслаждение.

Прометей – хитроумный, изобретательный, упрямый, полагающийся на себя, утверждающий свое подобие богам, владеющий мастерством, вдыхающий жизнь в свои творения, покровительствуемый Богиней мудрости, гордящийся своим разумом, любящий свою душу, совершитель великих дел, погружающийся в себя, остающийся наедине с собой, не выходящий за внутренние пределы, истощающий себя в самопознании, ищущий сокровище Души, обретающий дар творчества для людей, населяющий мир своими творениями, служащий человеку, спаситель людей, учитель людей, воспитатель людей, почитатель красоты, просветитель людей, мнящий себя Творцом, претерпевающий наказание богов, страдающий, принесенный в жертву, вознагражденный достоинствами Титана.

Мифологический образ двуединого «личного» потенцировал историческое становление индивидуальности, соединяющей божественное – человеческое, женское – мужское, чувственное – разумное, слабость – героизм, зависимость – свободное творчество, гордость – мученичество, пребывание в себе – деяние в мире, смерть – бессмертие.

«Личное» античного мыслителя.

Мифологическая традиция обнаружения божественных воплощений в человеке получила развитие при создании систем герметичного знания, хранителями которого были инициированные жрецы, объединенные в Мистерии. Эти священные институты, считающиеся в обществе средоточиями универсальной мудрости, положили начало античной философии и индивидуальному творчеству раннеевропейских философов и мыслителей, большинство из которых были Посвященными в секретные учения. ( 77)

О Сократе известно, что главным предметом его философствования был человек, а намеченная им антропология основывалась на идее о силе разумной души, позволяющей человеку вопрошать и отвечать о мире и своем положении в нем. Он учил, что единичная душа предсуществует телу и перед погружением в него божественно наделяется всем Знанием. При вхождении в телесную форму, способности души притупляются, но посредством размышления о чувственных объектах и обобщения их свойств, она пробуждается и восстанавливает свое исходное знание «сути» объектов или Истины. Например, к сути «справедливости» можно прийти через познание множества справедливых поступков. Процесс познания истины должен захватить всю жизнь мыслителя, вовлекая в диалог других людей, выливаясь в форму диалектики, сопровождаясь критикой и самокритикой мышления, опровергая добытое знание. Движение человека к истине особенно хорошо стимулируется индуктивными рассуждениями, искусной аргументацией, разоблачением заблуждений, скепсисом и иронией

В понимании Сократа, душа, восходящая к истине, тождественна «личному», составляя тайную, сокровенную сущность каждого человека. Открыть эту сущность можно в самопознании, испытывая и проверяя себя по критерию высоких поступков, совершаемых со знанием сути нравственности. Личное «я», единство индивидуального ума и этики, жизнь в любви к мудрости, душевное погружение и самораскрытие являются для человека - мыслителя целью и счастьем.

Учение Платона также звучало мотивом человечности, ярче всего ощутимым в положениях об «архетипах» Этим понятием обозначались предшествующие всему в мире, божественно созданные, универсальные, вечные Идеи, Идеалы или Формы. Как архетипы, рассматривались и Фигуры мифа, к которым постоянно обращался философ. «Имена Зевса, Аполлона, Геры, Афродиты и т. д. в зависимости от контекста могли обозначать сами божества, аллегории, символы, психологические типы, способы познания, философские принципы, трансцендентные сущности, источники поэтического вдохновения, объекты поклонения, высшие реальности, произведения верховного создателя, небесные тела, основы вселенского порядка, повелителей и наставников человечества.» ( 66; с. 16)

Согласно Платону, каждое человеческое существо, переменчивое и смертное, является единичным выражением архетипов – абсолютов: Красоты, Ума, Жизни, Души, Добра, Справедливости и др. Если человек прекрасен или добр, значит, ему достались «части» абсолютных Красоты или Добра. Осуществляя архетипы, человек совершенствуется в нравственном, познавательном и эстетическом отношении, совершает милосердные поступки, достигает достойного положения в обществе, приобретает научные и философские знания, заботится о соразмерности частей тела и изяществе движений. Когда индивидуальная мысль, восходящая к архетипу Ума, открывает единство всех человеческих воплощений архетипов и единство всех Идей, индивид приближается к пониманию абсолютной Гармонии, великого Замысла мироздания, открывает тождество своего личного микрокосма всеобщему Макрокосму. На основе познания и самопознания физическое существование человека становится пронизанным божественным благом. Преодолевается конечность личного бытия, совершается шаг в бессмертие, доступный, прежде всего, философу - человеку «великому из великих».



Аристотель поставил в центр своей философской системы мира не абсолюты, идеалы, трансцендентность, а реальность как множество эмпирически постигаемых конкретных предметов. Каждый предмет выступал «субстанцией», обладающей индивидуальными качествами и качествами, указывающими на его реальное сходство с другими субстанциями. Все качества указывают на те или иные «способы существования» предмета. Сходные способы искусное мышление философа обобщает в «категории», в том числе относящиеся к человеку как части реальности. Для познания любого существующего предмета, включая «индивида», можно применить универсальные категории сущности, количества, качества, отношения, места, времени, состояния, обладания, действия и страдания. Основными принципами и операциями применения категорий являются индукция, дедукция, выявление причинности, различение противоположностей (субъекта – предиката, существенного – случайного, материи – формы, потенциального – актуального, общего – индивидуального). В познании «человек» определяется двойственно. С одной стороны, как отдельная «вещь» в мире вещей или частный случай в совокупности людей. С другой стороны, как субъект, пребывающий в индивидуальном бытии и способный, упражняя интеллект, прийти к пониманию имманентной сущности вещей. Однако, то особое измерение, в котором человек познает самого себя ему одному свойственным образом, то есть состояние «наедине с собой», в учении Аристотеля не освещено, и по этой причине остается нераскрытым и особое, личное место человека в мире. (16)

Подчеркивая исключительность людей, одаренных способностью к философствованию, античные мыслители в отношении к рядовым членам общества придерживались иной установки. Согласно Феофрасту, в обычных домах, на площадях и рынках живут и действуют носители человеческих «характеров» или «типов», возникающих в результате сходства в способах человеческого приспособления к жизни. Типы не восходят к идеальным сущностям, не нуждаются в самопознании, являются относительно постоянными в своих проявлениях. Они могут быть забавными, странными или негативными. Особенно энергично они заявляют о себе, когда индивиды вступают в общение между собой. Вглядимся, к примеру, в человека, воплощающего тип «Тщеславие».

- В гостях за обедом он стремится занять место за столом рядом с самим хозяином.

- Сына своего отправляет остричь волосы в Дельфы.

- Возвращая взятую в долг мину серебра, он старается отдать целиком новой монетой.

- Для галки, которую держит в доме, он обязательно купит лесенку и сделает маленький медный щит, чтобы она прыгала с ним по этой лесенке.

- Когда приносит в жертву быка, то уж непременно приколотит у себя перед входной дверью бычий лоб с рогами, обвитый огромным венком, чтобы входящие видели, что он принес в жертву быка.

- После торжественного шествия с всадниками он велит рабу отнести домой все вещи и снаряжение, а сам, накинув гражданский плащ, но в шпорах, красуется, прогуливаясь по рынку.

- Если у него околеет редкая мелитская собачонка, он велит поставить надгробный памятник и сделать столбик с надписью «Чистый отпрыск мелитской породы».

- Посвятив в храм Асклепия медный палец, он принимается начищать его, украшает венками и ежедневно умащает благовониями.

- Когда ему случается объявить народу о сделанном жертвоприношения Матери богов, он возвращается домой, и рассказывает жене о своем удивительном успехе. (69)

В том же духе выстроены все 30 характеров – типов Феофраста. Видно, что многие обобщенные поведенческие проявления типов исходно были индивидуализированными поступками известных автору конкретных людей. Канонизируя тип, мыслитель невольно обращался и к индивидуальностям.

Период античной эпохи, когда «индивидуальное» стало эмпирически выделяться в качестве имманентного свойства человека, был отмечен рождением литературного жанра биографии, который С. Аверинцев определил как ранний опыт «личностной литературы». Первыми героями биографического анализа оказались видные политики, риторы, музыканты, художники и т. д., бывшие в глазах биографов самыми заметными носителями «личного» в обществе. Содержание жизнеописания, чрезмерно акцентируя непохожесть героя на других людей, было слишком откровенным, иногда шокирующим, обнажало постыдные события его жизни, странные, отталкивающие черты его поведения, дурные поступки, обычно скрываемые детали приватного образ жизни, различные чудачества, непристойности, преступления. Индивидуальное начало тенденциозно проступало в негативном образе одиозности, ненормативности, аномалии. Доминирующей жизненной атмосферой античной биографии – заметил Аверинцев - был дух неразборчивого любопытства или педантичного коллекционирования непроверенных сведений. В основном она исходила не из оценочной идеи «великого или выдающегося человека», а из идеи «знаменитости». (4)

Эволюционируя, индивидуальная биография постепенно перестает быть синонимом «курьезного». В «Жизнеописаниях» Плутарха она приобретает серьезную, гибкую, объективную и диалектичную форму. Автором раскрывается личное своеобразие ряда крупных римских военачальников. Применяется прием парного сравнения, когда у двух во многих отношениях схожих мужей отыскиваются характерные отличия, хорошо оттеняемые их сходством. К примеру, сравниваются Алкивиад и Марций, которые «одинаково дали многократные доказательства личного мужества и отваги, равно как мастерства и дальновидности полководца». Однако качественные способы достижения ими славы и авторитета оказываются принципиально различными.



Алкивиад: Марций:

бесстыдство, высокомерие,

грубость, суровость,

шутовство, откровенность,

льстивость, прямодушие,

хитрость, жестокость

лживость, непреклонность,

честолюбие, гордость,

соперничество, самомнение,

благожелательность, враждебность,

обаяние, гневливость,

любезность, вероломство,

обходительность, необщительность,

страсть к роскоши, воздержанность

разнузданность, неукротимость,

взяточничество, бескорыстие,

незлопамятность мстительность,

любовь к почестям, равнодушие к почестям,

неразборчивость в поступках. несправедливость.

Сомнительные черты, проявляемые доблестными мужами, не могут, по Плутарху, снизить их персональное, поучительное значение и влияние на истории и на жизнь конкретных людей. «Глядя в историю, словно в зеркало, я стараюсь изменить к лучшему собственную жизнь и устроить ее по примеру тех, о чьих доблестях рассказываю. Всего более это напоминает постоянное и близкое общение: мы точно принимаем каждого из великих людей в своем доме, как дорогого гостя, узнаем и выбираем из его подвигов самые значительные и прекрасные…., спокойно и радостно устремляя свои мысли к достойнейшим из образцов». (48; с. 305)

Позднеантичная римская культура, основываясь на греческой философской традиции и идеях стоицизма, утвердила ценность бытия индивида, самостоятельно выбирающего для себя меры существования и формирующего образцы «личного» в обществе, а также обосновала возможность «самопроверки» по этим образцам всех свободных граждан социума. Опыт «Размышлений» Марка Аврелия (императора – философа – писателя) стал знаком грандиозного культурного сдвига в сторону формирования личностного идеала и литературного самораскрытия «я» в его отношении с богами, другими людьми, миром, собой. Состоявшись 2000 лет назад, рефлексия Аврелия приобрела различные имена, каждое из которых указывало на то или иное измерение его личности: «Житие и дела Марка Аврелия», «Записки Марка Аврелия», «Жизнь Марка Аврелия», «К самому себе», «Для самого себя», «Наедине с собой». Несмотря на то, что текст выдержан в режиме диалога «я – я», самообращения автора выглядят откликом на внутреннее чувство благоговения перед Богами, давшими человеку благо жизни, способность быть «разумным существом в обществе» и усовершенствовать свои общественно ценные качества. Общий стиль «Размышлений» характеризуется традиционностью, нормативностью, императивностью, поучительностью, исповедальностью.

Аврелий видит себя обладателем и выразителем «человеческой сущности», которой обладают все люди. Его самообращения адресуются скорее не «моему и только моему я», а «ты» и «мы», как будто в «я» живет множественный другой: говоря с собой, говорю с другим, со всеми. При этом он ставит перед собой сверхтрудную задачу самоформирования по канону достойного и целостного человека, вопреки разрушающим и внутренне разделяющим влияниям жизни. Исключительная сложность поставленной цели выделяет его индивидуальность из общности.

Философско - антропологические размышления, установки и результаты самопознания Марка Аврелия (37) можно систематизировать следующим образом.

1. Боги устроили все разумно, прекрасно, человеколюбиво. Силой божественного Разума творится Природа – первооснова всего сущего и существующего, истина и причина всего, что истинно. Природа является совершенным целым, все воссоединяет в целое, все дает и все отбирает у сущего. В ней сосредоточено единство таинственных сил, составляющих «природу» вещей. Это тайны возникновения вещей, их строения из отдельных частей, их становления и превращений, преодоления ими зла, то есть распада и отпадения от целого. Будучи сотворенной, Природа сама выступает творцом. Одним из ее творений является человек и его жизнь в мире. Тайна человека - соединение в нем тела, души и ума. Этому соединению способствует разумное отношение к божественной причине всего, к телу, к другим людям, к миру. Кто не знает, что такое мир, не знает, где он сам. Кто не знает, для чего он рожден, не знает, ни кто он, ни что такое мир

2. Разум дан человеку от божественной Природы. Это «главенствующее внутри человека»; пронизывающее все сущее; не создающее зла; уловитель связи всего и всех отношений одного к другому; управитель человеческой жизни; придающее человеку цель и назначение; созерцающее бытие и время как целое; познающее порядок, складывающееся из противоположностей; общее с другими людьми. Разум является гением человека, направляющим его к умной жизни в мире и к добродетельной жизни души. Задачей разума - ума является формирование правильных представлений о предметах, а именно, нахождение пределов и очертаний предметов, рассмотрение каждого предмета в его «естественной наготе», познание его в полноте и раздельности, называние его собственным именем, знание всех элементов, его составляющих и всех частей, на которые он распадается, познание ценности предмета для целого. В единении с душой, разум превращает ее в «разумную душу», способную себя видеть, себя расчленять, делать себя такой, какой хочет, пожинать свой плод, приходить к своему назначению, все в себе делать полным и самодостаточным, обходить весь мир, распространяться на бесконечность времен, любить ближнего, встретиться со своим гением. Разумная душа - «сфера, светящаяся светом». Разум – в целостной, не рассеянной, собранной жизни.

3. Гения в человеке открывает и сберегает философия, которая придает жизни благой характер, отличающий ее от обычной человеческой жизни. В обыкновенной жизни мы живем в мимолетном настоящем, наша душа пребывает во сне и слепоте, жизнь состоит только из первостихий, существование кажется войной и чужбиной, воспоминание не отличается от забвения, смерть настигает любого, даже тех, кто чрезмерно заботится о жизни. В разумной жизни, осененной гением, мы живем в созерцательном и деятельном настоящем, видим его «точкой вечности», помним не только о жизни, но и о смерти, прилаживаемся к судьбе, преодолеваем стихийность бытия, действуем с рвением, силой и благожелательностью, сохраняем своего гения в чистоте, ничего не ожидаем и ничего не избегаем, храним покой, не доверяя какой – то одной из противоположностей, действуем по традиции наилучших времен, делаем свою жизнь завершенной, так, чтобы нас нельзя было сравнить с «лицедеем, который ушел со сцены, не доиграв».

Жизнь человека – река, непрерывные превращения; мгновение вмещает в себя огромное число телесных и душевных движений; твое превращение необходимо для совершенной природы целого: «Сколько Сократов поглотила вечность!»; спрашивай себя о каждом отдельном случае жизни. Жизнь – совокупность наших деяний, и вкусить жизнь, значит, связать деяния одно с другим, чтобы и зазора между ними не осталось. Но не в нас причина соединения и распадения жизни.

4. Разумные существа рождены один для другого. Человек по природе общественное существо, действует общественно. Радость в том, чтобы от одного общественного деяния переходить к другому. «Что улью не полезно, то и пчеле не на пользу». Все разумные существа устроены для единого сотрудничества. Человек, отщепленный от одного хотя бы существа, отпал от всей общности. «Не одинаковы ветка единорастущая и ветка, заново принятая, как была отрублена». Мы рождены для общества. «Много комочков ладана на одном алтаре. Один раньше упал, другой позже». Нужно помышлять о самых разных людях самых разных занятий и разных народов, желать другим только добра; не порицать других, так как каждый может совершить погрешность.

5. Присущие мне свойства и образцы человеческих свойств достались мне от других людей: прадеда, деда, отца, матери, воспитателя, учителя, философов, поэтов. Это изящество нрава, негневливость, благочестие, щедрость, воздержание от плохого, неприхотливость, выносливость, несуетность, пристрастие к философии, ловкость умозрительных положений, благожелательность, бесстрастность, неосуждение, обучение у друзей, восхваление учителей, долг перед ближними, владение собой, бодрость духа, скромность, мужество, надежность, последовательность, спокойствие, невысокомерие, нестроптивость, нетщеславие, трудолюбие, справедливость, самодостаточность, приветливость, независтливость, приверженность старому, зрелость, невозмутимость, стойкость, поддержка богов, божественные подсказки и знамения, хорошее здоровье, помощь другим.

6. Я узнаю о себе, оставаясь наедине с собой, обращаясь к себе, спрашивая себя, испытывая себя, ставя перед собой задачи, устанавливая себе правила, примеряясь к образцам. То же можешь сделать и ты.

- Когда тебя спросят, о чем помышляешь, отвечай быстро, откровенно, просто, доброжелательно.

- Принимай как благо то, что с тобой сейчас происходит, тех, кто сейчас с тобой, свои представления о происходящем и то, что не вкрадывается в настоящее неизвестное.

- Спрашивай себя сразу по пробуждении ото сна той своей драгоценной частью, где живут правда, верность, стыд, закон., добрый гений.

- Соблюдай себя при именах: добротный, достойный, доподлинный, осмысленный, единомысленный, свободомысленный.

- Смотри внутрь – там источник блага.

- Делай то, что от тебя сейчас требует природа.

- Само себя лишает сияния то, что не желает пересылать его.

- Благом является для тебя: общественное, неподатливость для переживаний, первенство духовных движений, неопрометчивость и проницательность.

- Шествуй прямо, следуя собственной и общей природе.

- Из людей никого не ставь ни господином себе, ни рабом.

- Говори себе: это идет от бога, это по жребию и вплетено в общую ткань, это – от случая, это – от других, это – от меня самого.

- Поспешай к своему назначению, помогай себе, давай себе уединение, обновляй себя.



7. Я служу своему гению и на этом пути обращаюсь к себе:

- Не дергайся, оттащи себя от чувственных переживаний, не напрягайся, не сжимайся в себе, из себя не выскакивай, не мотайся, не марайся.

- Нужно быть достойным, как если бы я был изумруд, сохраняющий свой собственный свет.

- Ничего не случится со мной иначе, чем в согласии с природой целого.

- Дано мне не делать ничего против бога и моего гения.

- На что я сейчас употребляю свою душу, и чья сейчас у меня душа: ребенка, подростка, женщины, тирана?

- Какая часть целого уделена мне?

- На каком клочке целой земли я брожу?

- Какая доля зияющей вечности уделена мне?

- Какая часть моей души - в целом?

- Не во мне причина соединения и распадения моей жизни.

- Я буду кротким, как кроток тот, кто меня отзывает.

- По прекращении помещена будет всякая часть меня в некую часть мира, а та превратится еще в другую часть мира и так без предела…

Отважившись на интерпретацию содержаний самопознания Марка Аврелия, нельзя было не вспомнить слова Маргерит Юрсенар, литературно воссоздавшей «личность» императора Адриана, бывшего очень близким Марку. Основываясь на «Воспоминаниях» своего героя, она назвала их «подлинным камнями» проведенных реконструкций.

«Что значит научиться читать текст II века? Воспринимать его той душой и теми чувствами, которые были присущи людям той эпохи; помещать его в контекст современных событий; убирать, если можно, наслоения всех идей и чувств, образовавшихся между теми людьми и нами. И все же использовать – но осторожно и только в качестве подготовительной процедуры – возможность сближений и сопоставлений, новые перспективы, мало – помалу созданные столькими веками и событиями, отделяющими нас от того текста, факта, человека; использовать их как своего рода вехи на возвратном пути к определенной точке во времени». (91; с. 295) Эта изящно сформулированная установка поддерживала нас во всех опытах культурно – психологического моделирования личности.

Метод исследования культуры, предполагающий соединение времен на основе творческой интуиции отдаленного прошлого, глубокого понимания современности и видения культурных перспектив, можно обозначить как «трансвременной подход». Искусное применение этого подхода при интерпретации текстов Сократа, Платона, Апулея, Плутарха, Зенона, Эпиктета, Сенеки, М. Аврелия, позволило Мишелю Фуко осуществить обобщающую реконструкцию реалий, названных им «вспышкой римско-эллинистического индивидуализма». В центре внимания исследователя оказывается обращение многих людей античности к философии и другим знаниям о человеке и создание на этой основе практики, известной под именем «культура себя» или «забота о себе». ( 76 )

В контексте традиционной общности, коллективного сознания, публичной жизни, жесткой системы семейных, экономических, клиентских и дружеских зависимостей, «культура себя» состояла в выработке личностно – ориентированных правил поведения, усилении внутренней связи человека с самим собой, повышении значимости личной рефлексии и представления о себе как инициирующем начале (субъекте) своих действий. Освоенная «культура себя» означала развитие «личного» в индивиде, искусство индивидуального существования, внутренний императив человека, бытийный акцент на отношение личность – я.

Согласно Фуко, жизнь, протекающую под знаком заботы о себе, составляли следующие моменты.

Непрерывно действующая установка на работу с собой: внимание к своей душе, способностям своего тела, своему разуму, своему познанию, способам усовершенствования себя, достижению свободы и мудрости. Готовность учиться жить всю жизнь, видеть в себе главный предмет всей своей деятельности, размышлять о добродетелях и пороках, о счастье и жизненных невзгодах, принимать наставления о достойных поступках, не чуждаться «взрослого воспитания».

Реальный труд над собой: вечерние и утренние погружения в себя, самоотчеты, обдумывание будущих дел, воспоминания о прошедшем дне, восстановление картин прошлой жизни, подведение итогов пройденного жизненного пути, выбор или общественной карьеры, или философствования и покоя самосозерцания. Практика «уединения в себе», философское руководство сознанием, кропотливая работа по выработке своих отношений к людям, миру, жизни. Беседы с учителем, другом, конфидентом о состояниях своей души и о состояниях его души – душевный обмен. Участие в деятельности общин, практикующих заботу личности о себе с помощью других людей. Деятельность в качестве учителя, наставника, проникшегося трудностями «работы над собой» другого человека. Приглашение философов – консультантов в качестве советников по делам экономическим, политическим и житейским, по вопросам преодоления страстей, исправления недостатков, исполнения долга.



Каталог: data -> 2009
2009 -> Программа дисциплины «Рефлексия личности»
2009 -> Психология индивидуальности
2009 -> Программа дисциплины «Основы психологического консультирования»
2009 -> Поддьяков А. Н. Кросс-культурные исследования интеллекта и творчества: проблемы тестовой диагностики // Культурно-историческая психология: современное состояние и перспективы. Материалы международной конференции
2009 -> Хачатурова М. Р. Проявление склонности личности к конфликтному поведению // «Психология сегодня: теория, образование и практика» / Под ред. А. Л. Журавлева, Е. А. Сергиенко, А. В. Карпова. М
2009 -> Программа научно-исследовательского семинара
2009 -> Психологические механизмы генезиса и коррекции страхов
2009 -> Литература по физиологии высшей нервной деятельности
2009 -> Программа по курсу «Обществознание»
2009 -> Сорвин К. В., Сусоколов А. А. Человек в обществе Система социологических понятий в кратком изложении Для учащихся старших классов и студентов младших курсов


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница