КУЛЬТУРНАЯ АЛЬТЕРНАТИВА: ДЕПЕРСОНАЛИЗАЦИЯ ИЛИ



страница9/19
Дата14.05.2016
Размер3.5 Mb.
ТипМонография
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   19

1.3.. КУЛЬТУРНАЯ АЛЬТЕРНАТИВА: ДЕПЕРСОНАЛИЗАЦИЯ ИЛИ

ТВОРЧЕСКАЯ ИНДИВИДУАЛЬНОСТЬ

Версия свободного соединения личности с обществом посредством жизнеотношений и экзистенциальных диалогов не составили во второй половине ХХ века победной оппозиции концепциям социальной зависимости личности с их подчеркнутым вниманием к средне - статистическому индивиду, постепенно теряющемуся в крупных организациях и сообществах. Коллективное в отношении к индивиду все больше стремится занять положение абсолюта. «Массификация» нивелирует идею индивидуальности; а также обесценивает традиционную группу с присущей ей психической, функциональной и ролевой дифференциацией, взаимной зависимостью и ответственностью членов. Человеческие массы помещаются в эпицентр современной истории как ведущие субъекты крупных мировых событий: революций, войн, технологических и информационных прорывов, глобальных финансовых потоков и международного производственно – товарного обмена.

Индивидуальность оказалась перед невиданной опасностью подавления, вследствие огромного тематического и операционального расширения личного сознания, его выхода из границ прежних культурных, национальных, религиозных представлений и в связи с «глобализацией», интернационализацией личности наряду с возрастающим самоотчуждением. Сознание наполняется противоречиями разнообразных норм, правил и канонов. Не справляясь с ними, оно становится релятивным, невротичным, диффузным; нарушается личностная идентификация с конкретными формами и субъектами социальности. В этих процессах подрываются межличностные связи индивидов, прежде составлявшие психологическую основу группового единства. «Расширенная личность» становится слишком озабоченной поддержанием своей суверенности и принуждением других к признанию ее превосходства. Группа начинает выступать для индивида не опорой его персонализации, а формой и символом его социальных ограничений, которые он преодолевает, регрессируя к индивидуализму.

Распыленные индивидуальности, сознательно отрицающие преимущества своего единства с коллективным целым, оказываются под сильным воздействием бессознательной нужды в принадлежности к общности. Чем тоньше прорабатывается рациональная идея о культивировании индивидуальности и персональном преобладании, тем архаичнее и неопределенней влечение личности к слиянию с «общим» и сильнее ее страх и ненависть к одиночеству. В современной жизни это «общее» часто навязчиво выступает в образе неструктурированных «толп». Диффузная общность становится для европейцев влекущей и влияющей средой, несмотря на то, что любая влившаяся в нее индивидуальность неизбежно переживает трагедию деперсонализации, потери себя при избытке стихийной социабельности. «Снятые с креплений, лишенные привилегий по рождению и по званию, дезориентированные бесконечными переменами, приставшие друг к другу люди создают невероятный простор для разрастания тех человеческих туманностей, которыми являются толпы». (42; с. 51)

Дополнением социальных концепций деперсонализации может служить модель Р. Тарнаса, объясняющая подавление «личного» возникновением кризиса в познавательном отношении человека к миру.

- Отношение человека к миру носит характер жизненно важной зависимости, поэтому для человека крайне важно объективно оценивать мир, правильно интерпретируя исходящие от мира сообщения.

- Человеческий ум получает противоречивую информацию, элементы которой часто несовместимы друг с другом, давая разнообразные толкования положения человека в мире и сущности самого мира. Например, психологическое и духовное понимание себя не согласуется для личности с получаемыми научными метасообщениями

- В своем познании человек не может установить прямой связи с миром. В его распоряжении нет способов, которыми он мог бы постичь Вселенную как Реальность, хотя и порождающую человека, но отличную от человеческой реальности и недосягаемую для личности.

- В экзистенциальном смысле человек не может покинуть границ мира, выйти из игры связей и отношений с Реальностью. С одной стороны, бытие предписывает личности бороться, осваивая мир, искать смысл жизни и добиваться свершений. С другой стороны, Реальность, из которой мы произошли, равнодушна к этим поискам, разрушительна в своих действиях, обесценивает личность в ее собственных глазах, ставит перед ней проблему нахождения все новых и новых отношений с миром.

- Откликаясь на противоречия во взаимодействии с миром, человек может пойти на искажения внутренней и внешней реальности: на подавление чувства «я» (апатия, психическая анемия) или, наоборот, на чрезмерное его усиление и расширение (нарциссизм, эгоцентризм). Что касается внешнего мира, то перед ним либо безмерно преклоняются, либо эксплуатируют. Существует также стратегия бегства, растворяющая личность в той или иной страсти к «внешнему»: ненасыщаемом материальном потреблении, фанатичном увлечении массовой культурой, приверженности разного рода чудачествам, скитаниям, культам, экстремистским идеям, алкоголю, наркотикам, опытам жестокости.

- Крайним обезличивающим откликом на конфликты с миром, является развитие у человека невротических симптомов, подавляющих интеллект: безотчетная тревога, хроническая агрессивность, ощущение себя невинной жертвой, болезненная подозрительность, стремление к самоуничтожению, чувство абсурдности существования, переживание внутренней расщепленности, насилие, нигилизм. Следы этих отношений к миру проникают и определяют современную социальную и политическую жизнь.

- Но одновременно, преодолевая капитуляцию перед миром, в человеке продолжает действовать прометеевский порыв освобождения от власти мира путем его исследования и преобразования. Человеку открылась несостоятельность только тех внешне направленных способов и средств познания, которыми, он пользуется сегодня, и в будущем у него есть возможность установить отношения с миром, основываясь на изучении не столько мира, сколько потенциала своего разума и сознания. Человек может по-новому осмыслить путь, пройденный Сократом, Гегелем и Аквинатом, которые «уже одолели в своих странствиях дивные горние выси и теперь вдыхают пьяняще – будоражащий воздух альпийских лугов, любуясь нежданно открывшимися неведомыми далями». (66; с. 357)

В противовес акцентам на социальное и гносеологическое поражение современной личности, в поддержку культурной линии индивидуализации, появились и получили распространение психологические концепции, посвященные выдающейся личности. Она рассматривается в качестве критически выраженной индивидуальности, реализующей свой глубинный потенциал, открытой к другим, ответственной за все общество, оказывающей значительные культурные влияния, притягивающей к себе множество людей, готовых самобытно развиваться в одном ментально - психологическом пространстве с ней как образцом персонализации. Характерны в этом смысле работы К. Юнга, Э. Нойманна, А. Менегетти, А, Маслоу и др.

- Для всего мира актуальна проблема разрастания масс и потребительского отношения ко всему, наряду с практическим исчезновением позитивной творческой индивидуальности…

- Общество страдает от отсутствия людей творческих, способных на духовное, научное и культурное возрождение во имя создания высшей культуры…

- В мире ощущается недостаток в человеке творческом, обладающем высочайшим интеллектом…

- Обществу не хватает людей, способных на выдающиеся свершения. (40)

Придерживаясь убеждения в важности поиска психологических путей «выращивания» современных талантов и творцов, предлагаем модель «Выдающейся личности» (В.Л.), намеченную по мотивам культурно – психологических исследований Э. Нойманна. (45) Доминирующими в границах данной модели являются отношения личного с «я» - внеличным – надличным.

1. В.Л. способна интуитивно уловить в бессознательном праобраз индивидуального творческого развития, превращающего его сознание в зрелое и интегрированное. Этим праобразом является архетип Героя, который, благодаря сознательным усилиям личности, становится особо адекватным современному духу и ведет личность путем направленных преобразований ценностного содержания культуры. Творческое качество личности может длительно жить в европейском культурном каноне, сохраняясь в разные времена, несмотря на натиск коллективных сил.

2. В.Л. направляет свою деятельность в область религии, искусства, философии, науки или политики, преобразуя их с помощью новых идей и символов, понятных, пленительных и убедительных для множества людей. Бессознательное «Героическое начало», творчески реализуясь в личности, порождает знаменитых и масштабно влияющих художников, проповедников, философов, писателей, ученых и общественных деятелей.

3. Бессознательное В.Л. заключает ожившие архетипы с потенциалом мощных воздействий на современность; ее эго-сознание представляет собой совершенный интеллектуальный инструмент и способ индивидуального творчества; ее супер - эго образовано устойчивыми культурными нормами, которых она строго придерживается. В психике и жизни выдающейся личности достигаются исключительно плодотворные связи архетипа – сознания – культурной традиции - индивидуальной культурной деятельности.

4. Творческий процесс В.Л. охватывает не только множество объектов и субъектов человеческого мира, но и максимум аспектов ее собственного бытия. Везде устанавливаются отношения центроверсии, когда зрелая индивидуальность гармонизирует взаимодействие дихотомий, избавляя свою внешнюю и внутреннюю жизнь от разрушительной двойственности. Личностная центроверсия исключает острые конфликты органического и психического, бессознательного и сознательного, рационального и иррационального, индивидуального и коллективного, эго и архаичной самости.

5. Иррациональное и трансперсональное играет в жизни В.Л. не менее важную роль, чем сознание и сознательное творчество. Открытие новых символов и идей осуществляется в ответ на «повеления голоса высшего духа». Образы, тексты, произведения личности относятся к культуре, сообщающейся с областью трансцендентного. В «продуктах» и «влияниях» личности всегда есть некоторая избыточность, не постигаемая большинством людей и относящаяся к уже исчезнувшему либо еще не появившемуся в человеческом мире. Тайна ее дарования, неотразимо действующая на других и овладевающая всеми, часто определяется как «харизма».

6. Создавая новые ценности, В.Л. сама более 200 лет представляет собой культурное достояние, освященное архетипом Героя. В отношении к этому достоянию общность занимает неоднозначную позицию, наделяя личность огромной духовной властью, или отвергая ее как «несвоевременную», или растворяя ее уникальные вклады в «коллективных представлениях», или заставляя бороться с деструктивностью, привносимой в ее жизнь.

7. Своими идеями, образами, текстами, выступлениями В.Л. может нести предвестье кардинальных смен культурных форм и стилей. В них часто угадывается желание выразить уже пережитую в собственной душе возможность гибели ценностей, интуитивное знание о надвигающейся интеллектуальной опасности, предчувствие расширения границ познания и самопознания. Иногда, оберегая свои уникальные авторские установки, личность бывает вынуждена пойти на самоизоляцию, в одиночестве продолжая творческий путь.

8. В своей одержимости созидательной деятельностью, В.Л. иногда кажется чрезмерно эксцентричной, отличающейся не то необычной активностью бессознательного, не то неординарной работой сознания, не то какой - то «неправильностью» ее психической системы. «Любой талант неизъясним». Однако ни одна из этих гипотетических причин не устраняет и не ослабляет общего впечатления величия и могущества, производимого свершениями личности, тем большего, что она приобретает известность и власть, не стремясь к ним и не придавая им особого значения. Скорее она чувствует себя проводником власти Высшего, позволяющего ей создавать нечто значительное.

9. В.Л. - это человек, непрерывно растущий, совершенствующийся. Во всем выявляется его особое бытийное предназначение. В любом возрасте ему свойственна гениальность жизненных выборов, принимаемых решений, способов перехода с одного этапа жизни на другой. Он умеет постоянно рождаться на основе «вложений в себя», отражая результаты своих продуктивных действий, влияния своих произведений, эффекты любви к себе других людей и своей любви к ним. И даже при недостатке таких «вложений» личность усиливает себя, работая на будущее, следуя великой «метафизической задаче».

10. В процессах роста В.Л. формируется единство ее мощного первичного порыва к творческому бытию, ее хорошо логически и семантически структурированного «я» и относящихся к ней «других». На психологической территории активности личности возникает социальность нового типа, где происходят духовные циркуляции от ее внутреннего мира к внутренним мирам «других». Последние также приобретают способность оказывать личные влияния в расширяющихся горизонтах совместной творческой жизни. Генерирующая социальность необходима В.Л. для свободного самоопределения.

11. Свойственное европейской индивидуальности самополагание, или свобода быть собой, неординарно выражено у В.Л. во внутреннем преломлении и подчинении себе великого множества жизненных событий, воздействий и ситуаций, а также в возведении их в значительный социокультурный масштаб. Она непрерывно расширяет и концентрирует себя, «приводя обстоятельства, обычаи, правила вкуса, этики, философствования и даже природу вещей в соответствие с собою». (8; с. 34)

12. В.Л. несет в себе потенциалы, направляющие в развитии любого индивидуального субъекта культуры. Однако в ней они выражены в великолепной форме, ярко высвеченной жизнью. К этим потенциалам относятся: мышление, проблематизирующее мир; творчество, дающее миру смыслы будущего; рефлексия, создающая суверенное «я» и приводящая внутренний мир в соответствие с социальными и трансцендентными перспективами; диалогизм психической жизни.

Притяжение выдающихся личностей традиционно велико среди европейцев. Влекут их имена, тексты, поступки, необычность жизни, заманчивые повороты судьбы. Но у ныне живущего человека, вобравшего основные европейские каноны персонализации, перед лицом Фигур и Авторитетов все больше растет притягательность тайны собственной личности, растет «необходимость себя».

В отношении современного человека к себе есть множество диссонансов, которые заставляют личность быть, как никогда ранее, внимательной к себе и при этом переживать неуловимость своего «я». Трудность индивидуального выбора среди безмерных возможностей саморазвития, предлагаемых миром, острая конкуренция личных способностей и достижений часто побуждают личность к отказу от интенсивной внутренней работы, полной риска испытаний и поражений, а также к отстранению от тех областей коллективной жизни, где вершатся и происходят крупные дела и события. Субъективно уменьшаются меры личного роста, сферы персональной отдачи и духовного развития. Данный европейскому человеку историей и культурой дар «исходить из себя» начинает использоваться для умаления себя, а путь «героя» остается нереализованным архетипом.

Удовлетворенность личности собой все больше основывается на внешних действиях, которые приносят ей высокие психологические, социальные или финансовые дивиденды. Диапазон выигрышных в этом смысле действий стал необычайно широк и доступен, набор заманчивых образцов проживания до крайности разнообразен. Личности не нужно быть душевно сложной, цельной, зрелой, а тем более «всеобъемлющей», чтобы последовать влечению к выгодной или престижной активности. Например, включиться, в редкий бизнес, заняться экстремальным спортом, погрузиться в экзотическое приобретательство или сделать свою повседневную интимную жизнь предметом публичного разглядывания. Происходит абсурдный поворот к традиционной жизни «деятеля». На фоне удовольствия, доставляемого личности удачными эгоистическими и гедонистическими практиками, у нее постепенно теряется ценность внутреннего «я», оно реже вызывается к диалогу с собой и редко выражается в актах ответственного, этического самоопределения.

Дорожа индивидуализацией как «традицией», современная личность обнаруживает черты, противоречащие ей. Это непомерная раздвинутость предметных границ сознания и регресс самосознания, отступление творческого рацио и наплыв архаичных бессознательных содержаний, эгоцентризм и конформизм социального поведения личности, активность внешней деятельности и уход от развивающего «овнутрения» объективных связей, экстремистское отстаивание права на персональное своеобразие и отстранение от себя в сети корпоративных отношений.

Ослабляя гуманистический канон, личность с внешней стороны демонстрирует избыток плохо структурированных чужих смыслов, частую перемену нормативных предпочтений из-за подверженности социальным манипуляциям, озабоченность самоподачей перед лицом влиятельных лиц, вымогание широкого признания, самоутверждение на поверхности модной деятельности, подмену талантливой эпистолярной и литературной рефлексии популярными «памятниками» себе или посредственными интернет -дневниками. С внутренней стороны ей свойственны: интуиция несостоявшегося «я»; ослабление регулирующей и организующей функции сознания; рефлексивное бессилие; отклик на бессознательную тягу к мистическому; узко специализированное мышление; экспансия эмоций во все сферы жизни; одержимость собой как персонификацией Успеха (я – власть, я - богатство, я - интеллект, я – талант, я – профи и т. д.); идентификация с другими по типу «имитаций» и «присвоения» в ущерб отношениям доверия и глубинным духовно - творческим влияниям; психологическая податливость, зависимость, внушаемость и конформизм; снижение ценностного уровня самовыражения. В обществе стали появляться «знаки исчезновения личности». Человек, переживающий серьезный культурно - исторический кризис обращения с собой, приобрел имена, подчеркивающие его специфические отклонения от индивидуализации, вековечного европейского самостояния в мире и бытии.

«Человек массы» - индивид, теряющий бесценную и хрупкую свободу личного своеобразия, но приобретающий сходство и успокоительное равенство с другими из-за полной вовлеченности в коллективные устремления и переживания, совместные мыслительные процессы и практические действия.

«Человек в капсуле» утрачивает способность выходов в поле разностороннего общения и психологического обмена с другими людьми, избегает отношений взаимной значимости, отдачи и любви. Использует людей, повинуясь ревности и ненависти к человеческой теплоте.

«Человек - тень» становится жертвой болезненного раскола сознания и бессознательного, при котором деструктивные архетипы и личные комплексы правят в агрессивных, разрушительных и самоубийственных действиях личности.

«Человек – текст» может признать свою реальность лишь в качестве субъекта семантических вкладов во всеобъемлющий Текст, собирающий и порождающий идеи и символы коллективного существования. Чувствует себя хорошо в режимах обширного информационного обмена, интенсивной речевой коммуникации, генерирования текстов, очищенных от личных смыслов.

«Человек - никто» демонстрирует омертвение высших способностей души, уход наиболее сильных стремлений в область потребления и инфантильного захвата принадлежащего другим, самоотдачу «неподвижной идее», оправдывающей зло и насилие, принятие над собой чьей – то полной персональной или коллективной власти, фанатичную преданность объекту культа.

Состояния потери личности «не есть приобретение новейших времен, а напротив, пережиток той архаической эпохи, когда индивидуальность вообще не существовала».(89; с. 119) Особенностью указанных человеческих типов является нарушение развивающей двойственности, всегда притягивавшей европейца к уравновешивающему центру самосознания. В этом центре любой «коллективной», «эгоцентрической» или «абсолютной» доминанте может быть найден гибкий индивидуальный противовес. Например, благодаря активности «я», поглотившая индивида «масса» превращается в условие его ответственного выделения из нее. Отчуждение и самоизоляция преодолеваются установлением ценностных отношений личности с другими. Взрывная сила бессознательной критики по поводу своей жизни может быть направлена по каналам проблемной рефлексии в я -обновляющие поступки. Присущая личности информационного общества интенсивная жизнь – в – слове может уравновешиваться другими способами генерирования и жизненной практики. Сильное влечение к обладанию желанными объектами преодолевается, благодаря осмыслению, пониманию и сопричастности.

Невозможно представить, что результаты многоэтапного исторического поиска индивидуальности могут ныне исчезать из «эфира» живых культурных смыслов. Но как раз вследствие их великого масштаба, процесс индивидуализации становится все более трудным. Избежание или преодоление диссонансов в этом процессе становится приоритетной задачей социума и самой личности, которая в своем индивидуальном случае из общего арсенала культурно-психологических стратегий персонализации должна найти близкий себе путь.

Общества, реализующие новейшие политико-экономические парадигмы, продвигают социальные модели личности, способной стать «агентом» перспективных реформ и преобразований. Акцент все более смещается на расширенное культивирование новых личностных ценностей, которое должно принципиально усилить потенциал инициативы, активности, устойчивости, и благополучия индивидов в обществе, организации, группе. Оптимальными условиями и результатами освоения этих ценностей считаются «экономика знаний и информации», «новый бизнес», «конструктивная конкуренция», «организация как система», «работа как значимость», «инновационная доминанта».

Ценности, характерные для личности как субъекта инноваций и профессионального успеха, можно представить в интерпретации Т. Питерса (46), выстроив следующую континуальную модель:

- жизнь в ускоренном темпе.

- жизнь, полная работы,

- движение от проекта к проекту,

- ставка на информацию,

- конкуренция как возможность для успеха и развития,

- подвижные альянсы, ставка на неординарных людей,

- творчество – созидание и творчество – разрушение,

- одержимость успехами,

- стремление к совершенству,

- воображение, фантазия, мечты, «безумные» идеи,

- мой талант, мое достижение, мой вклад, мой след,

- продукт деятельности – инновация,

- быть профи – быть звездой,

- гордость профессионала,

- работа с возможностями,

- процветание на неопределенности,

- культ мастерства и страсть к обновлению,

- производство «методов», «правил», «решений», «впечатлений»,

- способность к сотрудничеству,

- карьера как выстроенная система проектов,

- ставка на качество: прекрасно, красиво, элегантно, стильно,

- создание памятного, причудливого, исполняющего мечту, уникального,

рассказывающего историю, усиливающего индивидуальность,

- референтная группа, ближайшее окружение,

- стратегическое выражение своего таланта и талантов других,

- креативность во всем,

- уверенность в себе,

- оптимизм, энтузиазм, воодушевление, напряжение, усилия,

- инициатива как добродетель,

- разнообразие видов интеллекта,

- стимулирующее незнание,

- любовь к парадоксам,

- лидерство как ответственность, экспериментирование, продвижение

талантов,

- изобретательство как игра,

- артистизм и обаяние.

Превращение данной или другой социальной модели личности в индивидуальную реальность требует множества опосредующих звеньев, включая образование, воспитание, современные виды профессий, развивающее взаимодействие индивидов и саморазвитие человека. Весь этот спектр зависимостей может исследоваться в контексте культурной психологии личности.



2. ИНТЕГРАЛЬНЫЕ МОДЕЛИ ЛИЧНОСТИ
2. 1. ФОРМЫ СИНТЕЗА ИДЕЙ О ЛИЧНОСТИ.
Полагаем, что поддержка современного человека в наисложнейшем труде над собой требует построения интегральных психологических моделей личности, целостно собирающих и развивающих канонические и нарождающиеся идеи об индивидуальности. При этом должны сочетаться научные, феноменологические и индивидуально - рефлексивные установки культурной психологии личности.

Новые модели могут применяться наряду с традиционными, если те выражают целостный взгляд на личность в определенной культуре, или являются опытом культурно - психологического синтеза, то есть, раскрывают культурную детерминацию – идентичность - активность – самопознание - развитие личности, или учитывают культурогенез психологии личности и ее место в научной «культуре человека». Упорядоченные интегральными моделями «открытия личности» закономерно намечают перспективу дальнейших исследований в проблемном поле «личность - в - культуре» и направление разработки новых технологий личностного консультирования, психотерапии, самоформирования. Лучшие из моделей, покидая границы психологии, могут стать активными императивами нарождающейся глобальной личностной формы культуры, известными признаками которой являются определение личности и ее жизни приоритетными ценностями постсовременного мира, развитие «личностной философии» и общественного «личностного мировоззрения», создание пролонгированных социальных гуманистических стратегий. (43)

Мы остановимся на трех интегральных моделях, построенных по принципам, релевантным культурной психологии личности. Первое, по принципу выделения и синтеза культурно – исторических констант «я», присущих личности, продуктивной в духовной деятельности. Второе, по принципу синтеза глубинных способностей личности, затребованных современной культурой. Третье, по принципу синтеза идей о личности, сложившихся в культурогенезе и отразивших становление личностных свойств, традиционно высоко ценимых европейцами.

1. Оригинальная разработка культурно – психологического интеграла личности была предпринята в русле герменевтического анализа рефлексивных текстов, авторы которых представляли собой «исключительные случаи творческой индивидуальности», состоявшиеся в Европе Y, ХII, ХYIII и ХХ веков (65). Исследование показало, что, несмотря на значительное пространственно-временное отстояние друг от друга и выраженную уникальность талантов, субъекты рефлексии обнаружили множество сходных психологических тенденций, формирующих устойчивые отношения «я» к надличному – другим – своей жизни – себе. Найденные константные я – отношения были представлены как взаимопроникающие аспекты единой Личности, возрождающейся во многих лицах для культурного творчества и масштабных культурных влияний.

Основой реконструкция интегрального «я» стали тексты авторских жизнеописаний: «Исповедь» Аврелия Августина, «История моих бедствий» Петра Абеляра, «Из моей жизни. Поэзия и правда» Вольфганга И. Гете «Воспоминания, сновидения, размышления». Карла Юнга, «Самопознание: опыт философской автобиографии» Н.А. Бердяева.

Комплексно применялись следующие принципы и возможности герменевтических процедур:

1) воссоздавать явные психологические содержания текста, активно их преобразовывать, соединять их с культурным и личностным контекстом, выявлять их новые связи, извлекать скрытые планы текста, заключающие тайные смыслы автора;



2) сочетать приемы интуитивного понимания, вчувствования, рациональной интерпретации содержания текста, строить неявный диалог интерпретатора и автора текста, посвященный разгадке тайны «я» автора;

3) истолковывать тексты, получившие статус «больших произведений культуры» и вместе с тем остающиеся во многом непонятыми, нераскрытыми, представляющими проблему в аспекте личности автора;

4) находить ключи или «смысловой эквивалент» к исследованию текстовых выражений субъективного внутреннего и внешнего мира автора, например, использовать при интерпретации предложенный Р. Бартом принцип культурных кодов текста: знания, коммуникации, символов, рефлексии, загадки и т. д.;

5. разрабатывать «смысловой эквивалент» интерпретации как сложную психологическую модель выявления тонких нюансов субъективности автора, привлекая соответствующие теории и концепции индивидуальной личности. (В данном случае при построении смыслового эквивалента применялись концепции личностной рефлексии, теории творческой личности, концепции жизненного пути личности, социальные теории личности.)



«Я» личности, создающей культуру и определяемой в измерении отношений, приобрело в исследовании следующие аналитико-синтетические характеристики.

Я в отношении к другим

- Привязанность к отцу и сопротивление отцовским ожиданиям

- Переживание притягательности материнской тайны.

- Высокая ценность материнской любви.

- Отстраненность от семьи и критика «семейного духа».

- Ранее интуитивное понимание сути отношений между людьми.

- Уловление истинных мотивов поступков других.

- Сознание своей непохожести на других.

- Страдание от непонимания другими.

- Вынужденное и выбранное одиночество.

- Сильное влечение к женщине.

- Полная поглощенность любовью и частая потеря любви.

- Амбивалентность отношения к женщине: сильная привязанность и

отвержение.



- Отношение к полу и любви как к явлениям, порождающим иллюзии.

- Слабая способность к дружбе.

- Легкость перехода от чрезмерной увлеченности другим человеком к

обесцениванию и холодности.

- Сильная нужда в «другом» на определенном этапе становления.

- Оппозиционная установка на автономию.

- Принятие опыта жизни выдающихся личностей как ориентира и

утешения в собственном жизненном пути.

- Уверенность в своей способности к исключительным достижениям и

возможности превзойти учителей.

- Благодарное отношение к близкому окружению за внимание и

поддержку его дарований.

- Невольное влияние своим талантом и личностью на многих других.

- Открытость к людям, способным передавать знания, делиться опытом

творчества и общения.

- Преображающее, глубинное влияние его произведений на многих

других.

- Творчество, вызывающее у других духовные перевороты.

- Ранняя увлеченность азартом игры, соперничеством, преодолением.

- Страсть к выигрышу и творческой победе над другими.

- Любовь к феномену юности, пробуждению дарований товарищей,

возможности творить вместе.

- Категоричность и чрезмерная требовательность к близким людям

вплоть до неприятия.



- Внимание к оценке своих произведений другими.

- Стимулирующая ревность к достижению других.

Я в отношении к своему творчеству

- Ранее проявление способности к искусствам и наукам.

- Активная проба дарований в различных сферах деятельности;

-Жадное, часто истощающее овладение знаниями.

- Сильная увлеченность духовным общением, порождающим

мощные порывы к творчеству.

- Ощущение бессознательных источников своего творчества,

опора на интуицию.

- Огромная энергия жизнедеятельности и созидания в юности и

молодости.

- Отношение к познанию и творчеству как к средству уничтожения

иллюзий, скрывающих истину жизни.

- Осознание исключительной ценности творчества в своей жизни и

человеческой жизни вообще.

- Неистощимая установка на творческий поиск.

- Меньшая ценность готового продукта в сравнении с процессом

творчества.

- Наивысшие творческие подъемы под влиянием религиозных и

мистических учений.

- Доминирующее внимание к «человеку» как к теме, мотиву и истоку

творчества.

- Широкое использование символов в познании и творчестве

- Рано пробудившийся интерес к природе как источнику необычных

духовных состояний и творчества.

- Отношение к своему жизнеописанию как способу творческого

воссоздания «я».

- Понимание творческой жизни как пути обретения внутренней

свободы.


- Осознание своего развития как зависящего от таланта и

творческого предназначения.

- Исследование техник, приемов, инструментов своего творческого

процесса с целью из совершенствования.



- Оценка собственных произведений и трудов как превосходящих

достижения лучших творцов в данной области.

- Осознание исторических предпосылок своего творчества, а также его

места в череде событий преображения мира человеком.

- Осознание единства своего творческого начала с другими талантами

в определенной области духовной деятельности.

Я в отношении к надличному.

- Вера и любовь к Богу

- Принятие Священного писания или других религиозных учений

на определенном этапе своей жизни.

- Обостренная чувствительность к таинственным, мистическим,

непостижимым явлениям.

- Повторяющиеся сны религиозного, трансцендентного характера.

- Склонность к символизму в философском, поэтическом и научном

творчестве.

- Использование символа как средства выражения своих глобальных

открытий.

- Одухотворение природы, вера в ее божественное величие и мощь.

- Любовь к мифу и сказке, высокая ценность фантазии, мечты,

воображения.

- Поиск абсолютных начал в человеке вообще и божественного

света в своей душе.

- Вера в силу магических действий и ритуалов, придание своим

переживаниям, идеям и образам символического значения.

- Ценность своей способности к предвидению, предсказанию.

- Рискованные опыты личных встреч с бессознательными силами души.



Я в отношении к своей жизни.

- Осознание своей жизни как процесса духовного роста, идущего

по определенным этапам.

- Способность посредством текста охватить мыслью свою жизнь,

осуществить биографический синтез.

- Любовь к своей жизни как несущей творчество, уникальные свершения.

- Различение и тонкое соотнесение динамики своей внутренней и

внешней жизни.

- Понимание жизни как последовательности встреч со значимыми,

влияющими, любимыми людьми.

- Оценка своего жизненного пути как противоречивого, кризисного,

сопровождающегося душевными подъемами и падениями.

- Придание высокого значения некоторым событиям жизни,

как «отмечающим судьбу».

- Высокая ценность встречи с определенным человеком, кардинально

повлиявшим на смысл и течение жизни.

- Осознание решающей роли какого-либо произведения, текста,

определившего жизненный и творческий выбор.

- Интуитивное понимание скрытой связи своей жизни с ушедшими и

протекающими жизнями других творческих личностей.

- Благодарность близким людям, на определенных этапах жизни

высоко оценившим его дарования и труды.

- Высокая ценность случаев сверхчувственного восприятия и

удачных предсказаний событий своей жизни.

- Поиск причин многих явлений своей жизни в сферах, независимых

от воли личности.

- Отношение к жизни как к игре высших сил, в которой личность

обладает незначительной свободой.

- Любовь к своей юности и молодости как к периодам, определившим

весь жизненный путь

Я в отношении к себе

- Высокая ценность состояния «быть с собой».

- Рано проявившаяся склонность к самонаблюдению, самоанализу,

самоисследованию.

- Опыт «собирания себя» в исповеди, жизнеописании, автобиографии.

- Различение и цельное осмысление качеств своей личности, «я», жизни.

- Оценка самопознания как важнейшей сферы своего творчества.

- Направленность самопознания на творческий потенциал

бессознательной жизни.

- Перенос философских, художественных, психологических идей,

образов и символов «человека» в план самопознания.

- Раскрытие и разрешение противоречий «я» и своей жизни.

- Раннее внимание к своим способностям и достижениям, отличающим

его от других людей.

- Осознание жизни как пути к истокам своего «я», пути к себе.

- Тщательное слежение мыслью за своей текущей жизнью, непрерывное

вспоминание жизни, интуитивное проникновение в свое будущее.

- Интерес к времени, как реальному феномену, философской проблеме

и субъективному измерению своей жизни.

- Увлеченность и любовь к действительному миру, наряду с осознанием

своего влечения к миру иному.

- Оценка, как неразрешимой, коллизии между душевной свободой

и «бременем тела».

- Оценка своих любовных страстей как препятствий для сосредоточения

на подлинном жизненном назначении.

- Поиск единства и гармонии собственной жизни через осознание ее

ритмов, циклов, сквозных занятий, смыслов и достижений.

- Идея личного противодействия миру как «погрязшему во зле».

- Осознание себя человеком «избранным», для которого дороже

всего собственная уникальность.

- Рискованные рефлексивные эксперименты с разложением и новым

синтезом собственного «я».

- Осознанные отождествления с другими людьми, выбранными в качестве

образцов и ориентиров развития..



2. Вторая интегральная модель личности, в отличие от двух других, является классической, широко известной. И хотя ее автор - американский исследователь, она проникнута духом европейской культуры, с ее давней традицией видеть в философии центр формирующих влияний на образование, науку, литературу, религию, политику, экономику. Следуя от философии к психологии личности и руководствуясь эволюцией взглядов на индивидуальность в истории западного мышления, Абрагам Маслоу создал целостную концепцию внутренних потенциалов индивидуального бытия, находящих культурные формы самовыражения и издавна порождающих яркие феномены культурной самоактуализации личности. В настоящее время эти потенциалы все больше завораживают человека, заставляя изменять устоявшиеся каноны европейского ratio – self – action.

Личность, в интерпретации Маслоу (39), выступает глубинной «самостью» или «системой психических способностей», которая в случае здорового развития индивида устанавливает его многосторонние (познавательные, эстетические, творческие) отношения с миром. Особенно подчеркивается то, что глубинная самость потенцирует активность личности в отношении к своему бессознательному, своему «я» и общению с другими людьми.

Модель объединяет положения, названные Маслоу «основными допущениями о природе человека». Приведем их с некоторыми сокращениями.

- Каждый из нас обладает исконной внутренней при­родой, которая является инстинктообразной, изначаль­ной, естественной, наследственной, отличающейся высокой мерой сопротивляемости. В сущностную внутреннюю природу включаются инстинктивные потребности, талан­ты, пол, конституция, темперамент, травмы вынашивания и рождения. Эта внутренняя сердцевина «говорит» языком естественных склонностей, пристрастий и априорных убеждений. Внутренняя природа каждой личности обладает как характеристиками, свойственными всему виду, так и характеристиками, свойственными только данной конкретной личности. Человек обладает аутентичной самостью как способностью слышать голоса - импульсы внутренней природы, то есть способностью знать, чего ты на самом деле хочешь, а чего — нет, на что способен, а на что — нет. В разных индивидах эти голоса-импуль­сы звучат с разной силой; часто они достаточно слабы.



- Многие аспекты внутренней, глубинной приро­ды либо (а) активно подавляются, потому что вызывают страх, неодобрение или являются чуждыми эго, либо (б) не используются, выпадают из внимания, не артикулируются. Поэтому большая часть внутренней, глубинной природы является бессознательной. Это может относиться к инстинктам, потребностям, способностям, эмоциям, суждениям, установкам, восприятию и т. п. Активное подавление требует больших усилий, что приводит к большим затратам энергии. Подавляющей силой могут быть общество и культура, но также и внутрипсихическое начало личности, которое можно назвать «внутренним противодействием». Подавляемое может быть восстановлено за счет активного осознания и нахождения адекватных культурных форм самореализации. Например, бессознательные аспекты познания поддаются восстановлению посредством обучения искусствам, танцу, другим невербальным умениям.

- Не­смотря на то, что внутреннюю природу подавляют или даже отрицают ее су­ществование, она продолжает существовать, пусть даже в искаженной форме. Ей необходимо присуща динамическая сила, жаждущая вырваться наружу, - «воля к здоровью», стремление к развитию, жажда самоактуализации. Во взрослом человеке эта сила (самость) отчасти проявляется посредством ее объективного или субъективного раскрытия и принятия того, что есть в человеке изначально. Отчасти она яв­ляется творением самой личности.

- Для личности жизнь представляет собой постоянную необходимость делать выбор, а выбор определяется, в первую очередь, тем, что представляет собой на данный момент эта личность (включая ее цели, отвагу или страх, чувство ответствен­ности, силу эго или силу воли и т. п.). Мы не мо­жем думать об индивиде как о «всецело предопределенном», поскольку эта формулировка означает детермина­цию исключительно внешними для личности силами. Личность, если это подлинная личность, сама есть своя основная детерминанта, свой собственный потенциал, проект и свое создание. Утрата личностью способности к самодетерминации, способности дорасти до собственного потенциала, развиваться в своем стиле и алгоритме, потеря самобытности и потребности в творчестве означает «упадок личности», противоположный самоактуализации.

- Исходя из того, что мы знаем о внутренней природе человека, можно сказать, что она изначально представ­ляет собой то, что мы, взрослые представите­ли нашей цивилизации, считаем добром. «Обнажающая» культурная практика (психотерапия, наука, религия, искусство) усиливает любовь, отвагу, твор­ческое начало, доброту, альтруизм и т. п., приводя нас к заключению, что эти качества — наиболее глубокие, естественные и изначально человеческие. То, что мы называем «плохим» пове­дением (агрессивное, враждебное, деструктивное), ослабляется или устраняется, благодаря раскры­тию внутренней природы личности, а то, что мы называем «хоро­шим» поведением, — усиливается. «Злое» в человеке реактивно, а не сущностно. Например, широко распространенные ненависть или рев­ность ко всему доброму, истинному, красивому, здорово­му или разумному («контрценности») могут быть реакцией на угрозу утраты самоуважения, поскольку лжец видит для себя угрозу в чест­ном человеке, невзрачная девушка — в красивой, а трус — в герое. Любой выдающийся индивид самим своим су­ществованием указывает нам на наши недостатки.

- Вследствие предательства индивидом своей внутренней природы или своей самости, уклонения от пути, ведущего к самоактуа­лизации; возникает внутреннее чувство вины, обоснованное недовольство самим собой. Оно истинное, заслуженное, справедливое, потому что оно порождено расхождением человека с чем-то глубоко истинным, что нахо­дится в нем самом. С этой точки зрения, человеку полез­но, даже необходимо, для саморазвития ощущать внутреннюю вину, когда он того заслуживает. Это внутренний «поводырь» личности, указывающий дорогу к ре­ализации самости и ее потенциала.



- Глубины нашей природы могут быть хорошими, красивыми, желанными. На это ясно указывают открытия, сделанные в результате исследова­ния предпосылок любви, творчества, игры, юмора, искусства и т. п. Их корни глубоко уходят в самость, в бессознательное. Чтобы отыскать их, суметь ими воспользоваться и получить от них на­слаждение, мы должны быть способны к «регрессивному движению» в свою сердцевину. Ни о каком психическом здоровье не может быть и речи, если эту сердцевину индивида не принимают та­кой, какая она есть, не любят и не уважают ни сам инди­вид, ни другие люди. Психическое здо­ровье взрослого человека выступает как встреча со своей самостью и выражается в эмоциональной зрелости, индивидуации, продуктивности, подлинности, полноценности и т.п. Здоровое развитие личности - это «развитие в направлении самоактуализации». Оно означает: (а) примирение с внутренней самостью как сердцевиной личности и ее самовыражение, то есть реализация скрытых способностей и потенциаль­ных возможностей, «идеальное функционирование», развитие индивидом всех своих индивидуальных и общевидовых характе­ристик; (б) минимизация заболеваний, неврозов, психозов, снижения индивидуальных и родовых способностей человека.

- Признаком самоактуализации является спонтанность, заключающаяся в свободном, неконтролируемом, открытом, незапланиро­ванном самовыражении, то есть в проявлении психичес­ких сил при минимальном участии сознания. Чистая спонтанность уже невозможна, поскольку мы живем в мире, который подчиняется своим, не психическим, зако­нам. Но она возможна в сновидениях, фантазиях, любви, воображении, сексе, на первых стадиях творчества, в ра­боте художника, в игре ума, в свободных ассоциациях и т. п. Чистый контроль не может существовать постоянно, потому что тогда psyche умрет. Образование должно быть направлено на культивирование как контроля, так и спон­танности и экспрессивности. В условиях нашей культуры и в данный исторический момент необходимо склонить чаши весов в сторону спонтанности, способности к экспрессии, непроизвольности, доверию, непредзаданности, творчеству и т.п.

- Дорога к здоровью и самоактуализации лежит через удовлетворение основных потребностей, а не через их подавление. Основные потребности заключаются в удовлетворении запросов тела и в стремлении (1) к безопасности, надежности, защите, (2) к сопричас­тности, то есть принадлежности к семье, общине, клану, кругу друзей, любимых, (3) к уважению, одобрению, достоинству, самоуважению и (4) к свободе, необходимой для полнейшего развития своих талантов, для реализации своей самости. За потребностями стоят определенные способности (физические, познавательные, эмоциональные, творческие) личности. Способности требуют, чтобы их ис­пользовали, и прекращают требовать только тогда, когда их используют достаточно хорошо. То есть способности являются также и потребностями. Использовать свои спо­собности не только интересно, но и необходимо для раз­вития. Простаивающая без дела способность и незадей­ствованный орган могут стать источником болезни или атрофироваться, обедняя личность. С мотивационной точки зрения психическая зрелость состоит в адекватном удовлетво­рении основных потребностей и уход вверх от потребности в ликвидации дефицита. Это состояние можно определить как метамотивированное. Его можно также определить как Бы­тие, самовыражение, превращение в «зрелую лич­ность». Например, свойством зрелой личности является «бытийное познание» или познание объекта таким, каков он есть, вне его способности удов­летворять наши влечения или разочаровывать нас, - бескорыстное или объективное познание.

- Самоактуализация основывается на согласованном бытии личности в двух мирах, двух типах реальности: естественном, действительном мире и мире психическом. Самоактуализирующихся личностей отличают обращение к миру, действующему по психическим законам, извлечение его потенциалов и их реализация в естественном мире. И хотя самоактуализация, в принципе, не представля­ет собой недоступной задачи, на практике она встречается довольно редко. К основным причинам этого относятся: убеждение, что глубинная природа человека несет в себе зло или опасность; утрата людьми сильных инстинктов, которые недвусмысленно говорили бы им, что, когда, где и как делать; внутреннее блокирование самоактуализации, страх перед ней, уклонение от нее; взгляд психопатологии на нее как вторжение в личность чуждых бессознательных сил, уводящих от действительного мира. Человек, который не боится внутреннего, психи­ческого мира, может получать от него такое наслаждение, что этот мир можно назвать Раем — в противоположность утомляющему, требующему больше усилий и ответствен­ности внешнему миру «реалий». Это верно, несмотря на то, что здоровый че­ловек может легко приспосабливаться и к реально­му миру, получать от него больше удовольствия.

- Развитие несет с собой не только достижения и удовольствия, но всегда было и будет связано со многими изначально предопределенными страданиями. Каждый шаг вперед — это шаг в неведомое, и возможно, опасное неведомое. Бывает, он требует расстаться с чем-то близким, хорошим, приносящим удовлетворение. Зачастую это означает расставание, разрыв, Даже нечто вроде смерти, предшествующей новому рождению, следствием чего являются ностальгия, страх, одиночество и печаль. Иногда это также означает отказ от более простой, более легкой и менее напряженной жиз­ни и начало более трудной жизни, связанной с большей ответственностью и большими испытаниями, проявлением отваги, воли, умения делать выбор, а также поиском защиты, поддержки и ободрения со стороны окружения.

- Развитие или его отсутствие являются результатом противоборства между силами, способствующими развитию, и силами, ему препятствующими. У развития есть свои преимущества и свои недостатки. И не - развитие имеет не только недостатки, но и преимущества. Идеальный способ здорового развития заключается, в принципе, в том, чтобы усилить все преимущества развития и все недостатки не - развития, ослабив все недостатки развития и преимущества не - развития. Гомеостатические тенденции, тенденции к сокращению потребностей и защитные механизмы есть обезболивающие меры, которые бывают совершенно необходимы, но при этом они оказываются сильнее тенденций к развитию

- Состояние бытия вне системы ценностей является психопатогенным. Человеческому существу, чтобы жить и постигать жизнь, необхо­димы высшие координаты бытия, философия жизни, религия, причем они нужны ему почти в той же мере, что и солнечный свет или любовь. Это называется «когнитивной потребностью в понимании». Дефициты и отклонения в развитии, источником которых является отсутствие ценнос­тей, определяются по-разному: утрата радостей жизни, моральное разложение, апатия, аморальность, безна­дежность, цинизм и т п. Необходима обоснованная, практически применимая система человеческих ценностей, в которые мы можем верить и служе­нию которым мы можем себя посвятить, потому что они истинны, а не по­тому, что нас заставляют в них верить. Мне кажется, что в настоящее время существует реальная, по крайней ме­ре, теоретическая, возможность появления такого эмпири­чески обоснованного мировоззрения.

- На уровне самоактуализации разрешаются многие дихотомии и противоречия личности. У самореализующихся людей наблюдается сильная тенденция к слиянию эгоиз­ма и бескорыстия в единство более высокого, превосхо­дящего обыденность порядка. Работа начинает быть иг­рой; призвание и профессия становятся одним и тем же. Когда долг превращается в удовольствие, а удовольст­вие — в выполнение долга, тогда эти два понятия переста­ют быть противоположностями. Высшая зрелость включа­ет в себя «детские» качества Граница между внешним и внутренним, сознанием и бессознательным, рациональным и иррациональным, между «я» и «все осталь­ные» в значительной мере преодолевается и стирается, и на высшем уров­не развития личности наблюдается их взаимопроникнове­ние. Сейчас дихотомизация в противовес интегрированности представляется нам характерной чертой низкого уровня развития личности.

- У интегрированных личностей воля, познание, эмоции и моторные функции менее отделены друг от друга и более синергичны, то есть сотрудничают, а не конфликтуют. Рациональные, взвешенные мысли могут привести к тем же самым выводам, что и мысли, порожденные слепыми желаниями. Такой человек хочет и получает удовольствие от того, что для него хорошо. Его спонтанные реакции так эффективны и точны, как если бы они были продуманы заранее. Его чувственные и моторные реакции в большой степени соответствуют друг другу. Он понимает проблемность и опасность тех вековых рационалистических систем, которые располагают способности в дихотомически - иерархическом порядке, во главе которого стоит абстрактное мышление. Преодолевая господство рационального познания, необходимо освободить место для довербальных, невыразимых, метафорических, первичных процессов, для конкретно-чувственного, интуитивного и эстетического познания, потому что у реальности есть аспекты, которые можно познать только таким образом.

- Способность здоровых людей погружаться в бессознательное и предсознание, ценить и использовать первичные процессы, вместо того, чтобы бояться их, мириться с их импульсами, вместо того, чтобы всегда контролировать их, умение добровольно и бесстрашно от­даться регрессу, оказывается одним из основных условий творчества. Эстетическое восприятие, эстетические «пиковые переживания», творческий поиск представляются центральными аспектами человеческой жизни. В моменты творчества и пиковых переживаний личность выходит за пределы объективного времени и пространства, за границы психического опыта жизни, достигая состояний трансцендирования.

- Самоактуализация не означает, что человек стано­вится выше всех человеческих проблем. Конфликт, беспо­койство, разочарование, печаль, обида, вина — все это можно обнаружить и у здоровых людей. В принципе, дви­жение к зрелости — это постепенный уход от невротичес­ких псевдопроблем к реальным, неизбежным, экзистенци­альным проблемам, изначально присущим природе людей, живущих в конкретном мире.



- Общество, цивилизация, культура могут, как способствовать развитию личности, так и мешать ему. Однако основные источники развития и человеческой полноценности находятся исключительно внутри самого индивида и не сотворены или изобретены обществом. Это так, несмот­ря на то, что цивилизация является обязательным факто­ром реализации человеческого потенциала, ибо с ней свя­заны, скажем, язык, абстрактное мышление, способность любить; но мы знаем также, что они существуют в качестве потенциальных возможностей в плазме человеческого заро­дыше, которая старше любой цивилизации.

- Самоактуализация предоставляет человеку большую возможность подняться над своей самостью, самоуверенностью и эгоизмом. Самореализующемуся человеку легче стать
Каталог: data -> 2009
2009 -> Программа дисциплины «Рефлексия личности»
2009 -> Психология индивидуальности
2009 -> Программа дисциплины «Основы психологического консультирования»
2009 -> Поддьяков А. Н. Кросс-культурные исследования интеллекта и творчества: проблемы тестовой диагностики // Культурно-историческая психология: современное состояние и перспективы. Материалы международной конференции
2009 -> Хачатурова М. Р. Проявление склонности личности к конфликтному поведению // «Психология сегодня: теория, образование и практика» / Под ред. А. Л. Журавлева, Е. А. Сергиенко, А. В. Карпова. М
2009 -> Программа научно-исследовательского семинара
2009 -> Психологические механизмы генезиса и коррекции страхов
2009 -> Литература по физиологии высшей нервной деятельности
2009 -> Программа по курсу «Обществознание»
2009 -> Сорвин К. В., Сусоколов А. А. Человек в обществе Система социологических понятий в кратком изложении Для учащихся старших классов и студентов младших курсов


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   19


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница