Н. В. Исследование гендерных и полоролевых особенностей личности девушек с разными типами психологической готовности к материнству / Н. В. Дармостук // Медична психологія. 2010.№1. С. 3 10. Исследование



Скачать 234.77 Kb.
Дата21.05.2016
Размер234.77 Kb.
ТипИсследование
Дармостук Н. В. Исследование гендерных и полоролевых особенностей личности девушек с разными типами психологической готовности к материнству / Н. В. Дармостук // Медична психологія. – 2010. –№1. – С. 3 – 10.

Исследование гендерных и полоролевых особенностей девушек с разными типами психологической готовности к материнству

Дармостук Н.В.



  1. Аннотация. В статье представлены результаты анализа гендерных и полоролевых особенностей женщин с различными типами психологической готовности к материнству: отказ от материнства, психологическая готовность к функциональному материнству, психологическая готовность к ретрофлексивному материнству, психологическая готовность к нуминозному материнству. Раскрыты структурные особенности взаимосвязи между личностной зрелостью, маскулинностью и фемининностью, защитными механизмами, силой Эго, гендерными ролями и психологической готовностью к материнству.

Ключевые слова: психологическая готовность к материнству, полоролевая сфера личности, симптомокомплекс маскулинности/фемининности.

Актуальность. В последние годы в психологии отмечается значительный рост интереса к гендерным исследованиям, которые достаточно часто выходят за рамки исключительно психологической науки и становятся составной частью других социально значимых сфер: права, образования, медицины, и др. Культурное и индивидуальное развитие личности, осмысление своего бытия, стали рассматриваться исключительно в гендерном контексте [1,2].

Полоролевые черты являются одной из базовых структур личности и потому играют важную роль в процессах адаптации и саморегуляции. В психологической литературе приведены доказательства, что дисбаланс полоролевой структуры личности является патогенетическим или предиспонирующим фактором формирования невротических расстройств и психосоматических расстройств, девиантного поведения, и т.п. [3,4,5,6,7,8].

Существенную роль в исследовании полоролевых особенностей личности занимают методы, которые чаще всего определяют количественные проявления маскулинных и фемининных качеств, их внутренние структурные сочетания не становятся диагностической мишенью и потому не попадают к сведению исследователей. Вместе с тем, некоторые работы [4,5,6,7], направленные на проведение системной оценки и диагностики полоролевой сферы личности и определения их психодиагностической возможности, утверждают значимость именно внутреннего сочетания в личности полоролевых черт, выраженных в определенной модели структурной организации: континуально-альтернативной, континуально-адъюнктивной и андрогинной [6].

Одним из важнейших аспектов личности женщины является материнская идентичность и материнство. В последнее время в психологии возрастает интерес к исследованиям материнской сферы, что обусловлено с одной стороны значимостью роли матери в формировании личности ребенка, а с другой стороны – важностью материнства как составляющей личности женщины, её гармоничной идентификации и самореализации. В современных исследованиях по данной тематике разрабатываются разные аспекты проблемы материнства – психологический компонент гестационной доминанты [9], стадии, и этапы формирования материнства в онтогенезе [10,11], особенности материнско-детских отношений и их динамика [11]. В психологических исследованиях наблюдается повышение частоты работ, которые рассматривает материнство как обеспечение качества раннего развития ребенка: теория привязанности [12], теория холдинга [13], как составляющую женской личности, актуализация которой является одним из показателей сформированной гендерной и полоролевой идентичности [14].

Психологическая готовность к материнству является достаточно сложным личностным образованием, несводимым к дихотомической модели «готовность-неготовность». Результатом исследований, проведенных в рамках диссертационной работы, а так же анализа существующих научных данных в области [10,11,12,13,14], было выделено четыре возможных типа готовности к материнству: 1) отсутствие готовности к материнству (отказ от материнства); 2) готовность к функциональному материнству; 3) готовность к ретрофлексивному материнству; 4) готовность к нуминозному материнству.

Целью настоящего исследования стало изучение особенностей гендерных и полоролевых структур девушек с разными типами психологической готовности к материнству. Задачами исследования явилось выявление гендерных и полоролевых особенностей женщин с различными типами психологической готовности к материнству, изучение уровней личностной зрелости и механизмов психологических защит каждого из приведенных в исследовании типов.

Методы исследования: АСL-шкала А.В. Heilbrun, 5-я шкала MMPI, шкала Dur-Moll, методика L. Szondi, дополнительные шкалы СМИЛ (зрелость, ответственность, зависимость; сила Эго; эмоциональная незрелость), шкала страха интимности Descutner C.J., Thelen М.Н, шкала альтруизма Фетискина Н.П.; .Семантический дифференциал; СМИЛ; методика определения зрелости психологических защит, опросник Келлермана-Плутчика. Математические методы: статистические критерии U – Манна-Уитни и Up – углового преобразования Фишера.

Ход исследования. В результате анализа индивидуальных психосемантических структур материнства исследуемые (140 девушек) были отнесены к одному из четырех выделенных нами вариантов ее организации, в результате чего были сформированы 4 исследовательские группы (данные приведены в таблице 1), 9,3% наблюдений (13 человек) не были отнесены ни к одному из выделенных типов и не учитывались в дальнейшем анализе.

Таблица 1.

Частота встречаемости типов готовности к материнству у девушек


Исследов.

группы


Тип психологической готовности

к материнству



Кол-во человек

%

Группа 1

Отказ от материнства

50

39,4

Группа 2

Психологическая готовность к функциональному материнству

33

26,0

Группа 3

Психологическая готовность к ретрофлексивному материнству

28

22,0

Группа 4

Психологическая готовность к нуминозному материнству

16

12,6

Как отмечается в литературе [9,10,11,12,13,14], одним з основних критериев психологической готовности женщины к материнству, можно назвать её личностную зрелость. В этой связи первичная задача дальнейшего исследования состояла в том, чтобы выявить уровень зрелости каждого из вышепредставленных типов готовности к материнству. Нами использован ряд методик, которые диагностируют семантически близкие поля к конструкту «личностная зрелость» - собственно зрелость, ответственность, эмоциональная зрелость, независимость, сила Эго (дополнительные шкалы СМИЛ), готовность устанавливать отношения психологической интимности (шкала страха интимности Descutner C.J., Thelen М.Н.), альтруизм (Фетискин Н.П. и соавт., 2002), зрелость психологических защит (опросник Келлермана-Плутчика).

Сравнительный анализ полученных данных (использовались статистические критерии U – Манна-Уитни и Up – углового преобразования Фишера) выявил следующие особенности личностной зрелости в каждой из четырех исследовательских групп:

1) отказ от материнства связан с низким уровнем зрелости и ответственности и высокой эмоциональной незрелостью, а также преобладанием примитивных защитных механизмов (отрицание реальности, вытеснение). Вместе с тем, данная группа характеризуется низким уровнем зависимости, что может быть рассмотрено как проявление контрзависимости в поведении, которая характерна для незрелой инфантильной позиции. Такой тип личностной зрелости может быть обозначен как «тотальная» незрелость; 2) психологическая готовность к функциональному материнству предполагает более высокий уровень ответственности и низкий – эмоциональной незрелости и собственно зрелости, средний уровень зависимости и силы Эго, преобладание защитных механизмов замещения и регрессии. Выявленные особенности описывают «частичный» (фрагментарный) характер зрелости; 3) психологическая готовность к ретрофлексивному материнству также характеризуется «частичной» (фрагментарной) зрелостью личности: относительно невысоким уровнем зрелости и средним уровнем ответственности. При этом, в данной группе отмечается высокий уровень зависимости и эмоциональной незрелости, среди защитных механизмов отмечается преобладание механизмов регрессии и реактивного образования; 4) психологическая готовность к нуминозному материнству базируется на высоком уровне зрелости, ответственности, сильном Эго, выявлено преобладание механизма рационализации. Личностная зрелость девушек данной группы носит целостный характер. Таким образом, среди выявленных нами типов психологической готовности к материнству только данный тип может быть квалифицирован как личностно зрелый.



Анализ и обсуждение результатов. Важным аспектом структурной организации личности являются полоролевые образования маскулинности/фемининности, которые, по мнению, А.С.Кочаряна, являются стержневыми, пронизывающими все сферы ее функционирования. С этой точки зрения, полоролевая детерминация материнства отражает его личностную укорененность.

В ходе исследования были выявлены особенности структурной и уровневой организации симптомокомплекса маскулинности/фемининности (М/Ф- симптомокомплекса) при разных типах готовности к материнству. Анализ не выявил значимых различий по частоте встречаемости разных типов гендерной идентичности (андрогинного, маскулинного, фемининного и недифференцированного) в четырех исследовательских группах (Up не превышает 1,64; p>0,05). Выявлено, что психологическая готовность к материнству 2-ой, 3-ей и 4-ой групп по сравнению с 1-ой группой («отказ от материнства») предполагает большую выраженность фемининных черт личности (U1-2=85,2; U1-3 =116,8; U1-4=91,4; p<0,05), однако при этом не обнаруживается специфика полоролевой организации личности девушек 2-ой, 3-ей и 4-ой групп. Поэтому более корректным является анализ не уровневых характеристик маскулинности /фемининности, а структурных, под которыми понимается характер взаимосвязи маскулинности и фемининности в рамках М/Ф-симптомокомплекса. Используя модифицированную АСL-шкалу А.В. Heilbrun, мы выявили, что в группах девушек с «отказом от материнства» (группа 1) и готовностью к функциональному материнству (группа 2) обнаруживается преобладание континуально-альтернативной модели (Up1-3=2,04; Up1-4=2,21 Up2-3=2,15; Up2-4=2,31; p<0,05), которая предполагает взаимоисключающие (реципрокные) отношения образований маскулинности и фемининности. А.С.Кочарян (1996) показал, что такая структура является, во-первых, инфантильной (в норме сохраняется до 15-16 лет, после чего сменяется андрогинной структурой) и, во-вторых, инвертированной (специфична для подростков мужского пола, позволяющая совершить «отрыв» от «всесильной матери»). Таким образом, для «отказа от материнства» характерна континуально-альтернативная полоролевая модель с преобладанием полюса маскулинности, а для готовности к фунциональному материнству – такая же модель с преобладанием полюса фемининности.

В группе 3 отсутствует преобладание какой-либо модели организации полоролевой сферы личности девушек, что позволяет предположить отсутствие полоролевой регуляции при готовности к ретрофлексивному материнству. Для 4-ой группы (готовность к нуминозному материнству) специфична андрогинная полоролевая модель (Up1-4=2,01; Up2-4=1,94; Up3-4=2; p<0,05), которая в норме формируется к концу пубертатного периода, и отражает зрелость полоролевой сферы.

Для углубленного изучения механизмов гендерной регуляции материнской сферы мы исследовали структурную организацию симптомокомплекса маскулинности/фемининности на трех, описанных А.С.Кочаряном, уровнях его функционирования: социогенном, поведенческом, биогенном. Нами была проведена факторизация пространства признаков, представленных в АСL-шкале А.В. Heilbrun, 5-й шкале MMPI, шкале Dur-Moll в методике L. Szondi, а также в дополнительных шкалах СМИЛ (зрелость, ответственность, зависимость; сила Эго; эмоциональная незрелость), шкале страха интимности, шкале альтруизма. Введение последних переменных позволило оценить уровень зрелости выявленных факторных структур организации симптомокомплекса маскулинности/фемининности, свойственных исследуемым четырех групп. Полученные данные представлены в таблицах 2-5.

Таблица 2

Факторная структура полоролевой сферы у девушек с «отказом от материнства»



Переменны

Фактор 1 (компенсаторная маскулинность)

Фактор 2

(конституциональная маскулинность)



Фактор 3 (рестриктивная фемининность)

М социогенного уровня

0,43

0,62




Ф социогенного уровня




-0,41

0,52

М поведенческого уровня

0,98




0,71

Ф поведенческого уровня

-0,98




-0,71

М биогенного уровня




0,43




Ф биогенного уровня




-0,43




зрелость




-0,80




ответственность










зависимость

-0,70

-0,54

0,58

сила Эго

0,71







эмоциональная незрелость

0,62




0,70

страх интимности

0,61




0,54

альтруизм







0,48

Вес фактора

33,6%

24,4%

13,7%

В полоролевой структуре «отказа от материнства» выявлено 3 фактора: 1) компенсаторная маскулинность, который имеет психотравматическую природу и определяет неготовность женщины полагаться на мужчин, недоверие, неготовность вступать в длительные устойчивые контакты (страх психологической интимности), желание «брать все на себя», маскулинная Я-концепция и высокая поведенческая маскулинность, независимость (контрзависимость); 2) конституциональная маскулинность, который определяет биогенную предрасположенность к выраженному маскулинному поведению и маскулинной идентичности, независимости, низкой зрелости, что в совокупности, по-видимому, определяет неготовность к близким отношениям и принятию роли матери. Фактор конституциональности отмечал З.Фрейд, указывая на неспособность девочки оторваться от матери или неспособность удержать свое либидо на отце; 3) рестриктивная фемининность, который является внутренне противоречивым – фемининная Я-концепция женщины денотирована зависимостью, эмоциональной незрелостью, страхом психологической интимности, альтруизмом, что затрудняет проявления фемининности на уровне поведения и способствует формированию поведенческой маскулинности.

Таблица 3

Факторная структура полоролевой сферы у девушек с психологической готовностью к функциональному материнству



Змінні

Фактор 1

долженствования



Фактор 2

Рестриктивная маскулинность



Фактор 3

Конституциональная фемининность



М социогенного уровня

-0,49







Ф социогенного уровня




0,62

0,64

М поведенческого уровня

-0,96

-0,92




Ф поведенческого уровня

0,96

0,92




М биогенного уровня







-0,98

Ф биогенного уровня







0,98

зрелость




-0,67

0,45

ответственность

0,59




0,51

зависимость

-0,45







сила Эго

0,57







эмоциональная незрелость

0,71

0,47




страх интимности










альтруизм







0,49

Вес фактора

38,2 %

25,4 %

10,6 %

Как видно из таблицы 4, в группе девушек с функциональной готовностью к материнству выявлено три фактора полоролевого личностного пространства: 1) долженствование (точнее, «уматерение», как вариант парентификации), который отражает воспитательную стратегию в семье, направленную на интроецирование семейно-материнских ценностей – женщина имеет право на существование лишь как мать, все остальное вторично; 2) рестриктивная маскулинность, который свидетельствует о наличии внутри личности запрета на маскулинность и ее проявления, в том числе и ролевые. Это, по-видимому, следует трактовать как наличие внутреннего конфликта и ограничения ролевого репертуара, особенно тех ролей, в которых высока маскулинная составляющая («работник», «бизнес-леди», «партнер» и т.п.); 3) конституциональная фемининность, который отображает биогенную детерминацию материнской роли («природное материнство»)

Таблица 4

Факторная структура полоролевой сферы у девушек с психологической готовностью к ретрофлексивному материнству



Змінні

Фактор 1

полоролевой адьюнкции



Фактор 2

зависимости



Фактор 3

конституциональной фемининности



М социогенного уровня

0,89







Ф социогенного уровня

0,67




0,62

М поведенческого уровня










Ф поведенческого уровня










М биогенного уровня







-0,91

Ф биогенного уровня







0,91

зрелость

0,61







ответственность

0,54







зависимость




0,81

0,68

сила Эго




-0,65




эмоциональная незрелость




0,54

0,79

страх интимности




0,72

0,44

альтруизм

0,44







Вес фактора

34,7 %

28,1 %

8,8 %

Как видно из таблицы 4, в группе девушек с ретрофлексивной готовностью к материнству факторная структура полоролевого пространства представлена 3 факторами: 1) фактор полоролевой адъюнкции отражает незрелую структуру полоролевой сферы. Образования маскулинности/фемининности в таком варианте потенцируют друг друга, и рост маскулинности, являясь стратегией овладения фемининной сферой личности (пассивно-женскими ролями, зависимостью, слабостью, беспомощностью и т.п.), определяет внутренне конфликтную (дискордантную) природу данного фактора; 2) фактор зависимости, который включает типично пассивно-женские проявления: зависимость, слабость Эго, эмоциональная незрелость, страх психологической интимности (отвергнутости, ненужности). Фактор не включает полоролевые признаки и, таким образом, указанные проявления не являются следствиями полоролевых девиаций; 3) фактор конституциональной фемининности, который свидетельствует о наличии биогенной детерминации фемининных черт личности, ее незрелости и зависимости.


Таблица 5

Факторная структура полоролевой сферы у девушек с психологической готовностью к нуминозному материнству


Змінні

Фактор 1

фемининность



Фактор 2

маскулинность



Фактор 3

полоролевая дискордантность



Фактор 4

биогенная фемининность



М социогенного уровня




0,61







Ф социогенного уровня

0,71




0,63

0,81

М поведенческого уровня




0,98

0,71




Ф поведенческого уровня




-0,98

-0,71




М биогенного уровня










-0,61

Ф биогенного уровня










0,61

зрелость

0,83

0,49







ответственность




0,52







зависимость




-0,57




0,59

сила Эго

0,65




0,58




эмоциональная незрелость

-0,74







0,47

страх интимности







0,52




альтруизм

0,51










Вес фактора

35,4%

27,8 %

12,1 %

9,3 %

Как следует из таблицы 5, в группе девушек с готовностью к нуминозному материнству структура полоролевого пространства включает 3 фактора: 1) фактор неконтаминированной фемининности - является конструктивным, включает все позитивные аспекты межличностного функционирования: зрелость, сила Эго, эмоциональная зрелость, альтруизм. Данная фемининность «свободна от конфликтов», не «загрязняется» опытом травматических переживаний; 2) фактор маскулинности является внутренне однородным и простраивается на двух уровнях – социогенном и поведенческом. Такая однородность создает внутреннюю непротиворечивую Я-концепцию и стиль поведения. Фактор включает позитивные аспекты маскулинности: зрелость, ответственность, независимость. Особо следует указать на то обстоятельство, что факторы маскулинности и фемининности являются ортогональными, а, стало быть, в структуре личности девушек указанной группы наблюдается зрелая андрогинная полоролевая модель; 3) фактор полоролевой дискордантности отражает конфликт фемининной Я-концепции и маскулинности поведенческого уровня, что свидетельствует о сложности построения женской идентичности в современной культуре – с одной стороны, женщина сохраняет традиционные скрипты экспрессивности (фемининности), а, с другой, - вынуждена наполняться инструментальностью; 4) фактор биогенной фемининности, который отражает биогенную (конституциональную) детерминацию традиционной женской роли и качеств зависимости и эмоциональной незрелости.



Выводы:

  1. Женщины с различными типами психологической готовности к материнству (отказ от материнства, психологическая готовность к функциональному материнству, психологическая готовность к ретрофлексивному материнству, психологическая готовность к нуминозному материнству), имеют существенные психологические уровневые и структурные различия в гендерной и полоролевой сферах, особенностях психологическх защит, зрелости и силе Эго.

  2. Полученные данные позволяют говорить о том, что личностная зрелость (целостность, ответственность, сильное Эго, зрелые формы психологической защиты) выступает предиспонирующим фактором в формировании психологической готовности к материнству, впротивовес незрелой инфантильной позиции.

  3. Факторная структура полоролевой сферы у девушек с «отказом от материнства», характеризуется компенсаторной и конституциональной маскулинностью, рестриктивной фемининностью, эмоциональной незрелостью, страхом психологической интимности, незрелыми механизмами психологической защиты, слабостью Эго.

  4. Факторная структура полоролевой сферы у девушек с психологической готовностью к функциональному материнству, характеризуется интроецированной ролью матери, рестриктивной маскулинностью, наличием внутреннего конфликта и ограничением ролевого репертуара, конституциональной, биогенной фемининностью.

  5. Факторная структура полоролевой сферы у девушек с психологической готовностью к ретрофлексивному материнству, характеризуется незрелостью полоролевой сферы, дискордантностью, зависимостью, типичными пассивно-женскими проявлениями зависимости, слабости Эго, эмоциональной незрелости, страхом психологической интимности, биогенной фемининностью.

  6. Факторная структура полоролевой сферы у девушек с психологической готовностью к нуминозному материнству включает неконтаминированную фемининность, зрелость, сильное Эго, эмоциональную зрелость, альтруизм. В структуре личности девушек указанной группы наблюдается зрелая андрогинная полоролевая модель, полоролевая дискордантность, биогенная фемининность.


Литература

  1. Жеребкина И. Субъективность и гендер: гендерная теория субъекта в современной философский антрпологии. Уч. пос. / Ирина Жеребкина. – СПб.: Алетейа, 2007. – 321 с. – (Серия «Гендерные исследования»)

  2. Чодороу Н. Воспроизводсто материнства: Психоанализ и социология гендера / Ненси Чодороу; Пер. с англ. – М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2006. – 496 с.

  3. Кочарян А.С., Абдурахманова И.В., Китайчук С.И. Особенности психосемантической структуры полоролевой идентичности и семейной социализации девочек с разным отношением к аборту /Кочарян А.С., Абдурахманова И.В., Китайчук С.И. // Актуальні проблеми практичної психології. Всеукраїнська науково-практична конференція. – Херсон 2007. – С. 109-111

  4. Кочарян А.С., Харченко С.Г. Психолого-педагогические аспекты реализации социокультурных дискурсов маскулинности/фемининности в педагогических моделях / Кочарян А.С., Харченко С.Г. // Наукові студії із соціальної та політичної психології. Збірник статей. – Київ, 2007. Випуск 16 (19). – С. 57-63.

  5. Кочарян А.С., Фролова Е.В. Особенности полоролевой структуры личности женщин с отношениями межличностной зависимости /Кочарян А.С., Фролова Е.В. // Наукові студії із соціальної та політичної психології. Збірник статей. – Київ, 2007. Випуск 16 (19). – С. 221-229

  6. Кочарян А.С. Личность и половая роль / Кочарян А.С. - Х: “Основа”, 1996.- 127 с. – Библиогр.: с. 117-123.

  7. Кочарян А.С. Личность и половая роль: симптомокомплекс маскулинности / фемининности в норме и патологии: автореф. дисс. на соиск. учен. степ. д. психол. н. : спец. 19.00.04 «Общая психология. История психологии» / Кочарян А.С. – Х.: 1996. – 44 с.

  8. Bem S. L. & Andersen S. M. Sex typing and androgyny in dyadic interaction: Individual differences in responsiveness to physical attractiveness. / Bem S.L., Andersen S. M. - Journal of Personality and Social Psychology, 41, 1981. 74 p.

  9. .Эйдемиллер, Э.Г. Психология и психотерапия семьи / Э.Г. Эйдемиллер, В.В. Юстицкис – СПб.: Изд. Питер, 1999. с. 114-125

  10. Филиппова, Г.Г. Психология материнства (сравнительно-психологический анализ) : автореф. дисс. на получение учен. степени. док. псих. Наук: спец. 19.00.01 «Общая психология. История психологии» / Г.Г.Филиппова– М., 2000.

  11. Филиппова, Г.Г. Материнство и основные аспекты его исследования в психологии / Г.Г. Филиппова // Вопросы психологии. – 2001. – № 2. – С.22 – 36.

  12. Боулби, Дж. Детям – любовь и заботу / Дж. Боулби // Лишенные родительского попечительства: хрестоматия. / Ред.-состав. В.С. Мухина. – М.: Просвещение, 1991. – 223 с. – С. 144 – 154.

  13. Мухамедрахимов, Р.Ж. Формы взаимодействия матери и младенца / Р.Ж. Мухамедрахимов // Вопросы психологии. – 1994. – № 6. – С.16 – 25.

  14. Абрамченко В.В., Коваленко Н.П. Перинатальная психология: Теория, методология, опыт. – Петрозаводск: ИнтелТек, 2004. – 350с.

  15. Heilbrun, Alfred B. Independence of masculine and feminine traits: Empirical exploration of a prevailing assumption / Heilbrun, Alfred B. - Sex Roles 1986 14(3-4)

  16. Фетискин Н. П., Козлов В. В., Мануйлов Г. М. Социально-психологическая диагностика развития личности и малых групп. - М., Изд-во Института Психотерапии. 2002. - 490 с. С.69

Каталог: bitstream -> 123456789
123456789 -> Та медичному дискурсах
123456789 -> Московский государственный
123456789 -> Проблемы взаимодействия человека и информационной среды
123456789 -> Некоторые аспекты проблемы идентичности в условиях современного коммуникативного пространства
123456789 -> Севастопольский национальный
123456789 -> Программа и материалы методического семинара преподавателей хгу «нуа» 30 января 2009 г. Харьков Издательство нуа 2009
123456789 -> Міністерство освіти І науки України І88К 0453-8048 вісник
123456789 -> Кожина Г. М. Психіатрія дитячого та підліткового віку/ Г. М. Кожина, В. Д. Мішиєв, Е. А. Михайлова, Чуприков А. П., Коростій В.І., Самардакова Г. О., Гайчук Л. М., Гуменюк Л. М. Підручник
123456789 -> Медицинская психология рабочая тетрадь для самостоятельной работы студентов медицинского факультета
123456789 -> Ноосфера і цивілізація


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница