Из Москвы в Сиэтл через Париж: в поисках новой иммиграционной политики для русских



страница13/15
Дата21.05.2016
Размер2.08 Mb.
ТипКнига
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   15

Из Москвы в Сиэтл через Париж: в поисках новой иммиграционной политики для русских

В рамках программы «Российская диаспора: интеграция» меня интересует популяция российских эмигрантов в Сиэтле, штат Вашингтон. Одна из задач исследования – найти основание для новой иммиграционной политики для россиян с учетом более эффективной социальной и психологической помощи для перемещенных семей.

Хорошо известная в мире концепция «Зона ближайшего развития ребенка» (Л. С. Выготский) указывает на решающую роль взрослого в опосредовании отношений ребенка с миром. Задача – найти такие формы опосредования, которые способствовали бы успешной аккультурации, то есть включению ребенка не только в мир взрослых, но и в мир людей, культурная принадлежность которых не совпадает с культурной принадлежностью его родителей.

При интерпретации данных приходится черпать концепты из психологии, социологии, гендерных исследований. Такой синтез объясняется не только тем, что объект исследования сложен и многогранен, но и тем, что социология в России как наука проходит этап своего становления после десятилетий марксизма ленинизма, и пока не созданы основания для описания и интерпретации феноменов постсоветских общества и ментальности.

Я надеюсь, нам удастся найти пути интеграции наших эмигрантов и поддержать наших соотечественников за рубежом. В отличие от ассимиляции или сепарации, интегрирующиеся иммигранты, то есть те, кто не отказывается от своего прошлого, а пытается использовать его позитивно в новой стране, по факту не только занимают высокие позиции, но и чувствуют себя в стране более полноценно, уверенно. Выбрав интеграцию в качестве стратегии, я, однако, понимаю, какая сложная задача стоит передо мной. Американская система воспитания и образования детей во многом объективно контрастирует с российской, и полного согласования здесь не достичь.

В качестве метода оценки ситуации развития наших детей в эмиграции будет использоваться метод историй жизни («life stories» в английской версии, «recits de vie» во французской). Этот метод позволяет собрать данные в аутентичной, органичной для эмигранта форме.

Одна из целей этого исследования – открыть новую перспективу для иммиграционной политики. Я представляю здесь в каком то смысле научную оппозицию современной политике в России, а именно тех, кто считает, что разработать новую политику можно только на основании проведения глубокого качественного анализа на местах, в российских диаспорах. Отсутствие реальной миграционной политики в современной России автоматически ставит всех мигрантов внутри страны вне закона. В результате в одной только Москве около миллиона нелегалов борются за свое существование.

Первая часть моего исследования проходила во Франции. Три экспедиции было предпринято в течение 1998–2000 годов при поддержке французского научного фонда «Дом наук о человеке». Я очень стремилась попасть в Париж именно потому, что история нашей эмиграции начинается с послереволюционной «благородной» волны. Четыре волны эмиграции во Францию (после Второй мировой войны, диссидентская, экономическая) довольно хорошо описаны именно на французском материале, который также служил важным источником данных и наблюдений.



Российская эмиграция во Францию и США

Мое исследование так или иначе позволит сравнить сложившиеся практики воспитания и образования детей из постсоветских семей в двух демократиях. Первым делом меня будет интересовать, как иммиграционная политика государства сказывается на успешности аккультурации иммигрантов. По нескольким пунктам российская иммиграция в США отличается от французской. Публичная жизнь «русских» во Франции концентрируется вокруг православных приходов. Наши эмигранты в США «видны» в Интернете. Это разные духовные векторы. С точки зрения моего объекта исследования, кажется, можно ввести еще одно существенное различие: французская иммиграционная политика более детоцентристская, нежели американская, которую я бы назвала взрослоцентристской. То есть, система адаптации и поддержки детей из постсоветских семей во Франции кажется мне более совершенной и отвечающей требованиям и ожиданиям родителей и детей из России, чем американская. Но преимущество американской иммиграционной политики состоит в том, что она дает гораздо больше шансов для реализации взрослых, то есть родителей. Стоит ли говорить, насколько это важно для сохранения единства семьи в эмиграции, а также адаптации детей.

Некоторые практики воспитания русских детей во Франции, как показывает опыт, противоречат образовательным стандартам и социальным требованиям в этой стране. Речь идет, конечно, и о пресловутой дисциплине, которая удивительным образом сочетается с предоставленностью детей самим себе на улице. И о непререкаемом авторитете родителей, от которого не остается и следа в подростковом возрасте. И об отсутствии практики обсуждения в наших семьях. Наиболее драматичным оказывается именно опыт замалчивания проблем родителями. Как результат день за днем между детьми и родителями воздвигается стена непонимания. Самые близкие для детей и подростков взрослые оказываются по ту сторону баррикады – со своими дутыми авторитетами и неизменными правилами жизни в стране, которая, как видят дети, предъявляет другие требования к своим гражданам.
Последняя российская эмиграция во Францию преимущественно женская. В значительной мере этому способствует и миф об успехе русских красавиц в Париже, столице моды и красоты, сложившийся еще в эпоху первой, благородной волны эмиграции после революции. Этот феномен описан в моей книге «Соблазн эмиграции, или Женщинам, отлетающим в Париж». Франция привлекает и эмансипированных, успешных женщин, нацеленных на деловой успех. Еще один поток российских эмигранток – матери, которые пытаются спасти своих сыновей от службы в армии, от участия в чеченской войне.

Российская эмиграция в США

Я начала свое исследование в США именно с женской эмиграции, которая стимулируется многочисленными брачными интернет агентствами. Согласно данным министерства юстиции США 75 000 россиянок выехали в США по визам невест за последнюю декаду. Почти 600 виртуальных брачных агентств в США, и не менее 200 в России обслуживают эту индустрию.

Причины, по которым происходит исход девушек и женщин из нашей страны, известны. Около 70 процентов безработных в нашей стране – женщины. Женщины также образуют большинство в бюджетном секторе экономики. Увеличилось количество преступлений, в том числе и преступлений против женщин. Но и ежедневная борьба за существование, основной груз которой выпал на плечи женщин, стимулирует желание женщин искать счастья в других странах. Для многих из них возможность получить университетскую степень в зарубежном университете «добиться свободного владения» английским языком также оказывается сильным мотивом к эмиграции.

Но решающим фактором женской эмиграции я бы назвала кризис семьи – последнее пристанище, которое могло бы дать молодой женщине защиту и поддержку в долговременной перспективе. Кризис семьи (кризис традиционной для России модели семьи ) обозначает, что она не отвечает уже запросам воспитания детей и не служит гарантом для реализации взрослых. Отношения в современной российской семье переоцениваются. Но пока домашнее насилие против женщин и детей происходит сплошь и рядом. 15 000 женщин в год избиваются своими мужьями до смерти. Около 25 процентов россиянок оказываются жертвами домашнего насилия. Почти каждый четвертый ребенок рождается вне брака. На сегодняшний день около 50 процентов браков заканчиваются разводами, при этом только 4 процента разведенных отцов принимают участие в воспитании своих детей. По некоторым оценкам количество молодых наркоманов достигло пяти миллионов. Три миллиона беспризорных детей живут на улицах.

И хотя женская эмиграция по прежнему оказывается скрытой и не признана как отдельный поток, она оказывается более влиятельной, чем это может показаться на первый взгляд, поскольку именно от позиции матери и тактик ее вживания в новое общество зависит успех социализации детей. Нужно иметь в виду российскую семейную норму материнского поведения брать всю ответственность за ребенка на себя даже тогда, когда это не всегда эффективно. Как это ни странно звучит, именно мать может снижать шансы ребенка на социализацию.


Каталог: book -> vospitanie
vospitanie -> Анна А. Корниенко Детская агрессия. Простые способы коррекции нежелательного поведения ребенка
book -> А. И. Герцена Л. М. Шипицына, Е. С. Иванов нарушения поведения учеников вспомогательной школы
vospitanie -> Решение сложных проблем
vospitanie -> Александр Анатольевич Беженцев Система профилактики правонарушений несовершеннолетних
vospitanie -> Татьяна Ивановна Афанасьева Константин Е. Сумнительный Леонид Гребенников Юлия Борисовна Дробышевская
vospitanie -> Все лучшие методики воспитания детей в одной книге: русская, японская, французская, еврейская, Монтессори и другие
vospitanie -> Юлия Василькина Что делать, если ребенку трудно общаться со сверстниками
vospitanie -> Алла И. Баркан Ультрасовременный ребенок
vospitanie -> Лариса Суркова Ребенок от 3 до 7 лет: интенсивное воспитание


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   15


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница