Особенности ценностно-смысловой сферы личности в возрастных кризисах взрослости



Дата15.05.2016
Размер79 Kb.
УДК 159.92

ОСОБЕННОСТИ ЦЕННОСТНО-СМЫСЛОВОЙ СФЕРЫ ЛИЧНОСТИ В ВОЗРАСТНЫХ КРИЗИСАХ ВЗРОСЛОСТИ
Сиврикова Н.В.
Аннотация:

В статье представлены результаты исследования особенностей ценностных ориентаций в нормативных кризисах 20 и 30 лет. Целью работы являлось изучение особенностей ценностно-смысловой сферы взрослых людей, переживающих возрастной кризис. Для достижения поставленной цели использовались следующие методики: опросник симптомов нормативного кризиса, тест смысложизненных ориентаций, опросник терминальных ценностей.

В ходе исследования удалось установить, что в нормативных кризисах у взрослых людей наблюдается противоречие между ценностно-смысловыми ориентациями личности и возрастными задачами, а также снижение уровня актуальных смысловых состояний. Разные кризисы связаны с реализаций человека в разных сферах: переживание кризиса 20 лет связано с тенденцией к меньшей значимости ценностей в сфере профессиональной жизни, а переживание кризиса 30 лет связано с возрастанием значимости семейной и общественной жизни. Для разрешения кризиса необходимо формирование временной трансспективы, основной чертой которой в возрасте 20 лет является стремление проживать жизнь здесь и сейчас (ориентация на настоящее), а в возрасте 30 лет становится стремление достигать результатов (ориентация на прошлое). Результаты исследования позволяют определить общие и специфические для кризисов 20 и 30 лет аспекты психологического сопровождения личности, переживающей нормативный кризис.
Ключевые слова: нормативные кризисы развития, ценности, смысложизненные ориентации, временная трансспектива, кризис перехода к взрослости, кризис 30 лет.
FEATURES OF THE SENSE VITAL SPHERE OF THE PERSONALITY IN AGE CRISES OF THE ADULTHOOD
Sivrikova N. V.
In the article the author presents the researches results of features of values system in standard crises at the ages of 20 and 30. The goal of work is study of features of sense vital sphere of adults experiencing an age crisis. To achieve this propose were used the following methods: questionnaire of symptoms of standard crisis, sense vital orientation test, questionnaire of terminal values. 

In the course of study it was found that there is the contradiction between the sense vital orientation of person and age related aims and also the reduction of actual semantic states levels at the standard crisis of adults. Different crisis is associated with person’s implementation in different spheres: experience of the crisis related to the age of 20 connects to reduce the significance of professional life values and the experience of the crisis related to the age of 30 connects to increase the significance of domesticity and public life. To resolve the crisis it is necessary to form the temporary transspective the main feature of which is the desire to live Here and Now at age of 20 (focusing on the Present). At age of 30 the main feature is the desire to achieve results (focusing on the Past). The results of the study allows to determine the general and specific to crisis of the age of 20 and 30 aspects of psychological support of personality experiencing the standard crisis.


Keywords: standard development crisis, values , meaning-of-life orientations, temporary transspective, crisis of transition to adulthood, the age 30 crisis.
Введение.

Увеличение значимости в нашей стране вопросов качества жизни и его повышения приводят к осознанию важности и нужности психологической и психотерапевтической помощи взрослым людям. При этом особенно актуальными являются вопросы переживания кризисов личности и механизмов их преодоления.

В литературе по психотерапии описан эффект «сужения сознания» в личностных кризисах различного происхождения. Этот эффект описывается через наличие очень острых и центрированных на неразрешаемой проблеме переживаний. В подобных случаях все внимание человека сосредоточено только на себе, на источнике внутреннего конфликта, снижено или вовсе отсутствует понимание смысла происходящего, теряется ощущение управления жизнью и цели жизни. Поэтому изучение особенностей осмысленности жизни в нормативном кризисе становится задачей многих исследований посвященных анализу развития зрелой личности [1, 3, 5, 7, 8, 9].

Существуют разные подходы к пониманию роли ценностно-смысловой сферы в проживании нормативных кризисов. Ценностно-смысловые ориентации личности в одних исследования рассматривается как ценностно-смысловой компонент жизненной перспективы [7] и показатель особенностей переживания кризиса [5], в других как объективный показатель кризисных переживаний [4], в третьих как содержание субъективного уровня социальной ситуации развития [9]. Не смотря на различие в понимании места ценностно-смысловых ориентациий личности в переживании возрастных кризисов, большинство авторов согласны с тем, что их динамика определяет успешность выхода из кризиса. Несмотря на большой интерес к проблеме содержания и динамики кризисов зрелой личности, отмечается недостаточное количество эмпирических исследований в рассматриваемой области, что подчеркивает актуальность изучения особенностей ценностно-смысловой сферы личности в эти периоды жизни, с целью поиска наиболее перспективных направлений ее гармонизации и в последующем успешного выхода из кризиса. В связи с этим нами было проведено исследование психологических характеристик личности в период возрастного кризиса.



Цель работы: изучение особенностей ценностно-смысловой сферы взрослых людей, переживающих возрастной кризис.

Материалы и методы исследования.

В исследовании приняли участие 376 человек (168 мужчин и 211 женщин). Из них 237 человек в возрасте от 17 до 24 лет и 160 человек в возрасте от 26 до 38 лет. Участниками исследования стали представители разных профессий (в основном помогающего характера: психологи, социальные работники, юристы, педагоги и т.д.) и студенты.

Для определения участников исследования, переживающих кризис, использовался опросник симптомов нормативного кризиса [9, С. 259]. Ценностно-смысловые ориентации участников исследования определялись с помощью теста смысложизненных ориентаций (СЖО) и опросника терминальных ценностей (ОТЕЦ).

С помощью первой методики были выявлены люди, находящиеся в состоянии острого кризиса, и люди, не переживающие нормативный кризис на момент исследования. В исследуемой выборке оказалось 91 человек, переживающий кризис 20 лет, и 27 человек, переживающих кризис 30 лет. Среди людей в возрасте около 20 лет 84 человека не проявляли симптомов переживания нормативного кризиса, а среди людей в возрасте около 30 лет таких оказалось 80 человек. Эти люди составили сравниваемые в исследовании группы (экспериментальную и контрольную). Результаты диагностики людей, набравших средний балл по опроснику симптомов нормативного кризиса, были исключены из дальнейшего анализа.

Математическая обработка данных проводилась с помощью U-критерия Манна-Уитни. Расчеты проводились в программе SPSS.

Результаты исследования и их обсуждение

Исследование терминальных ценностей участников исследования показало, что независимо от возраста и наличия кризиса участников исследования отличает доминирование в иерархии ценностных ориентаций таких ценностей как высокое материальное положение, достижения, духовное удовлетворение и развитие себя. Результаты исследования позволяют согласиться с Е.В. Мороденко [6], которая считает, что для молодежи характерна специфическая структура ценностей, связанная с присущим им стремлением к обретению уверенности в себе (за счет достижения материальной и профессиональной независимости) и постоянным самосовершенствованием. Доминирование в иерархии ценностей подобных стремлений может рассматриваться как фактор успешной социальной адаптации, которая имеет большое значение для людей, ведущих самостоятельную, «взрослую» жизнь.

Значимые различия между людьми, находящимися в кризисе перехода от юности к взрослости (кризис 20 лет), и их сверстниками, не переживающими кризис, наблюдаются в уровне ценности креативности (Uэмп=2836; р=0,003), активных социальных контактов (Uэмп=2622; р=0,0001), развития себя (Uэмп=3021; р=0,017) и духовного удовлетворения (Uэмп=2968,5; р=0,011). При этом все указанные ценности более значимы для тех молодых людей, которые в данный момент находятся вне кризиса. Можно заключить, что в кризисе перехода от юности к зрелости снижены тенденции к реализации творческих возможностей, к установлению благоприятных взаимоотношений с другими людьми, к самосовершенствованию и получению морального удовлетворения во всех сферах своей жизни.

С одной стороны полученные результаты можно объяснить кризисным состоянием. Как известно в кризисные периоды обостряются межличностные отношения (наблюдаются многочисленные конфликты) и наступает эффект «сужения сознания», что отражается в отношении к сфере социальных контактов. С другой стороны снижение ценности активных социальных контактов в период кризиса 20 лет, может быть связано с выделяемым Е.Л. Солдатовой противоречием между мотивацией самоактуализации в соответствии с нормативными критериями социальных экспектаций и стремлением сохранения личностной целостности и самотождественности в нормативном кризисе [9]. Другая тенденция – пониженная ценность саморазвития, креативности и духовного удовлетворения в кризисе может объясняться также стремлением к сохранению целостности, которое препятствует преодолению кризиса.

Сравнение выраженности ценностей в различных жизненных сферах у людей, переживающих кризис 20 лет, и их сверстников, не переживающих кризис, показало, что в кризисе ценности профессиональной сферы менее значимы (Uэмп=2923; р=0,007). Важно отметить, что профессиональная деятельность тесно связана с задачами следующего этапа развития – ранняя зрелость (молодость). Очевидно, что переход к взрослости требует включения в структуру ценностей личности ценности профессиональной жизни.

При анализе специфики ценностных ориентаций в кризисе 30 лет удалось обнаружить значимые различия ценности развития себя (Uэмп=592; р=0,001) и высокого материального положения (Uэмп=692; р=0,012) у людей, переживающих и не переживающих кризис. При этом обе указанные ценности более значимы для тех людей, которые находятся в кризисе. Следовательно, в кризисе 30 лет более выражено стремление к достижению высокого материального положения и к самосовершенствованию. Люди, переживающие кризис 30 лет, склонны считать, что потенциальные возможности человека почти неограниченны, и что в первую очередь в жизни необходимо добиваться наиболее полной их реализации. Подобные убеждения в большей степени соответствуют юношескому максимализму и вступают в противоречие с задачей этапа средней зрелости (продуктивностью), а, следовательно, препятствуют положительному разрешению кризиса 30 лет.

В ходе исследования обнаружены значимые различия в представленности ценностей в сфере семейной (Uэмп=632; р=0,003) и общественной жизни (Uэмп=602; р=0,001) у людей, переживающих и не переживающих кризис 30 лет. При этом в кризисе 30 лет обе эти сферы оказались более значимыми. Полученные данные подтверждают идеи отечественных и зарубежных авторов, указывающих на то, что в кризисе 30 лет происходит переоценка собственных планов и достижений в рамках двух основных направлений самореализации: семьи и профессии. Именно достижения в этих двух областях, по мнению авторов, определяют характер протекания кризиса 30 лет. Поэтому, возможно, люди, которые особо ценят сферы семейной и общественной жизни, наиболее остро переживают кризис 30 лет. С другой стороны, сам характер кризиса – оценка собственных достижений в семейной и профессиональной жизни ­ может приводить к тому, что эти сферы становятся особо значимыми для личности.

Результаты диагностики с помощью теста СЖО показали, что у участников исследования в кризисе перехода от юности к взрослости и в кризисе 30 лет ярче всех изучаемых смысложизненных ориентаций выражена вера в способность контролировать события своей жизни. В целом для людей, переживающих нормативный кризис, характерна тенденция к низкому уровню выраженности смысложизненных ориентаций, что согласуется с данными Е.Л. Солдатовой [9] и Ю.Н. Дмитриевой [4].

Полученные результаты указывают на то, что в кризисах 20 и 30 лет наблюдается тенденция к недооцениванию смысла, как будущего, так и прошлого и настоящего. При этом будущее ценится все же несколько выше других времен. Возможно, ориентировка смыслового локуса на цели выполняет в нормативном кризисе функцию защиты от реальных проблем, часто посредством ухода в иллюзорно-компенсаторную реальность. Подобные предположения подтверждаются результатами других наших исследований, которые показали, что в нормативных кризисах 20-ти и 30-ти лет будущее, являясь наиболее ценимой категорией, теряет свой мотивационный потенциал [2].

Характеризуя людей, находящихся вне кризиса, можно отметить, что временная трансспектива у них более сформирована, чем у людей, переживающих нормативный кризис. Можно сделать вывод, что эти люди достаточно благополучно пережили свой нормативный кризис.

Описывая основные возрастные тенденции, обнаруженные в ходе исследования, можно отметить, что в 20 лет люди, не переживающие кризис, больше всего ценят настоящее, несколько меньше ценят прошлое, а будущее ценится ими меньше всего. Можно сказать, что система личностных смыслов в этом возрасте направлена на то, чтобы жить.

В 30 лет люди, не переживающие кризис, больше всего ценят прошлое, несколько меньше будущее и настоящее. Можно сказать, что эти люди считают свою жизнь результативной.

Значимые различия по общему баллу методики СЖО, свидетельствуют о том, что в нормативных кризисах уровень актуальных смысловых состояний ниже, чем вне кризисов (Uэмп 20 лет=2624; р=0,0003; Uэмп 30 лет=648; р=0,004). У людей, переживающих нормативные кризисы 20 и 30 лет, субъективная значимость процесса (Uэмп 20 лет=2210; р=0,00001; Uэмп 30 лет=504; р=0,00003) и результата (Uэмп 20 лет=2797; р=0,002; Uэмп 30 лет=378; р=0,0000002) ниже, чем у их сверстников, не переживающих кризис. Это может быть интерпретировано, как неудовлетворенность своим настоящим и прошлым. В кризисе 30 лет также отмечается и более низкая (по сравнению с людьми не переживающими кризис) оценка своего будущего (Uэмп 30 лет=800; р=0,04).

Меньше, чем у людей, находящихся вне кризиса у переживающих нормативный кризис людей выражен и локус контроля – Жизнь (Uэмп 20 лет=2977; р=0,01; Uэмп 30 лет=684; р=0,004), что указывает на неуверенность в способности контролировать свою жизнь. Подобный эффект ранее был обнаружен Е.А. Ипполитовой при изучении симптомов возрастного кризиса 30-ти лет у одиноких женщин [5]. С нашей точки зрения, его можно объяснить особенностями протекания кризиса. В кризисные периоды жизни происходит разрушение сложившейся системы отношений между личностью и ее окружением (социальная ситуация развития), что требует внутренних изменений. В такой период кажется, что жизнь становится неуправляемой, мало зависит от воли самого человека. Возможно, именно поэтому меняется временная перспектива личности: прошлое обесценивается, настоящее не понимается.

Полученные результаты подтверждают представления о том, что в нормативных кризисах развития взрослого человека происходит внутренняя работа, направленная на осознание человеком своего места в жизни, которая сопровождается сложными переживаниями. В эти переломные моменты развития личности актуализируется процесс поиска внутренних ориентиров. Однако следует учитывать, что локализация личностных смыслов в кризисные периоды носит временный характер, и в ходе кризиса будет приобретать черты, способствующие переходу на следующий этап развития. Т.е., согласно полученным данным, уровень выраженности смысложизненных ориентаций людей будет возрастать, свидетельствуя о преодолении нормативного кризиса.

Заключение

Таким образом, анализ ценностно-смысловых ориентаций в нормативных кризисах 20 и 30 лет позволил сделать следующие выводы:



  1. В кризисные периоды развития взрослых людей в структуре ценностей отражается противоречие между ценностно-смысловыми ориентациями личности и возрастными задачами. Так, в кризисе 20 снижаются тенденции к реализации творческих возможностей, к установлению благоприятных взаимоотношений с другими людьми, к самосовершенствованию и получению морального удовлетворения, что входит в противоречие с задачами профессионального самоопределения и установления интимно-личностных отношений. В кризисе 30 лет в растет убеждение в том, что потенциальные возможности человека почти неограниченны, и что в первую очередь в жизни необходимо добиваться наиболее полной их реализации, что противоречит необходимости построения реалистичных планов на будущее.

  2. Разные кризисы связаны с реализаций человека в разных сферах: переживание кризиса 20 лет связано с тенденцией к снижению значимости ценностей в сфере профессиональной жизни, а переживание кризиса 30 лет связано с возрастанием значимости семейной и общественной жизни.

  3. В нормативных кризисах у взрослых людей актуализируется процесс поиска внутренних ориентиров, что приводи к временному снижению уровня актуальных смысловых состояний.

  4. В кризисные периоды планы людей не имеют реальной опоры в настоящем, прошлом или будущем и не подкрепляются личной ответственностью за их реализацию.

  5. Для разрешения кризиса необходимо формирование временной трансспективы, основной чертой которой в возрасте 20 лет является стремление проживать жизнь здесь и сейчас (ориентация на настоящее), а в возрасте 30 лет становится стремление достигать результатов (ориентация на прошлое).

Полученные данные представляют теоретический и практический интерес в рамках организации психологического сопровождения взрослых людей, переживающих нормативные кризисы. Они позволяют определить общие (необходимые при помощи взрослым людям, переживающим любой возрастной кризис) и специфические (отличающие работу с кризисом 20 лет от работы с кризисом 30 лет) аспекты подобной работы.
Список литературы

  1. Бобро Н.В. Исследование особенностей ценностных ориентаций людей, переживающих кризис 30 лет // Сборник рефератов научно-исследовательских работ аспирантов. Челябинск, 2004. 179с.

  2. Бобро Н.В. Отношение к своему прошлому, настоящему и будущему в кризисах взрослости // Психолого-педагогические проблемы работы с детьми и подростками в условиях детского оздоровительного учреждения санитарно-курортного типа [Под ред. Н.А. Соколовой, Л.А. Челпановой]. Челябинск: ИИУМЦ «Образование», 2008. С. 8-13.

  3. Брехт (Ипполитова) Е.А. Исследование временной перспективы взрослых людей, переживающих кризис // Вестник алтайской науки. Серия: Психология. 2004. № 3 (2). - С. 30-32.

  4. Дмитриева Ю.Н. Особенности стратегий поведения педагогов при переживании возрастного кризиса // Вектор науки Тольяттинского государственного университета. Серия: Педагогика, психология. 2010. № 1. С. 39-42.

  5. Ипполитова Е.А. Представления о жизненных перспективах одиноких женщин в период кризиса 30 лет // Известия Алтайского государственного университета. 2009. № 2. С. 65-68.

  6. Мороденко Е.В. Сравнительный анализ особенности социальной адаптации современной молодежи в кризисные периоды перехода « школа – вуз – трудоустройство» // Ученые записки. 2011. № 3(73). 143-148

  7. Ральникова И.А., Ипполитова Е.А. Деформация субъективной картины жизненного пути как фактор возрастного кризиса // Известия Алтайского государственного университета. 2007. № 2. С. 18-22.

  8. Сиврикова Н.В. Особенности временной трансспективы в кризисе 30 лет // Организация работы с молодежью. 2012. № 9; URL: www.es.rae.ru/ovv/204-902 (дата обращения: 15.09.2012).

  9. Солдатова Е.Л. Структура и динамика нормативного кризиса перехода к взрослости: монография. Челябинск: ЮУрГУ, 2007. 267с.


References

1. Bobro N.V. Sbornik referatov nauchno-issledovatelskih rabot aspirantov [The edited value of summaries of research works of PhD students]. Chelyabinsk, 2004. 179 p.

2. Bobro N.V. Psihologo-pedagogicheskie problemy raboty s detmi i podrostkami v uslovijah detskogo ozdorovitelnogo uchrezhdenija sanitarno-kurortnogo tipa [Psychology and Pedagogical problems by work with children and teenagers in the conditions of childrens’ recreation institution of sanatorium-resort type. Edited by N.A. Sokolova, L.A. Chelpanova]. Chelyabinsk: IIUMZ «Obrazovanie», 2008. pp. 8-13.

3. Breht (Ippolitova) E.A. Vestnik altajskoj nauki [Series: Psychology], no.3(2) (2004): 30-32. 

4. Dmitrieva Ju.N. Vektor nauki Toljattinskogo gosudarstvennogo universiteta [Series: Education, Psychology], no.1 (2010): 39-42.

5. Ippolitova E.A. Izvestija Altajskogo gosudarstvennogo universiteta, no.2 (2009): 65-68.

6. Morodenko E.V. Uchenye zapiski, no.3(73) (2011): 143-148.

7. Ralnikova I.A., Ippolitova E.A. Izvestija Altajskogo gosudarstvennogo universiteta, no.2 (2007): 18-22.



8. Sivrikova N.V. Organizacija raboty s molodezhju, no.9 (2012). http://www.es.rae.ru/ovv/204-902 (accessed September 15, 2012).

9. Soldatova E.L. Struktura i dinamika normativnogo krizisa perehoda k vzroslosti: monografija [Structure and Dynamic of transition to adulthood standard crisis: monograph]. Chelyabinsk: JuUrGU, 2007. 267 p.
Каталог: sites -> default -> files -> users -> user4524
files -> А. Зайцев Научный редактор А. Реан Редакторы М. Шахтарина, И. Лунина, В. Попов Художник обложки В. Шимкевич Корректоры Л. Комарова, Г. Якушева Оригинал-макет
user4524 -> -
users -> Методическое пособие «Программа изучения детского коллектива. Диагностические методики»
users -> Самостоятельная работа 12 Проблемное обучение 13 Занимательный материал 15 Геометрический материал 16
users -> Публикация книги
user4524 -> Опросник симптомов нормативного кризиса
users -> Практикум «Педагогические условия создания благоприятного психологического климата в детском коллективе»
users -> Интернет-зависимость современных подростков
users -> Школа открыта миру. Вместе против насилия


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница